Читать онлайн Рождественское обещание, автора - Брэдли Шелли, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рождественское обещание - Брэдли Шелли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рождественское обещание - Брэдли Шелли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рождественское обещание - Брэдли Шелли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдли Шелли

Рождественское обещание

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Бомбей, Индия Май 1852 года
Джулиана Арчер никогда не любила сюрпризы: половина из них были неприятными. Но сюрприз, возникший на пороге, лишил ее дара речи. У нее даже перехватило дыхание – настолько он был невероятен.
Прошлое, от которого она сбежала пять лет назад, снова предстало перед ней.
Она стояла, вцепившись в косяк распахнутой двери. Жаркий воздух Бомбея проникал сквозь ее черную вуаль, обжигая кожу, накаляя воздух в комнате. Джулиана смотрела перед собой, не веря своим глазам. Моргнула. Снова посмотрела. Он по-прежнему стоял перед ней: собранный, высокий, в темном одеянии. Он что, проехал почти полмира, только, чтобы повидаться с ней?
– Л-лорд Акстон? – заикаясь, изумленно вымолвила она.
– Леди Арчер. – Он изогнул губы в печальной улыбке, как будто эти церемонные приветствия позабавили его, затем пристально вгляделся в ее лицо. – Возможно, вы снова будете звать меня Айаном, как когда-то давно, когда мы были детьми? А я смогу называть вас Джулианой.
Тысячи мгновений, пленительных, словно изящно написанная картина, предстали перед ее мысленным взором. Сначала дом ее детства – поместье Харбрук, затем Айан, еще мальчишка, когда они устраивали шумную возню в саду. Тогда она еще считала его своим другом. Затем в памяти всплыла ее девичья спальня и та самая кровать, на которой она рыдала в подушку, томясь жаждой приключений, скрасивших бы серые будни деревенской жизни. Наконец перед глазами возникли отец и Айан, с самодовольным видом читающие приказ о переводе Джеффри в Индию. И самое ужасное – когда они сделали все возможное, чтобы обмануть ее… В душе поднялась волна возмущения, и она поспешила отогнать неприятные воспоминания.
Тем не менее, она чувствовала, что в Айане что-то изменилось за эти годы. Что-то неуловимое, как будто он стал спокойнее. Или, может, коварнее.
Фигура его тоже изменилась. В двадцать два года, едва созрев, как мужчина, он был слишком высоким и худым. В двадцать семь у него появилась тяжелая квадратная челюсть, подчеркивавшая мужественный изгиб рта. Он принадлежал к типу мужчин, которые могут похвастать широкими плечами и длинными ногами. Пронзительный, живой взгляд ярких голубых глаз как нельзя лучше подходил к его внешности.
Внезапно она осознала, что видит в нем мужчину, а не соседского мальчишку, привыкшего командовать ею. От этой мысли ей стало не по себе.
Это было глупо. Да, он красив. Ну и что? Это не перечеркивало прошлое, а только выбивало ее из равновесия.
– Джул… – Акстон запнулся. – Леди Арчер, если вы предпочитаете, чтобы я не называл вас по имени, я пойму.
Поймет ли? Тогда он должен понять и то, как был не прав, пытаясь помешать ее браку с Джеффри. В чем она очень сомневалась, после всего, что он ей сделал.
Джулиана задумчиво прикусила губу. Так нельзя. Она не должна показывать ему, что напугана. Ведь Айан просто спросил, не позволит ли она называть себя по имени, как в лучшие времена. Большого вреда от этого не будет. Даже если она не доверяет ему, будет слишком по-детски отказать в такой пустячной просьбе своему давнему соседу.
– Входи, Айан. – Она жестом пригласила его войти в дом. – Если тебе так угодно, называй меня Джулианой.
Войдя, он остановился, повернулся и посмотрел на нее долгим задумчивым взглядом. Девушка не отвела глаз. Не важно, что за игру он затеял, она не станет в ней участвовать. И все же она ощутила растущее волнение. Несомненно, есть какая-то причина, почему он здесь.
Она направилась в гостиную, отчаянно пытаясь придумать, что сказать, чтобы нарушить напряженное молчание. Айан последовал за ней, глядя по сторонам.
– Прости, в доме не прибрано. У меня мало слуг. Моя горничная ушла на рынок. Не желаешь чаю?
Джулиана обернулась к Айану. Зачем он приехал? На его резко очерченном лице невозможно было ничего прочитать.
– Нет, благодарю. – Сказав это, виконт снова окинул девушку тем пристальным взглядом, который был так хорошо ей знаком. Странно, но этот взгляд не вызывал у нее такой ненависти, как его обладатель.
Джулиана отвернулась. Она провела его в маленькую гостиную, представлявшую собой причудливую смесь различных культур и стилей. Маленький столик темного дерева и потертый выцветший диван явно европейского происхождения соседствовали с местными разноцветными ковриками. Айан с его традиционными вкусами счел бы обстановку в комнате дикой. Странно, но Джулиана была рада любой возможности вывести его из равновесия. Ее раздражало его стремление контролировать каждую мелочь, шла ли речь о нем самом или о ком-то другом.
Она кашлянула.
– Может, присядешь?
– Спасибо. – Он послушно сел, упершись локтями в колени.
– Айан, мне с трудом верится, что ты здесь, – сказала она, чтобы хоть как-то начать беседу. – Как дела в Харбруке? А как поживает моя мать? Я уже несколько месяцев не получала от нее писем.
В последнее время она особенно болезненно переживала разлуку с матерью.
– Леди Браунли все так же мила и изысканна. Джулиана почувствовала, как облегчение теплой волной разливается в ее душе.
– Замечательная новость.
– В самом деле, – пробормотал виконт. – Но разве тебе не интересно, зачем я приехал в Индию?
Да, очень. Но можно ли верить его словам? Не зная, как поступить, она исподтишка взглянула на Айана. И снова беспокойство охватило ее, когда она увидела напряженное, немного грустное выражение его лица.
– Я действительно не знаю, что и думать, – согласилась она. – Путь из Девоншира в Бомбей неблизкий.
Виконт кивнул:
– Да, я добирался сюда три месяца. Ее глаза вспыхнули удивлением.
– Всего три месяца? Ты воспользовался сухопутным маршрутом через Египет? Разве это не опасно?
Он пожал плечами.
– Я сошел на берег в Каире. Дальше мой путь пролегал по суше до Суэца. Хотя в этой местности полно полицейских кордонов для защиты людей от кишащих вокруг разбойников, я бы немногим посоветовал этот путь. Но от Суэца поездка на колесном пароходе по Красному морю прошла гладко.
Акстон умолк и пристально посмотрел на нее, словно напоминая, что он очень решительный человек. Джулиана ответила на его взгляд. Она ни за что не признается, что его приезд взволновал ее, особенно сейчас, когда она знала, что Айан приехал в Индию с какой-то целью. У нее стало неспокойно на душе при мысли о такой перспективе.
– Ну и зачем ты приехал? – наконец спросила она. Айан заколебался, но лицо его оставалось непроницаемым.
– Твой отец болен.
От потрясения у Джулианы перехватило дыхание. Здоровый как бык Джеймс Эдвард Уильям Линфорд поддался какой-то там болезни? Это совершенно невозможно, хотя она знала, что он почти разменял седьмой десяток. Наверное, это действительно что-то серьезное, раз уж Айан объехал почти полсвета, только чтобы сообщить об этом.
Или его приезд всего лишь часть очередного заговора с целью контролировать ее будущее? Насколько она знала отца и Айана, это предположение было не лишено оснований.
Но если Айан говорит правду…
Предательский, всепоглощающий страх вполз в ее душу. Она ненавидела себя за то, что так испугалась, но отец действительно был ей дорог. Несмотря на его попытки вмешиваться в ее жизнь, Джулиана не могла вырвать из сердца любовь к нему. Особенно теперь, когда события последних лет подтвердили, что его опасения относительно ее покойного мужа оказались не напрасными.
– Значит, это серьезно?
Айан посмотрел на свои сцепленные, словно высеченные из камня пальцы и снова бросил на нее пронзительный взгляд.
– Он жалуется на боли в животе, головокружение и усталость. За последние годы он сильно пополнел и к тому же пристрастился к бренди. – Айан выпрямился в кресле. – Он выглядит не лучшим образом, Джулиана. Доктор говорит, что, возможно, всему виной больное сердце.
Дела и вправду плохи… если, конечно, это правда. Она в нерешительности закрыла глаза. Айан проехал полмира только для того, чтобы солгать о болезни отца? Не слишком ли хитроумный ход?
Но разве когда-то давно они не лгали так же искусно?
Однако если уважаемый лорд Браунли и вправду болен, то она должна вернуться домой. Немедленно.
Если же она примчится к отцу, а все это окажется выдумкой, то они с Айаном наверняка примутся за старое, пытаясь вмешиваться в ее жизнь.
Джулиану раздирали противоречивые чувства: с одной стороны, страх, а с другой – страстное желание увидеть отца.
– Джулиана, – мягко позвал Айан. – Понимаю, ты расстроена.
Конечно, он понимал. Айан никогда не был тугодумом. Он просто был слишком властным. Она не доверяла ему, это так. Но в этом случае Джулиана не мосла с уверенностью сказать, что он лжет.
Черт, нужно выяснить все, чтобы принять решение.
– Так, значит, папа велел, чтобы я приехала? – спросила она.
Айан заколебался.
– Он послал меня, чтобы я сообщил тебе о его болезни. А вернешься ты домой или нет – это тебе решать.
Его ответ потряс ее. Отец оставил решение за ней? Он не потребовал ее возвращения? Значит, за эти пять лет папа изменился так же сильно, как и она сама.
А Айан тоже изменился?
В душе зародилась слабая надежда. Боже, как она соскучилась по дому! Джулиане не терпелось снова оказаться в Харбруке, пить чай перед камином, в котором зимой весело пляшет огонь, или тихо вышивать, сидя рядом с матерью. Ей снова хотелось увидеть свою комнату. Джулиана даже с нежностью вспомнила странный призрак прекрасной девушки, обитавший в поместье. Всхлипывая во тьме, та обычно проплывала по коридору верхнего этажа и исчезала в стене.
Внезапно суровая реальность ее нынешнего положения заставила Джулиану спуститься с небес на землю.
– У меня нет средств на дорогу домой, – еле слышно произнесла она, разглядывая черную оборку своего поплинового платья.
Айан наклонился вперед.
– Отец с превеликим удовольствием возьмет на себя все расходы. Не в этом суть. Он просто хочет видеть тебя… если болезнь действительно серьезная. А я подозреваю, что это так.
Он говорил очень убедительно. Она совсем растерялась от нерешительности.
Перед ней открывалась возможность покинуть эту давно опостылевшую ей страну и вернуться домой, в родные места, к родным людям, в знакомую с детства обстановку. Если она уедет сейчас, то скоро окажется в Англии, как раз под Рождество. Мысль об этом согревала ей душу.
Но разве может она вверить свою судьбу надежде, что болезнь ее отца не очередной заговор против нее? Осмелится ли она?
Не нужно спешить с ответом. Покинуть Индию – значит в корне поменять свою жизнь. Навсегда. Она не могла забыть, что отец с Айаном раньше лгали ей. И не однажды.
Но если это единственный шанс покинуть Бомбей, где ее девичье сердце испытало столько разочарований, и другого не представится никогда?
– Возможно, тебе стоит подумать над его просьбой день-другой, – предложил Айан. – Ближайший корабль, отплывающий в Англию, ещё две недели будет стоять в порту.
Джулиана вздохнула. Ей нужно время, чтобы унять тоску по Харбруку и вспомнить бесконечные попытки отца повлиять на нее. Взять хотя бы то, как настойчиво он пытался выдать ее замуж за Айана.
– Полагаю, так будет лучше. Спасибо.
Айан кивнул, покосившись на ее траурное одеяние.
– Прими мои соболезнования по поводу смерти полковника Арчера.
Джулиана удивилась:
– Ты знаешь? Это произошло только восемь месяцев назад.
Виконт пожал плечами.
– У меня есть связи в кругу офицеров Ост-Индии в Лондоне.
Джулиана окинула своего гостя взглядом, не предвещавшим ничего хорошего. Да, она знала, что эти пять лет он поддерживал с ними связь. Все внутри ее закипело от негодования. Она сомневалась, что отец или Айан сожалели о том, что Джеффри покинул Англию. Оба они были против ее брака с безрассудным офицером и сделали все от них зависящее, чтобы помешать ей.
Последние три года замужества предостережения отца насчет Джеффри не давали ей покоя. К великому огорчению Джулианы, он оказался прав. Джеффри действительно был жадным, никчемным проходимцем, которого больше интересовали развлечения, чем собственная жена. Нет, временами жизнь с ним была вполне сносной. Но чаще она превращалась в ад. Однако гордость не позволяла ей признать правоту отца.
Неужели Айан и лорд Браунли все это время действительно видели Джеффри насквозь или же просто были возмущены тем, что удалой полковник помешал их планам? Впрочем, какое это теперь имеет значение?
Она подняла глаза и, встретившись с внимательным взглядом Айана, вспомнила тот вечер, когда он сделал ей предложение… А она отказала ему.
– Должно быть, нелегко остаться вдовой в чужой стране? – внезапно поинтересовался Айан.
Нет, нелегко. Она была удивлена его проницательностью. И его заботой.
– Я смирилась со своим нынешним положением. Мне следовало быть к этому готовой, выходя замуж за столь безрассудного человека. – Уголки ее губ печально опустились. Она посмотрела в окно, за которым шумел душный Бомбей. – Меня удивляет только одно: почему Джеффри понадобилось столько времени, чтобы встретить такую нелепую смерть?..
– Да, по прибытии мне рассказали подробности его гибели. Охотиться на тигров – довольно странный способ скрасить досуг.
– Это был вызов, – предположила она. Может, Айан поймет сумасбродные поступки Джеффри, потому что она не могла.
– Ах да, надо доказать, как ты храбр, не так ли? 16 Джулиана пожала плечами:
– Может быть.
Айан серьезно кивнул, затем поднялся.
– Значит, мне зайти завтра? Тебе хватит времени, чтобы все обдумать?
Он уже уходит? Да, он всегда пугал ее своей деспотичностью. Он просто использовал людей в своих целях. Но он был единственной ниточкой, связывавшей ее с домом, если не считать писем матери. К тому же она чувствовала, что Айан изменился. Джулиана не хотела, чтобы он уходил.
– Буду рада, если ты останешься и пообедаешь со мной.
Его взор затуманился от удивления, за которым последовало что-то очень похожее на страсть. Она сглотнула, осознав это. Неужели он все еще желает ее?
Она невольно сделала шаг назад.
– Не в этот раз, – запротестовал он. – Я приехал только сегодня, и боюсь, что из-за своей усталости буду плохим собеседником. Завтра я зайду снова.
Сказав это, он направился к двери. Поникшая, полная подозрений, Джулиана в замешательстве последовала за ним.
И тут Айан накрыл ее руку теплой ладонью. Кожа на его руках была грубее, чем она помнила. Глаза цвета голубого шелка пристально всматривались в нее. Этот внезапный жест, словно напоминающий, что перед ней мужчина, не на шутку смутил Джулиану.
Пожав ее пальцы, он убрал руку.
– Был рад снова повидаться с тобой, Джулиана. Слегка кивнув, он растворился в сумерках.
На следующий день Айан снова направился к скромному коттеджу леди Арчер. Он потер слипающиеся, словно полные песка, глаза и выругался. Когда он наконец оказался в постели, на которой его не мотало из стороны в сторону, как в океане, то так и не смог сомкнуть глаз. Лицо Джулианы преследовало его. Впрочем, неудивительно. Ее образ преследовал его пять лет – с тех пор как она отвергла его предложение, сказав, что презирает его, и сбежала с этим мерзавцем Арчером.
На этот раз он поклялся, что все будет иначе. На этот раз он добьется ее расположения… не важно как.
Горя нетерпением увидеть ее, Айан наблюдал, как нанятая им повозка тащится по пыльным многолюдным улицам города, приближая его к цели.
Он понимал, что пять лет назад она была еще совсем ребенком. Но та Джулиана, которую он увидел вчера, была женщиной. И взгляд ее тоже был взглядом женщины. Она манила невысказанной тайной, притягивала острым умом, и виконт был готов хоть сейчас ответить на этот зов. Айан сгорал от желания запустить руки в ее отливающие золотом локоны и прильнуть к ее губам. Он очень хотел, всегда хотел называть ее своей женой.
Теперь он должен действовать наверняка, чтобы Джулиана снова не отказала ему.
Повозка остановилась перед ее домом. Ссыпав горсть мелочи в ладонь молодому вознице, Айан спустился на землю.
Проклятие, его сердце билось как у мальчишки, отвечающего урок. Он с шумом втянул в себя воздух, подошел к двери и постучал. Через мгновение ему открыла неопределенного возраста женщина с темными волосами, стянутыми в пучок на затылке, и кивком пригласила его войти. Не проронив ни слова, она проводила его к хозяйке.
Джулиана сидела на желтом диване, поджав под себя ноги, с книгой в руках. Айан невольно залюбовался ею. Сладострастные видения пронеслись у виконта в голове. Нет, этим мечтам еще не скоро суждено сбыться. Тем не менее, его взгляд скользнул по плавному изгибу ее бледной щеки, изящным линиям шеи и мягким округлостям груди. На ней было простое черное платье, которое не могло скрыть ее дивной красоты и очарования. Нет, красота ее не была совершенной. Кто-то счел бы ее бедра немного полноватыми, полагал Акстон. Кто-то, но не он. Айан находил ее обворожительной, смелой, умной, уверенной в себе. Его притягивали такие женщины. Он никак не мог оторвать от нее глаз.
Горничная-индианка возвестила о его прибытии, и Джулиана подняла голову.
– Добрый день. Прошу прощения, что помешал, – извинился виконт.
– Привет, – небрежно поприветствовала его она и отложила книгу в сторону.
В ответ он только улыбнулся.
– Пожалуйста, присаживайся. – Джулиана указала на старый стул с высокой спинкой справа от себя. – Рада, что ты пришел.
Он не смог удержаться:
– Я тоже.
– Итак, – начала она, – как тебе понравилась Индия?
Дружелюбная, даже приятная беседа. В прошлом она отказалась обручиться с ним и сбежала с Арчером. Да, тогда она уязвила его гордость своим отказом. Но сегодня ее настроение было слишком воодушевляющим, чтобы копаться в неприятных воспоминаниях.
– Здесь… живописно. – Он улыбнулся в ответ на ее смешок. – В отеле на завтрак подали что-то непонятное. Но чай я узнал бы в любом уголке мира.
Джулиана снова рассмеялась. Айан наслаждался ее очаровательной улыбкой, искорками веселья в светло-карих глазах. Если она и горевала по мужу, го не слишком сильно. Это был хороший знак. Для него.
– А как там твои конюшни для разведения лошадей? Ты так страстно желал их построить. Наверное, ты уже давно достроил их, и у тебя самые лучшие скаковые лошади в Англии?
– Пока нет, но скоро дострою.
– Пока нет? – Она нахмурилась. – Признаюсь, я немного удивлена. Ты же всегда говорил об этом с таким энтузиазмом.
– Я и сейчас полон энтузиазма. – Он запнулся. – Но, как тебе известно, мой отец не станет вкладывать деньги в рискованное предприятие.
– А значит, тебе придется или самому накопить денег, или ждать, когда он умрет и ты станешь графом?
Несмотря на их с отцом ужасные разногласия по этому поводу, Айан ухмыльнулся:
– Немного бестактно, как всегда, но в чем-то ты права. Он не мог сказать Джулиане, что, согласно их с отцом договору, если он не найдет себе невесту через семь месяцев, то денег на постройку конюшен ему не видать. Ее это смутит, когда она узнает о его намерениях. Айан хотел, чтобы она поняла, что он хочет жениться на ней, поскольку любит ее. Всегда любил.
Тишина повисла между ними. Акстон молча сидел, глядя на нее, и ждал. С лица Джулианы исчезла улыбка, и теперь перёд ним была решительная женщина, желающая о чем-то серьезно поговорить. Он не сомневался, что знает, о чем именно.
– Айан, я понимаю, ты проделал долгий путь…
– Ты хочешь меня о чем-то спросить? Она кивнула.
– Объясни толком, насколько опасна болезнь отца? Когда это началось? Мама не упоминала об этом в своих письмах.
Джулиана привыкла говорить без обиняков. Так или иначе, Айан был рад, что Джеффри Арчеру не удалось это изменить. Но он чувствовал, что другими переменами в характере, которые ему еще предстоит открыть, Джулиана обязана этому негодяю.
– Твой отец пережил несколько приступов за последние четыре месяца. Один из таких приступов случился за неделю до моего отъезда в Индию. Он уже не молод.
Джулиана побарабанила пальцами по подлокотнику дивана.
– Это правда.
– Тем не менее, ты сомневаешься, вернуться домой или нет. Почему, Джулиана?
Ее глаза вспыхнули изумлением. Он что, забыл о прошлом?
– Как я могу быть уверена, что ты говоришь правду? Ее слова заставили виконта задуматься. Здесь надо действовать осторожно.
– Ты полагаешь, я буду обманывать тебя, чтобы заставить вернуться в Харбрук?
– Я полагаю, вы оба на это способны, – подтвердила она.
Он с трудом сдержался, чтобы не поморщиться.
– Но я бы не стал лгать в таком важном вопросе. Джулиана по-прежнему молчала. Айан почувствовал, как в душе растет надежда, что, возможно, она прислушается к нему. Он уже ощущал сладкий вкус победы…
Но она все еще колебалась.
– Джулиана, ты мне не веришь?
– Я не знаю. – Она пожала плечами. – Что, если я приеду домой, а болезнь моего отца окажется несерьезной? Его почтенный возраст и слабое здоровье не дают гарантии, что он стал другим человеком. Я не хочу снова зависеть от вас.
– Никто от тебя этого и не требует.
– И все же!.. – отрезала она.
– Твой отец не такой уж дурной человек, – подчеркнул Айан.
Она нахмурилась:
– Но добрым его тоже не назовешь. Хотя вряд ли можно ожидать, что ты поймешь.
Айан наклонился к ней. Ему безумно хотелось дотронуться до нее, но он сдержался. Еще не время.
– Тот факт, что я уважаю его, еще не значит, что я не замечаю его недостатков.
Она бросила на него изумленный взгляд.
– Ты замечаешь его недостатки, несмотря на то, что они так похожи на твои собственные? – с вызовом спросила леди Арчер. – Это невозможно. Вы два сапога пара. Если бы я не отказала тебе, вы оба продолжали бы лгать мне и вмешиваться в мою судьбу, мечтая, чтобы я вышла замуж, нарожала детей и не раскрывала рта до конца жизни.
Айан холодно посмотрел на нее, хотя внутри у него все кипело. Прошлое снова предстало перед ним. Он боялся, что рано или поздно этот момент наступит. Акстон хотел сказать что-то в свое оправдание, чтобы Джулиана поняла, каковы были его истинные мотивы. Но он слишком хорошо ее знал. Если он поддастся порыву, она ощетинится, словно еж.
Они с лордом Браунли думали только о ее благе. А она злилась на них за то, что они изо всех сил старались оградить ее от жизненных потрясений. Неужели Джулиана не понимает, что все это делалось из любви к ней?
– Пять лет назад наша совместная жизнь представлялась мне иначе. Я хотел иметь жену, а не левретку. – Слова прозвучали грубее, чем он ожидал.
– Ты хотел иметь жену, которая смотрела бы тебе в рот и выполняла каждое твое требование, начиная с требования выйти за тебя замуж.
– Я просил тебя стать моей женой, а не требовал этого, – напомнил он.
– То, как тебя потряс мой отказ, казалось бы смешным, если бы не выглядело так глупо. – Ее глаза сузились. – Ты действительно считал, что я буду счастлива, оставшись в Линтоне и став женой степенного деревенского джентльмена, которому доставляет удовольствие следить за каждым моим шагом? Не имея возможности повидать мир?
Плечи виконта напряглись. Он стиснул зубы.
– Ну и как, ты повидала мир, Джулиана? Что такого дал тебе Арчер, без чего ты не могла обойтись? – с вызовом спросил он. – В письмах к матери ты только и делала, что жаловалась на страдания, тяжелую жизнь и нищету. Твоя душа жаждала таких приключений?
Нахмурившись, Джулиана поджала губы. Слова о том, что мать не смогла сохранить это в тайне, больно задели ее. Впрочем, ни одна женщина не могла ничего утаить от лорда Браунли. Джулиана написала матери в момент отчаяния и одиночества и теперь сожалела, что поддалась порыву.
– Джеффри не дал мне того, что я хотела, но я сама сделала выбор. Ни ты, ни отец не понимали этого. И даже сейчас я очень сомневаюсь, что вы понимаете.
Она ошибалась. Айан прекрасно понимал, что выбор был за ней. Он просто сам хотел жениться на ней, чтобы уберечь от неприятностей, которые, он знал, принесет ей Арчер. Даже сейчас он желал провести всю оставшуюся жизнь рядом с Джулианой, помогая ей обрести покой и счастье.
Тем не менее, Айан боялся, что, несмотря на все страдания, причиненные ей полковником Арчером, она по-прежнему была не готова принять его предложение.
Он взял себя в руки.
– В мои намерения не входит заставлять тебя вернуться в Англию. Как я уже сказал, тебе решать. Признаться, мне не понять, что может тебя здесь удерживать. Ты вдова, живешь на мизерную пенсию в чужой стране, окруженная алчными солдатами, для которых нет ничего святого. Но если ты хочешь остаться, то я так и передам твоему отцу.
То, что он так быстро сдался, казалось, остудило ее пыл. Джулиана вздохнула.
– Ты проехал полмира по просьбе моих родных, а я была столь нелюбезна. Извини.
– Я знаю, в прошлом у тебя не было причин мне доверять, и я сам в этом виноват.
В глазах Джулианы мелькнуло удивление, но она ничего не сказала в ответ на это признание.
– Что ж, если выбор за мной, я должна его сделать.
– Да. – Он взволнованно вздохнул.
Она отвела взгляд, беспокойно перебирая пальцами складки платья.
– Я больше не могу вести себя как своенравная девчонка. Я все понимаю. И если мой отец действительно болен…
– Так оно и есть, Джулиана, – перебил Айан. – Я бы не стал лгать.
– Я могла бы провести Рождество со своей семьей. – Заколебавшись на секунду, она призналась: – Мне невыносимо думать, что я больше никогда его не увижу. Я должна сказать папе, как сильно я его люблю.
– Он очень обрадуется, услышав это, – заверил ее Айан, окрыленный надеждой.
– Полагаю… – замялась, – должна поехать домой.
Слава Богу! Айан с облегчением выдохнул, подавив улыбку. Он с трудом сдерживал бурную радость.
– Но позволь мне кое-что прояснить. – Ее слова вернули его к действительности. – Если по возвращении домой я обнаружу, что болезнь отца всего лишь выдумка, то, клянусь, ты даже не представляешь, как ты пожалеешь об этом!
Айан промолчал. Если бы Джулиана сама видела, как пошатнулось здоровье отца, то она бы не стала сомневаться в его словах. Браунли плохо выглядел, да и доктор считал, что болезнь серьезная. И все же никто не знал этого наверняка… Не важно. В конце концов, она еще будет благодарить его за все.
И он будет счастлив. Джулиана, наконец, возвращается домой, и ей придется провести почти шесть месяцев на борту корабля рядом с ним. Пройдет еще много дней, прежде чем они обогнут мыс Доброй Надежды и окажутся в Харбруке.
Виконт надеялся, что этого времени будет достаточно, чтобы уговорить ее выйти за него замуж.
Они отплыли из Бомбея два дня назад. В голубых водах Аравийского моря отражалось полуденное солнце, легкие волны походили на сверкающие сапфиры. Соленый морской ветер наполнил паруса, в то время как работающее от угля гребное колесо позади корабля ждало своего часа. Непривычный покой, навеянный убаюкивающим однообразием морского пейзажа, овладел Джулианой.
Вдали от цивилизации все, что так волновало ее в Бомбее, потеряло значение. Она не станет переживать из-за своей мизерной пенсии. Ей не хотелось думать ни о болезни отца, ни о своем положении вдовы. О да, скоро ей придется столкнуться со всем этим, но сегодня легкий шум моря, катившего свои волны куда-то вдаль, успокаивал ее.
– Красиво, правда? – сказал Айан, незаметно подойдя к ней.
Она обернулась и увидела, как его взгляд, скользнув по водной глади, с многозначительным выражением остановился на ее лице.
Вот это ее и тревожило. Остальные проблемы могли подождать, пока они не вернутся в Линтон, потому что здесь, на корабле, она ничего не могла поделать. Но Айан… Айан выводил ее из равновесия. Джулиане приходилось бороться с глупым волнением, которое охватывало ее в его присутствии. Она не девушка, которая только что вышла в свет, и не невеста в свою первую брачную ночь. И, тем не менее, все внутри ее трепетало в предвкушении чего-то непонятного, словно так и было. С этим надо что-то делать.
Она слишком хорошо знала Айана, поэтому единственное, что она должна была чувствовать, – это неловкость в его присутствии. Этот человек мог пойти на любую ложь, чтобы сделать ее своей женой. Почему-то она была уверена, что такое потрясающее отсутствие честности – это порок, который невозможно исправить.
– Море прекрасно, – пробормотала Джулиана.
Тем временем Айан быстро осмотрелся по сторонам. Джулиана проследила за его взглядом. Палуба была пуста, за исключением одинокого пассажира и дородного капитана у руля. Несколько мгновений назад она кишела снующими туда-сюда людьми. Но казалось, Айан не был удивлен их исчезновением. Это только усилило ее подозрения.
– Я хочу спросить тебя кое о чем, Джулиана. Это очень важно.
Она вздрогнула. Когда в прошлый раз Айан произнес эти слова, за ними последовало предложение руки и сердца.
Джулиана сделала отстраняющий жест, желая остановить его.
– Айан…
– Дай мне закончить, – настоял он. – Я должен это сказать.
Леди Арчер неохотно кивнула. На его лице вновь появилось напряженное выражение. Словно высеченные из камня, впадинки на его щеках казались тверже гранита, но его взор затуманился, что заставило ее разволноваться еще сильнее.
– Я не сомневаюсь… – Он запнулся, с горечью улыбнувшись. – Я не сомневаюсь, что ты знаешь о моих намерениях. Я не умею слагать стихи и говорить красивые слова о любви. Но когда я в последний раз просил твоей руки, твой отказ очень сильно задел меня. А сбежав с Арчером, ты разбила мне сердце.
Его признание ошеломило ее. Она разбила его сердце? Нет, это невозможно! Он просто старался угодить одновременно своему отцу и ее, заключив выгодный брак между добрыми соседями. Должно быть, ему были нужны деньги ее отца. Всем ее поклонникам, включая Джеффри, нужны были деньги. Несмотря на то, что Айан был сыном графа, ее фамильное богатство превосходило благосостояние любой аристократической семьи в Девоншире. Ей с трудом верилось в то, что Айана не привлекало ее состояние.
Он сглотнул, дотронувшись кончиками пальцев до ее щеки.
– Сразу после того, как ты уехала с Арчером в Гретну, я понял свою ошибку. Я никогда не говорил, что люблю тебя.
Джулиана не проронила ни слова, Очередная волна потрясения захлестнула ее, но не смогла избавить от подозрений. Айан был не из тех людей, которые часто говорят о своих чувствах, особенно в таких выражениях. Почему же сейчас он сделал это?
Если он и лгал, то очень убедительно.
Но это всего лишь слова, как бы красиво они ни звучали. Вдохновенное лицо Айана могло обмануть и ангела. Даже если он считал, что любит ее, думается, его представление о любви расходилось с ее собственным. По ее мнению, невозможно любить человека и пытаться использовать его в своих целях.
– Ты не говорил, что любишь, полюбил? – осторожно спросила она.
– Да.
Джулиана задумалась над его словами. Она все еще не доверяла ему. Ей не должно быть дела до его чувств.
Любовь. Именно о ней она мечтала, когда выходила замуж. Но ей также хотелось приключений. Странно, но когда-то ей казалось, что они с Джеффри подойдут друг другу, как две половинки одного целого. Она верила, что он самый замечательный человек на свете. Однако для него чувства к ней меркли перед жаждой приключений. Джеффри Арчер женился, полагая, что лорд Браунли станет финансировать его подвиги. Когда он понял, что ему нечего на это рассчитывать, его интерес к ней угас.
Может, знай Джулиана тогда о любви Айана, она бы сделала другой выбор?
– И что ты хочешь от меня услышать? – спросила она.
Айвон пожал плечами. Морской ветер играл кончиками его слишком длинных волос, разметавшихся по мощной шее. Весь его вид наполнял Джулиану сознанием, что перед ней мужчина и они здесь практически одни.
Нет. Нет. Нет! Она недолжна видеть в нем мужчину, не должна так реагировать на его близость. Даже проявив милосердие и приехав за ней, он оставался все тем же лгуном, которого отец выбрал ей в мужья. Джулиана опасалась, что таким образом он пытается добиться контроля над ее жизнью, как того желал отец. Если она допустит это, Айан сделает ее несчастной, не оставив ей ни малейшего шанса самой решать свою судьбу. Она слишком хорошо его знала, чтобы надеяться на другой исход.
– Не говори ничего. Дай мне закончить, – умоляюще попросил он.
Джулиана внимательно посмотрела на него. Его следующие слова поразили ее еще больше.
– Я по-прежнему люблю тебя.
По-прежнему?
– Я всегда тебя любил. Всегда?
Джулиана резко отвернулась и уставилась невидящим взглядом на море, которое теперь волновалось за кормой.
Ей было невыносимо слышать то, что он говорил. Она не знала, что сказать в ответ.
Он любит ее?
Нет. Не может быть. Ей нет до этого дела.
Проклятие, почему его признание так подействовало на нее, несмотря на то, что ей не нужна его любовь?
Через мгновение он обнял ее за плечи. Прикосновение было успокаивающим и тревожащим одновременно. Ведь это ее друг, сосед, которого она знала всю жизнь, Айан.
Да, но Айан дважды солгал ей, чтобы разлучить ее с человеком, за которого она собиралась замуж, а теперь говорит, что любит ее. Она должна понимать, что это в лучшем случае невероятно.
Даже время, которое он выбрал для своих признаний, казалось подозрительным. Он решил признаться в своей сердечной привязанности, только когда их корабль отплыл достаточно далеко от порта, чтобы она уже не могла потребовать вернуться в Индию. Может, он сказал это, потому что думал, что ей хочется это услышать? Или для того, чтобы расположить ее к себе? Если так, то он попал точно в цель.
Девушка прерывисто вздохнула. Айан привлек ее к себе, и она почувствовала, как ритмично бьется его сердце.
– Я не говорил о своей любви, потому что боялся напугать тебя, Джулиана, – прошептал он ей на ухо. С одной стороны, его слова успокаивали, а с другой – пугали. – Я говорю о ней сейчас, потому что в тот раз не раскрыл своих чувств, не понимая, насколько для тебя важно узнать об этом до свадьбы. И я поклялся, что больше не совершу такой ошибки.
Акстон осторожно повернул ее к себе лицом. Их разделяло всего несколько дюймов.
Его голубые глаза были опаснее и прекраснее, чем море. И, черт возьми, казались такими искренними! Он медленно притянул ее к себе и крепко прижал к своей широкой груди.
Возможно ли, чтобы он действительно любил ее?
– Джулиана, выходи за меня замуж, – прошептал он. – Я буду заботиться о тебе, как никто другой. Я знаю, чего ты хочешь, на что надеешься.
Прежде чем она смогла вымолвить хоть слово, придумать, что сказать в ответ, Айан наклонился и прильнул к ее губам. Она потрясенно вцепилась в его плечи, намереваясь оттолкнуть его.
Его мягкие, но настойчивые губы нежно скользили по ее коже. Эти божественные поцелуи были мягче бархата. Она замерла.
Когда он снова припал к ее рту, Джулиана почувствовала, как их уста сливаются, словно он с мастерством скульптора придавал им форму по своему вкусу. Она перестала сопротивляться.
По тому, как напряглись его плечи, она поняла, что он жаждет большего. Она сама хотела этого. Тепло разлилось по ее телу, и она почувствовала глупое желание, чтобы он не размыкал своих объятий.
Первый поцелуй перешел во второй, ненасытный. Прерывисто дыша от нахлынувшей на нее сладостной истомы, Джулиана терялась в догадках, отчего ее охватил сильный, почти мучительный жар. По ее телу пробежала дрожь, когда Айан наклонил голову и, нежно, но настойчиво разомкнув языком ее губы, завладел ее ртом в потрясающе глубоком поцелуе.
Джулиана растворилась в этом вихре блаженства.
Она вкусила запретный плод. Осознание этого будоражило кровь. Хотя тот факт, что они знакомы с детства, успокаивал ее. Она узнала бы его где угодно, несмотря на то, что он никогда не целовал ее… до сих пор.
Глухие удары сердца отдавались в ушах. Она чувствовала, что ей не хватает воздуха. Словно понимая, что она готова сдаться, Айан только усилил натиск, полностью завладев ее ртом, обхватив ее лицо руками так, что она не могла пошевелиться.
Это был Айан, лгун и негодяй. Она целовала Айана!
Несмотря на его скверный характер, страстное желание раствориться в его объятиях, испытать наслаждение, которого ей всегда не хватало, ошеломило ее. Внезапно она поймала себя на том, что не может вспомнить ни одной причины, по которой не доверяла ему.
Его поцелуй был нетерпеливым, но в то же время нежным, словно он боялся повредить что-то хрупкое и безумно дорогое. Джеффри никогда так не целовал ее. Джулиана подумала, что если бы им пришлось разделить любовное ложе, в его объятиях она почувствовала бы себя королевой, хотя бы на мгновение. Эта мысль была невероятно соблазнительной.
Но он станет контролировать каждый ее шаг, если они поженятся.
«Я буду заботиться о тебе, как никто другой. Я знаю, чего ты хочешь, на что надеешься».
Это ложь. Он ничего о ней не знает.
Джулиана резко отстранилась. Она готова была презирать себя за слабость, за то, что ее тело ныло, требуя продолжения.
– Постой. Возможно, ты думаешь, что любишь меня, но мне не нужен надсмотрщик. Я взрослая, разумная женщина, к тому же вдова. А что касается моих желаний…
– Джулиана… – Он в недоумении нахмурился. Когда до него наконец дошло, о чем она говорит, его лицо окаменело, а плечи стали жестче, чем ствол векового дуба. – Ты хочешь сказать, что снова отказываешь мне?
На его лице появилось что-то среднее между недовольством взрослого мужчины и мальчишеским удивлением. У нее сжалось сердце. Джулиана отвела взгляд. Она не уступит мимолетному порыву, иначе снова окажется замужем.
– Я все еще в трауре, – напомнила она ему, хотя это была далеко не единственная причина для отказа.
– Собственно, я не собираюсь устраивать свадьбу прямо на корабле. Мы обвенчаемся, как и подобает, в церкви.
– Мы вообще не будем устраивать никакой свадьбы! Ты говорил, что знаешь, чего я хочу и на что надеюсь, но, похоже, ты ошибся. Ты мыслишь в точности как мой отец, так откуда тебе знать? – Она сжала кулаки в бессильной ярости. – Я выйду замуж только тогда, когда захочу! Если вообще захочу.
– Почему ты хочешь остаться одна? – Он непонимающе взглянул на нее, сдвинув брови. – Ты будешь в безопасности рядом со мной, я буду заботиться о тебе, не то что Арчер.
Неужели он никак не поймет? Девушка разочарованно вздохнула.
– Айан, ты хороший человек, но ты всегда был на стороне отца, а не на моей. Может, ты и испытываешь ко мне нежные чувства, не знаю. Но я уверена, что, женившись на мне, ты начнешь контролировать каждый мой шаг: что я ношу, с кем встречаюсь, во сколько я ем. А папа тебе станет в этом помогать.
Он снова нахмурился:
– Ты говоришь так, будто я собираюсь сделать тебя своей пленницей, вместо того чтобы защищать тебя.
– Мне не нужна защита. Я хочу жить! А я не смогу жить по-настоящему с человеком, которого мой отец выбрал мне в мужья. Тогда я навеки потеряю свободу.
Увидев, как вспышка гнева и разочарования исказила его лицо, Джулиана быстро отвернулась.
Она едва успела сделать два шага, как Айан схватил ее за руку, снова развернул к себе лицом и прижал к груди. Джулиана чувствовала его горячее дыхание на своей щеке.
– Я не твой отец. То, что я испытываю к тебе, гораздо больше, чем «нежные чувства». Я люблю тебя. И уж будь уверена, Джулиана, я не сдамся, пока не уговорю тебя выйти за меня замуж.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рождественское обещание - Брэдли Шелли



Вроде всегда неплахо владела языком, но тут... Я честно до 11 главы пыталась читать. Продистывала, по дигонали, и так и сяк... Затянуто неимоверно. Там всего действия на пару глав. Все остальное место описаны не движения души и работа ума, но капризы и упрямство так и не повзрослевшей особы. Вот стоило оставить ее еще ненадолго в Индии, чтоб сама до дому добиралась. Она же никогда ни одной проблемы самостоятельно не решила. Требует, чтоб уважали ее права - предоставьте ей соответствующие обязанности. Хочет, чтоб считались с ее чувствами - пусть считается с чужими. Таких ОСОБ кругом пруд пруди. А толку с них ноль!Ё
Рождественское обещание - Брэдли ШеллиKotyana
9.06.2013, 17.59





Это первый роман кот я прочитала, где герой без умолку говорит, о своей любви, а так из них клещами не заставишь, сказать эти три слова, а впрочем роман полная ерунда, до читала до конца, но между строк...
Рождественское обещание - Брэдли ШеллиМилена
25.08.2015, 15.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100