Читать онлайн Море любви, автора - Брэндвайн Ребекка, Раздел - ГЛАВА 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Море любви - Брэндвайн Ребекка бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Море любви - Брэндвайн Ребекка - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Море любви - Брэндвайн Ребекка - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэндвайн Ребекка

Море любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 12
СТРАСТИ, ГЛУБОКИЕ И ПОСТОЯННЫЕ

Когда соединяются две жизни, то часто остается длинный шрам.
Все потому, что кто-то третий был в тени,
И будто бы осталось все, как было,
Но, в то же время стали далеки они…
«У камелька». Роберт Бронинг
Как нити переплетаются в целом куске материи, так и мои печальные поступки переплели жизни Прескоттов, Чендлеров и Шеффилдов.
Через несколько дней дядя Драко вернулся домой с пустыми руками, хотя я надеялась на другое. Но, что самое неожиданное, он не злился на меня. Тетя Мэгги, предварительно попросив мое разрешение, вскоре рассказала ему обо всем. Поэтому дядя Драко знал, что у его племянницы были веские причины припугнуть Ники виселицей и заставить его спасать свою жизнь бегством. Но, все равно, хотя дядя и не обвинил меня, а даже, когда наши пути пересеклись, стал проявлять ко мне интерес и доброту, что раньше делал только из вежливости, я знала, что нанесла ему жестокий удар. Всегда молчаливый и задумчивый, он чаще обычного стал вздыхать про себя, и почти за одну ночь его виски посеребрила седина. Мне было очень больно смотреть на этого человека, и, хотя я все еще боялась его, хотела, чтобы старик отругал меня. Может быть, от этого мне хоть чуть-чуть бы полегчало.
Но этого не происходило. Даже Торн, которому, как казалось, дядя Драко, если б мог, с удовольствием свернул бы шею, как обычно избежал наказания. Сильное чувство самосохранения подсказывало этому подонку, что его просто так, как меня, не простят. Поэтому он вдруг решил, что поступит благоразумно, если нанесет визит своей невесте леди Снобхан О'Халлоран в ирландское поместье ее отца. Что и сделал, немедленно уехав из Холла, прежде чем его сестра или дядя Драко узнали о похождениях родственничка.
Такое серьезное происшествие, с ужасными последствиями, нельзя было просто так скрыть от посторонних глаз. Слуги вглядывались в каждого всадника, проезжающего по торфяникам, подслушивали у закрытых дверей, подглядывали в замочные скважины, пытались разнюхать наши семейные тайны и натерли мозоли на языках, сплетничая и обсуждая их. Несмотря на то, что кроме Ники, Торна и меня, реальные факты были известны только дяде Драко и тете Мэгги, по деревне скоро поползли слухи, в которых была небольшая капелька правды.
«Мистер Николас и мистер Торн поспорили и сильно подрались, – говорили люди, – мистер Торн упал. Затем мисс Лаура, которая присутствовала при этом (причины моего присутствия назывались разные), заявила, что мистер Торн умер. Поэтому мистер Николас выбрал бегство вместо пляски джиги на виселице».
Новость о происшествии распространялась с такой скоростью, что вскоре я не могла поднять головы из-за пристальных взглядов окружающих. Но не только мне досталось от этих разговоров и пересудов.
Лиззи выглядела так, как будто съела лимон и обнаружила его гораздо кислее, чем предполагала. Из-за того, что она часто хмурилась, между бровями у нее залегли две маленькие, глубокие морщинки, ее раздраженный рот показывал, что девушка совершенно сломлена духовно. Это портило неброскую, холодную красоту Лиззи, которую та унаследовала от нашей прабабушки Прескотт Чендлер.
Страстно надеясь, что Ники когда-нибудь, да женится на ней, девица отказывала каждому поклоннику, заезжавшему в Холл. Теперь, когда ей исполнилось двадцать три года, и первая молодость уже прошла, а впереди не было никаких планов на замужество, Лиззи наверняка была обречена на жизнь старой девы. Я подозревала, что для нее это явилось горькой пилюлей.
А в том, что Ники ускользнул из ее цепких рук, как раз в тот момент, когда был так близок, Лиззи обвиняла меня, за что возненавидела еще больше.
Клеменси тоже приписывала мне потерю своего любовника, – если таковым Николас был для нее. Зеленые глаза служанки смотрели на меня с ненавистью, особенно, когда девица думала, что я ее не вижу. Из-за страха перед Джерритом, она продолжала относиться к своей госпоже с уважением, но, тем не менее, не упускала малейшей возможности отомстить совершенно детскими способами: расшатывала каблуки моих туфелек, так, что они неожиданно подворачивались во время ходьбы, не затягивала узлы на завязках моего корсета, и те вдруг развязывались под платьем, подавала ледяную воду при мытье волос и бесчисленное множество подобных мелких пакостей. Все это выглядело случайным совпадением. Поэтому обвинить Клеменси в чем-либо было трудно. Я сдерживалась, чтобы не сделать ей замечаний. Мне не хотелось удовлетворить ее тщеславие знанием того, как она злится на меня и пытается унизить. К тому же, служанка могла насплетничать о молодой хозяйке папе и маме. Я была не уверена, – догадалась ли Клеменси о моей беременности. По тому состоянию, в котором она нашла меня в ту ночь помолвки близнецов, можно было подумать о многом.
Но, по всей вероятности, родители даже и не догадывались, что их дочь отдалась Джерриту и сейчас носит его ребенка. Уважая мои желания, дядя Драко и тетя Мэгги ничего не рассказали им, даже то, что у меня была веская причина обвинить Ники в убийстве. Папа и мама милостливо поверили, что я ошиблась, объявив Торна мертвым. К моей радости, на следующий день после возвращения дяди Драко, Клеменси сбежала из Гранджа.
Я понятия не имела, куда она уехала, и лишь предполагала, что та решила преуспеть там, где потерпел неудачу дядя Драко – найти Ники. Для слабой девушки это была невыполнимая задача, потому что, если уж дядя не нашел его, то и никто не сможет. Конечно же, Клеменси не спросила у меня совета или, хотя бы, рекомендацию (потому что была слишком бесстыдна, просить чего-либо, особенно после того, как нехорошо поступила по отношению ко мне). Даже не оставив записки, горничная сложила свои пожитки и растворилась в ночи, совершенно не заботясь о том, что после ее необъяснимого исчезновения все в доме перевернется вверх дном.
Маму это событие очень расстроило, но папа сказал, что произошло лишь избавление от ненужного мусора. И его слова подтвердились, когда на следующий день я обнаружила, что Клеменси украла половину содержимого моей шкатулки с драгоценностями. К счастью, все действительно ценное, осталось. Ее бегство явилось для меня таким облегчением, что я даже не сказала бы маме и папе о краже, если бы не Айрис, одна из служанок, присутствовавшая при обнаружении пропажи безделушек.
Но Клеменси я видела не в последний раз, об этом вы еще услышите.
Прошло еще немало времени, и вот, за две недели; до нашей свадьбы приехал Джеррит.
Сразу после полуночи я услышала слабый стук в окно. Сначала мне показалось, что это снег или ветки старого дерева, растущего прямо под окном комнаты, стучат в стекло. Но когда стук стал громче и настойчивее, я встала с постели, чтобы посмотреть, что это такое. В комнате было довольно холодно. Я зажгла свечу, набросила халат и, поплотнее в него закутавшись, подошла к окну. Отбросив занавеску, я не поверила своим глазам и от изумления открыла рот. За окном была темная фигура Джеррита. Он взобрался на дерево и сидел на одном из сучьев. Я была поражена. Хочу заметить, что в другое время, Джеррит нашел бы это весьма забавным, но холод помешал ему.
– Ради бога, Лаура, впусти меня! – потребовал он, настойчиво стуча в окно. – Я сейчас замерзну здесь до смерти!
Придя в себя, я быстро поставила свечу, отодвинула защелку и широко распахнула окно. В комнату ворвались снег и ветер. Ругаясь и дрожа, Джеррит ввалился в мою спальню.
– Бррр, – пробормотал он, энергично потирая руки, чтобы согреться. – Не очень-то подходящая ночь для мужчины. Хороший хозяин и собаку в такую погоду не выгонит!
– Тогда зачем ты это сделал? – едко спросила я, все еще не оправившись от его внезапного появления.
Во рту пересохло, сердце сильно забилось в груди. Джеррит был такой высокий и сильный! Он стоял здесь, и моя комната сразу же показалась мне маленькой и тесной, а позолоченная дубовая мебель слишком изящной и хрупкой, чтобы выдержать кого-либо. А какой он был красивый! Неужели эти волосы всегда были такими черными, как ночное море, а глаза, как капли обсидиана? Джеррит тихо рассмеялся, в серебристом лунном свете сверкнули его белые зубы на смуглом цыганском лице.
– Неужели так приветствуют долго отсутствующего жениха, моя любимая? – дерзко спросил он. – По правде говоря, Лаура, я не для того проскакал пять миль в темноте и снеге, чтобы выслушивать твои колкие замечания! Иди-ка лучше сюда, дорогая, и поцелуй меня.
Я покраснела от стыда и поплотнее укуталась в халат.
Его черные глаза сверкали, а на губах появилась кривая улыбочка. Как же я скучала без него! Раньше мне этого было не понять. В одно мгновение, все опять стало на свои места, Джеррит заполнил пустоту. Случись это иначе, я бы испугалась. Но теперь мне большего и не нужно было.
Сначала я чувствовала себя с ним неуверенно. Воспоминания о той ночи на берегу были еще слишком отчетливы в моей памяти, как будто это случилось только вчера. Я все еще ощущала на себе его губы и руки, его тело, прижимающее меня к земле. Каждый изгиб, каждый уголок этого тела был знаком мне… Но как много я еще не знала об этом человеке. Ждет ли он, что ему уступят, как и в тот раз? Я не знала… Такая перспектива каким-то образом расслабляла и, в то же время, возбуждала. Хотя Джеррит и лишил меня девственности, я все же была еще очень неопытна и застенчива.
Мои движения были медленны и нерешительны. Я подошла к нему, чувствуя, что моя белая фланелевая ночная рубашка не защитит от возбужденного мужчины. Джеррит мог бы сбросить ее без труда. А еще хуже всего было то, что в глубине души мне хотелось, чтобы он это сделал. Хочу добавить, я страшно боялась, что кто-нибудь может услышать нас и прийти посмотреть, что происходит. Именно из-за этого ночной гость сразу не услышал от меня самого главного.
– Джеррит, что ты здесь делаешь? Это же… непристойно!
– В ту ночь на берегу я не слышал от тебя таких слов, – усмехнувшись, заметил он. – Ты не рада видеть меня?
– Да, конечно, но…
– Тогда докажи мне, Лаура! Докажи… Докажи, что Ники лгал!
Далее, когда Джеррит посмотрел на меня, я уже действовала не по своей воле. Мои руки обвили его шею, а губы вытянулись для поцелуя. Он не был нежным, этот поцелуй. Он был, скорее, крепким и жадным, как будто Джеррит, с тех пор, как покинул меня, ни о чем другом и не думал. По телу пробежала дрожь удовлетворения и блаженства. Этот человек любит меня! Он так хотел увидеть свою невесту, что, не дождавшись утра, приехал к ней в Грандж.
Его язык с жадностью пробовал мой мягкий и влажный рот. Я с готовностью приоткрыла для него рот. Мой язык переплелся с его. Руками дотронувшись до лица Джеррита, я почувствовала под ладонями жесткую щетину. Он так торопился ко мне, что не успел побриться… Щетина царапала мои губы и щеки. Его пальцы взъерошили мне волосы, расплетая косу, в которую они были заплетены и рассыпали их по моим плечам, как занавес. А потом Джеррит прижал меня к своей груди. Его сердце билось прямо под моим ухом, – сильные, ритмичные удары, так отличные от моих, порхающих, как у птички. Он осыпал поцелуями мои волосы. Я чувствовала его губы у своего уха. Они нашептывали мне страстные слова о любви.
«Вероятно, Джеррит не знает, – подумала я, вся похолодев изнутри, – он не знает, что натворила его будущая супруга…»
При этой мысли из моих глаз брызнули слезы, смачивая превосходный батист белоснежной кружевной рубашки Джеррита.
– Ну вот, что это такое? – ласково спросил он, приподнимая за подбородок мое лицо, чтобы лучше видеть его. – У тебя нет причин для слез, Лаура, или я не прав?
– Гораздо больше, чем ты думаешь! – воскликнула я. – О, Джеррит, твоя будущая жена совершила ужасный поступок!
Нежданный гость присел на край кровати и потянул меня к себе на колени. Лениво он начал играть прядью моих длинных волос, обвивая их вокруг пальца.
– Ну, а теперь расскажи мне, что же ты совершила, моя дорогая? – спросил Джеррит.
Мне пришлось рассказать ему все, страшась его реакции, ведь, несмотря на многие недостатки Николаса, Джеррит любил своего брата. Узнав о том, что причиной стремительного бегства Ники была я, он мог сделать со мной что угодно. Но между нами не должно было быть лжи. Поэтому я рассказала всю правду, надеясь, что это не приведет его в ярость.
– Моя свирепая орлица, – проговорил Джеррит, – какие же у тебя острые коготки. Невозможно было не запустить их в Николаса. Я больше других знаю, что он этого заслуживает. Если б в ту ночь на берегу, ты не остановила меня, кажется, я бы убил его. И как мне можно обвинять тебя, Лаура, за гораздо меньшее преступление?
– Значит, ты не сердишься на меня? – робко спросила я.
– Нет… Тебе так много пришлось пережить. Лаура… Лаура, неужели ты и вправду думала, что Джеррит не любит тебя, что он не вернется к своей невесте? Тебя нужно как следует отругать за то, что слишком мало веришь в меня. Хотя, мне казалось, что так и будет. Я слишком быстро уехал от своего счастья. Но на это, ты ведь понимаешь, были веские причины.
– Но, Джеррит, почему ты даже ни разу не написал мне?
– Сначала я не знал, как выразить на бумаге то, что хотел сказать, а позже, у меня совсем не было времени. Гримзби оказался хитрой лисой. Я проехал чуть ли не полконтинента.
– Значит, Анжелика была права, предсказывая это. Но ты поймал его?
– Конечно. Теперь он в тюрьме, в Лондоне, ожидает приговора. А я дома с тобой… О, боже, я так скучал по тебе, сердечко мое! Ты даже не представляешь, как мне не хватало тебя! – Он снова поцеловал меня и положил на кровать, прижимая своим крепким телом. – Ты хочешь отказать мне, Лаура? – спросил Джеррит, его глаза сверкали в свете одинокой свечи. – Ты хочешь, чтобы я ушел… или остался?
Неужели это мой голос, такой тихий и хриплый, с красноречивой мольбой ответил ему?
– Оставайся, – прошептала я. – Оставайся…
Губы Джеррита проглотили последнее слово и отняли дыхание. Его язык приоткрыл мне губы и стал дразнить мой язык, пока я не ответила ему страстным поцелуем.
Он не был нежен со мной в ту ночь. Джеррит был подобен сильному дикому ветру, дующему в торфяниках, разметающему перед собой снег, Я не могла ни о чем думать, только чувствовала, как его рот, язык и руки скользят по всем холмикам и ложбинкам моего тела. Халат и ночная рубашка в один миг слетели с меня. Я с жадностью принимала все, что предлагал мне Джеррит, покоряясь его сильному желанию.
Я была, как камыш или папоротник, стелящийся по ветру, мои длинные волосы опутывали его, тянули вниз. Мои груди были холмиками мягкой земли, взрыхленной крепкими мужскими ладонями. Его дыхание над их вершинами было таким сладким, влажный язык был подобен туману, плывущему и клубящемуся во впадинах земли, покрытых высокой травой… Я обнимала этого сильного, решительного мужчину, все сильнее и сильнее прижимаясь к нему, пытаясь слиться воедино. На моем теле не было ни единого местечка, которого он бы не знал, и ни одного на его, – к которому бы я не прикоснулась. Смуглое тело сливалось с белым… Мы были как единое целое, как земля и все, что на ней есть, мы были неразрывно связаны друг с другом.
А за окном падал и стучал в стекло густой снег. Сквозь ели пробивался лунный свет, освещая наши тела в пылу страсти. Быстро и сильно Джеррит вошел в меня… Мягко и нежно впустила его в себя я, издав сдавленный крик, приглушенный ветром, который пронзительно завывал в ночи.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Море любви - Брэндвайн Ребекка



Этот роман от первого лица когда-то, во мне еще совсем юной, разбудил во мне некую странную щемящую тоску. Полный событий, он заставлял меня любить, ненавидеть и плакать вместе с главной героиней. Прошло уже более 15 лет когда я впервые его прочитала, но боль сердца главной героини до сих пор трогают меня так же. Стихотворение Звездный плес, которое когда-то выучила - единственное которое я и по сей день, без единой ошибки, в любое время дня и ночи, могу рассказать без запинки
Море любви - Брэндвайн РебеккаКсения
5.08.2014, 8.16





после прочтения романа остался осадок. хотелось бы летать на крыльях а не печалится...
Море любви - Брэндвайн РебеккаЛюбовь это...
8.11.2016, 13.06





после прочтения романа остался осадок. хотелось бы летать на крыльях а не печалится...
Море любви - Брэндвайн РебеккаЛюбовь это...
8.11.2016, 13.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100