Читать онлайн Запретное влечение, автора - Брэдли Шелли, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Запретное влечение - Брэдли Шелли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.71 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Запретное влечение - Брэдли Шелли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Запретное влечение - Брэдли Шелли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдли Шелли

Запретное влечение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Следующие четыре дня Кира провела, не выходя из дома. Она ненавидела Лондон, но плохая погода не позволяла ей уехать – после сильных дождей дороги превратились в грязное месиво.
Да и куда ей ехать? В Суффолке все считают ее шлюхой. Если она вернется незамужней, местное общество только еще больше будет насмехаться над ней, а она и так уже устала от оскорблений.
Будь все проклято! Что же ей теперь делать? Влюбившись в Гевина, она потеряла свое сердце ради никчемного мужчины. И все же Кира не жалела, что отказала Джеймсу вряд ли они были бы счастливы вместе. Главное несчастье заключалось в том, что ее своенравное сердце разрушило надежды на единственную вещь, о которой Кира мечтала с детства – найти настоящий дом, устроить свою жизнь там, где люди забудут, что она другая, и просто примут ее. Теперь ей было некуда идти.
Вздыхая, Кира стояла у окна, наблюдая, как крупные капли дождя пролетают вдоль окон гостиной. Будет ли она когда-нибудь счастлива? Сможет ли обрести любовь с мужчиной, который полюбит ее, найдет ли место, где сможет оставаться самой собой, где ее примут, несмотря на мать-персиянку и все прочее? Даже если и так, Кира сомневалась, что сможет когда-нибудь отдать кому-то свое сердце, как она отдала его Гевину. И еще она боялась, что, куда бы она ни уехала, ее репутация будет следовать за ней по пятам.
Итак, ей суждено остаться старой девой с разбитым сердцем и до конца дней своих выслушивать, что она распутная женщина, да к тому же язычница. Почему люди не могут примириться с обстоятельствами, которые она не в силах изменить? Почему просто не попытаются узнать ее настоящую? В сущности, она ведь ничем не отличается от них.
Кира встряхнула головой, стараясь избавиться от чувства бессильного разочарования. Накануне они с Дариусом получили известие, что их странствующий отец скоро прибудет домой. Если Дариус расскажет ему о ее недозволенной любовной связи с Гевином, он определенно будет разочарован. Но все это ничто в сравнении с болью ее разбитого сердца и уничтоженным будущим. Начавшиеся утром месячные должны были бы принести ей облегчение, но они означали окончательную гибель всех возможных уз, связывающих ее с Гевином.
И все же Кира знала, что он навечно оставил в ее жизни свой след.
В это мгновение в комнату вошел Дариус, неся груду визитных карточек и почту. Взглянув на сестру, он поспешно подошел к ней.
– Кира, не грусти. Ты не можешь продолжать жить в таком унынии. Я знаю, он причинил тебе боль...
Ей не нужно было спрашивать, кто этот «он».
– Я была наивна и сама позволила ему...
Дариус нахмурился, очевидно, не понимая ее.
– Я так сильно хотела поверить в доброту и любовь Гевина, что забыла об осторожности. Мне некого винить, кроме самой себя.
– Нет! – Дариус взял ее за плечи. – Ты должна винить Кропторна! Он не невинный младенец и должен был знать – флирт разобьет твое сердце.
Кира не сказала брату, что Гевин намеренно соблазнил ее – это только еще больше распалило бы его гнев.
– Проклятие, сестра! Я знаю, что ты любишь этого распутника, но не освобождай его от...
Кира подняла руки, словно защищаясь.
– Остановись! Мы виновны оба, и теперь мне придется жить со своей частью вины.
Дариус скрипнул зубами.
– Пожалуйста, позволь мне вызвать его на дуэль, и пусть пуля излечит его испорченную мораль.
– Или убьет, – возразила она.
– В чем же здесь проблема?
– Он может убить тебя. – Кира покачала головой. – Пусть уж лучше все останется как есть.
– Но...
– Пожалуйста, я прошу.
Дариус вздохнул.
– Не знаю, удастся ли мне удержаться. Лори сказал, что этот негодяй снова приходил сегодня, чтобы увидеть тебя. Чего он хотел?
Кира пожала плечами. Господи, как она устала. Вся эта печальная история тяжелым грузом легла на нее. А еще грусть, и боль, и сожаление... К тому же она все еще любила Гевина...
Кира потерла усталые глаза.
– Я понятия не имею. Ты отказал ему вчера, а я отказала сегодня.
– Ты сказала ему, чтобы он не смел возвращаться?
– Дариус, пожалуйста! Скоро Гевин устанет от отказов и прекратит преследовать меня. Он не любит меня.
Кира пыталась закалить себя – свое сердце – против этой правды.
Дариус нахмурился и крепко обнял ее. Он был таким родным, таким близким, что Кира растаяла в его объятиях, и ей пришлось бороться с вновь подступившими слезами.
– Кроме того, что он распутник, он еще и идиот.
Кира усмехнулась сквозь слезы.
– Что ты знаешь о сердечных делах? Ты же никогда не влюблялся.
– И молю Бога, чтобы этого никогда не случилось.
Кира поцеловала брата в щеку.
– Обязательно случится. Однажды какая-нибудь сладкая девушка захватит тебя и уведет от меня.
– Сладкая? – Он поморщился. – Мы говорим о женщине, а не о пирожном.
Кира не могла удержаться от смеха.
– Вот и улыбка. – Он отпустил ее и начал собирать почту со стола. – Интересно, что нам пришло?
Кира искоса взглянула на него.
– Не думаю, что там есть что-то срочное.
– Тогда почему приглашений так много? – Дариус стал перебирать конверты. – Ты знаешь герцога и герцогиню Ладлоу?
– Нет. А ты?
– Никогда не встречал. – Он распечатал конверт и начал читать.
– Ну что там?
На лице Дариуса появилось недоверчивое выражение.
– Кажется, мы приглашены на ежегодный бал.
– Странно. Ты уверен, что это не ошибка?
Дариус внимательно осмотрел конверт.
– Вроде все точно. Вообще-то тут много и других приглашений. – Вдруг он запнулся. – А вот что-то от нашего дяди.
Со смешанными чувствами Кира смотрела, как Дариус распечатал письмо и стал читать. Она просто не знала, чего ожидать.
– Что именно? – Кира заглянула через плечо брата. Дариус сложил письмо и вздохнул, потом потер затылок, и Кира поняла, что он чем-то смущен.
– Наш дядя считает, что я герой, и хочет устроить в мою честь прием. Вот чертовщина!
Кира улыбнулась. Ради нее Дариус совершил нечто очень смелое и самоотверженное, и ей нравилось, что другие люди тоже высоко ценят это.
– Это же просто чудесно!
Дариус с укором взглянул на сестру.
– Я преследовал лорда Венса, чтобы доказать твою невиновность, а не чтобы стать героем.
– И все равно это героизм. Почему бы не позволить свету похвалить тебя за это?
Дариус нахмурился.
– Гораздо больше они гордятся сами собой. – Он покачал головой. – Мы не пойдем.
– А я думаю, мы должны пойти. Если прием в твою честь, как ты можешь отказаться?
Дариус пожал плечами и снова начал перебирать почту.
– Это из Персии, для тебя. – Он протянул ей конверт.
У Киры замерло сердце.
– Неужели от мамы? – Дрожащими руками она взяла письмо и открыла его. Мать несколько лет не имела с ними никаких контактов, и Кира уже решила, что они с Дариусом просто перестали быть частью ее жизни. Возможно, она ошиблась. Внутри у нее все затрепетало, когда она начала читать письмо.
Оно было очень длинным, больше десяти страниц. Мать писала о себе и спрашивала об их жизни. Когда Кира подняла голову, на бумагу, размывая чернила, капнула слеза.
– Что там говорится? – допытывался Дариус.
– Мама пишет, что скучает по нам. – Кира шмыгнула носом, стараясь, чтобы голос не подвел ее. Слишком много переживаний обрушилось на нее в последнее время. Она не получала от матери ни строчки почти пять лет, и это письмо явилось для нее очень желанным.
А вот Дариус выглядел равнодушным. Ему едва исполнилось семь, когда отец вернул их из Персии в Англию. Брат скорее всего мало что помнил о матери. Но Кира помнила.
– Мама считает, что самой большой ошибкой ее жизни было то, что она покинула нас.
– Жаль, что только теперь, когда мы выросли и больше не нуждаемся в ней, она это поняла.
Кира тронула брата за руку.
– Ну хватит! Я ухожу в мою комнату, хочу немного подремать. Только бы дождь кончился до вечера. Меня уже тошнит от этого дождя.
Дариус кивнул, и Кира вышла из комнаты. Ей хотелось еще раз наедине перечитать то место, которое тронуло ее больше всего. Мать писала:


«Много лет назад я говорила тебе, моя дорогая дочь, что невозможно смешать разные культуры, но годы и мудрость заставили меня усомниться в этих поспешных словах. Смешение культур может привести и к чему-то замечательному. Вы с Дариусом доказали это. Я сожалею, что покинула Англию раньше, чем поняла: ключ к признанию и пониманию находится в нас самих».
Кира снова перечитала эти строки. Что мать имела в виду? И что значит: «ключ признанию находится в нас самих»? Всем сердцем она хотела, чтобы мама была сейчас с ней – тогда она смогла бы сама спросить ее.
Чтобы не видеть дождь, Кира задернула шторы и легла на кровать, уютно свернувшись на белом стеганом покрывале. Запах влажной земли и сырого воздуха убаюкивал ее, и она закрыла глаза.
Несколько долгих минут она слушала свое дыхание. Обычно этого было достаточно, чтобы заснуть, но сегодня беспокойные мысли мешали ей расслабиться.
«Я никогда не буду настоящим английским денди. Ну и что такого? Что плохого в том, чтобы быть другим? Не позволяй никому говорить тебе, что это плохо». Ей вспомнились слова брата. Какое счастье, что его происхождение ничуть не тревожит. На самом деле люди редко укоряли этим Дариуса, хотя ее они донимали постоянно. Почему? Неужели только потому, что он мужчина?
«Ключ к признанию лежит в нас самих». Слова матери искрой вспыхнули в ее мозгу. Возможно, дело в том, что Дариус никогда не позволял себе тревожиться из-за персидской крови – он уже усвоил урок, который мать поняла через столько лет.
Кира с нежностью вспомнила время, проведенное в Персии. Они часто спали в шатрах, и красивый голос матери пел ей колыбельные песни. Каждую ночь они с Дариусом выглядывали наружу, чтобы полюбоваться на широко распахнутое небо и мерцающие над головой звезды. Утром они, переехав на новое место, начинали жизнь заново, но при этом Кира чувствовала уверенность, потому что ее всегда сопровождало пение матери и ее уроки музыки. Она видела вещи и встречала людей, которых обычные англичанки не увидят никогда. Тогда почему она должна чувствовать себя ниже этих людей из-за того, что выросла, понимая Восток и Запад и с радостью принимая все хорошее, что есть в них?
Кира нахмурилась. Действительно, почему? Если она принимает себя, свои отличия, с какой стати мнение других должно иметь для нее значение? Ее мать была из другой страны, а не с другой планеты. И даже если бы мама была с Луны, она все равно не смогла бы изменить этого.
Кира решительно встала и поспешила к стоящему в комнате небольшому секретеру, чтобы написать матери благодарное письмо. Ключ к признанию лежит в ней самой, и теперь она понимала это. Она не позволит миссис Бейклиф или этим леди Уэстленд, леди Литчфилд нарушить ее покой. Да, она наполовину персиянка, но в этом нет ничего плохого.


Он любит Киру? Боже, помоги ему! Сколько Гевин ни думал, он так и не смог прийти ни к какому другому выводу. Он думал о ней по меньшей мере десять раз в минуту, скучал по ней так, что боялся сойти без нее с ума. Он был готов пренебречь общественным мнением и всем, что ему дорого, лишь бы назвать ее своей.
Увы, теперь она не хочет разговаривать с ним, и что с этим делать, он просто не знал.
Гевин ходил взад-вперед по кабинету, периодически останавливаясь, чтобы глотнуть бренди. Кого волнует, что еще нет и двух часов пополудни? У него уже давно половина черт знает какого.
Он не мог больше уклоняться от правды: все дело в его упрямстве. Он обдумывал все негативные последствия женитьбы на Кире, прежде чем взвесить все хорошие, и был слишком надменным, считая, что наполовину персиянка не может стать женой английского герцога. Теперь это звучало для него просто глупо. К тому же Кира наполовину англичанка. Почему он не подумал об этом раньше? Она стала бы его прекрасной герцогиней. Проклятие, да будь она хоть наполовину зулуской – разве ему не все равно? Она была чудесной, и он любил ее.
Но теперь все шансы на счастье, похоже, ускользнули. Гевин тяжело вздохнул. В конце концов ему все же придется найти себе другую невесту. Он герцог, и это его долг перед семьей. Свой главный шанс он уже упустил и вряд ли мог надеяться, что когда-нибудь полюбит другую женщину так, как любил Киру.
Выругавшись, Гевин швырнул хрустальный бокал в камин, но это не помогло ему успокоиться. К счастью, в этот момент звук шагов в холле привлек его внимание. Он обернулся и увидел тетушку Кэролайн.
– Господи, Гевин! Ты не болен? Надеюсь, ты не поранился? – Голубые глаза тетушки с тревогой смотрели на него.
– Нет, тетя, со мной все в порядке.
Кэролайн некоторое время колебалась, потом медленно закрыла дверь и подошла к племяннику.
– Ты пьешь уже несколько дней.
Гевин старался не смотреть ей в глаза.
– Усталость, вероятно. Все пройдет.
– Я всегда учила тебя, что лучше не лгать мне. – Кэролайн неодобрительно нахмурилась. – Мы не разговаривали с того дня, как уехала мисс Мельбурн.
– Нам нет нужды говорить о ней сейчас. Я знаю, что вы думаете на этот счет.
– А я уверена, ты об этом и понятия не имеешь.
Его тетушка никогда не уйдет, пока не выскажет все, что накопилось у нее на душе; это Гевин очень быстро усвоил, но раз уж Кира никогда не будет его женой, он мог позволить себе горевать о своей утрате в одиночестве. Сейчас он чувствовал, что должен выпить еще...
Пройдя по зеленому пушистому ковру к небольшой горке, Гевин достал новый бокал, налил на палец бренди и повернулся к тете Кэролайн.
– Налакался? – Ее голос был не менее резким, чем выражение лица.
– Я готов выслушать ваше мнение.
– Я вижу. Ну хорошо. Так вот, когда Джеймс привез мисс Мельбурн в Норфилд, я была потрясена и, разумеется, не одобряла ее скандальную репутацию. Она не любила моего сына, и он не любил ее.
– Это правда.
– Джеймс счастлив, угождая другим, отдавая всего себя своему делу. Его репутация как священника, так же как и репутация жены, которую он выберет, должна быть безукоризненна.
– Согласен.
– У Джеймса не такая сильная натура, как у тебя, и довольно нежное сердце. Если бы он женился на мисс Мельбурн, то очень скоро узнал бы, и очень жестоким способом, что общество не умеет ни понимать, ни прощать. Его стали бы сторониться, избегать его проповедей, и твой кузен был бы просто убит.
– Вероятно, да. – Гевин глотнул бренди и посмотрел на тетушку мутным взглядом.
– С другой стороны, ты мог бы выдержать любопытные взгляды и пренебрежительное отношение, которое вызовет женитьба на такой женщине.
Только потому, что он любит ее. Если бы не проклятое наследие Даггетов, которое в конце концов принесло бы им обоим позор и страдания, он бы умолял ее сегодня же обвенчаться с ним. Но он все же должен думать о своей семье.
– Тетя Кэролайн, я ценю ваши чувства, но было бы несправедливо заставлять вас еще раз переживать скандал.
– Чепуха! Разумеется, мне могут не нравиться подобные обстоятельства, но чтобы видеть тебя счастливым, я сотню раз пережила бы их.
– Правда? – Гевин был приятно удивлен. Возможно, тетя больше не вспоминает об ужасных поступках его отца. – Это очень гуманно с вашей стороны, но я все равно не женюсь на мисс Мельбурн.
– Почему нет? Она любит тебя.
Она говорила, как если бы... Нет, это невозможно.
– Вы действительно хотите, чтобы я женился на ней по этой причине? Не потому, что я обесчестил ее?
Тетя улыбнулась:
– Я видела, как ты целовал ее. Нельзя ошибиться в том, как ты смотрел на нее, когда она уходила из гостиной в то утро. Я думаю, ты любишь ее, и в самом деле хочу, чтобы ты женился на ней.
Теперь Гевин верил, что действительно мог быть счастлив с Кирой, если бы проклятие Даггетов позволило это. Но...
– Ну так что? – настаивала Кэролайн.
Он нахмурился.
– То есть?
– Ты любишь ее?
Гевин вздохнул. Теперь уж что толку бороться с правдой и хранить секреты?
– Да. Тетя Кэролайн просияла.
– И ты уже сказал ей это?
– Нет. Я несколько раз пытался встретиться с ней, но она не хочет меня видеть.
Тетушка на мгновение задумалась.
– Полагаю, мне не следовало говорить ей, что ты намеренно старался соблазнить ее, чтобы заставить разорвать их с Джеймсом помолвку.
– Что?
У Гевина словно оборвалось сердце. Неудивительно, что Кира отвергала все его попытки. Признание тети Кэролайн вбило последний гвоздь в гроб их любви.
Вздохнув, Гевин закрыл глаза.
– Зачем вы рассказали ей?
– Я пыталась извиниться – она помогла вернуть Джеймса домой, разорвав их помолвку. У многих женщин не хватило бы смелости пожертвовать своей репутацией и видами на будущее во имя любви.
Кэролайн была права, и Гевин почувствовал себя еще ужаснее перед лицом правды. А чем он пожертвовал ради любви?
Ничем.
Неудивительно, что Кира спрашивала, где его сердце. Она знала, что он не слушает его.
– С того самого дня, как вы рассказали ей это, Кира отказывается разговаривать со мной, – печально заметил он.
Кэролайн нахмурилась.
– Продолжай пытаться. Она смягчится. Правда, это может потребовать от тебя больше, чем коробку конфет или извинения.
– Бог свидетель, я и должен ей гораздо больше, – признался Гевин.
– Это точно, но ты ведь умный человек. Ты найдешь способ.
Гевин бросил рассеянный взгляд на белый лепной потолок. Он совсем не чувствовал себя умным, а вот Кира... Как женщина, на семь лет моложе его и почти без всякого жизненного опыта, могла понять нечто столь сложное, как любовь, когда он сам этого не смог?
Кира была особенной, и это еще одна причина, по которой он любил ее и не хотел видеть страдающей.
– С женитьбой на Кире все не так просто, – наконец признал он. – Тут дело в... моем отце.
Тетя Кэролайн нахмурилась.
– В твоем отце? Ты имеешь в виду его поведение?
– Да. – Гевин сглотнул. – Он не мог контролировать себя, когда дело касалось низменных наслаждений.
Кэролайн, прищурившись, смотрела на племянника, явно обдумывая его слова.
– Думаешь, ты такой же, как он?
Гевин кивнул. Было чертовски стыдно признаться женщине, которая заменила ему мать, что он не может найти ни одной разумной мысли, когда Кира рядом.
Неожиданно Кэролайн рассмеялась:
– О, Гевин, ты ничуть не похож на своего отца!
Возможно, она не поняла.
– Я боюсь, что вы ошибаетесь. Я соблазнил Кир... мисс Мельбурн, несмотря на ее помолвку с Джеймсом.
– Знаю.
– Несмотря на мой здравый смысл и рассудительность.
Она кивнула.
– Я... скомпрометировал ее, и не однажды.
Губы тетушки изогнулись в улыбке.
– Тогда тебе лучше поскорее повести ее к алтарю.
Нет, все же женщины иногда такие непонятливые...
– Вы не думаете, что это говорит об ужасном недостатке самоконтроля? Отец часто рассказывал мне в деталях о своих пьяных оргиях и о том, какое удовлетворение он находил в них. Во время этих... эпизодов он забывал все – время, место, нравственность, здравый смысл. Я никогда не понимал этого до Киры.
Кэролайн скрестила руки на груди.
– Боюсь, мой отказ говорить о скандалах твоего отца привел тебя к ужасным выводам и забил тебе голову всякой чепухой.
Сердце Гевина учащенно забилось.
– Что вы имеете в виду?
– Ричард был моим братом, и я любила его, но у него никогда не было ни моральных устоев, ни здравого смысла. Возможно, ты был слишком юн, чтобы понять это. – Кэролайн вздохнула. – В пятнадцать лет его выгнали из Итона за мошенничество и пьянство.
– Правда?
Неужели его отец проявил признаки беспутной жизни так рано?
– Да. Мистер Хит, тогдашний ректор Итона, сказал, что Ричард был одним из самых буйных студентов. И это был только один из многих скандалов. В чем в чем, а в скандалах твой отец определенно преуспел, и в конце концов они привели его к смерти – в социальном смысле. Ты же никогда не проявлял никаких склонностей к бесчинствам. Я даже боялась, что ты проживешь свою жизнь слишком аскетично.
– Но отец всегда говорил, что извращенность у него в крови и что кровь обязательно проявится. Я знаю, он был не единственным предком, который...
– Да, таких у тебя в роду было несколько. – Тетя Кэролайн обняла Гевина за плечи. – Но, дорогой, в какой английской семье с такой долгой историей, как наша, в фамильной галерее не висят портреты одного-двух мошенников? Если бы респектабельность была необходима для ответственности, Георг Четвертый не был бы нашим королем и пяти минут.
Гевин нахмурился, стараясь осмыслить то, что сказала тетя.
– Значит... вы не думаете, что у меня дурная кровь и что я проклят?
Кэролайн спрятала улыбку.
– О Господи, конечно, нет! Твой отец хотел верить в такие вещи потому, что это было удобным оправданием его поведения. Если он уже проклят, зачем стараться сдерживать себя? – Она погладила его по плечу. – Правда в том, что он любил твою мать, а она вышла за него, потому что так приказала ее семья. Однако ходили слухи, что она любила лихого армейского офицера, а ее отец, очень чопорный граф, считал, что тот недостаточно хорош для его дочери. Офицер погиб в войне с Наполеоном, и сердце твоей матери было разбито. Потом она вышла за твоего отца, но он так и не смог завоевать ее, и как будто сошел с ума: его поведение вышло из-под контроля и стало абсолютно шокирующим.
– Почему? Я не понимаю. Он запятнал репутацию нашей семьи.
– Да, это так, но я думаю, в действительности он хотел, чтобы твоя мать страдала не меньше его. Ты знаешь, какой сдержанной она была. Думаешь, это совпадение, что она умерла всего через несколько недель после скандала?
Если честно, Гевин всегда так и считал.
– Вы хотите сказать, что она покончила с собой?
– Нет, Боже мой, нет! Она бы попала за это в ад. Но мне кажется, она хотела умереть. В ту зиму она постоянно занималась благотворительностью, проводила много времени в госпиталях, где подхватила крупозное воспаление легких. Думаю, она хотела, чтобы так случилось.
Гевин молчал, потрясенный. Неужели невоздержанность его отца была вызвана горем, а не безумием и это любовь без взаимности вынуждала его причинять боль себе и всем вокруг него? Теперь, когда Кира показала ему силу любви, Гевин начал понимать, каким мощным может быть этот стимул.
– Так, значит, вы не верите в существование проклятой крови Даггетов?
– Смотря что под этим понимать. В крови у Даггетов ум, сердечность и очарование. Твой отец использовал их неблагоразумно, почти так же, как лорд Венс. То, что ты будешь делать со своим «проклятием», зависит от тебя, но я возлагаю на тебя большие надежды. После встречи с мисс Мельбурн ты очень изменился; думаю, ты стал лучше, полюбив ее.
– Она показала мне мое сердце, – признался он.
– Да, ты прав. – Кэролайн улыбнулась.
Гевин благодарно чмокнул ее в розовую щеку.
– Спасибо, тетушка.
– Пожалуйста, мой милый мальчик. – Она обняла его. – Кстати, хотя мисс Мельбурн «не было дома», когда ты приходил к ней, я получила приглашение в ближайшую пятницу присутствовать на приеме лорда и леди Уэстленд, который устраивается в честь героических деяний мистера Дариуса Мельбурна. Я не представляю, чтобы Кира могла пропустить возможность увидеть, как ее брата чествуют в качестве героя. А ты?
С этими словами тетя Кэролайн подмигнула и вышла из комнаты.
Вероятно, она права. Не желая тратить ни минуты, Гевин тут же начал составлять план.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Запретное влечение - Брэдли Шелли



ДОСТАТЛЧНО интересно, занятная интрига.Хотя в наличии все штампы из других любовных романов.Читается легко. рекомендую к прочтению.
Запретное влечение - Брэдли ШеллиВ.З.,64г.
29.12.2012, 10.12





Без соплей было бы луче.
Запретное влечение - Брэдли ШеллиKotyana
8.06.2013, 13.10





Роман ужасен.ГГ вся в слезах и соплях.Зря потеряла время.
Запретное влечение - Брэдли ШеллиНАТАЛЮША
22.04.2014, 19.06





Так себе.
Запретное влечение - Брэдли ШеллиКэт
17.03.2015, 21.49





Соглашусь с Кет, действительно так себе)) 5/10
Запретное влечение - Брэдли ШеллиМилена
22.08.2015, 8.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100