Читать онлайн Своенравная невеста, автора - Брэдли Шелли, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Своенравная невеста - Брэдли Шелли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Своенравная невеста - Брэдли Шелли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Своенравная невеста - Брэдли Шелли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдли Шелли

Своенравная невеста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Она стояла на ступенях часовни и смотрела на графа Килдэра. Почему он выбрал в жены именно ее? Он не провел с ней день, как с остальными ее сестрами, и ей не представилась возможность доказать, что она создана не для пришлого англичанина. Будь он проклят. И почему Килдэр решил, что она собирается праздновать событие, которое против всех ирландских обычаев навсегда свяжет ее неугодным браком? Тупоголовый болван! Только высокомерие и самонадеянность позволяют Килдэру думать, что она будет веселиться в такой день. Ладно, скоро он поймет, что заблуждался.
Слушая вполуха отца Шона, проводившего церемонию бракосочетания, Мэв подумала, что, если бы Флинну удалось освободить Квейда, возможно, в этот день она бы стояла у алтаря с милым ее сердцу другом. Но Кайрен Бродерик своими изречениями и грешной улыбкой разрушил все ее жизненные планы.
Да, такой поворот событий принес беду! Если Килдэр и в постели ублажает женщину с тем же искусством, с каким умеет целоваться, он завладеет ею окончательно. Ведь одно прикосновение его губ заставило ее утонуть в сладостных ощущениях, а если она даст ему больше... нет, все... саму себя... это будет ужасно.
Разумеется, она не собиралась давать ему нечто большее, чем остроту своего языка. Она бы, возможно, когда-нибудь простила его, что он целовал ее без позволения. Но Килдэр заявил о намерении жениться, даже не попросив у нее руки. Это непростительно! Мэв не сомневалась, что из всех сидящих в главном зале самое большое потрясение вчера испытала она.
Теперь Килдэр наверняка полагает, будто она добровольно придет в его спальню. Как бы не так!
Подняв глаза, Мэв рискнула взглянуть на своего жениха. Небо было ясным, и косые лучи утреннего солнца, падавшие на то место, где они стояли, подчеркивали четкий профиль Килдэра.
Граф выглядел абсолютно здоровым, пропади он пропадом, и, следовательно, она не могла питать надежд на его скорую кончину.
Ей придется жить с ним, скрывая свою роль в восстании и впредь сея мятеж среди ирландцев.
Трудная задача, но она должна ее выполнить.
Внезапно наступила тишина. Мэв почувствовала, что все смотрят на нее и теперь уже ее супруга. Но прежде чем она успела что-либо понять, Килдэр наклонился и поцеловал ее в губы. Все произошло настолько быстро, а поцелуй был так нежен, что девушка просто опешила. Брачная церемония требовала от него такого поцелуя. Но... даже это мимолетное прикосновение заставило ее сердце биться в ускоренном ритме.
Через секунду Килдэр поднял голову, и Мэв увидела его взгляд. Хоть она и старалась не выказать своих чувств, учащенное дыхание и трепет ресниц сделали эту попытку тщетной. Господи, этот поцелуй был только данью традиции, отчего же ей казалось, что он поцеловал ее со страстью?
Словно прочитав ее мысли, Килдэр озорно приподнял брови, чем привел свою невесту в полное замешательство. Ибо блеск в его глазах обещал более основательные поцелуи... но позже.
Но он не улыбался. И это было совсем не похоже на него.
Мэв отметила: почему-то ей недоставало насмешливой улыбки графа.
Когда Кайрен взял ее под руку, она смотрела куда угодно, только не на него. Зато чувствовала тепло его ладони. Непорочная Дева Мария, почему ты не поможешь выбросить этого человека из головы?!
Над ними простиралось безоблачное небо, светило яркое солнце, везде распустилась зелень. Стаи птиц славили их союз пением, даже цветы, казалось, пахли еще сильнее, и легкий ветерок разносил в воздухе их аромат. Такой прекрасный день портило лишь то, что она взяла в мужья врага.
Флинн выражал свое неудовольствие более открыто, хотя она надеялась, что он все-таки не доставит неприятностей или, того хуже, не прольет этой ночью кровь ее новоиспеченного супруга. Однако Мэв делало несчастной другое обстоятельство.
Сегодня она узнает своего жениха, и знакомство будет слишком близким.
Через секунду Килдэр ввел ее в часовню.
Во время службы Мэв никак не могла сосредоточиться на словах отца Шона о верности, ее мысли занимал Килдэр, стоявший позади.
Спустя час он вывел ее из часовни, все так же держа под руку, а когда бросил на нее определенно греховный взгляд, Мэв чуть не потеряла самообладание.
– Прекратите смотреть на меня с такой жадной улыбкой, – прошипела она.
В ответ граф одарил ее дразнящим взглядом.
– Ты находишь мою улыбку жадной? Погоди немного. То ли еще будет, – подмигнул он.
Мэв чувствовала, что ее терпению приходит конец, и уже не могла справляться с раздражением, когда они вошли в главный зал Лэнгмора, где их ждали накрытые для празднества столы. Поросята, зажаренные на вертеле, соседствовали с гусями и тремя видами рыб. В воздухе стояли запахи розмарина и дрожжей, эля и вина, призванных веселить гостей.
Один из сельских жителей провозгласил тост в честь Мэв:
– Пусть Господь будет с тобой и благословит тебя, пусть ты увидишь детей своих детей, пусть ты будешь бедна в злоключениях и богата в радостях. Пусть ты не узнаешь ничего, кроме счастья, с этого дня и впредь.
Замечательные пожелания, но едва ли выполнимые!
Мэв вздохнула, отказываясь принимать участие в этом фарсе. Обитатели замка и ее жених наверняка потешаются над ней. Она выполнила свой долг, сделала то, что должна была сделать.
Вслед за молодоженами в замок вошли члены ее семьи, которые приехали в Лэнгмор из соседней деревни. Судя по их лицам, никто из прибывших не выказывал готовности веселиться.
Мэв направилась к помосту, велев служанке принести ей немного подогретого вина. Та вернулась с напитком и с большим кубком эля для се жениха. Проглотив теплую жидкость, Мэв попросила повторить. Она не могла вспомнить, когда в последний раз так нервничала.
Впрочем, она никогда не думала выходить замуж за человека, который, вероятно, должен лишить ее свободы, убить брата, отнять у нее дом, а ее сестер выдать замуж по своему усмотрению.
С такими мыслями Мэв прокладывала себе дорогу сквозь небольшую толпу. Служанки начали разносить еду. Девушка чувствовала взгляды гостей, а особенно обжигающий взгляд Килдэра.
Тем не менее она покинула главный зал и отправилась в свою комнату. Да, люди наверняка изумлены ее поступком, но сейчас Мэв было просто необходимо побыть одной.
Вчера она была настолько ошарашена неожиданным объявлением Килдэра, что просто сидела, открыв рот от изумления. А потом всю ночь провела без сна в неизвестности и ожидании.
Теперь самое время обдумать положение и решить, как лучше вести себя, чтобы избежать домогательств со стороны мужа.
Мэв открыла ставни узкого окна, взяла недопитый кубок и, глядя на солнечный закат, погрузилась в размышления.
Килдэр любит вызов, она поняла это после их первого поцелуя. Значит, при сложившихся обстоятельствах она ни в коем случае не должна выглядеть женщиной, которую требуется покорять. Ведь он тут же примет вызов и использует свое очарование, чтобы одержать над ней верх. Мэв нужен от него только мир. Надежда обрести мир для свободной Ирландии – это единственная причина, которая заставила ее выйти замуж за графа Килдэра.
Девушка допила оставшееся вино, и теплая жидкость приятно согрела желудок. Как ей поступить? Явиться перед Килдэром, не имея на себе ничего, кроме собственной кожи, и умолять, чтобы он взял ее в свою постель? Совершенно нелепая идея.
Расстроенно вздохнув, она посмотрела на расстилающийся за окном пейзаж. Возможно, ей удастся прогнать его с этой земли. С помощью дурно приготовленной еды, неубранного жилища, одежды, разорванной при стирке, грызунов, забравшихся к нему в кровать... Мэв признавала, что ее план слаб, но надеялась, что такие неудобства в конце концов надоедят супругу, и он покинет Лэнгмор.
Даже если Килдэр поселится в Дублине и станет лишь изредка приезжать сюда, этого будет достаточно, чтобы поддерживать восстание, сохранить в тайне ее роль писца и курьера... помешать ему и Флинну драться, пока один из них не умрет.
– Только не вздумай прыгать из окна, – услышала она за спиной голос Кайрена. – Уверяю тебя, я как муж не буду этим огорчен.
Застигнутая врасплох, Мэв круто повернулась и только через секунду осознала, что Килдэр имеет в виду: он полагал, будто она бросится вниз на середину замкового двора и покончит со своей жизнью, чтобы не достаться ему.
– У вас слишком преувеличенное мнение о себе, – ответила Мэв.
Девушке хотелось пойти еще дальше и объяснить, что он всегда был сверх меры самонадеянным – целуя ее оба раза и женившись на ней без ее согласия. Впрочем, это лишь укрепит его желание овладеть ею.
– Возможно, я просто заметил твое неудовольствие, жена.
Мэв вздрогнула, услышав эти слова из уст такого самодовольного и высокомерного человека. Почему она не могла выйти замуж за стойкого, непоколебимого Квейда? Мэв стиснула зубы.
– Ни о чем таком я не думала. Мне хотелось немного подышать воздухом до того, как празднество начнется по-настоящему. – Она отошла от окна и проскользнула мимо скромной кровати к двери. – А поскольку я уже добилась, чего хотела, мы должны...
Килдэр властно схватил ее за руку и прижал к себе. Сердце замерло от его близости. Мэв ощущала своим телом каждый дюйм его твердой груди и живота. Килдэр обнял ее за талию, привлекая все ближе. Его сине-зеленые глаза сверкнули, обещая удовольствие, которого она страшилась.
Мэв судорожно вздохнула.
– Нам надо вернуться на празднество, милорд. Будет очень невежливо, если мы заставим гостей ждать.
– Я приказал им начинать без нас.
Что за повелительное высокомерие! Значит, он может подняться по лестнице, просто войти в комнату и овладеть ею. Именно так подумают все и каждый. Да, церковный обряд и их клятвы дали ему это право, но только негодяй принудит свою жену лечь с ним в постель. Тем более что они еще даже не преломили вместе хлеб.
– И все же грубость остается грубостью, милорд.
– Кайрен, – поправил он. – Это мое имя, Мэв. И я хочу, чтобы ты его употребляла.
Как бы не так! Она скорее умрет.
– Вряд ли будет разумно, если наши гости столь быстро убедятся, что мы с вами не можем закончить трапезу без раздора. Лучше нам появиться внизу в полном согласии.
Пару секунд он задумчиво смотрел на жену, потом его лицо осветила хорошо ей знакомая улыбка.
– Почему они должны решить, что мы с тобой деремся? – лукаво спросил он. – Это совсем не то, чем занимается большинство молодых супругов в ночь после свадьбы. Несколько часов, проведенных здесь наедине, станут лучшим залогом нашего союза и мира, чем жадное поглощение отличных блюд с твоими родственниками.
Прикусив нижнюю губу, Мэв осознала, что Килдэр прав и она может добиться своей цели. Каждый внизу именно так и решит, если она на несколько часов останется тут. Все О'Ши давно знают, что она обещана Квейду, и едва ли примут ее добровольное уединение с мужем за простое желание поразвлечься.
Следовательно, не стоит возражать Килдэру. Однако необходимость остаться наедине с этим человеком и его озорной, в высшей степени соблазнительной улыбкой очень беспокоила девушку. Быть прижатой к его широкой груди, когда его руки сомкнуты у нее за спиной, а глаза исследуют ее с таким пылом, что...
– Хорошо, как вам угодно. Только, пожалуйста, не могу ли я попросить, чтобы вы меня отпустили?
Граф сдвинул брови, словно ему не понравился ее вежливый тон.
– Попросить ты можешь.
Она прикусила язык, пытаясь удержаться от резкого замечания.
– И каким будет ваш ответ?
– Без слов, моя прекрасная Мэв.
Она еще не успела сообразить, что Килдэр имеет в виду, как он выпустил ее талию, а его губы прижались к се рту. От внезапного желания у нее захватило дух, и Мэв ответила ему быстрее и пламеннее, чем прежде. Когда его поцелуй стал более требовательным, она приоткрыла рот, чтобы его язык проник внутрь и начал свою восхитительную ласку. В это мгновение для нее перестало существовать все на свете... кроме его близости, их тел, прижимающихся друг к другу, и томительных ощущений, от которых закружилась голова.
Она чувствовала свое прерывистое дыхание, больше похожее на всхлипы, когда он начал легкими поцелуями двигаться к ее уху.
– Так я буду разговаривать с тобой всю ночь. – Жаркий шепот обжег ее кожу, зубы прикусили мочку, вызвав у нее дрожь. – Всю ночь, до самого утра.
Затем он принялся ласкать изгиб между шеей и плечом. Груди у Мэв напряглись, затвердели, и она бессознательно прижалась к супругу.
Вне всякого сомнения, Килдэр умеет обольщать. И наверняка это результат многолетнего опыта. Ей не устоять перед его искусством и обаянием, поэтому лучше закончить эту игру. Если она и дальше позволит графу прикасаться к себе, она погибла.
Почему Килдэр оказывает на нее подобное действие, Мэв не знала. Ведь она не любит его. Господи, он ей даже не нравится. Зато целует как сам дьявол!
Мэв отступила и лишь теперь поняла, что Килдэр стоит с опущенными руками. Он не держал ее. Только поцелуи удерживали Мэв в его объятиях и соединяли их разгоряченные тела.
Этого было достаточно, чтобы сердце у нее бешено забилось, в желудке образовалась пустота, груди напряглись, а ее женское место... Она не хотела признавать такую реакцию на его ласки, это было слишком опасно, а потому сделала еще шаг назад. Килдэр молча смотрел на девушку: в его взгляде были понимание и лукавство. Он соизволил дать ей передышку, но явно полагал, что она не сможет долго противостоять его обольщению.
Мэв умоляла Господа, чтобы Килдэр не был так настойчив. Желая умерить его пыл, она сказала:
– У нас будет не совсем обычный брак, милорд.
– Кайрен, – машинально поправил он. – В каком смысле необычный, дорогая Мэв? Кажется, до сих пор он был вполне нормальным.
– Во-первых, я намерена помочь вам сохранить мир здесь, в Лэнгморе и в Пейле, – ответила Мэв, надеясь, что голос у нее не дрогнул.
Он кивнул, его лицо сделалось серьезным.
– Потому я и остановил свой выбор на тебе. Обитатели Лэнгмора тебя слушают. Они тебя уважают.
– Значит, у нас с вами общая цель, – с облегчением сказала она. – Но я хочу, чтобы вы поняли – нам не следует делать наш брак обычным в полном смысле этого слова.
Килдэр сразу все понял и взглянул на нее с таким выражением, будто она тронулась умом.
– Почему ты думаешь, что я позволю тебе отказаться от супружеских обязанностей?
– У вас нет ко мне никаких чувств, я знаю.
– О, чувства у меня есть. – Он ухмыльнулся, как большой кот.
– И я люблю другого. Улыбка моментально исчезла.
– Квейда.
Не вопрос, утверждение. Мэв ответила кивком.
– Мы должны были скоро пожениться, и я дала ему слово.
– Ты не связана с ним брачными клятвами.
– Мы связаны друг с другом мысленно.
Он презрительно фыркнул и продолжал смотреть на нее, как будто ее слова ничего не значили. Тогда Мэв наконец сказала ему все:
– Мы связаны друг с другом и телесно. Мы делили постель...
От этого признания Килдэр напрягся. Исчез даже намек на улыбку. Во взгляде появилась настороженность, и теперь он напоминал ей охотника.
– Значит, он лишил тебя невинности, и ты уже не девственница?
Слова были колкими. Мэв подавила желание сказать ему, что отсутствие у нее девственности его не касается и никогда не коснется. Но Килдэр наверняка воспримет это как вызов.
О, до чего же ей хотелось бросить свой язвительный ответ ему в лицо!
– Я уже сказала вам, что нет, – ледяным тоном произнесла девушка.
Килдэр почти минуту стоял молча, только сверлил ее изучающим взглядом, стремясь проникнуть в душу. Потом выражение неудовольствия на лице сменилось раздражением.
– Это не имеет значения. – Он отвел глаза. – Мы состоим в браке, а посему я ожидаю от тебя выполнения всех обязанностей супруги. Я не могу позволить себе разочаровать короля Генриха.
Будь проклят этот толстокожий англичанин! Почему он не пришел в ярость от заявления, что его невеста лежала с другим? Почему не усомнился в своей правоте и не отказался делить постель с врагом?
Тайна Мэв, которая должна была шокировать Килдэра, кажется, не имела для него особого значения, вызвав лишь секундную досаду. Теперь девушка не знала, что и предпринять.
Она не готова сейчас разделить с ним постель. Она не может лечь с англичанином, позволить ему завладеть ее чувствами, помутить ей рассудок страстью, заставить бросить Квейда и перестать помогать восстанию.
Такое просто немыслимо!
Значит, у нее остался единственный выход: обманывать его до тех пор, пока она не придумает, как вести себя дальше.
– Конечно, вы не хотите разочаровывать вашего короля, – произнесла Мэв, стараясь не говорить сквозь зубы. – Я только смиренно прошу вас дать мне время, чтобы свыкнуться с мыслью, что я замужем и обязана спать не с тем человеком, которому обещана уже несколько лет.
– И как долго ты намерена привыкать? – насмешливо поинтересовался Килдэр.
Мэв задумалась. Если она попросит несколько дней, это будет слишком мало, а месяц наверняка слишком много.
– Возможно, недели две... или около того.
Граф молчал. Кажется, ее сопротивление вызывало у него такую же досаду, :'ак пропущенный в драке удар.
– Две недели и ни дня больше! – рявкнул он. Сдержав вздох облегчения, Мэв кивнула.
– Благодарю вас, милорд, за понимание.
– Кайрен, – снова поправил он. – Ты – моя жена, и я рассчитываю, что ты будешь называть меня по имени.
– Конечно, – заверила девушка, мысленно поклявшись, что произойдет это только после того, как в аду выпадет снег. – Не присоединиться ли нам теперь к празднеству? Должна признать, я чувствую голод.
Боже всемогущий, сделай так, чтобы эта ложь заставила графа покинуть комнату, присоединиться к торжеству... все, что угодно, только бы лишить его возможности соблазнить ее и нарушить их соглашение. А такая возможность, судя по жадному взгляду Килдэра, была вполне реальной.
– Я тоже испытываю большой голод... но мы, пожалуй, все-таки вернемся в главный зал.
Поняв, что он имел в виду, Мэв залилась краской.
– Но сначала у меня есть несколько... условий.
– О! – испуганно произнесла она.
– Больше не лги мне насчет мостов и тому подобного. Мэв с облегчением кивнула. От столь грешного человека вроде Килдэра можно было ожидать и худшего.
– Никаких подозрительных отлучек из главной башни. Поскольку я каждый день занят с этой плачевной армией, у меня нет времени следить за домочадцами.
Он хочет запретить ей покидать главную башню? Это даже лучше! Она и так встречается с повстанцами, не выходя за стены замка. Возможно, присутствие Килдэра и не создаст больших помех восстанию, как она опасалась. А если так, значит, уменьшается риск кровопролития в Лэнгморе.
– Я поняла. – Мэв потупила глаза, демонстрируя скромность.
– И каждую ночь в следующие две недели ты будешь проводить один час в моей комнате. Наедине со мной.
Едва он произнес эти слова, у нее моментально возникли предположения, большинство из которых заставило Мэв покраснеть и одновременно привело в замешательство. Каждую ночь?
Как она может проявить несговорчивость?
Как может сопротивляться его обаянию?
– Вы поклялись две недели не прикасаться ко мне, – напомнила она.
– Нет, – с веселой улыбкой возразил Килдэр. – Я согласился не брать тебя в свою постель. Ты ничего не говорила о прикосновениях.
Мэв с неохотой призналась себе, что он прав. О Господи! Она сделала глубокий вдох, прикидывая, как выйти из затруднительного положения.
– На мой взгляд, сначала мы должны узнать друг друга. Можно использовать это время для разговора.
Изменчивый блеск в глазах Килдэра заставлял ее нервничать.
– Мы поделим час пополам, и ты можешь разговаривать, если захочешь.
А свои полчаса он проведет иначе, и она не сумеет его остановить.
– Милорд...
– Кайрен, – с нотой раздражения поправил он, но Мэв упрямо сказала".
– Прикосновения могут привести... к большему. Килдэр пожал плечами, словно его это не волновало, и ей хотелось закричать от досады. Он наверняка притворяется, ведь не настолько же он тупоголов. Нет, конечно, он ее понял, в этом Мэв была уверена.
– Я не хочу, чтобы ко мне прикасались, – заявила она. Лицо у него посуровело.
– Я и так во многом тебе уступил, Мэв. Разумный человек всегда знает, когда нужно остановиться.
Верно, только она не может позволить себе быть разумной. Мэв глубоко вздохнула, пытаясь обрести спокойствие.
– Возможно, мы найдем решение, которое устроит нас обоих, – предложила она.
– Возможно, – ответил Килдэр.
Пока он молчал, она гадала, какие неведомые мысли бродят у него в голове.
– Мы придем к такому компромиссу, – пообещал он. – Я буду прикасаться к тебе лишь этой рукой... – Он поднял правую. – ...И ртом.
Мэв колебалась. Логика подсказывала, что он не в состоянии овладеть ею только ртом и одной рукой. Насколько это может оказаться соблазнительным? Ничего пугающего она не видела.
– Соглашайся, Мэв. Это лучшее из того, что я тебе предложу.
Наверняка Килдэр говорил правду, и она кивнула. Но в глубине души ей почему-то казалось, что она заключила сделку с дьяволом и очень скоро будет сожалеть.
Значит, она уже не девственница.
Кайрен размышлял над признанием Мэв в течение всего свадебного ужина, который оказался столь же веселым, как похороны, и столь же долгим, как одинокая ночь, последовавшая за торжеством.
Он лежал в своей холодной постели, гадая, отчего потеря ею невинности так его беспокоит. Он ведь не так давно избегал девственниц, предпочитал им женщин, которые знают, чего ждать от подобных свиданий. Он хотел женщину, которая из-за девичьего страха не будет лежать словно деревянная, которой известно, что любовная игра может быть серьезной и забавной одновременно. Так почему же он почувствовал разочарование, узнав, что Мэв делила постель с другим?
Наверное, потому, что они вступили в брак. Даже если мужчина имел опыт любовника, он хочет, чтобы жена пришла к нему целомудренной. Но зачем? Разве он может сделать ее верной или правдивой? Такие чувства его никогда не привлекали и ничего для него не значили.
Нахмурившись, Кайрен встал с кровати. Что сделано, то сделано. Мэв придет в его постель, уже познав ласки другого мужчины. Теперь лишь нужно постараться сделать так, чтобы она выбросила из головы этого Квейда и действительно стать ее мужем. Слава Богу, что он избавлен от досадных неприятностей вроде крови, слез или обморока.
Правда, эта мысль почему-то вызвала у него страстное желание обработать кулаками физиономию Квейда О'Тула.
А мысль о том, что ему придется ждать хотя бы пару дней, чтобы заявить права на свою невесту, привела Кайрена в еще большее расстройство.
Да, он согласился на двухнедельное ожидание. Пусть Мэв немного успокоится. За войну у него было достаточно переговоров, и он хорошо знал тактику. Она хотела уступок, хотела думать, что обладает властью. Он ей это разрешил, поскольку не имел причин сомневаться, что она разделит с ним постель... и не через две недели, а гораздо раньше.
На других женщин действует обольщение. Мэв, как он убедился, предпочитает доброту. Она, в конце концов, его жена.
Без сомнения, обитатели замка – и Флинн – потешались над тем, что брачную ночь Мэв провела в своей комнате с сестрой, а не в постели с собственным мужем. Но это кратковременно, скоро весь Лэнгмор узнает, что он недолго спал один.
Ворча, Кайрен быстро оделся. Лучше оставить мрачные размышления Дрейку, который всегда проявлял к ним склонность. Даже у Эрика были печальные моменты. Он же не собирается терять драгоценное время попусту. Жизнь и без того слишком коротка, чтобы предаваться унынию, к тому же оно портит настроение.
Сейчас он пойдет во двор, соберет армию, продолжит тренировку и будет доволен их пусть слабыми, но все-таки успехами.
Внезапно тишину разорвал ужасающий раскат грома, едва окрашенное зарей небо прочертила молния, затем словно из ведра полил дождь.
Просто замечательно. Теперь он вынужден все утро бездельничать. А если дождь будет идти, как в прошлый раз, то ему придется сидеть пленником в главной башне целый день.
Гроза напомнила Кайрену, насколько он ненавидит эту проклятую страну, несмотря на все ее красоты. Мало того что в Ирландии слишком дождливо, что здесь кругом одни мятежники, теперь еще и собственная жена будет приходить к нему лишь затем, чтобы устраивать мятеж в спальне.
Полный мрачных дум, Кайрен натянул сапоги, вышел из комнаты и направился в главный зал, где увидел Джейн. Она сидела на стуле, гладила свой живот и рыдала, не сводя глаз с детской колыбели.
Что-то непонятное шевельнулось у Кайрена в душе.
– Тебе плохо? – спросил он. – Время настало?
– Уже скоро, – вымолвила между всхлипами она. – А Джеральт ни...когда не с...может закончить э...ту колыбель.
Кайрен посмотрел на опухшее, с покрасневшими от слез глазами лицо Джейн, затем перевел взгляд на колыбель. Она была почти закончена. Ее каркас сделан хорошим мастером – это было видно. Он подумал, что кроватка довольно мила, хотя не так уж много и видел на своем веку колыбелей. Одну похожую вырезал Дрейк для их с Эверил детей. Еще одну, которая вполне подошла бы королевскому наследнику, очень искусно сделал Эрик.
– Что тут не закончено? – спросил он.
Джейн посмотрела на Килдэра, будто сомневалась в его здравом уме и ждала какого-нибудь подвоха.
– Она не качается.
Когда женщина указала ему на дно колыбели, граф сразу заметил два толстых деревянных горбыля, по одному с каждого конца. В передней части должны быть вырезаны закругления, тогда при легком нажатии колыбель станет качаться.
– Я вижу, – пробормотал он.
– Какая жизнь будет у моего ребенка? Его отец умер, его мать одна, а дитя не имеет годной кровати. – Джейн опять зарыдала.
Кайрен с жалостью смотрел на ее вздрагивающие плечи. По небу снова прокатился оглушающий раскат грома.
– У твоего ребенка будет кровать. Я сам закончу колыбель, – сказал вдруг Килдэр.
Конечно, он не такой мастер в обращении с ножом и деревом, как Эрик, но и его работа окажется достаточно хорошей.
Джейн перестала всхлипывать и с любопытством уставилась на графа.
– Вы сами закончите? Почему?
– А у тебя для этого есть кто-нибудь еще?
– Нет. Я ждала, надеясь... – По ее щекам опять побежали слезы. – Я надеялась, что это была ошибка, что Джеральт вернется ко мне, что его не от...нимут у меня... и на...шего ребенка.
Кайрен подавил желание утешить женщину – она бы наверняка этого не приняла. Не то чтобы ему хотелось назойливо вмешиваться в ее дела, просто он не мог оставить страдающую женщину. Джейн нуждается в его помощи, даже если и не хочет этого признавать.
– Разреши мне закончить колыбель. Ты должна лечь. Такое душевное волнение не идет на пользу твоему ребенку.
Надежда и опасение на ее лице говорили о том, что она борется с собой.
– Это не ваша забота! Ну и что, если малютке негде спать.
– Нет, моя! Я здесь лорд и потому обязан заботиться обо всех жителях Лэнгмора. Кстати, твоя комната недалеко от моей. Если твой ребенок будет ночью плакать, то мы оба лишимся сна.
Он постарался ухмыльнуться. Джейн ответила ему слабой улыбкой.
– Благодарю вас, – тихо сказала она.
– Не за что, – отмахнулся Кайрен. – Теперь отдыхай. Кивнув, Джейн поднялась с места и оставила его наедине с колыбелью.
В полдень Мэв закрыла книгу и пошла в главный зал, чтобы утолить голод, терзавший ее в постный четверг. По дороге она молила Господа избавить ее от встречи с мужем.
Но, войдя в огромное помещение, обнаружила Килдэра. По-видимому, Господь получает громадное удовольствие, расставляя на ее пути соблазны.
Мэв издалека смотрела на мускулистую спину графа, который склонился к полу, закрыв что-то своей мощной фигурой. Рубашка лежала у его ног, обнаженный торс, испещренный старыми шрамами, блестел от пота.
Судя по звукам, он что-то резал маленьким ножом по дереву. При каждом ритмичном движении его широкие плечи сгибались, на спине и руках перекатывались твердые мышцы.
Она смотрела на Килдэра во все глаза, ибо никогда не видела мужчину с таким прекрасным телосложением. Мэв вспомнила слова матери, которая говорила: «Одень на дурня шелка, он все равно останется дурнем». Но Килдэр был очень привлекательным дурнем, этого девушка отрицать не могла.
Укорив себя за столь похотливые мысли в религиозный день, она начала пятиться из зала.
Неожиданно граф отложил нож, выпрямился, расправив плечи, повернулся и сразу поймал ее пристальный взгляд.
Бугры мышц на предплечьях, грудь, покрытая скульптурными мускулами, и твердый живот произвели на Мэв даже большее впечатление, чем его спина.
Килдэр заговорщически улыбнулся, словно знал некий секрет и хотел прошептать ей на ухо, но ограничился только едва заметным движением губ.
Боже правый, и этот человек с совершенными формами тела – ее муж? Как устоять против такой мужественности в сочетании с непристойным юмором, энергией, улыбкой?
Она должна помнить, что Килдэр приехал из Англии. Он тут затем, чтобы покорить Ирландию. Она уже завтра может увидеть Квейда мертвым, если у графа будет на то желание.
Почему же этот человек завладел ее вниманием?
Квейд не чета ему. Всегда нежный, сладкоречивый, с таким же, как у нее, серьезным характером.
Только, надо признать, он никогда не вызывал у нее столь волнующего интереса.
– Добрый тебе день, милая Мэв. Ты вообще не собираешься со мной разговаривать, или твоя немота кратковременна?
Он явно дразнил ее.
От унижения Мэв закрыла глаза. Килдэр не мог прочитать ее мысли, просто смятение чувств отражено на ее лице.
– Я уже говорила, что я вам не милая, – прошипела девушка.
Обойдя супруга, Мэв направилась в кухню, но вдруг увидела колыбель, стоявшую рядом с Килдэром, и замерла. Неужели он настолько бессердечен, что забрал кровать у еще не родившегося младенца Джейн?
– Что вы с этим делаете? Ее ребенок вот-вот появится на свет, и она ей будет нужна.
Граф кивнул. Его темно-каштановые волосы блестели в свете горящего очага. Мэв почему-то заинтересовало, такие ли они шелковистые на ощупь, как и на вид, но она тут же отбросила всякие мысли дотронуться до них.
Она не глупая девчонка, чтобы потерять голову из-за врага с черным сердцем. Она принадлежит к О'Ши и самая ученая из всей семьи. В душе Мэв помолвлена с другим, поэтому ей ни к чему строить глазки мужчинам, особенно тем, кто способен отобрать кроватку у младенца.
Килдэр сдвинул брови.
– Я не отнимаю у Джейн колыбель, я лишь закончил то, что было не доделано.
Взглянув еще раз на колыбель, Мэв убедилась, что он не лжет. Остававшиеся углы стали закругленными, чего раньше не было, грубые неровные края тщательно обтесаны, стойкам придана изящная форма. Теперь в этой колыбели можно укачивать ребенка, да и выглядела она красиво.
Джеральт, упокой Господи его душу, не отличался большим талантом в работе с деревом. А вот Килдэр – да. Что и неудивительно, у этого человека умелые руки.
Мэв опять посмотрела на своего мужа и не смогла отвести взгляд от поразительно сине-зеленых глаз. На сердце у нее потеплело.
Ну почему Килдэр, пропади он пропадом, должен был сделать что-то доброе?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Своенравная невеста - Брэдли Шелли



очень интересный читайте!!!
Своенравная невеста - Брэдли Шеллимарианна
16.11.2011, 22.13





Понравилось
Своенравная невеста - Брэдли ШеллиОксана
18.04.2012, 11.53





Мне понравилось !!!
Своенравная невеста - Брэдли ШеллиМари
18.04.2012, 18.45





прикольный романчик.
Своенравная невеста - Брэдли Шеллиэльвинчик
23.05.2012, 19.57





Сегодня узнала что Шелли Бредли и Шайла Блэк одна и та же писательница. Блииииин они же отличаются как небо и земля. Серия "Порочные любовники" Шайлы - это крышеснос. А Шелли - классическая ваниль. Вот это многогранность.
Своенравная невеста - Брэдли ШеллиВау
14.01.2013, 23.12





Мне не понравилось, не интересно. ГГ не интересна, нудна и т.д.rnНе заинтересовал меня автор, не рекомендую.
Своенравная невеста - Брэдли ШеллиGala
28.04.2013, 16.49





Один раз можно прочитать.
Своенравная невеста - Брэдли ШеллиКэт
17.03.2014, 20.16





Не интересно. Главная героиня считает себя очень умной, а не понимает очевидных вещей. Не люблю ни в книгах, ни в жизни, когда дура выдает себя за умную. Главный герой тоже не понравился - такой красивый, такой мужественный, а идет у дуры на поводу! 2 из 10
Своенравная невеста - Брэдли ШеллиГалина
26.05.2014, 21.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100