Читать онлайн Роза восторга, автора - Брэндвайн Ребекка, Раздел - ГЛАВА 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роза восторга - Брэндвайн Ребекка бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роза восторга - Брэндвайн Ребекка - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роза восторга - Брэндвайн Ребекка - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэндвайн Ребекка

Роза восторга

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 16

Где-то вдалеке встречались безграничные, обдуваемые всеми ветрами пустоши с еще более безграничным небом. Яркие, багряные, золотые дали земли и бледная, размытая голубизна небесного свода сливались друг с другом, как акварель во время дождя, в единое целое, и горизонт не имел ни начала, ни конца.
«Наверное, вот так выглядит конец мира, – подумала Изабелла, оглядываясь вокруг, – небеса, встретившиеся с землей, и где-то в море будут падать звезды. Возможно, если я проеду дальше, то увижу, где это начинается. Может быть, даже сейчас где-то вдали за размытым горизонтом мир начинает умирать. Он умирает так же, как умирает моя душа».
Она медленно глубоко вздохнула, как будто боялась, что от резкого вдоха тупая боль в ее сердце станет невыносимой.
Лионел уехал, и у нее не было возможности объяснить ему, что же в действительности произошло в тот день у колодца. Воррик позаботился об этом, постоянно наблюдая за ней из-под полуопущенных ресниц, и он ждал, ждал, нервируя ее жестокостью своего желания, которое разгоралось в нем. Девушка задрожала, вспомнив, как он целовал ее в тот день возле колодца, она таяла в объятьях Воррика, сдавшись его требовательным губам. О, Боже, он мог взять ее там, и она охотно отдалась бы ему без всякого смущения, хотя Изабелла презирала графа за то, что настроил против нее Лионела, ранее ее возлюбленного, до глубины души. Только появление Гила помешало графу сделать свое дело. О, Боже, что с ней случилось?
Изабелла исподтишка взглянула на Воррика, который ехал возле нее. Что же он с ней сделал, если она его так хотела, хотя и ненавидела? Изабелла украдкой изучала его, Как бы пытаясь найти ответ, но так и не смогла. Лорд Хокхарст был красив, но Изабелла знала гораздо более красивых мужчин, таких как Лионел. Тогда что же это было? Изабелла представила горячий взгляд его янтарных глаз, который с жадностью устремлялся на нее, снимая с нее одежду и грубо, страстно обладал ею, и девушка вся дрожала от одной только мысли, как на самом деле Воррик будет заниматься с ней любовью. Да, скорее всего, именно так, как она представляла это, и Изабелла сгорала от желания. Он соблазнял ее своими проницательными глазами, которые, казалось, говорили: «иди ко мне и я заставлю почувствовать тебя то, что ты никогда раньше не чувствовала. Ты моя… моя!»
Боже мой, какое высокомерие! Что, черт побери, он о себе возомнил? Его титул не выше, и богатство не больше, чем у Лионела. Что же тогда влекло Изабеллу к Воррику, несмотря на ее любовь к наследнику Сайт-Сейвора? Конечно, в нем нравились не только глаза, как бы неотразимы они ни были. Но… неужели… неужели глаза Лионела больше не задевали ее сердце? При этой мысли Изабелла пришла в отчаяние. Неужели она была такой глупой, что поддалась чарам этого страстного взгляда? Нет, это было нечто большее. Лионел был ее обожаемым божеством, солнцем и небом, а Воррик… Воррик был мрачным дьяволом, тенью и всем на свете. Да, все было именно так.
У каждого человека есть слабые стороны, и Изабелла подумала о том, что когда-нибудь Воррик каким-то образом увидит и ее недостатки, и поймет свои собственные. «Нет, я не стану его «Персефоной
type="note" l:href="#n_7">[7]
» – подумала она, всем своим существом противясь этой мысли. – Я найду способ вернуть Лионела и освобожусь от чар Воррика. Ах, если бы я только могла поговорить с Гилом!»
Но ее брат вернулся в Горберленд, чтобы вместе с Глостером принимать участие в сражении против варваров-шотландцев, которые осмелились напасть на англичан. Поговорить было не с кем, кроме Кэрливела, а Изабелла не могла заставить себя рассказать ему о своих проблемах. Как бы ни был добр этот человек, он все-таки брат Воррика.
Итак, она молча ехала в Рашден и ничего не говорила о своей душевной боли.
Граф ехал рядом с ней и напряженно изучал девушку, догадываясь о причине ее страданий и испытывал чувство вины за ту боль, которую ей причинил. Потом Воррик вспомнил Бренгвен и приказал себе оставаться неколебимым и жестоким. Ему не нужна невеста, которая способна предать его. Он не позволит снова сделать из себя дурака. Ему было жаль Изабеллу, потому что теперь он знал, как жестоко обращался с девушкой лорд Оадби, и как много они с братом страдали в детстве. Так же, как страдал сам Воррик, когда был молодым. Но все это не могло остановить безудержное стремление графа сделать Изабеллу своей собственностью и даже делало его более настойчивым. Девушка, как трава в поле, росла сама по себе! Она проводила время в конюшнях Рашдена под опекой слуг Эдрика и Беовульфа, которые из жалости выполняли все ее желания. Вот почему ее поведение с мужчинами было слишком свободным и независимым, и Воррику это не нравилось. В Рашдене это не имело особого значения, так как рыцари ее брата знали свое место и никогда не мечтали о том, чтобы воспользоваться чарами Изабеллы. Но при дворе…
Граф сжал губы. Девушка заинтересует любого придворного, во дворце. И распутники, типа лорда Томаса Грея, маркиза Дорсета – сына королевы, без колебаний сделают Изабеллу своей, а потом будут хвастаться своими победами и смеяться за спиной Воррика. Граф считал, что только страх потерять девственность до первой брачной ночи был единственной причиной, удержавшей Изабеллу от того, чтобы не поддаться соблазну. После того, как граф женится на ней, девственность не будет уже доказательством ее преданности ему… Вот тогда-то она и предаст его. Девушка будет искать способы отомстить ему за все реальные и вымышленные обиды. Тогда-то она отдастся любому мужчине только для того, чтобы разозлить его, как сделала Бренгвен.
«Может быть, уже сейчас Изабелла вынашивала план мести, – подумал Воррик, глядя на ее застывшую фигуру, сидящую верхом на Тенгрилоне. – Но у нее ничего не выйдет! – поклялся он. Я буду строго следить за ней сейчас и после свадьбы. И если она только взглянет на другого мужчину, я убью ее! Хотя Изабелла испытывала любовь к лорду Лионелу, Воррик надеялся, что положил конец этим отношениям, пока они не зашли слишком далеко. Даже если ему и не удалось пока это сделать, Воррик послал своего оруженосца Риза в Сант-Сейвор, чтобы тот выяснил все о наследнике. Если несмотря на то, что случилось, лорд Лионел будет настаивать на продолжении отношений с Изабеллой, то Бог знает, как поведет себя граф с этим помешанным. Высокомерный Воррик выбросил лорда Лионела Валерекса из головы.
Через некоторое время размышления графа были резко прерваны сдавленным стоном Изабеллы. Этот звук быстро привел его в чувство, но не успел он понять, что случилось, как девушка подстегнула свою лошадь и пустила ее галопом, помчавшись по дороге в направлении к простиравшейся вдалеке пустоши.
– Изабелла, – рассерженно закричал он, но она не обратила на него внимания.
Воррик молча выругался, потом развернул лошадь, чтобы догнать рыцарей Эдрика и Беовульфа, которые уже вырвались вперед.
– Что-то случилось с каким-то животным, милорд, – крикнул сэр Эдрик через плечо. – Это единственное, из-за чего Изабелла так себя повела.
Вскоре это подтвердилось, как только граф догнал их. Изабелла уже спешилась и сидела, склонившись над бездомной собакой, которая лежала невдалеке от дороги. Воррик удивлялся, каким образом ей удалось заметить собаку, потому что та была чуть больше кошки, от которой остались кожа да кости, – до того она изголодалась. Девушка что-то тихо сказала ей, и так как собака оказалась дружелюбной и понятливой, она поднесла руку к ее носу, чтобы та привыкла к ее запаху. Собака попробовала лизнуть ей пальцы, и только тогда Изабелла начала ее осматривать, когда собака подняла голову.
– Тегн, пусть мужчины принесут повозку, – приказала Изабелла, взглянув на Воррика, как будто бросая ему вызов своим приказом.
Но он ничего не сказал. Неотложной необходимости вернуться в Рашден не было, кроме того, граф знал, что Изабелла имела склонность ухаживать за ранеными и больными животными, и, в любом случае, не повиновалась бы ему, если даже он приказал бы ей оставить собаку. По крайней мере, у нее появилась возможность подумать о чем-то другом, кроме лорда Лионела Валерекса.
Девушка заботливо взяла собаку, которая даже не сопротивлялась, положила на повозку, накрыв старой попоной и что-то мягко нашептывая ей на ухо.
– Бедная собачка, – сказала она, – потрепав и почесав ее за ухом. – Бедняжка, ты уже состарилась и теперь не годишься для охоты, поэтому тебя и бросили на произвол судьбы. Клянусь, что это так и есть. Эдрик, привяжи, пожалуйста, Цендрилону к повозке, а ты, Беовульф, принеси немного мяса из своей сумки. Я знаю, что ты там припас немного, но это бедное животное больше в нем нуждается, чем ты.
– Да, миледи.
– Миледи вы, надеюсь, не собираетесь проехать остаток пути в этой повозке? – подчеркнул Воррик. – В ней неудобно, и, к тому же, она грязная.
– Что значит грязь и дискомфорт по сравнению с тем, как страдает эта бедная собака? Неужели вы не видите, что она умирает с голоду? К тому же, она напугана, и ее надо успокоить. Я уверена, что вам этого не понять, милорд. Вы слишком самоуверенны, – сказала ему Изабелла. То, что она имела в виду, можно было понять двояко.
Граф поднял бровь и усмехнулся.
– Кажется, в тот день у колодца вас не слишком сильно смутила моя самоуверенность, миледи, – мягко напомнил он ей, и она зарделась от стыда и ярости, так как тут же вспомнила, с какой радостью отвечала на его ласки и поцелуи.
– Ах, не смейте напоминать мне этот день, – бросила она ему в лицо. – Вы не джентльмен, милорд.
– Ах, я могу быть нежным, Белла, очень нежным, если вы прекратите воспринимать меня в штыки.
– Я никогда не уступлю вам, Воррик. Вы ненормальный, если верите, что я вам отдамся. Прекратите называть меня Беллой! Я не давала вам права так меня называть.
– Хорошо. Но я не нуждаюсь в вашем разрешении. Я решил, что мы поженимся сразу, как только вернемся в Рашден.
Воррик не собирался этого говорить, но его вынудили. И он даже не знал, как это сорвалось у него с языка. Граф не хотел жениться. Это получилось только из-за того, что Изабелла всегда пыталась взять над ним верх. И сама эта мысль уязвила его гордость и тщеславие.
– Нет! – резко воскликнула девушка, неожиданно испугавшись, и сердце бешено забилось у нее в груди. – Нет, – повторила она, заставляя себя оставаться спокойной. – Это ложь. Вы специально лжете, чтобы досадить мне. Вы сказали, что до нашей свадьбы, по крайней мере…
Граф чуть было не поддался искушению согласиться, что он, действительно, только хотел позлить ее. Но, подумав, решил, что если король отдал приказ, рано или поздно ему придется жениться на Изабелле. Вряд ли Эдуард согласится разорвать помолвку, если он уже подписал контракт. А то, что кто-нибудь из них – Воррик или Изабелла – умрет до свадьбы, казалось маловероятным фактом. Кроме того, как сказал Кэрливел, Воррик, действительно, сгорал от желания. Он решил, что женится на ней – и дело с концом. Сейчас ей было четырнадцать, и девушка была уже достаточно взрослой, чтобы выходить замуж, и, возможно, когда она станет его женой и попадет в его полное распоряжение, то будет бояться изменить ему.
– Я передумал, миледи. Меня уже начинает утомлять ваш опекун. Он выслушивает ваши оскорбления. А в качестве мужа я смогу придержать ваш язык другим способом, который окажется для нас обоих более приятным, по-моему.
– Черт возьми, вы мечтаете, что я позволю вам прикоснуться к себе? Вы – сукин сын!
– Да, – Воррик посмотрел на нее откровенным насмешливым взглядом, как будто наказывая за то, что она оклеветала его рождение. – Неужели вы еще сомневаетесь, что так будет? – он негромко рассмеялся, когда девушка ему не ответила. – Успокаивайте свою собачку, миледи, – сказал он, прежде чем повернуться и уйти, – она дрожит так же, как вы.
Первое, что сделала Изабелла, когда они вернулись в Рашден – поместила собаку в одной из лучших конюшен, в той части, где был ее зверинец. Она взбила солому и сверху кинула старую попону. Потом заботливо положила на нее собаку, таким образом устроив ей постель. После этого она принесла еды и воды и поставила недалеко от собачки. Так же, как и в повозке, девушка потрепала ее и сказала что-то утешительное, потому что собака подняла голову и обнюхала ее. Вдруг она поднялась и набросилась на еду, которую принесла Изабелла. Пока собачка ела, девушка тщательно изучала ее тело, обнаружив бесчисленное количество мелких ссадин и одну глубокую рану. Было похоже на то, что ее жестоко избили. Сказав бедняжке еще несколько ласковых слов, от которых собака сразу же замахала хвостом и улеглась на свою постель, Изабелла собрала перевязочный материал и мази, положила их в ведро и вышла из конюшни. Девушка накрепко заперла дверь, чтобы собака не смогла убежать. За эти долгие годы она привыкла изолировать каждое вновь поступившее животное от других в ее зверинце, пока новичок не привыкнет к остальным. Кроме того, девушке необходимо было убедиться, что это существо не нападет на своих собратьев.
Позаботившись о собаке, Изабелла медленно пошла к замку, впервые размышляя о словах Воррика, произнесенных им во время путешествия. Действительно ли он собирался жениться на ней сейчас, не откладывая дальше? Или Воррик просто решил позлить ее? Ей необходимо, как можно быстрее, найти ответ на этот вопрос, и если граф собирался немедленно жениться, то у Лионела не будет времени поговорить с герцогом Глостером насчет расторжения их помолвки. Тем более, что этот вопрос мог решить только брат Ричарда, король Эдуард.
Девушка в отчаянии вздохнула. Со дня смерти родителей в ее жизни, кажется, все шло наперекосяк.
– Почему ты такая печальная, Изабелла? – к ней присоединился Кэрливел. Он смотрел на нее добрым задумчивым взглядом. – Что-нибудь не так с собакой?
– Нет. Мне кажется, что ничто ей так не поможет, как хорошая еда. У нее много шрамов и порезов, и одна глубокая рана, но это со временем заживет.
– Тогда что же, миледи? Отчего ваше лицо так опечалено?
– Ничего, Кэрливел, действительно.
– Полно, Изабелла. Неужели я не друг вам?
– Да, но вы еще и брат Воррика.
«Как глупо!» – про себя ругнулся Кэрливел и, обращаясь к ней, спросил:
– И что же брат сделал?
– Ничего. Просто он заявил, что мы немедленно поженимся, – в голосе Изабеллы послышались горькие нотки. – Сначала он говорил мне, что до нашей свадьбы, по крайней мере, год или два, а сейчас, кажется, он изменил свое решение.
– Может быть, это и к лучшему, миледи? Если суждено случиться чему-то неприятному, лучше пережить это, чем жить в ожидании, тем самым только продлевая боль.
– Да, но я надеялась… надеялась, что за это время, может быть, что-то изменится, и что наша свадьба не состоится. А теперь это кажется невозможным.
– В любом случае такое вряд ли бы случилось, Изабелла, – заметил Кэрливел и замолчал. – Я знаю, что вы не любите Воррика, но все могло бы быть еще и хуже. По крайней мере, он симпатичен, богат, к тому же, фаворит короля. И мой брат будет к вам хорошо относиться: не будет вас бить и оскорблять, как делают некоторые мужчины.
– Но он не будет также и любить меня, – вспылила девушка.
– Откуда вы это знаете, миледи? Как часто говорит Воррик: просто глупо быть уверенным в некоторых вещах. Ах, да, да. Сердце моего брата бывает холодным – это правда, но только потому, что предательство Бренгвен глубоко его ранило. Ваше сердце добрее и вы исцеляете тех, кому больно. В этих нежных руках есть какое-то колдовство, – Кэрливел взял ее руки в свои собственные и некоторое время напряженно рассматривал их. Потом он заглянул ей в глаза. – Может быть, вот этими руками вы сумеете исцелить боль в сердце Воррика? Если вам это удастся, то будьте уверены, что он будет любить вас больше, чем когда-либо мужчина любил женщину.
Изабелла прикусила губу и отвернулась так, что Кэрливел не видел выражение ее лица.
– Но как… как я могу… я люблю другого.
– Лионела Валерекса? – поинтересовался он.
– Да. Ах, да, – негромко всхлипнула девушка, пытаясь освободить руки, но Кэрливел настойчиво сжал их.
– Изабелла, посмотрите на меня! – приказал он. – Посмотрите! Несмотря на все достоинства, лорд Лионел не тот человек, который вам нужен, и, по-моему, вы сами чувствуете это своим сердцем. – Вы, Изабелла, способны на глубокую, долгую страсть, если полюбите. По-настоящему полюбив, вы отдаете всю себя, свое сердце и душу. Скажите мне, неужели вы, действительно, отдали себя до мельчайшей частички Лионелу Валерексу?
– Нет. Это неправда, – сказала Изабелла, но в ее глазах появилась тень сомнения и смущения.
– Правда? – полюбопытствовал Кэрливел, потом слегка пожал плечами, когда она отказалась отвечать. – Может быть, и нет. Но вы должны спросить у себя, миледи, у своего сердца. Именно в нем вы найдете ответ.
Погруженная в раздумья, Изабелла пришла в конюшню, открыла дверь, машинально подняла ведро с перевязочными материалами и мазями и начала свой утренний обход.
Воррик не солгал ей. Приготовления к свадьбе уже начались. И сейчас все слуги в Рашдене бегали и суетились. И все они думали: «Изабелла безмерно счастлива, что выходит замуж за такого богатого и красивого мужчину, который является фаворитом короля. Подумать только, как ей повезло!»
«Счастлива? – с горечью подумала девушка, и ее рот скривился в презрительной усмешке. – Счастлива выйти замуж за мужчину, который меня не любит? Счастлива быть оторванной от человека, которого я люблю?»
При этом она вспомнила о словах Кэрливела, которые он сказал ей вчера, и они ее озадачили. Мог ли он оказаться правым? Мог ли Воррик со временем полюбить ее, если она залечит раны в его сердце? Изабелла не сомневалась лишь в том, что он желал ее. Но могло ли его влечение перерасти в более глубокое чувство? И хотела ли этого Изабелла? Она подумала о Лионеле и не могла понять, почему, несмотря на его пылкие признания в любви, ей трудно было отделаться от какого-то навязчивого страха и сомнения. А что если Кэрливел прав? Неужели ее сердце, действительно, могло что-то подсказать?
Девушка вздохнула и покачала головой. Ответ было найти нелегко.
Большинство обитателей ее зверинца прекрасно себя чувствовали. И она накануне заглянула в конюшню, где заперла собаку, которую назвала Фегеном.
– Ну, Феген, мой мальчик, – поприветствовала она собаку, которая, увидев ее, подняла голову, – как ты сегодня себя чувствуешь?
К удивлению Изабеллы, животное подняло уши и зарычало.
– Успокойся, что случилось, Феген? Ты прячешь что-то и не хочешь, чтобы я это увидела? Может быть, какую-то старую косточку от супа? Ты зарыл ее под своей постелью? – допытывалась она. – Ну, я обещаю, что не стану ее трогать. Успокойся же. Давай-ка, мы тебя посмотрим.
С ведром в руках она подошла к собаке, несколько раз потрепала ее, потом наклонилась, чтобы обследовать рану на теле, которая упорно не хотела заживать, несмотря на все ее старания. Девушка осторожно прикоснулась к ране, пытаясь понять, не распространилась ли дальше инфекция. Феген еще раз зарычал, потом залаял и набросился на нее. Изабелла слегка с упреком щелкнула его по носу в надежде успокоить. Сегодня с ним что-то случилось. Он очень беспокоился.
– Знаю, что больно, – сказала она, – но я лишь пытаюсь помочь тебе.
Ее голос не успокоил Фегена. Вдруг он повернулся и укусил девушку за ногу.
Хотя Изабелла сморщилась от боли, когда в нее вонзились острые зубы, но не испугалась, потому что на нее и раньше нападали животные, за которыми она ухаживала в зверинце. Девушка решила, что рана на теле Фегена причиняет ему очень большие страдания, и он только защитился, чтобы ее дальнейшие прикосновения не принесли ему боль.
– Хорошо, – она дружески потрепала Фегена за ухо. – На сегодня мы оставим рану, а завтра посмотрим, как у нас будут идти дела.
Выйдя из конюшни, девушка посмотрела на укус на ноге. Рана показалась ей несерьезной, поэтому Изабелла промыла ее водой с мылом и больше о ней не думала.
На следующий день Феген отказался впустить хозяйку в конюшню. Он рычал и лаял, угрожающе бросался на дверь, когда она попыталась открыть ее. Слегка озадаченная его поведением, Изабелла снова набросила запор и закрыла дверь. Ее лицо озабоченно нахмурилось. Собака же продолжала метаться по конюшне, дико взвизгивая, рыча и бросаясь на дверь конюшни. Она задумчиво смотрела на все это. Похоже, что Феген пришел в бешенство.
– Миледи!
Она тут же повернулась на знакомый насмешливый голос, сделавший ей замечание через открытую дверь конюшни. Позади стояла высокая фигура Воррика, загораживающая свет осеннего солнца, который с каждым днем становился все бледнее, свидетельствуя о приближении зимы. Она заметила, что он собирался на охоту, потому что на нем был надет охотничий костюм и перчатки. Он рассеяно похлопывал кнутом по черному кожаному сапогу.
– Что-нибудь случилось? – спросил он. – Я услышал здесь шум… – Ах, это собака. Можно мне войти?
– Да, – девушка кивнула. – Л не знаю, что с ним такое. Кажется… кажется, он сошел с ума.
– С ума? – глаза графа широко распахнулись. – Уходите немедленно из конюшни, Изабелла! – приказал Воррик, быстро подходя к ней и, видя, что она не пошевельнулась, резко дернул ее за руку. У него возникло дурное предчувствие, когда он посмотрел на собаку снова. – И как давно она себя так ведет?
– Ну… с сегодняшнего утра. А что такое? Ну, вчера он тоже… немножко беспокоился, укусил меня, но…
– Что?!
– Он… он… он укусил меня за ногу, но я уверена, только потому, что я причинила ему боль, дотронувшись до раны, – поспешно объяснила Изабелла, думая, что иначе Воррик заставит ее избавиться от животного. – Он сделал это не по своей вине. Думаю, что Феген не хотел меня укусить… – Ее голос оборвался, когда она увидела угрожающее выражение лица графа.
– Дай мне осмотреть укус, – сказал он. – О, Боже мой, Изабелла, я не собираюсь насиловать тебя! Но, ради Бога, подними свою юбку и дай осмотреть твою ногу. – Воррик наклонился и осмотрел небольшие раны, не прикасаясь к ней. Через некоторое время граф встал, и его лицо озабоченно нахмурилось. – Да-а, – он задумчиво еще раз взглянул на Фегена.
– Не позволяй собаке выходить из конюшни, – сказал ей Воррик. – Феген был в контакте с другими животными?
– Нет, не думаю. Разве что с котами. Это единственные животные, которые могут свободно перемещаться по всей конюшне, ловя крыс, птиц. Я не думаю, что кто-нибудь из них заходил сюда. Животные еще не привыкли к Фегену. А так как пес, скорее всего, был когда-то охотничьей собакой, то, естественно, он убил бы любого кота или птицу в конюшне. Вот по этой причине я и заперла его. Всех своих новичков я вначале изолирую от остальных, пока не буду уверена в том, что они не станут набрасываться на своих собратьев… Что такое, Воррик? Что случилось?
– Пока не знаю, – сказал он. – За всю жизнь я видел всего одно животное, которое так странно себя вело. Оно неожиданно взбесилось. А вам не приходилось наблюдать такое раньше, миледи? О, конечно, вы, должно быть, видели такое. Ведь вы стольким животным помогли. Подумайте, Изабелла? – его голос был настойчив.
– Да… да, пожалуй, одну такую собаку я видела. Она временами очень странно себя вела, выходила из себя так, как сейчас Феген. Я встретила пса в пустоши. Он очень пострадал в схватке с другими животными. Когда я к нему подошла, он повел себя очень дружелюбно. Но как только я приблизилась, пес неожиданно взвизгнул и начал дико бегать вокруг, потом набросился на меня, но рядом был сэр Эдрик, который убил его, не дав укусить. Иначе говоря, он просто атаковал меня, но я все равно оплакивала его смерть.
– А я видел барсука, – говорил Воррик. – Мне показалось странным, что он не испугался нашего появления, а пошел прямо на нас. Кэрливел решил вначале, что его кто-то поймал до нас и приручил. А Эмрис хотел погладить его, потому что был очарован его шерстью и лапами, но Медог, которому чутье подсказало опасность, схватил братца за руку и не позволил прикоснуться к барсуку. Через несколько минут барсук просто сошел с ума. Нам пришлось даже залезть на дерево, чтобы спастись от него. Через несколько минут у нас на глазах он умер. Я бы хотел ошибиться, Изабелла. Но нужно внимательно понаблюдать за собакой.
Он посмотрел на Фегена, который по-прежнему бешено носился взад-вперед. Изабелла посмотрела на свою ногу. Этот взгляд не ускользнул от графа.
– Если животное умрет, – начал он, но вдруг замолчал.
– Вы имеете в виду, что я тоже… могу умереть? – прошептала Изабелла. – Ах, нет… нет! – Ее глаза расширились от ужаса.
– Я вызову врача.
– Зачем, какое вам дело? – сказала девушка. – Если я умру, то вы с радостью от меня освободитесь.
Потом она повернулась и побежала, так что он не увидел ее внезапных слез, бегущих по бледным щекам.
– Изабелла! – закричал Воррик, выбираясь из конюшни. – Изабелла, подожди!
Но она убежала.
На следующий день, когда Изабелла пришла в конюшню, она увидела, что изо рта Фегена пошла пена. Дергаясь в конвульсиях, он пытался сглотнуть ее, но не мог. Через день пес подозрительно затих.
Вначале Изабелла воспряла духом, увидев, что он немного успокоился, но они ужасно перепугались, когда поняли, что животное просто парализовано.
Через несколько часов Феген умер.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Роза восторга - Брэндвайн Ребекка



ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛОСЬ
Роза восторга - Брэндвайн РебеккаХАЛИМАТ
31.08.2012, 16.18





Это один из первых мною прочитанных романов.Читаю второй раз и знаю что прочитаю и третий раз.Столько эмоций.
Роза восторга - Брэндвайн Ребеккавика
16.10.2012, 11.11





Очень понравился роман! захватывающая сюжетная линия, красивые герои, много любви и страсти, интимные сцены очень откровенны...
Роза восторга - Брэндвайн РебеккаJane
8.02.2014, 17.59





Кому нравится тема любви между опекуном и подопечной, читайте, очень красиво!
Роза восторга - Брэндвайн РебеккаJane
14.02.2014, 10.22





Кто любит исторические романы советую!!! Очень захватывает!
Роза восторга - Брэндвайн РебеккаОльга
16.02.2014, 12.11





Тяжелый роман.
Роза восторга - Брэндвайн РебеккаКэт
5.08.2015, 17.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100