Читать онлайн Роза восторга, автора - Брэндвайн Ребекка, Раздел - ГЛАВА 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роза восторга - Брэндвайн Ребекка бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роза восторга - Брэндвайн Ребекка - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роза восторга - Брэндвайн Ребекка - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэндвайн Ребекка

Роза восторга

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 12

На следующее утро решили, что компания будет разбита на три группы: Кэрливел останется в замке и опросит слуг, Воррик поедет вместе с сэром Джоном беседовать с крестьянами, а Изабелла поедет с управляющим устранять нанесенный ущерб. Девушке доставляло несказанное удовольствие, что теперь Воррик явно доверял ее знаниям дел в имении и позволит Изабелле выполнять и дальше обязанности хозяйки Рашдена (хотя она намеревалась делать это в любом случае). Настроение ее значительно улучшилось, потому что Воррик не собирался брать власть в свои руки, разрушив порядки управления Рашденом. Ей придется выйти замуж за графа, но, по крайней мере, собственность Гила будет в безопасности.
Изабелла еле сдерживала желание негромко запеть, пока они ехали по дороге, потому что это было бы неприлично перед лицом разрушения, от которого пострадали сэр Джон и его замок.
Теперь, когда рассвело, Изабелла смогла рассмотреть, что произошло, и испугалась. Окенгейт полностью пострадал от рук грабителей. Большая часть только начинающих созревать зерновых была выжжена; от стад крупного рогатого скота, овец и коз, осталось всего несколько животных. Изабелла сразу же поняла, что крепость не соберет достаточное количество урожая, чтобы заплатить Рашдену, этого вряд ли хватит, чтобы прожить зиму. Она решила, что не будет брать с этого поместья налог в этом году. Потом она начала в уме просчитывать, сколько будет в ее закромах нынче осенью и сколько она сможет свободно выделить для Окенгейта. Девушка вздохнула, посочувствовав сэру Джону и его арендаторам, которым придется вдвойне работать в следующем году, чтобы возместить нанесенный ущерб и чтобы замок смог расплатиться с долгами. Она очень надеялась, что Воррик и Кэрливел сумеют выявить преступника, который направляет грабителей.
«Предателя надо будет повесить!», – подумала Изабелла, потом содрогнулась, не зная, сможет ли она дать такое распоряжение, хотя понимала, что наказание будет оправданным и необходимым, чтобы подобное больше не происходило.
Наконец, осмотр был закончен и перед ней простирались открытые всем ветрам пустоши, на зеленом фоне которых выступали то тут, то там россыпи белых камней и расщелин, по которым журчали маленькие ручейки. В лесах чистые спокойные заводи стояли под весенним небом, на их незыблемой поверхности отражались только покачивающиеся ветки деревьев. Дальше к востоку появятся обрывистые скалы и песчаные пляжи, обрамляющие берег моря, о котором Изабелла знала только из песен бардов, живших в замке, и из рассказов Гила, Лионела и тех, кто побывал в местах, отдаленных от берегов Англии.
– Вы хотите сейчас вернуться в Окенгейт, миледи? – спросил сэр Беовульф, прервав размышления девушки.
– Нет, давайте еще немножко проедем, – сказала Изабелла.
Девушке хотелось свободно помчаться галопом по просторам, и, конечно, ей не грозило похищение, пока ее сопровождали. Кроме того, мысль о том, что придется вернуться в Окенгейт – к Воррику – не радовала Изабеллу. Нужно было время, чтобы подумать о помолвке, которая так изменила ей жизнь. Несмотря на комментарии графа об этом, Изабелла была уверена, что есть способы избежать этого брака, и она намеревалась найти возможность освобождения. Она уже написала Гилу и Лионелу о новом опекуне, хотя ничего не сказала о помолвке. Ей хотелось сказать им об этом лично и не вмешивать сэра Линдела или других рыцарей брата в эти дела, пока сам Гил не посоветует ей, что делать.
Сэры Эдрик, Тегн и Беовульф могут надумать убить Воррика, решив, что тем самым сделают девушке одолжение. Изабелла должна молчать, пока не приедет ее брат. Может быть, Гил и Лионел поговорят с Глостером… Да, герцог так добр. Его можно было убедить, чтобы походатайствовать перед королем о ней, практически ради Лионела, которого Ричард очень любил.
Погрузившись в раздумья, слегка воспрянув духом, девушка ехала, совершенно забыв о прячущихся поблизости ворах, пока сэр Тегн не сказал, что считает неблагоразумным для нее так далеко отъезжать от крепости, когда вокруг скитаются разбойники. Даже тогда Изабелла отнеслась к этому с пренебрежением и не приняла его замечание в расчет.
– Но, Тегн, сейчас ведь день, и мы хорошо вооружены. Конечно же, те, что сожгли земли, не дойдут до такой глупости, чтобы напасть на нас средь бела дня. Нет, такие нападают ночью, потому что трусы.
– Хорошо, миледи, но, по крайней мере, позвольте мне поехать и предупредить лорда Хокхарста о ваших намерениях, – вставил сэр Эдрик.
– Как хотите, – Изабелла пожала плечами. – Однако, я думаю, он не очень удивится.
Но она ошиблась. Воррик, узнав от сэра Эдрик эту новость, выругался про себя и стал отдавать распоряжения своим людям.
– Черт ее побери! – ругался он. – Она что, с ума сошла – придумать такое, после всего, что произошло? Сэр Эдрик, я привлеку вас с сэром Тенгом к ответственности, если с леди Изабеллой что-нибудь случится. Как вы только смели позволить ей уехать за стены замка?
– Мы… мы пытались ее разубедить, милорд, но она в последнее время стала такой самоуверенной. Миледи Изабелла – колдовское создание, милорд. Она бредит лесами и нолями, как другие умирают от голода или от жажды. Мы сделали все, что могли, милорд, но не смогли ее урезонить.
– Если она не слушалась, надо было силой вернуть ее в замок! Она почти ребенок, к тому, своенравный!
– Милорд! – выдавил сэр Эдрик, испугавшись, что чьи-то грубые руки коснутся его госпожи. – Конечно…конечно, но я не думаю, что нужно применять силу…
– Именно так. Ваша госпожа – ребенок… А что касается применения силы… Нет, это я опрометчиво сказал. Вы не имеете права прикладывать к ней руку…Только я имею…
При этой мысли граф прищурил глаза. Он был не только опекуном Изабеллы, но, благодаря королю, ее женихом. Воррик имел полное право прикасаться к ней, как только ему хотелось.
– Мне не терпится дать ей хорошую взбучку!
– Ах, милорд, умоляю вас: не будьте жестоки к миледи. Она, как вы сказали, почти ребенок, и…и все, кроме лорда Оадби, обращались с ней с большой добротой. Ее отец в отношениях с женщинами никогда не пускал в ход кулаки. Леди не привыкла к побоям…
– В таком случае, сейчас самое время, чтобы кто-нибудь отшлепал ее хоть чуть-чуть. Может быть, тогда она будет знать свое место! Теперь я здесь хозяин.
– Ах, милорд! Она не поймет, если вы ее побьете. Пожалуйста, милорд. Умоляю вас…
– Я не дурак и не позволю ни одной очаровательной девушке вскружить мне голову, какой бы колдуньей она ни была! – отрезал граф, потом пришпорил своего коня и ускакал.
Изабелла, настроенная улавливать малейший вздох ветра, каждый шорох в кустах, первой услыхала вдалеке крик боли. Она резко остановила лошадь и прислушалась. Да, так оно и есть.
Какое-то животное плакало от боли, и, не раздумывая, она пустила лошадь галопом, оставив людей Воррика и сэра Джона, которые не поняли ее неожиданной дикой выходки н в смятении смотрели ей вслед.
Только сэры Тегн и Беовульф, лучше знавшие Изабеллу, поняли причину ее неожиданного исчезновения и тут же помчались ей вслед, но даже они отставали, потому что ее маленькая резвая лошадка была, быстроногой, и ей легче было скакать по скалистым пустошам, чем тяжеловесным лошадям, которых оседлали мужчины.
– Миледи! Миледи! – тщетно пытался крикнуть сэр Тегн, увидев, что они не поспевают за Изабеллой. – Миледи! Вернитесь!
– Бесполезно. Мы никогда ее не догоним, – заметил сэр Беовульф, и у него защемило сердце, когда он представил себе холодное суровое лицо лорда Хокхарста. – Боже мой! Граф снимет нам головы. Вы видели, куда она ускакала?
– Нет, а вы?
– Да. Возвращайтесь к остальным. Скажите им, пусть развернутся и внимательно прислушиваются, где кричит раненое животное. Там будет леди. Я поеду дальше, до того места, откуда она въехала в лес.
– Хорошо, – согласился сэр Тегн, который тоже со страхом думал о гневе лорда Хокхарста.
Тем временем Изабелла безрассудно скакала галопом по лесу, не обращая внимания на ветви деревьев, хлеставшие по щекам и рвавшие ее одежду, царапавшие руки и грудь. Теперь крики животного доносились до нее более отчетливо, и ее единственной мыслью было, как можно быстрее добраться до раненого животного.
Наконец, она вырвалась на полянку и резко затормозила лошадь, а та встала на дыбы, почуяв недоброе. Девушка пришла в ужас, потому что никогда в жизни не видела более мерзких типов, чем эти трое, стоящих перед ней. Они казались старыми, так как их грязные лица были давно небритыми. Изабелла услышала громкий хохот и выкрики, и увидела отвратительные гнилые зубы и десна. Хотя плечи ссутулились под рваными лохмотьями, мужчины не были такими старыми, как показалось Изабелле вначале. Сквозь лохмотья просматривались крепкие, сильные тела, редко присущие старикам.
Мужчины толпились вокруг западни, в которую попал кабан, и склонились над жертвой в неестественном ликовании. Яма была не очень глубокой, но разъярившееся животное не могло из нее выбраться. Браконьеры (Изабелла теперь не сомневалась, что это не грабители, как опасалась она) немилосердна били животное копьями, но не могли проколоть толстую шкуру кабана настолько глубоко, чтобы его убить.
– Прекратите! Прекратите сейчас же, вам говорят! – гневно закричала Изабелла, побледнев при виде жестокости, с которой браконьеры пытались добить раненого кабана. Изабелла считала, что все создания природы нуждаются в защите.
Мужчины испуганно оглянулись и приподнялись от внезапного появления Изабеллы, но, заметив, что им угрожает всего лишь молоденькая девушка, громко загоготали и тут же прекратили изводить несчастное животное.
– Эй, Ео, – крикнул один из них, – послушай! По-моему, это гораздо лучшая добыча, чем старый поросенок, – мужчина пожирал ее взглядом странно блестевших глаз. – Что если мы бросим кабана и вместо него поймаем эту девчонку? – Он указал на Изабеллу. – У меня не было женщины с тех пор, как мы развлекались с той слепой беднягой, которая была не слишком хороша. Но я ручаюсь, что эта знает, как ублажать мужчину. Да. – Он раздевал Изабеллу своим оценивающим взглядом. – Я бы не прочь упасть между ее стройных ножек.
– Откуда ты знаешь, что они стройные, Вотт? – закаркал браконьер, которого звали Бо.
– С таким личиком должны быть стройными.
– Меня зовут леди Изабелла Эшли Рашден, – холодно и спокойно заявила Изабелла, потому что была уверена, что эти люди не посмеют причинить ей вред. Тем не менее, она слегка отвела Цендрилона назад, прежде чем продолжить. – А вы совершаете правонарушения на земле моих вассалов. Я приказываю вам уйти отсюда немедленно, иначе вас повесят за воровство.
Мужчины только грубо захохотали при этом заявлении.
– Вы собираетесь взять нас в плен сами, юная леди? – спросил третий браконьер, и его губы скривились в ужасной улыбке.
– Мои рыцари уже скачут сюда, – Изабелла принудила говорить себя сдержанно, хотя теперь по ее спине пробежала дрожь от страха. – Они позаботятся, чтобы вас должным образом наказали за преступление.
– Ха! – фыркнул мужчина, поднося к губам фляжку. – Это все выдумки, готов поклясться! Сдается мне, что вы здесь одна.
Девушка, как загипнотизированная, смотрела на темную жидкость, стекающую по подбородку, и на то, как он стер ее рукавом своей порванной рубахи. Да, они все были пьяны! Теперь Изабелла поняла, что ей нужно немедленно уезжать назад за помощью, но кабан по-прежнему жалобно кричал в западне, и она не могла его бросить.
– Думаю, ты прав, Фесе: она здесь одна, – сказал Бо, тяжело обводя взглядом все вокруг. – Я больше никого не вижу и никого не слышу. Однако, кажется удивительным, что такая женщина ездит одна в этих лесах. Видно, что она благородного происхождения. Может быть, нам лучше убраться отсюда подобру-поздорову. Мне все это не нравится.
– А мне кажется, она сказала это, чтобы всех нас разогнать, – усмехнулся Вотт, – даже ежу понятно, что ты испугался собственной тени! Если хочешь, можешь проваливать, а я проверю сам, что скрывается под этой красивой одеждой. А ты, Фесе?
– Ну, – он почесал в затылке, как бы раздумывая, – я бы не против взглянуть. Черт, как только мы с ней разделаемся! Может, бросим ее в яму к кабану, а он позаботится об остальном.
У Изабеллы перехватило дыхание потому, что мужчинам могло прийти такое в голову.
– Я предупреждаю: вы поплатитесь жизнью, если осмелитесь хоть пальцем ко мне притронуться! – с угрозой в голосе сказала она, отводя Цендрилона еще дальше, так как браконьеры украдкой стали приближаться к ней. – Если вам дорога жизнь, вам лучше уйти, пока не подоспела моя охрана, – продолжала Изабелла, оглядываясь и с отчаянием мечтая услыхать хоть какой-то звук, который бы давал ей надежду, что Тегн, Беовульф и все остальные где-то поблизости.
Мужчины грубо хохотали. Потом вдруг они неожиданно бросились к ней и схватили за ноги, а Цендрилону под уздцы. Изебалла инстинктивно вскинула кнут, который всегда носила с собой, но никогда не использовала, и с остервенением стегнула им браконьеров. Бо и Вотт скорчились от боли, а Фесе только хмыкнул.
– Ты думаешь, что до смерти убьешь нас этой маленькой палочкой? – с ухмылкой спросил он, схватив юбку Изабеллы и разрывая материал.
Девушка яростно лягнула Фесса ногой, попав в челюсть, отчего он зашатался и упал. Потом она направила Цендрилону вперед, надеясь галопом ускакать с поляны. Но Фесе не дал ей уйти. Он быстро повернулся на бок и вскочил на ноги со скоростью, которая ее по ла. Мужчина дернул ее с лошади, когда она ск мимо. Изабелла взвизгнула и еще раз ударила его ну-товищем, но, наконец, ему удалось вырвать у нее кнут. Он переломал его коленом и бросил обломки в кусты, потом схватился за корсаж и рванул его вниз, обнажив сорочку, под которой вздымалась ее грудь. Потом несколько раз со всего размаху ударил ее по щекам.
У Изабеллы снова перехватило дыхание, потом она истерично завизжала, подняв руки и пытаясь защищаться от мощных ударов, обрушившихся на ее лицо. Девушка вспомнила лорда Оадби, и по ее щекам хлынули слезы: сейчас все трое браконьеров похотливо лапали ее своими грязными руками и она чувствовала их горячее вонючее дыхание на щеках. Едва ли понимая, что делает, девушка выхватила из-за пояса нож и слепо полоснула им с яростью по хватающим ее рукам.
Она услышала вопль и увидела, как Бо упал, потом вонзила нож в плечо Вотта. Изабелла смутно понимала, что Фесе уже сорвал сорочку с ее тела, оставив только в нижнем белье, и она повернулась к нему, решительно направив на него нож, как загнанное в угол животное. Увидев, что леди сделала с его друзьями, Фесе отступил из предосторожности и улыбнулся ужасной, похотливой ненавистной улыбкой.
– Ах, ты, чертова сука! – закричал Фесе, снова надвигаясь на нее, медленно и зловеще.
Воррик придержал коня, чтобы дать ему отдышаться, потом заставил тяжело дышавшую и всхрапывавшую лошадь замолчать, так как до его слуха донеслись сдавленные крики перепуганной женщины. ИЗАБЕЛЛА! От ужаса и гнева сердце графа подскочило к самому горлу. Хотя Воррик и не хотел видеть ее своей женой, Изабелла все-таки должна была принадлежать ему, и ни один человек не имел права прикасаться к тому, что принадлежало графу. Кроме того, он был опекуном девушки и отвечал за ее безопасность. С диким ревом он яростно вонзил шпоры в бока коня.
Как демон, жаждущий мести, Воррик вылетел на поляну из-под покрова леса. С первого взгляда он оценил ситуацию. Его ослепила ярость, и он не колебался. Палаш графа настиг Фесса у самого горла, и снес голову с плеч браконьера. Изабелла еще раз завизжала, когда из шеи этого человека хлынул поток алой крови, забрызгавшей ее. От этого ужасного зрелища у нее помутилось сознание. Она посмотрела на себя, стоя с распростертыми руками, на которые капала теплая вязкая красная жидкость. К ее полному ужасу, тело браконьера какое-то мгновение продолжало стоять, прежде чем бесформенной кучей рухнуло на землю, по которой уже ручьем текла кровь к месту, где лежала голова Фесса. Его мозг все еще работал, и глаза мгновение заморгали от потрясения, прежде чем с мольбой они, наконец, не застыли неподвижно. Боже мой! В это страшное скоротечное мгновение голова человека еще жила, и он знал, что с ним случилось! У Изабеллы подкосились ноги, и ее вырвало прямо на траву. Она прислонилась к дереву, чтобы не упасть, потом выронила нож и дрожащими руками закрыла лицо; пряча глаза. Вдруг ее снова затошнило и Изабелла поняла, что запачкала щеки и губы кровью браконьера.
Бо и Вотт обратились в бегство, но граф не пощадил их, зарубив их тем же способом, как и их друга. Голова Бо упала с плеч и покатилась по траве, пока не остановилась неподалеку от того места, где, съежившись, в смятении стояла Изабелла. Голова Вотта, казалось, спрыгнула с торса, взлетев в воздух, прежде чем упасть с глухим звуком на землю.
Мрачнее тучи, разъяренный Воррик повернул своего боевого скакуна, остановил его, потом спрыгнул с лошади и поспешил к Изабелле. Граф тоже был забрызган кровью, и жидкость медленно стекала с лезвия палаша, который он все еще держал в одной руке, падая на траву красными капельками, образовавшими на земле небольшую лужу.
Девушка смотрела на него широко распахнутыми от ужаса глазами, потом отвернулась и спрятала лицо, прижавшись к стволу дерева, которое поддерживало ее. Сдавленные всхлипывания вырывались у нее из горла, она ловила воздух ртом, пытаясь выбросить из головы потрясшие своей нереальностью сцены.
Воррик положил одну руку ей на плечо, и его прикосновение было необыкновенно нежным.
– Больно? – спросил он полным заботы голосом, так как увидел, что с нее сорвали платье, и боялся, что ее изнасиловали.
Изабелла отрицательно покачала головой в ответ, продолжая всхлипывать, пока граф молча стоял рядом. Но вдруг кабан завизжал и забился беспомощно в западне. Услышав визг, девушка медленно, плохо соображая, двинулась к яме и заглянула через край на раненое животное. К ней присоединился Воррик.
Животное лежало на боку, вздымавшемся от боли, дико работая ногами. В его теле торчали копья. Возле многочисленных колотых ран уже сгустилась кровь, и на них начали слетаться мухи.
Первой реакцией графа было тут же убить животное, и тем самым положить конец его страданиям, но, к своему удивлению, вместо этого он сказал Изабелле:
– Ты можешь его вылечить?
– Нет, – ответила она дрожащим голосом. – Будьте милосердны, убейте его побыстрее.
Воррик почувствовал боль в ее голосе.
– Отвернитесь, – негромко приказал он. Изабелла сделала, как ей было сказано, и услыхала последний крик кабана. Через несколько минут все стихло, и граф увел ее от западни, закрывая ей глаза на кровавую поляну и обезглавленные тела браконьеров, валявшиеся на земле. Он позвал своего коня Гволчмея. Когда тот подошел, Воррик снял висевшую у седла фляжку, смочил свой носовой платок и стал стирать кровь с Изабеллы. Она приняла его помощь беспрекословно, молча стоя перед ним, и граф понял, что Изабелла еще не отошла после шока. Когда Воррик повернул к себе ее прекрасное лицо, он заметил на нем кровоподтеки.
– Что с твоим лицом? – спросил он.
– Один из разбойников ударил меня…, – пояснила Изабелла голосом, полным боли и смущения.
– Тогда я рад, что убил их, – сказал граф, позабыв, что разыскивал Изабеллу с определенной целью – отшлепать ее, как следует.
Теперь, к его удивлению, мысль о том, что кто-то ударил ее, наполнила его яростью и возмущением. Она была такой маленькой и хрупкой для такого обращения. Воррик понял, что не может даже отругать ее за то, что уехала за пределы стен замка, так, как она уже была наказана значительно больше, чем он того желал. Когда Воррик закончил вытирать кровь с дрожащего тела, он привлек девушку поближе, чувствуя, что прикосновение необходимо для ее успокоения, и погладил ее волосы, прошептав что-то ласковое, когда она снова зарыдала у него на груди.
Граф не знал, как долго они так простояли, пока, наконец, он ее начал думать о полуобнаженном теле Изабеллы в другом свете: о плавных изгибах прижавшегося к нему тела, тонком аромате духов, чарующе проникавших в его раздувающиеся ноздри. Это был запах роз, белых роз – он уверен в этом. Запах смутно напомнил ему о матери. Он вздрогнул и выругался, мягко пытаясь оттолкнуть Изабеллу. В нем все еще жила страсть, овладевшая им после убийства трех человек, и он знал только один способ от нее избавиться. Ему в голову пришла мысль, что он имеет право взять Изабеллу, но Воррик тотчас же выбросил ее из головы. Это будет подобно изнасилованию, учитывая теперешнее состояние девушки, и, Бог свидетель, она и без того сегодня испытала слишком много. Кроме того, он чувствовал, что взять девушку силой означает навсегда обернуть ее против себя, и, странно, графа эта мысль очень тревожила. Он еще раз попытался отстранить от себя lевушку, но Изабелла сдавленно и слабо всплакнула, ухватившись руками, прижалась к нему и снова спрятала на груди свое лицо, найдя утешение в его близости.
Воррик заметил, что одна бретелька ее сорочки упала с плеча, обнажив значительную часть ее зрелой полной груди, которая ясно вырисовывалась код тонким бельем. Каким-то образом нижняя юбка тоже задралась и показала длинную ногу и бедро. Граф простонал и еще раз выругался, так как почувствовал, что возбуждается. Он снова попытался оттолкнуть Изабеллу, но она снова засопротивлялась, прижимаясь к нему и заглядывая Воррику в лицо вопросительным, страдающим и озадаченным взглядом.
Его янтарные глаза потемнели, так как он хотел ее. И вдруг, почувствовав его возбуждение, девушка поняла, что с ним происходит. Широко открыв глаза, она попыталась отстраниться от него, но было уже поздно.
– Женщина, – выдохнул Воррик, – ты искушаешь меня? – О, Боже мой, Изабелла, – и его рот сомкнулся на ее губах, а руки заключили девушку в объятия, крепкие, как железное кольцо.
Изабелла сопротивлялась, но граф держал ее, опаляя губы своими губами, его язык несмело приоткрыл губы девушки и скользнул внутрь, в восторге обвел язык, потом более требовательно, с нарастающей страстностью сделал это снова. Изабеллу захватил водоворот эмоций. Она была удивлена и взволнована, и в то же время испытывала страх. Изабелла попыталась сопротивляться, но неожиданно разгоревшееся в крови желание было слишком сильным, и вскоре она почувствовала, что против своей воли тает в объятиях Воррика. У нее закружилась голова, а сердце бешено заколотилось в груди. Эти чувства для нее были новыми и непонятными. Она же любила Лионела. Почему же тогда отвечала графу с такой пылкостью, которая, казалось, ожила и бушевала в ней огнем, вспышкой страсти, которая проникала ей в самую душу?
«Все из-за поцелуя! – яростно сказала она себе. – Да, из-за поцелуя!» Но губы Лионела не будили в ней таких чувств, они были мягкими и предлагающими. Поцелуй Воррика был страстным и необузданным – в него был вложен опыт всех прожитых лет, которые у Лионела были еще впереди, но Изабелла не понимала этого. Она только знала, что в этом человеке не было ни капли романтичности и он никогда не станет перед ней на колени, чтобы поклясться в любви, как Лионел. Нет, граф был воплощением страсти и силы: он возьмет то, что захочет, как взял сейчас ее губы, и не оставит ей шанса сопротивляться…. отказаться…
– Нет, – пробормотала она, подавляя страсть. – Нет, милорд, не делайте этого. Пожалуйста!
Но Воррик продолжал ее целовать, опаляя щеки, висок губами, спускаясь от ее шелковистых волос к лебединой шее, груди. Его пальцы нащупали бретельку сорочки, державшейся на одном плече. Сорочка упала. Нижняя юбка скользнула вниз, несмотря на все попытки Изабеллы удержать ее, так как граф одной рукой отвел руки Изабеллы за спину, обнажив грудь для глаз, и рук, и губ… Девушка простонала и снова попыталась сопротивляться, когда одна рука Воррика покрыла созревший бугорок. Граф нащупал губами один цветущий бутон и ласкал его, пока тот не стал упругим.
– Пожалуйста, милорд, – умоляла Изабелла, напуганная и смущенная тем, что и ее безудержно к нему влекло. – Я… я девственница, и… и… – Она собралась снова сказать ему о своей любви к Лионелу и попросить освобождения от помолвки. Но в этот момент девушка уловила звуки приближающихся рыцарей, которые, наконец, обнаружили ее местонахождение, и неубедительно закончила, – к тому же, сюда идут мои охранники.
Граф снова выругался, потом поднял голову, поглощая ее взглядом своих темных глаз, который заставил ее задрожать и в смущении отвести взор. Он поспешно надел ей сорочку, развязал свою накидку и набросил на нее, чтобы скрыть наготу девушки от взоров мужчин, появившихся на поляне.
– Миледи! – сэр Беовульф резко остановил своего взмыленного коня и, пораженный, не веря своим глазам, осматривал леди Изабеллу, ее опекуна и следы кровавого побоища на поляне. – Вам причинили вред?
Изабелла покачала головой, все еще дрожа в объятиях Воррика и молясь, чтобы ее верный страж не догадался, что она дрожит не от страха, а от пугающей и ошеломляющей страсти, которую разбудил в ней граф.
– С леди Изабеллой все в порядке, но не благодаря вам, – заявил Воррик, жестким от гнева голосом, потому что охранники прервали его занятия любовью. Но сэр Беовульф этого не знал.
– Милорд, – начал оправдываться рыцарь, – мы поехали за ней так быстро, как только могли, но лошадь нашей госпожи очень резвая и намного обогнала наших лошадей. Леди Изабелла скрылась так внезапно…
– Это не оправдание, – хмуро сказал ему лорд. – Вы всегда должны быть рядом со своей госпожой, даже если это стоит вам жизни! Только благодаря тому, что у сэра Эдрика хватило ума предупредить меня о намерениях леди Изабеллы выехать за пределы замка, я застал ее здесь, где разбойники чуть не изнасиловали вашу госпожу. Ее могли бы убить эти трое разбойников, которых мне пришлось здесь уложить.
– Да, милорд.
– Воррик, ради Бога, – умоляюще сказала Изабелла тихим голосом, положив руку ему на плечо. – Это и впрямь моя вина. Они пытались отговорить меня, но я и слушать не хотела, а когда услыхала крик раненого кабана, то, действительно, умчалась вперед, ни на что не обращая внимания, хотя они кричали, чтобы я подождала их. Не стоит обвинять сэра Беовульфа и других. Только меня одну вам нужно наказать.
Граф сверху вниз посмотрел на нее и увидел огромные серо-зеленые глаза, полные раскаяния и еще чего-то, ее мягкие чувственные губы, припухшие и посиневшие от его поцелуев. Он вспомнил об изгибах прижатого к нему тела и вкус ее нежного соска. Неожиданно для себя самого, он понял, что близость Изабеллы одурманивала его.
«Что она сделала со мной? – подумал граф. – Я взял у нее лишь несколько поцелуев, но и теперь хочу ее. Стоит мне только на нее посмотреть, я готов исполнить каждое ее желание. – Лесная нимфа, русалка! Она околдовала меня так же, как и всех остальных! Как можно винить рыцарей, если даже я не смог противостоять ее чарам?»
Он встряхнул головой, как будто хотел очистить ее.
– Хорошо, миледи. Вы будете находиться в замке Окенгейт, пока мы не найдем предателя и не выясним, где прячутся бандиты. Понятно?
– Да, милорд.
– Сэр Беовульф, вы вместе с остальными закопаете тела, а головы привезете с собой в замок. Мы посадим их на пики и выставим вдоль дороги как предупреждение тем, кто вздумает вторгнуться в эти владения.
– А что делать с кабаном, милорд? Сэр Деболт, конечно же, захочет увидеть его у себя на столе.
Граф увидел, как побледнело лицо Изабеллы при мысли, что животное, которое явилось причиной всех ее несчастий и убийства Ворриком браконьеров, просто съедят.
– Мясо кабана надо разделить между крестьянами, которые больше всего пострадали от нападений воров. Если сэр Джон спросит вас об этом, вы объясните, что это по моему приказу животное отправили в котлы крестьян, а не на кухню к сэру Джону.
– Да, милорд.
– Вы также зароете западню. Люди сэра Джона будут искать лошадь леди Изабеллы. Должно быть, она убежала во время побоища. Мои люди будут сопровождать меня и миледи Изабеллу до крепости. Когда закончите, доложите мне.
– Да, милорд.
Воррик повернулся и положил руки на талию Изабеллы, чтобы поднять ее в седло. Между ними как будто пробежал электрический разряд. Изабелла задохнулась, и граф тоже сделал резкий вдох, когда взгляд Изабеллы встретился с его пронзительным взглядом. Он заметил, что в ямочке на шее девушки быстро забился пульс, а он еле сдерживал себя, чтобы не взять ее прямо здесь.
Путь назад в Окенгейт был для них обоих сущим мучением, потому что Воррику приходилось одной рукой поддерживать Изабеллу, чтобы она не упала с лошади, и один раз, его пальцы нечаянно коснулись ее груди, отчего Изабелла покраснела, так как одного случайного прикосновения было достаточно, чтобы ее сосок отвердел.
Когда они приехали в замок, Изабелла поспешила ускользнуть в свою комнату, не смея даже взглянуть на графа и не обращая внимания на взволнованные крики служанок сэра Джона при ее появлении. Очутившись там, она заперла дверь на засов, желая побыть наедине со своим смущением, и, вся дрожа, села на кровать. Что-то случилось с ней, но Изабелла не понимала, что именно. «Неужели я настолько низменна? Ведь желая, пусть даже в мыслях, другого, я изменяю своему возлюбленному Лионелу. О, Более праведный! Что со мной происходит? И как мне теперь снова посмотреть в глаза Воррику или Лионелу?»




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Роза восторга - Брэндвайн Ребекка



ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛОСЬ
Роза восторга - Брэндвайн РебеккаХАЛИМАТ
31.08.2012, 16.18





Это один из первых мною прочитанных романов.Читаю второй раз и знаю что прочитаю и третий раз.Столько эмоций.
Роза восторга - Брэндвайн Ребеккавика
16.10.2012, 11.11





Очень понравился роман! захватывающая сюжетная линия, красивые герои, много любви и страсти, интимные сцены очень откровенны...
Роза восторга - Брэндвайн РебеккаJane
8.02.2014, 17.59





Кому нравится тема любви между опекуном и подопечной, читайте, очень красиво!
Роза восторга - Брэндвайн РебеккаJane
14.02.2014, 10.22





Кто любит исторические романы советую!!! Очень захватывает!
Роза восторга - Брэндвайн РебеккаОльга
16.02.2014, 12.11





Тяжелый роман.
Роза восторга - Брэндвайн РебеккаКэт
5.08.2015, 17.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100