Читать онлайн Запретное влечение, автора - Брэдли Шелли, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Запретное влечение - Брэдли Шелли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.71 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Запретное влечение - Брэдли Шелли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Запретное влечение - Брэдли Шелли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдли Шелли

Запретное влечение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

На следующее утро Гевин подождал, пока мисс Мельбурн сядет за стол, и только после этого вошел в столовую. Поскольку Джеймс редко вставал до десяти, а тетя Кэролайн уже готовилась к отъезду в Лондон, он был уверен, что они с Кирой будут совершенно одни, и тогда осуществление его плана, наконец, начнется.
Первым делом он изменит свою роль: враг Киры превратится в приветливого друга и чуть ли не пылкого поклонника. Это заставит ее забыть об осторожности настолько, что он сможет завоевать ее доверие, узнать ее слабости. А как только он раскроет их, то сможет использовать эти слабости и соблазнить ее. Учитывая историю Киры, герцог не сомневался, что это окажется не слишком трудно. Тогда Джеймс, наконец поймет, что мисс Мельбурн не заслуживает его доброго имени.
У входа в столовую Гевин остановился, чтобы незамеченным понаблюдать за своей жертвой. Солнечный свет лился в окна, и от него темные волосы Киры сияли, словно черное дерево. Сегодня утром она казалась спокойной – ничто не напоминало женщину, плакавшую в саду накануне вечером. Серое шелковое платье оттеняло ее безмятежный профиль, а изящно вышитая муслиновая пелерина, драпирующая плечи, придавала ей вид воплощенной женственности. Кира молча ела лепешку, чашка чая стояла рядом. Задумчиво помешивая чай, она казалась совершенно такой же, как все другие женщины; ничто в ее облике не выдавало в ней искусительницу; и все же, к разочарованию Гевина, она влекла его больше, чем когда-либо. Жизненно важные части книзу от талии умоляли его уложить ее на стол и поскорее раздеть.
Внезапно он почувствовал странное нежелание выполнять свой план. Несомненно, вчера вечером мисс Мельбурн искренне страдала. Но хотя ему не хотелось ранить ее еще больше, он не мог позволить расстроиться тете Кэролайн. И не мог дать Джеймсу загубить свою жизнь.
Дискредитировать Киру, соблазнить ее – это его последний шанс предотвратить несчастье.
Гевин вошел в комнату, элегантным жестом снял шляпу и постарался улыбнуться своей самой очаровательной улыбкой.
– Доброе утро, мисс Мельбурн.
В ответ на приветствие Кира подняла глаза. Кропторн стоял рядом с ней в темно-желтых бриджах, длинном темно-синем сюртуке и крахмальном шелковом галстуке. Одежда подчеркивала его мрачную красоту, а улыбка заставила ее взгляд задержаться на его лице.
И все же Кира продолжала смущенно молчать. Герцог поздоровался с ней и к тому же улыбнулся? Но что это означает для нее?
Она осторожно разглядывала его.
– Доброе утро. Я почти закончила есть, так что комната будет в полном вашем распоряжении.
– Вам нет нужды спешить. – Герцог положил шляпу на стол.
Так он не хочет, чтобы она поскорее ушла? Гевин положил себе на тарелку лепешку и немного джема из буфета, улыбка все еще была на месте.
– Надеюсь, события прошлого вечера не помешали вам хорошо выспаться. Леди Беккер – близкая подруга миссис Бейклиф. Я вряд ли когда-либо встречал более неприятных дам.
Кира нахмурилась. Неужели герцог действительно осуждает рыжеволосую сплетницу на вечере у миссис Бейклиф? Она снова внимательно посмотрела на него, ища хоть какой-то признак сарказма. Ничего. Как странно. Возможно, настоящий герцог в нем еще не проснулся? Нет, его взгляд выглядел даже слишком острым. Или этот человек заболел... Это имеет смысл, если не считать того, что он выглядит чрезвычайно крепким – даже величественным.
Тогда почему он не только говорит с ней, но даже ведет себя так, будто она не раздражает его больше всех на этой земле?
– Я тоже нахожу их весьма неприятными, – пробормотала она, не зная, что еще сказать. – В этом вы не одиноки.
Кропторн отодвинул стул – не стоящий во главе стола, а тот, что прямо рядом с ней, и снова улыбнулся. Его улыбка ослепляла, очаровывала. Все это выглядело очень подозрительно.
Вероятнее всего, его светлость состряпал еще одну хитрость, чтобы выбросить ее из жизни Джеймса, а поскольку она понятия не имела, как улыбка может помочь его задаче, то подумала, что лучше подождать, пока все само не обнаружится.
Кира отложила салфетку и встала.
– Благодарю вас за ваши слова о леди Беккер. Приятного вам аппетита.
Она едва успела повернуться и сделать шаг, как он окликнул ее:
– Подождите! – Герцог проворно вскочил. Он стоял, высокий и широкоплечий, и выглядел одновременно напряженным и нерешительным. Странное поведение, особенно после его улыбок.
– Да?
– Пожалуйста, сядьте. Я... – он запнулся, – я бы хотел кое-что сказать вам.
Кира подняла бровь, вопросительно и в то же время с вызовом, отчего герцог поморщился; выражение его лица стало на удивление милым.
– То, что я должен сказать, будет приятно, клянусь.
Приятное? От него? Звучит сомнительно. Хотя Кира не доверяла герцогу, он постоянно интриговал ее; по какой-то странной причине ей захотелось остаться и услышать его «приятный» разговор.
– Я слушаю. – Она снова села, в то время как герцог остался стоять.
– Разумеется, вы заметили, что я защищаю мою семью.
В ее улыбке сквозила ирония.
– Несомненно.
– Джеймс на целых восемь лет моложе меня, и у него не всегда хватает опыта, чтобы принимать правильные решения.
Он что, хочет сказать, что, попросив ее руки, Джеймс сделал поспешный и непродуманный выбор? Кира изумленно посмотрела на герцога.
– Не поймите меня неправильно. Вина лежит на мне. Я настолько привык присматривать за Джеймсом и даже подвергать сомнению его решения, что иногда забываю кое о чем. Его решения могут быть совершенно правильными.
Выходит, теперь он одобряет ее? Если так, то ей вряд ли стоит верить хоть одному его слову.
– Вы никогда не считали меня подходящей парой для вашего кузена, – заметила она.
Герцог кивнул:
– Верно, однако прошлая ночь доказала мне мою ошибку. – Его глаза как бы сквозь темный бархат вглядывались в нее. – Ваши слезы были искренними, слова леди Беккер и ее подруг причинили вам боль. Виновная женщина вела бы себя совершенно по-другому.
Надо же, какой он наблюдательный! Кира удивленно смотрела, как герцог взял шляпу каким-то нервным жестом.
– Неужели? – Она чувствовала, что надежда уже пустила корни в ее душе.
– Связав это с тем, как вы помогли моей тете на прошлой неделе, я начинаю думать, что вывел ужасно несправедливое суждение о вас, основанное исключительно на светских сплетнях. – Герцог загнул край своей высокой шляпы, что было совершенно не в его привычках. Кира не верила своим ушам. Неужели он действительно думает то, что сказал? Взглянув в мужественное лицо герцога, она не нашла в нем ничего, кроме искренности. Даже на его полных губах, казалось, застыло сожаление.
– Я... благодарю вас.
– Нет, это я благодарю вас за то, что поговорили со мной. – Он поморщился. – Я вел себя так ужасно – на самом деле даже хуже, чем ужасно. Мне остается только просить у вас позволения хоть как-то возместить вам это.
Он что, правда этого хочет? И почему это имеет для него значение? Из-за семьи? Да, вполне правдоподобное объяснение. И все же...
– Теперь это уже не важно, – холодно произнесла она.
– О, я не согласен, миледи. – Кропторн наклонился к ней, и Кира уловила его запах – что-то вроде ветра и земли, сдобренных квинтэссенцией мужчины. Это был пьянящий запах, который разбудил ее чувства и согрел ее изнутри.
Встревоженная участившимся сердцебиением, Кира отстранилась.
– Не согласны?
– Я был слишком поспешен в своих суждениях, поскольку не дал себе времени узнать вас прежде, чем высказывать их. По глупости я посчитал вас охотницей за приданым. Простите меня.
Надменный герцог попросил у нее прощения? Может быть, она все-таки была права, решив, что он заболел?
– По выражению вашего лица я понимаю, что вы смущены...
Кира сглотнула.
– Немного. Всего два дня назад вы предлагали мне десять тысяч фунтов, чтобы я оставила Джеймса.
– И ваш отказ стал еще одним знаком ошибочности моего суждения о вас.
– Понимаю, – пробормотала Кира, хотя на самом деле не понимала ничего.
– Вы должны как можно скорее позволить мне провести с вами немного времени, чтобы действительно узнать вас. Тогда и вы сможете увидеть, что я не такой гнусный тип, каким кажусь вам сейчас.
Проводить время с единственным мужчиной, который, кроме лорда Венса, заинтересовал ее настолько, что она обратила на него внимание? Мужчиной, который пах так восхитительно, что просто вдыхать его запах уже было грехом? Плохая идея, но... Он один стоял между ней и ее будущим счастьем в браке с Джеймсом. Даже если сплетни о ней распространились во все концы страны, скромный священник оставался ее лучшим шансом найти одобрение, чувство принадлежности общине. Отвергнуть Кропторна было бы неразумно... Так как же ей все-таки поступить?
– Я не уверена, что это необходимо...
– Позвольте не согласиться с вами. – Его темные глаза казались абсолютно серьезными. – В день вашего приезда Джеймс попросил меня стать вашим другом. Я поступил бесчестно, не выполнив его просьбу.
Если дело обстоит так, как она может отказать ему в шансе сделать приятное ее будущему мужу? И как доволен будет Джеймс, если ее действительно примут в семью и разлад прекратится. Каким чудесным свадебным подарком это станет для него!
Кира осторожно улыбнулась герцогу.
– В таком случае я согласна.
На следующий день снова пошел дождь. Лишенная возможности наслаждаться буйными красками сада, Кира обосновалась в музыкальном салоне. Отделанная голубым, белым и желтым, комната обладала умиротворяющей гармонией, соответствующей ее предназначению. Гардины на больших окнах были раздвинуты, и серый дневной свет проникал внутрь, словно окутывая комнату легкой дымкой.
Ей нравилось бывать здесь, несмотря на то, что никто в доме не разделял ее мнения.
Гуляя по просторной комнате, Кира вскоре оказалась у большого фортепиано. Она не сыграла ни одной ноты с тех пор, как столь глупо сбежала с лордом Венсом; потому что с тех пор не находила музыки в своем сердце. Но сегодня музыка как будто вдруг расцвела в ней. Может быть, это надежда? До ее свадьбы осталось всего две недели, и Кропторн сказал, что больше не будет противиться их соединению с Джеймсом. Кто знает?
Подчиняясь порыву, Кира села за массивный вишневого дерева инструмент. Сделанные из слоновой кости клавиши лежали перед ней ровной вереницей. Она подняла руки и, сделав глубокий вдох, замерла. Что, если кто-то услышит ее?
Украдкой взглянув через плечо, она убедилась, что дверь закрыта, пожала плечами и начала тихо играть. Музыка постепенно нарастала в ней, и она играла с возрастающей энергией, позволяя нотам струиться от самого сердца к пальцам. Кира играла почти все, что знала: колыбельная сменилась «Лунной сонатой», за которой настал черед моцартовской арии.
И тут она запела.
Чистые звуки фортепиано, сливаясь с ее сопрано, заполнили все пространство комнаты. Музыка струилась в ней, богатая, умиротворяющая и в то же время волнующая. Она откинула голову назад и начала что-то новое, трогательную народную песню о женщине, ждущей любви.
Кира играла, пока у нее не заболели пальцы. Плечи ее согнулись, а на лбу выступила испарина. С последней нотой музыка покинула ее. Опустошенная, но счастливая, она убрала руки с клавиш.
Внезапно раздавшиеся аплодисменты застали ее врасплох, и, повернувшись одним порывистым движением, она вскочила.
Герцог стоял в дверях, оперевшись о косяк, и продолжал аплодировать.
Смущенно потупившись, девушка прижала руку к груди.
– О, ваша светлость, я...
– Вы просто прекрасны. – Улыбка удивления смягчила строгие черты его лица. – Отчего Джеймс не сказал мне, что вы обладаете такими талантами?
Талант? Конечно, он преувеличивает. Возможно, герцог считает, что лесть – самый лучший способ оставить позади их прошлые сложности? Это казалось логичным, хотя и неискренним.
И все же даже эта фальшивая похвала заставила Киру смущенно отвернуться.
– Джеймс ни разу не слышал, как я играю и пою. Никто, кроме моего брата, не слышал.
– Правда? Почему же вы лишаете мир такого наслаждения? Слушать вас – это величайшее удовольствие.
Даже если Кропторн лжет, он делает это с безграничным шармом. Кира почувствовала, что на щеках ее появляется румянец.
– Я... я просто делаю это для своего удовольствия.
Герцог подошел ближе и встал всего в нескольких шагах от нее; его глаза сияли восхищением, которое казалось на удивление искренним. А потом он улыбнулся так ослепительно, что у Киры засосало под ложечкой.
Хотя она знала, что это глупо, но не могла не улыбнуться в ответ.
– Вы слишком добры.
– Чепуха. Я просто честен. – Он опустился на скамью перед фортепиано и приглашающим жестом похлопал по сиденью рядом с собой.
Настороженно глядя на герцога, Кира медлила. Он правда хочет, чтобы она села рядом с ним? Так близко?
– Ну же. Я не буду кусаться, поверьте. Я даже не буду рычать. – Герцог добродушно ухмыльнулся. – По крайней мере не слишком громко.
Теперь он дразнит ее. Зачем? Раньше Кира сомневалась даже, что у него есть вообще чувство юмора, но вот только что он показал ей, что способен и на это. Ошеломленная, она села рядом с ним. Неужели этот человек и есть настоящий Кропторн? Кира не знала, что и думать.
Он был близко – слишком близко с точки зрения приличий, особенно если учесть, что они все еще оставались наедине, и девушка прикусила губу, не зная, на что решиться. Она не должна выполнять его просьбу, но отказать было бы неблагоразумно, особенно когда он решил вести себя с ней более обходительно, чем прежде – если, конечно, это не игра ради каких-то непонятных ей целей.
Кира робко села на скамью, и их плечи соприкоснулись. Тело герцога излучало тепло, прогоняющее остатки холода вокруг. Неизбежное ощущение мускусного запаха наполняло ее каждый раз, когда она делала вдох. Обычно герцог выглядел высоким, мрачным и угрожающим... но улыбающийся он показался ей привлекательным и даже красивым. Нет, не так; он выглядел потрясающе. Герцог был из тех мужчин, которым ничего не стоило разбить сердце женщины, но она ему этого не позволит. Ее будущее – это Джеймс, и точка.
Решив, что ради Джеймса все же стоит улучшить отношения сего кузеном, Кира поддразнила:
– Я не уверена, что узнаю вас, если вы хотя бы чуть-чуть не порычите.
Герцог улыбнулся:
– О да! Мне нужно постоянно поддерживать репутацию.
– В этом я ничуть не сомневаюсь. – Кира снова улыбнулась. Неделю назад она ни за что бы в такое не поверила.
– Правда, вы действительно поете великолепно. – Восхищение в его глазах согрело ее. – Где вы научились играть и петь?
Если она начнет объяснять, придется рассказать о матери, о ее счастливых воспоминаниях до внезапного бегства в Персию – и потом о шокирующем отказе. Увы, она не могла говорить о таких вещах даже с собственным братом, а уж с герцогом... Может быть, общение с ним и стало сейчас более приятным, но обсуждение ее прошлого и смешанной крови только напомнит ему причины, по которым он прежде был против нее.
Девушка пожала плечами.
– Я училась понемногу то тут, то там и много упражнялась. Музыка – одно из моих главных увлечений.
Глаза герцога потемнели. Хотя дверь в музыкальный салон не была закрыта, у Киры почему-то появилось ощущение, что они здесь совершенно одни. Ощущение было необычным, но не неприятным – оно даже немного опьяняло.
– Вероятно, музыка приносит вам счастье. – Герцог прищурился. – Возможно, если мне удастся подольститься к вам, я смогу убедить вас помочь мне петь чуть лучше, чем умирающее животное?
– Неужели вы не умеете петь?
– Не смогу взять ни единой ноты, – признался он. – Если только вы не включите в понятие «пение» многие другие звуки.
– Но умирающее животное, ваша светлость? Этого не может быть.
– Пожалуйста, зовите меня Гевин, – поправил он.
Удивление, должно быть, очень явно отразилось на ее лице, потому что он поспешно объяснил:
– Если нам предстоит стать родственниками, я не вижу нужды в формальностях. А вы?
Что ж, это слегка двусмысленно, но в то же время многообещающе. Возможно, герцог искренне готов принять ее в семью. А если так, почему она должна отказываться? – Хорошо, Гевин.
– Благодарю вас, Кира. – Он словно спрашивал позволения обращаться к ней по имени, и она согласилась нерешительным кивком. Тогда он подсел ближе. Кира не могла вспомнить момента, когда бы она сильнее ощущала близость человека, особенно мужчины. Все ее чувства словно ожили. Озадаченная, Кира отвернулась, но она все равно знала, когда он сделает следующий вдох. Аромат – смесь мускуса и рома, окружающая его, – не давал ей покоя.
– Итак, – продолжил герцог, как будто между ними не произошло ничего особенного, – теперь вы можете рассказать мне, как вам удается петь таким прекрасным голосом? Это... – Гевин, казалось, искал подходящее слово, и Кира задержала дыхание. – Это как услышать ангела. – Улыбка приподняла уголки его манящих губ. – Мамаши уже много лет водят к нам своих дочерей, превознося их таланты, но я никогда не слышал ничего столь прекрасного.
– Прекрасного? О, ваша светлость...
– Гевин, – снова поправил он.
– И все же это слишком сильное слово, уверяю вас.
– Если вы никогда не позволяли никому слушать вас, откуда вам знать?
Кира молчала. Она понятия не имела, как ответить ему.
– Может, вы просто признаете, что я прав? – тихо спросил он.
– Благодарю вас. – Кира все еще сомневалась, что слово «прекрасно» может быть применено к ней... но если он так считает, зачем пытаться изменить его мнение? Его внимательный взгляд говорил ей, что он восхищен ее талантом – таким, какой он есть.
– Итак, вы можете хоть немного научить меня петь? Признаюсь, мне самому противно каждый год портить рождественские гимны.
– Хорошо, я попробую. – Кира с улыбкой взглянула на герцога, и снова мужественное выражение его лица поразило ее. Он действительно был в высшей степени привлекательным мужчиной. Счастье, однако, что лорд Венс научил ее быть невосприимчивой к таким вещам.
После нескольких рождественских гимнов и народных песен Кира пришла к заключению, что Гевин не солгал в одном: он не мог вытянуть ни одной ноты.
– Я пел ужасно, да? – спросил он со смущенной усмешкой.
Кира прикусила губу, подыскивая наиболее тактичный ответ.
– Возможно, после некоторой практики вы сможете...
– Нет, я всегда признаю мои недостатки, и среди них – ужасный голос. Позвольте, я лучше послушаю вас.
Жадный взгляд, которым смотрели его темные глаза, согревал и манил.
– Вы слишком льстите мне.
– Возможно, но и вы слишком мало цените себя.
Кира сглотнула и ничего не сказала. Неужели он верит в это, так же как Дариус? Его серьезное лицо говорило, что да.
Внезапно герцог взял ее за обнаженную руку, и жар его кожи поразил ее.
– Спасибо за очаровательный урок, – произнес он в тишине. – Сожалею, что оказался таким ужасным учеником.
– Зато ваша попытка достойна похвалы.
Герцог рассмеялся, и низкие звуки эхом разнеслись по комнате.
– Вы очень тактичны.
В конце концов, он наклонился и поцеловал ее руку. Шокирующий контакт его твердых губ с ее кожей потряс Киру, волна жара пронеслась по ее телу и остановилась в животе.
– Вы еще поиграете для меня в ближайшее время? – осторожно спросил он.
Его взгляд был таким прямым, таким горячим и приводящим в замешательство, что Кира смогла только кивнуть.
– Вот и замечательно. – Улыбка осветила его лицо. – Я буду ждать. До скорой встречи, Кира. – Герцог вышел из комнаты уверенной грациозной походкой. Когда он уходил, Кира не сказала ни слова. И в самом деле, что она могла сказать? Она понятия не имела, стоит ли доверять ему и понимает ли он ее хотя бы чуть-чуть. Но если понимает... О, эта мысль понравилась ей – гораздо более, чем следовало бы.
– Вы с Гевином, кажется, разговариваете все непринужденнее в последнее время...
Кира оторвала взгляд от книги по садоводству, которую читала в саду, и увидела Джеймса. Зеленая трава развевалась у его ног, но небо было затянуто серыми тучами. Погода снова предвещала дождь, и ей захотелось успеть провести в одиночестве несколько минут на воздухе, чтобы насладиться садом и разобраться в своих мыслях. Через четыре дня после встречи с герцогом в музыкальном салоне, его похвал и вежливого разговора она чувствовала странное беспокойство, но довольное лицо Джеймса напомнило Кире, зачем она поддалась ошеломительной улыбке Кропторна и его пряному мужскому запаху. Джеймс заслуживал ее усилий.
Однако в реальности непринужденные разговоры с Гевином Даггетом приводили Киру в невольное смятение. Даже его хрипловатый голос заставлял ее трепетать. Все это было в высшей степени странным.
Кира постаралась скрыть волнение за улыбкой.
– Действительно, это так.
– Что ж, я очень рад. – Слова Джеймса прозвучали вполне искренне. – Можно? – Он указал на место на скамье рядом с ней, и Кира, кивнув, подвинулась. Ветер играл темными прядями, обрамляющими ее лицо, но воздух становился все тяжелее. Приближался дождь.
Джеймс сел рядом с ней, и она с легким вздохом закрыла книгу. Одиночество может подождать...
– Вы знаете, я очень боялся, что если Гевин услышит отвратительные сплетни лорда Венса, он не примет вас в семью.
Кира вовсе не была убеждена, что все трудности позади, но решила оставить свои сомнения при себе, чтобы не расстраивать Джеймса.
– Правда?
– Да. Гевин не выносит скандала во всех его проявлениях, но когда дело касается его... – Джеймс вздохнул и покачал головой. – Он слишком много натерпелся от злой болтовни, чтобы считать ее приятной.
Выходит, сам несгибаемый Кропторн прежде был вовлечен в скандал? Заинтригованная, Кира подсела ближе к Джеймсу.
– Я и представить не могла, что поведение его светлости когда-то могло вызвать пересуды.
– Ну, не совсем так. Я полагаю, было несколько юношеских выходок, глупостей – богатые люди его положения все не ангелы.
– И вы не возражаете, мистер Хауленд? Как это странно для человека вашей профессии, – поддразнила она.
На лице Джеймса отразилась притворная суровость.
– Если вы зададите мне этот вопрос в воскресенье в церкви, я, разумеется, буду отрицать, что говорил что-либо подобное.
– Но?
Его лицо вдруг стало задумчивым.
– Но Гевин – другой. Скандал, связанный с отцом, потряс его, когда ему было всего десять. Я не помню ничего, поскольку в то время только учился ходить, но мама говорит, что семья пережила тогда тяжелые дни. Она даже сейчас не может вспоминать об этом спокойно. Думаю, кузену пришлось вытерпеть много насмешек и в школе, а его мать умерла вскоре после этого... инцидента.
Сердце Киры невольно прониклось симпатией к маленькому мальчику, которому пришлось безвинно вынести такие трудности. Сначала его отец унизил семью, потом он перенес страдания из-за смерти матери... По-видимому, это были ужасные времена.
– А какого рода скандал устроил его отец? – осторожно спросила она.
Джеймс отвел взгляд.
– Вряд ли стоит сейчас говорить об этом в деталях, поскольку это произошло почти двадцать лет назад. Полагаю, некоторые сплетники старшего поколения помнят кое-что об этом событии, но Гевину лучше о нем забыть.
– Понимаю.
Впрочем, она не совсем понимала. Что могло быть настолько отвратительно, чтобы Джеймс отказался говорить об этом, а герцог не мог игнорировать?
– В сущности, каждый шаг Гевина кажется намеренно идеальным, – пожал плечами. – Скоро, я уверен, он даже найдет себе идеальную невесту.
Невесту? Это сообщение потрясло Киру. Кропторн никогда не упоминал о женщине, и ничто не указывало на то, что он мог ухаживать за кем-то. Эта мысль странно взволновала ее.
– Неужели?
– Леди Литчфилд очень красива – она вдова, молодая и с хорошими связями, ее происхождение безупречно. В Лондоне она считается самой завидной невестой.
Естественно. Если какой-то мужчина и может жениться на идеальной женщине, это будет Кропторн. Непонятно почему, но Кира вдруг рассердилась – вероятно, потому, что сама она прекрасно осознавала свои недостатки. Ее никогда не будут считать идеальной, ни в каком смысле. Из-за ее рождения и скандального поведения она скорее всего останется парией, по меньшей мере пока они с Джеймсом не поженятся.
И все же в выражении лица жениха она увидела что-то, что противоречило его словам.
– Вам не нравится эта леди Литчфилд?
Джеймс замялся.
– Она очаровательна и приятна, но... Я не знаю. Почему-то мне кажется, что они плохо подходят друг другу. Однако мы должны допустить, что они понимают в таких вещах гораздо больше, чем я.
Прежде чем Кира смогла ответить, холодная капля воды упала на ее руку, потом на подбородок.
Она взглянула вверх, а Джеймс тут же вскочил на ноги.
– Идемте внутрь, мисс Мельбурн, – нам надо поскорее укрыться от дождя!
Пряча книгу под шалью, Кира ухватилась за его руку и побежала вместе с ним к кухонной двери. Когда они добрались до двери, она проскользнула внутрь и удалилась, чтобы переодеться во что-нибудь теплое и сухое. Но даже в своей уютной комнате Кира словно продолжала слышать слова Джеймса.
Кропторн пережил скандал, так же как и тетушка Кэролайн, – очевидно, весьма шумный, раз он так глубоко повлиял на него. Теперь Кира понимала, почему герцог так яростно возражал против ее брака с Джеймсом – он просто защищал свою семью от нового скандала.
Из окна девушка бросила рассеянный взгляд на мокнущий под дождем сад. Ее сердце все еще учащенно билось. Если сейчас Гевин захотел ее принять, возможно, это означает, что он поверил в ее невинность, и она действительно может доверять ему. Возможно даже, что он действительно ценит ее так высоко, как говорит.
Но эта возможность была одновременно волнующей... и опасной.


– Мне нужно уехать в Лондон, – сообщил Дариус после обеда.
Джеймс удивленно взглянул на него своими изумительно синими глазами.
– В Лондон? Ты же не выносишь это место.
Дариус нехотя кивнул. Он действительно ненавидел Лондон. Слишком много людей, слишком много суеты, слишком много обольщений и обманов. Город переполнен людьми, которые только и занимаются тем, что плетут интриги и бессердечно распространяют лживые сплетни, – негодяями вроде лорда Венса.
– Это довольно срочное дело, и к тому же деликатное, – наконец признался он. – Я бы предпочел, чтобы Кира знала о нем как можно меньше.
– Понимаю. – Хотя Джеймс по-прежнему выглядел удивленным, он все же удержался от дальнейших расспросов. – Что ж, счастливого пути. Надеюсь, к свадьбе ты вернешься?
Дариус закрыл глаза и сдержал вздох.
– Джеймс, сейчас есть более важный вопрос. Твоя матушка уезжает в Лондон, и когда я покину Норфилд-Парк, Кира останется без сопровождения в обществе двух холостяков.
Глаза Джеймса расширились.
– Действительно. Как хорошо, что ты подумал об этом. Возможно, твоя сестра могла бы пожить у кого-то из соседей...
– У кого-то вроде миссис Бейклиф?
Джеймс невольно хмыкнул.
– Наверное – нет. А твое дело не может подождать? Первоначально Дариус так и планировал. Он думал благополучно выдать Киру замуж и устроить ее жизнь в новом доме, а уж потом заняться лордом Венсом; но миссис Бейклиф, леди Беккер и другие доказали, что его предположения ошибочны. Кира хотела – и заслуживала, – чтобы ее уважали.
У Дариуса никогда не было сомнений в том, кто он такой и где его место. Годы в Персии не повлияли на него так сильно, как на Киру. Его сестре нужно было одобрение общества, и он прекрасно понимал, что она не найдет его, пока не будет доказано главное: лорд Венс лжет. Наказание Венса станет для нее его свадебным подарком.
– Мое дело не может ждать. – Он грустно улыбнулся. – Я мог бы взять Киру с собой, но в Лондоне я буду очень занят и не смогу часто бывать дома...
– О да, в Лондоне ей будут нужны друзья. – Нахмурившись, Джеймс задумался и положил книгу на колени. – Похоже, я тоже должен буду поехать.
Дариус медленно кивнул. Разумеется, это был не его выбор. Он хотел, чтобы Кира оказалась как можно дальше, пока он будет разбираться с подлым Венсом; но без сопровождения она не может остаться здесь, в Норфилд-Парке, иначе это вызовет еще более отвратительные сплетни.
– Похоже, что так.
– Какую причину мы назовем твоей сестре для столь внезапного отъезда? – Джеймс задумчиво поскреб подбородок.
– Пусть это будет желание; представить ее в свете. – Кире идея наверняка не понравится, но если это скажет Джеймс, она уступит.
– Что ж, превосходно!
Не совсем, подумал Дариус, но лучшего выхода все равно не видно.
– Я надеялся уехать через два дня. Это возможно?
Джеймс пожал плечами:
– Вполне. Мне только нужно будет поговорить с Гевином...
– Зачем? – Дариус не хотел понапрасну тревожить герцога.
– Если мы собираемся представить в обществе твою сестру как будущего члена семьи, думаю, Гевин тоже захочет поехать.
Джеймс прав. Будет даже лучше, если его светлости не понравится это решение, но он все же поедет, чтобы поддержать в обществе имя семьи. На самом деле его присутствие рядом с Кирой будет ей только на пользу в высоких кругах. Дариус улыбнулся. Надменный герцог и его тетя не хотели представлять Киру своим деревенским соседям, а теперь ей предстоит встретиться с их лондонским окружением. Жизнь иногда бывает восхитительно ироничной.
– Не забудь сообщить мне, что ответит его светлость.
Джеймс улыбнулся:
– Конечно. Надеюсь, он согласится.
Еще бы он не согласится! И все же Дариусу куда больше хотелось, чтобы герцог оставался в деревне – подальше от его сестры. Если нет, ему остается только надеяться, что вихрь светской жизни не позволит Кропторну проводить слишком много времени с Кирой, и он найдет другую мишень для своего вожделения.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Запретное влечение - Брэдли Шелли



ДОСТАТЛЧНО интересно, занятная интрига.Хотя в наличии все штампы из других любовных романов.Читается легко. рекомендую к прочтению.
Запретное влечение - Брэдли ШеллиВ.З.,64г.
29.12.2012, 10.12





Без соплей было бы луче.
Запретное влечение - Брэдли ШеллиKotyana
8.06.2013, 13.10





Роман ужасен.ГГ вся в слезах и соплях.Зря потеряла время.
Запретное влечение - Брэдли ШеллиНАТАЛЮША
22.04.2014, 19.06





Так себе.
Запретное влечение - Брэдли ШеллиКэт
17.03.2015, 21.49





Соглашусь с Кет, действительно так себе)) 5/10
Запретное влечение - Брэдли ШеллиМилена
22.08.2015, 8.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100