Читать онлайн Море любви, автора - Брэндвайн Ребекка, Раздел - ГЛАВА 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Море любви - Брэндвайн Ребекка бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Море любви - Брэндвайн Ребекка - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Море любви - Брэндвайн Ребекка - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэндвайн Ребекка

Море любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 17
ТРЕУГОЛЬНИКИ В ТРЕУГОЛЬНИКАХ

Оборотись, они в последний раз
На свой недавний, радостный приют,
На Рай взглянули: весь восточный склон,
Объятый полыханием меча,
Струясь клубился, а в проеме Врат
Виднелись лики грозные, страша
Оружьем огненным.
type="note" l:href="#n_11">[11]
«Потерянный рай». Джон Мильтон
На следующее утро дядя Драко вызвал Николаса в кабинет, где они пробыли вместе около двух часов. Никто никогда так толком и не узнал, что произошло между ними, но после этого Ники продал свой корабль «Свободное сердце» и остался в Хайтсе, явно враждебно настроенный ко мне. Чтобы успокоить невестку, дядя Драко сообщил, что строго настрого приказал сыну оставить меня в покое, чтобы между мной и им или между ним и Джерритом не возникало никаких конфликтов. Далее дядя Драко добавил, что сообщил ему о смерти Клеменси, утаив кое-какие факты, в том числе и тот, что именно Ники виноват в ее падении. Однако, дядюшка Драко поступил неправильно, не сообщив вернувшемуся, кто родители Родеса. Нам с Джерритом не стоило бояться, что Ники заберет от нас своего сына.
Что думал мой муж об этом, я не знала, но подозревала, что его чувства были смешанные. Было заметно, что этот человек любил мальчика и поэтому не хотел его потерять. Но меня постоянно преследовала мысль, что Джеррит, должно быть, думал о том, как бы он сам себя чувствовал, если бы кто-нибудь утаил от него, что Рэнсом его сын. Вероятно, старший брат решил, что с Ники поступили очень несправедливо. Я же была только благодарна дяде Драко за его решение: я любила Родеса как своего собственного сына, и каким образом мы смогли бы объяснить все это остальным – даже не предполагала. Хотя, тем не менее, должна признаться, что иногда испытывала чувство вины перед Ники, но очень быстро преодолела его.
Я не думала, что он был бы очень хорошим отцом, потому что зачать ребенка еще не значит любить его или хотя бы быть заинтересованным, кем тот вырастет. Живой пример этому – отношение моего деда Найджела к своей единственной дочери, моей тете Мэгги. Она рассказывала мне, что этот злой человек ненавидел родную дочь, предпочитая ей своих пасынков, папу и тетю Джулиану. Отношение Ники к близнецам было и не строгое и не снисходительное. Когда мои дети выбегали из детской, он смотрел на них неодобрительно, как будто те были существами из другого мира. В основном кузен игнорировал их, если только мальчики каким-либо образом не привлекали его внимание. В этом случае он сразу же наказывал племянников, может быть из-за того, что это были дети Джеррита, не могу сказать.
Я помню, как однажды, когда Родес был особенно надоедлив (потому что к тому времени мальчишки достигли возраста, когда «нет» стало их любимым словом). Ники обозвал его «страшным маленьким монстром» и, накричав на него, сильно отшлепал, отчего бедный ребенок заплакал. Затем он потребовал, чтобы няня Энни, так мы называли ее, отнесла малыша наверх. С этого дня оба, и Родес и Рэнсом, казалось, стали избегать Ники. А я уже чувствовала себя не так плохо оттого, что мы сохранили в тайне, кто родители Родеса. Джеррит, когда узнал о случившемся, очень разозлился, и холодным тоном объявил Ники, что впредь за любые шалости детей, их будет наказывать отец. Из этого я сделала вывод, что он, видя отношение Ники к близнецам, тоже уже больше не чувствовал себя виноватым в том, что скрыли, кто родители Родеса.
За исключением этих временных осложнений жизнь, к моему удивлению, опять вошла в свое русло. Ники занял свое прежнее место в семейном бизнесе (он занимался лошадьми и работал на каолиновых разработках), и постепенно отношения между всеми нами более-менее наладились. Даже тетя Мэгги с облегчением вздохнула, надеясь, что все обиды теперь забыты.
Но хотя Джеррит и я были готовы предать забвению прошлое, Торн этого сделать явно не собирался. Его гневу не было предела, когда в следующем 1846 г. стало очевидным, что с возвращением «Свободного сердца», наконец-то прибыл и корабль Элизабет. Хотя их нельзя было назвать идеальной парой, она и Ники начали с того, что оставили, когда средний сын Чендлеров скрылся из Хайтса, как будто и не было этой трехлетней разлуки. По-видимому, Лиззи была по-прежнему влюблена в него. Но я подозревала, что Ники не любил ее. Этот тип был из тех мужчин, которые не могут долго обходиться без женщины. Он скучал, искал развлечений и расстраивался, что не имел у меня успеха. Я же со своей стороны старалась не оставаться с ним наедине. Поэтому он решил заняться Лиззи, чтобы использовать ту для своей же выгоды, в чем никто не сомневался. Хотя девица и обладала какой-то животной хитростью, честно говоря, она не была слишком смышленой, а ее тщеславие было всем известно. Я догадывалась, Лиззи подозревала, что Ники на самом деле не любит ее. Откровением явилось несчастье, пришедшее так внезапно.
Но я опять забегаю вперед. Сейчас мне необходимо рассказать вам, как после бурных ухаживаний и слишком скороспелой помолвки, Лиззи каким-то образом, к моему величайшему удивлению, умудрилась привести Ники к алтарю. После всех этих долгих лет она не позволила ему соскочить с ее крючка.
Я так и не узнала, почему Николас Чендлер женился на ней. Вероятно, у него было несколько причин, чтобы так поступить. Не последним, конечно же, был тот факт, что он опять пытался вернуть себе хорошее расположение дяди Драко, видимость того, что решил остепениться и завести, как Джеррит семью. Может быть, от этого отец смягчится? Ники также двигало желание наказать Торна, и каким-нибудь образом прибрать к рукам Хайклифф Холл, несмотря даже на то, что Снобхан только что родила своего малыша, прекрасного маленького мальчика, названного Филиппом. В этом малыше никто, даже я, не сомневался, что он сын ее и Торна. Но, возможно, Ники надеялся доказать обратное или верил в то, что ребенок, такой маленький и хрупкий не выживет. Не знаю. Какой бы не была причина, он решил отказаться от своей холостой жизни и затянуть все узлы. Но все равно, у меня было какое-то ужасное предчувствие. Я всем сердцем верила, что последствия их с Лиззи брака будут плохими. Но это уже было невозможно предотвратить.
Хотя дядя Эсмонд тоже был не в восторге от жениха, выбранного дочерью, он все же был идеалистом по природе и радовался тому, что Элизабет не осталась старой девой, и поэтому не очень-то пытался отговорить ее от этого брака. Тетя Джулиана тоже ужаснулась от мысли, что «Цыганский язычник», так женщина называла Ники, станет ее сыном по браку. При каждом удобном случае она принималась громко бормотать, как бы про себя, что ей не пережить этого и Лиззи станет ее смертью. Но все равно, тетушка тоже не стала сильно возражать. Лиззи уже было 27 лет и никто бы уже не женился на ней. Поэтому тетя Джулиана ничем не могла помешать свадьбе. В конце концов, ей пришлось смириться с неизбежным. Получив строгие нравоучения от бабушки Прескотт Чендлер о том, что должна делать мать невесты, она полностью погрузилась в свадебные хлопоты.
Бракосочетание состоялось прохладным осенним днем, в деревенской церкви, которая служила Холлу уже несколько веков. К величайшему облегчению Джеррита, да и моему, свидетелями у алтаря стояли Александр и Анжелика. Дядя Эсмонд подвел Лиззи, а тетя Джулиана неудержимо рыдала в свой кружевной платочек, оплакивая тот факт, что теряет свою единственную дочь.
Гораздо позже я узнала, что плакала она небезосновательно.
Вскоре после свадьбы Николаса и Элизабет на каолиновых разработках начались беспорядки. Лишь только сейчас, оглядываясь назад, я поняла, что тогда-то все и началось, потому что поначалу инциденты были мелкими и легко объяснимыми. Скольких бы неприятностей мы могли избежать, если бы только поняли все вовремя, были бы чуть-чуть мудрее и восприимчивее. Но теперь уже бесполезно думать об этом. Что сделано, то сделано, и никто из нас не может вернуться назад, чтобы все изменить, как бы нам этого не хотелось. Видимо это и имеют в виду старики, говорящие, что опять хотели бы стать молодыми. Они желали бы не только вернуть свою молодость, но и, с их теперешним опытом, не совершить тех же самых ошибок. Быть молодым – это, значит, быть переполненным страстью, нестись сломя голову, чтобы прозевать очередную глупость. Ведь именно так обитатели Гранджа, Хайтса и Холла делали в молодости, и даже после, о чем вы еще услышите.
Но сначала я должна рассказать вам о каолиновых разработках, этих отвратительных расползающихся пятнах на болоте, откуда добывают мягкую, белую, лиловую глину, которую используют для производства фарфора. Сам минерал носит название «каолин». Оно произошло от китайского «kauling» и означает высокий холм, в котором обычно в Китае обнаруживают глину. Поэтому мы, англичане всегда называем ее «фарфоровая глина» («китайская глина»). Глину здесь добывали еще с XVIII века, а разработал эти места один из хороших друзей Чендлеров, Джо Уэдгвуд.
Разработки стали принадлежать семье, когда мой прадед сэр Саймон Чендлер купил их. Он был очень принципиальным человеком, и предвидел, что прогресс все равно придет, как бы аристократия и не выступала против, и, что в будущем не останется дворян, владеющих землей. Прадед купил разработки, как страховку против того дня, когда у простых людей будет больше прав, чем у привилегированного класса, и название «баронетство» не поможет Хайклифф Холлу выстоять.
После смерти сэра Саймона, его старший сын, мой двоюродный дед Найджел, унаследовал разработки после кончины этого человека, они, по праву, должны были перейти в наследство моему дяде Эсмонду, племяннику деда. Но дела Чендлеров в то время были в особом состоянии. Дядя Драко, который при других обстоятельствах, стал бы преемником деда Найджела, не мог наследовать, потому что был незаконнорожденным. Но по каким-то только ему известным причинам, и, несмотря на свою ненависть к дяде Драко, дедуля завещал ему разработки, отделив их, таким образом, от имущества баронетства и разрушив первоначальную цель, которую преследовал сэр Саймон, покупая их.
Благодаря разработкам, дядя Драко разбогател. А для дяди Эсмонда настали трудные времена, когда он потерял доход от них. Хотя, следует заметить, вряд ли тот сумел бы сделать из них то, что сделал дядя Драко. Там работали грубые, суровые люди и обращаться с ними нужно было очень строго, иначе, постоянно бы вспыхивали стычки. Рабочие требовали повышение заработной платы и уменьшение рабочего времени, а это снизило бы годовой доход. Стало бы вообще невыгодно вести какие-либо работы в этих местах. Но простолюдины, с их многочисленными семьями, которые они должны были прокормить, казалось, не понимали этого. Почти безграмотные, люди думали, что их эгоисты-мастера богатеют за счет их пота и крови, а сами же труженики за свой тяжелый труд получают жалкие гроши. Уже несколько десятилетий простой человек восставал против своей участи.
Рабочие и бедняги сейчас, как никогда были плохо одеты, холодные и голодные. А когда люди так угнетены, то они вынуждены бороться за существование, начинают объединяться и совершать необдуманные поступки, действуя против тех, кто их притесняет. В 1795 г. по Англии прокатилась волна голодных бунтов. В последующие несколько лет ситуация еще более обострилась из-за плохих урожаев. Потом вышел Хлебный Закон, который запрещал импорт дешевого зерна, чтобы мелкопоместное дворянство могло с прибылью продавать зерно со своих полей, что вызвало скачок цен на хлеб.
С прогрессом пришли и машины, которыми могли управлять женщины и дети, трудившиеся за более низкую плату, смещая мужчин, а те уже не могли найти никакую другую работу, чтобы прокормить свои семьи.
А после картофельного голода, Англию наводнили толпы эмигрантов из Ирландии, готовые работать за любые гроши, лишь бы не умереть с голода.
Безработные, бездомные и нуждающиеся люди заполнили все ночлежки в городах и бродили по деревенским дорогам. Со временем некоторые из них стали грабить богатых, другие же превратились в контрабандистов, вступив в опасную схватку с драгунами. Некоторые, чьи головы были забиты разговорами о свободе и равенстве, привезенными в Англию солдатами, которые сражались с французами во времена Наполеона Бонапарта, поднимали восстание, подстрекая простой люд требовать свои права.
Эти мятежники оказались самыми опасными. Вот уже десятилетия взрывались шахты, бились окна и ломалось оборудование на заводах, сжигались текстильные фабрики. Бунтарей частенько ловили и наказывали за преступления. И, несмотря на то, что бессчетное количество их было повешено и сослано на каторгу, борьба против тирании продолжалась уже в форме профсоюзов, забастовок, разрушений и кровопролитий.
В июне 1846 г. дела стали настолько плохи, что, в конце концов, Парламент был вынужден отменить Хлебный Закон, снизив, а потом и вовсе отменив пошлины на импортируемое зерно. Также были снижены налоги на ввозимые в страну сыр, масло и другие продукты, в то время как налоги на ввозимый живой скот вовсе отменены. В результате крупные ирландские землевладельцы прекратили выращивать пшеницу и принялись за выращивание и разведение крупного рогатого скота, прогнав со своих земель арендаторов, чтобы использовать ее под пастбища. Вскоре эти несчастные, лишенные земель, ринулись к и без того переполненным, неспокойным английским берегам.
Но, несмотря на все происходящее в стране, не думаю, что у тех, кто работал на разработках Чендлеров, было достаточно причин, чтобы возмущаться. Они жили в гораздо лучших домах, были лучше одеты, лучше питались и получали больше других. Дядя Драко знал, что значит быть бедным и голодным. Поэтому он платил полную плату за полный рабочий день всем работающим на него. А если были такие, кто настаивал на большей плате, не понимая принципов экономики, тем указывали на дверь. Таковы были тяжелые времена, которые мы переживали.
Нельзя было сказать, что работа на каолиновых разработках была легкой. Это был суровый, тяжелый труд. Каолин образуется в результате разрушения полевого шпата в гранитных скалах, которыми изобилует Корнуолл. Его нужно извлечь из земли, промыть в залитых водой огромных, глубоких карьерах и отделить от кварца. После этого его вынимают на поверхность, еще раз промывают, фильтруют и высушивают. Из-за того, что в Корнуолле хранилища имеют форму воронки с узким концом, глубоко уходящим в землю, однажды выкопанные они уже не могут быть снова заполнены. Поэтому повсюду на торфяниках возвышались белые горы, кучи тусклого кварца, которые все время росли, а между ними находились широкие карьеры и пруды со стоячей водой, окрашенной в особенный, приглушенный зеленый цвет, как я предполагала – от минералов. Случались и несчастные случаи. Когда-то твердый, гранит превращался в мягкую разрушающуюся массу, струящуюся, как песок в песочных часах. Человек мог быть похоронен заживо при внезапном обвале пластов кварца. Меловая глина осыпалась с бешеной скоростью, как зыбучий песок. Человек мог утонуть в этих опасных, зеленых прудах, работа с машинами тоже была по-своему опасна. Как только дядя Драко стал владельцем разработок, несчастные случаи резко сократились. Но сейчас начали происходить мелкие инциденты, – на первый взгляд ничего серьезного, но очень неожиданно. Все это требовало значительных затрат.
Меня такие вещи мало интересовали. Но дядя Драко, Джеррит, Николас и Александр с жаром обсуждали все это за ужином. С приближением нового года, я с восторгом обнаружила, что наконец опять беременна и погрузилась в приготовления к рождению ребенка и воспитание близнецов. Те, узнав, что теперь их мать будет принадлежать не только им, засыпали меня вопросами.
Мне нужно было стараться скрыть свое раздражение. Выйдя замуж за Ники, Лиззи, естественно, переехала жить в Хайтс и была для меня как заноза. Я думаю, что даже тогда не все между ней и Ники было хорошо. Говорят, что Бог наказывает нас, выполняя наши же желания. Достигнув всего, что она хотела, Лиззи, казалось, не испытывала большой радости. Она была несчастной, больной и раздутой как надутый до пределов шар, потому что тоже была беременна. Чем больше раздувалась Лиззи, тем острее становился ее язык. Она ненавидела свое уродливое тело и обижалась на ребенка, который украл ее здоровье и внешний вид. Здесь в Хайтсе эта женщина была уже не такой изнеженной и избалованной как в Холле. И это злило ее еще больше.
По ночам в нашей спальне мы с Джерритом часто слышали, сак ссорились Лиззи и Ники. Иногда на следующее утро, Лиззи выходила к завтраку с ужасным, тщательно припудренным синяком на щеке. Хотя у нее всегда были готовы объяснения, если кто-нибудь поинтересуется, что случилось с ее лицом, мы-то знали, что это Ники побил свою жену. Темные, лиловые круги залегли у нее вокруг глаз, что без сомнения говорило о том, сколько бессонных ночей провела Элизабет, ожидая, когда муженек вернется домой, и изводила себя догадками, где он мог находиться. Очень часто Николас уходил из дома сразу после ужина и возвращался уже к рассвету.
– Снова неприятности на разработках, – говорил он, чтобы только уйти. – Я должен вернуться туда. Не жди меня, Лиззи, дорогая.
Но позже мы с Джерритом слышали как Чендлер средний ругаясь, с трудом пробирался по коридору в свою комнату и знали, что он, вместо того, чтобы заниматься делом, пьянствовал. В том, что Ники не верен Лиззи, я не сомневалась, а раз или два даже видела, как тот вместе с Снобхан скакал по торфяникам, и у меня появлялось неприятное ощущение. Как и у бедной, умершей Клеменси, у нее были рыжие волосы, заостренное лицо и такие же изумрудного цвета глаза! Почему никто раньше не замечал этого сходства?
Теперь, уже не наивная, глупая девчонка, я понимала, что имел в виду Джеррит, когда говорил о ее аппетитах. Не думаю, чтобы капризный Торн удовлетворял их полностью. Джеррит был прав, когда сказал, что у Снобхан были свои причины выйти замуж за Торна, и не только из-за отсутствия денег. Уж слишком много мужчин знали или догадывались, что она не была краснеющей, неопытной девственницей и поэтому не делали ей предложений о браке. Будучи женщиной искушенной, Снобхан наверняка догадывалась, а теперь уже знала о сексуальных потребностях своего мужа. Не стоило удивляться, что эта женщина нашла привлекательным такого сильного и мужественного человека, как Ники. Или, что он, обремененный раздутой, беременной Лиззи, которая с каждым днем становилась все более раздражительной, вдруг не увлечется стройной, распутной Снобхан. «Вся эта интрижка закончится плохо, – думала я, – эти треугольники в треугольниках среди нас. Мы сами плетем вокруг себя паутину».
У меня было такое чувство, что все мое семейство сидит на пороховой бочке, которая рано или поздно должна взорваться.
Шли месяцы, а беспорядки на разработках продолжались, становясь все хуже и хуже. Теперь их все сложнее было объяснить. В конечном счете, кто-то, кто – мы так и не выяснили – распространил слух, что на разработках завелись привидения. После этого в рабочих кварталах и в деревне пошли разговоры о призраках и неземных существах, которых было полно среди торфяников. Разговоры еще больше усилились, когда один из рабочих упал с кучи кварца и сломал ногу. Потом этот мужчина клялся, что это привидение столкнуло его, хотя более вероятно, что он был либо неосторожен, либо пьян на работе. Другой рабочий провалился в пруд и едва выкарабкался из него. Он также уверял всех, что его втащили туда невидимые руки, хотя целый день шел дождь и земля была очень скользкой. Но это было только начало. Вскоре стало исчезать оборудование. Оно как будто растворялось в воздухе, что еще больше подлило масла в огонь историй о привидениях.
Будучи не настолько глупым, чтобы верить во все эти сказки о зловещих призраках и духах, дядя Драко заподозрил саботаж со стороны рассерженных членов профсоюза и поставил на разработках охранников. Каждому охраннику он приказал сначала стрелять, а потом уже задавать вопросы, если заметят хоть кого-нибудь поблизости. После этого беспорядки пошли на убыль, значит, виноваты были вовсе не привидения, а живые бандиты.
Жизнь продолжалась дальше, хотя и не так гладко, как раньше. В конце лета Лиззи родила сына, которого окрестили Уинстоном. У нее были узкие бедра, поэтому роды проходили тяжело. Она чуть не умерла. После этого, к тайной радости Лиззи, доктор Эшфорд сказал, что ей опасно рожать еще раз. И женщина сразу же совершила роковую ошибку: она перестала спать с Ники.
Последние слова были горькими, и я не первый раз пожалела, что наши комнаты находятся рядом.
– Ты фригидная сука! – ругался на нее Ники несколько следующих ночей. – Что заставляет тебя думать, что ты можешь отказать мне в законных супружеских обязанностях?
– Я не виновата, – угрюмо настаивала Лиззи. – Ты же слышал, что сказал доктор, Ники: «Следующий ребенок убьет меня».
– Ведь можно же предохраняться от беременности, Лиззи. Но не думаю, что ты задумывалась над этим! Нет, конечно, нет. Что могут леди вроде тебя знать о таких вещах? – презрительно бросил он.
– Ничего! – парировала Лиззи. – Зато ты без сомнения многому научился у проституток, Ники! Ты думаешь, я не знаю, что ты не верен мне?
– Ну и что, если это так? – жестоко ответил ей муж. – Ты, очевидно, поверила, что преподнесешь мне свою девственность, и я удовлетворюсь этим, моя дорогая? О, боже! У айсберга больше страсти, чем у тебя! Тебе бы не мешало научиться кое-каким трюкам у проституток. Они-то, по крайней мере, понимают, что должны заинтересовать мужчину, который ей платит.
– Как ты смеешь со мной так разговаривать? – пронзительно взвизгнула Лиззи. – Это мерзко, отвратительно и оскорбительно! Я твоя жена, Николас, а не какая-то дешевая девка, которая торгует собой на углу улицы!
– Какая разница? Я покупаю и плачу за тебя точно так же, не правда ли, моя крошка? Согласись, ты даже не взглянула бы на меня дважды, если бы у меня в кармане не звенели монеты! Нет, ты продаешь себя мне в обмен на всех этих слуг, являющихся по первому твоему зову, на все эти красивые платья и конфетки, что ты так любишь, – с презрением глумился Ники. – Поэтому, жена ты мне или нет, по правде говоря, вы ничуть не лучше проститутки, мадам. О, боже! Я, должно быть, сошел с ума, что женился на тебе! Но ты не была такой холодной до того, как я надел кольцо на твой палец, так ведь, Лиззи, наоборот, – с радостью раздвигала тогда для меня ноги! Я мог бы силой заставить тебя раздвинуть их сейчас, если б хотел, и никто не посмел бы остановить меня. Но я не хочу. В мире полно других постелей, и там меня примут с распростертыми объятиями. Поэтому, сожми покрепче свои ножки, чопорная блюстительница нравов! Я получу, что хочу на стороне, и будь ты проклята, Лиззи!
С этими словами он так хлопнул дверью, что я подумала, – она сейчас разлетится на щепки. Сразу после этого во дворе послышался топот копыт и Ники исчез в ночи, в то время как Лиззи рыдала в подушку. Ее стоны разносились по коридору, и мне было жаль ее, даже, несмотря на то, что она ненавидела меня и отвергла бы любые попытки утешить ее.
Но больше всех было жаль маленького Уинстона. Шли недели, а Ники, раздраженный постоянным плачем ребенка, почти не обращал на него внимания. Лиззи же, напуганная тем, что мальчик плевался и постоянно мочил ее платье, была рада при первой же возможности спихнуть бедное существо няне Энни и избавиться от него. Жена Александра Ванесса была слишком робкой, чтобы вмешиваться в дела воспитания, когда дело касалось не ее собственной дочери, которой был уже год.
Поэтому, в конце концов, воспитанием Уинстона приходилось заниматься мне, Энни и еще одной нянюшке. А так как малыш наполовину был братом Родеса, то он стал мне почти сыном.
Ранней осенью родился и мой собственный ребенок, девочка, которую мы с Джерритом назвали Изабель, в честь одной из давно умерших сестер бабушки Шеффилд, также как и меня назвали в честь одного из ее умерших братьев Лоренса. Изабель была очаровательной крошкой, веселой, воркующей, вовсе непохожая характером на Рэнсома и Родеса. Но я подозревала, что вскоре она станет такой же избалованной и своенравной, как ее братья, потому что Джеррит обожал ее и всегда выступал на стороне дочурки.
– Она очень похожа на свою прекрасную мать, – с гордостью говорил муж, заставляя меня краснеть. После пяти лет нашего брака, его желание ко мне не ослабло. Никогда не искал он развлечений на стороне, а был верен мне, как дядя Драко тете Мэгги.
Мы стали с ней большими друзьями, она, я и тихая, ласковая Ванесса тоже. Только Лиззи держалась особняком, одна со своими страданиями, ненавидя мена и постоянно натравливаемая своей матерью на тетю Мэгги. Тетя Джулиана в молодости увела у тети Мэгги дядю Эсмонда. И сейчас, как и ее дочь, получив то, что хотела, тетя Джулиана была недовольна своей судьбой и обвиняла всех, кроме себя, за несложившуюся личную жизнь. Она ненавидела дядю Драко и его богатство, которое, по ее мнению, должно было принадлежать дяде Эсмонду, и частенько обвиняла Чендлеров, что они каким-то образом изменили завещание деда Найджела, чтобы прибрать к рукам каолиновые разработки. Сейчас никто кроме Торна не обращал внимания на эти лживые, голословные утверждения. Даже Лиззи, и та считала, что все это неправда, потому что большую часть дохода Ники получал с разработок и, конечно же, она не хотела ничего терять. По всей вероятности, в душе, Торн тоже не очень-то верил и это… Но я ошибалась…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Море любви - Брэндвайн Ребекка



Этот роман от первого лица когда-то, во мне еще совсем юной, разбудил во мне некую странную щемящую тоску. Полный событий, он заставлял меня любить, ненавидеть и плакать вместе с главной героиней. Прошло уже более 15 лет когда я впервые его прочитала, но боль сердца главной героини до сих пор трогают меня так же. Стихотворение Звездный плес, которое когда-то выучила - единственное которое я и по сей день, без единой ошибки, в любое время дня и ночи, могу рассказать без запинки
Море любви - Брэндвайн РебеккаКсения
5.08.2014, 8.16





после прочтения романа остался осадок. хотелось бы летать на крыльях а не печалится...
Море любви - Брэндвайн РебеккаЛюбовь это...
8.11.2016, 13.06





после прочтения романа остался осадок. хотелось бы летать на крыльях а не печалится...
Море любви - Брэндвайн РебеккаЛюбовь это...
8.11.2016, 13.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100