Читать онлайн Рождественское обещание, автора - Брэдли Шелли, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рождественское обещание - Брэдли Шелли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рождественское обещание - Брэдли Шелли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рождественское обещание - Брэдли Шелли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдли Шелли

Рождественское обещание

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Айан стоял на вершине холма, возвышавшегося над Эджфилд-Парком, и пристально смотрел в серое небо. Скоро снова пойдет снег, возможно, через час-другой. Воздух был морозным, дул пронзительный ветер.
Закутанный в пальто и погруженный в мысли о Джулиане, он почти не чувствовал холода.
Каким образом он мог бы завоевать ее упрямое, высокомерное сердце?
Айан поморщился, совсем не уверенный в том, что это возможно.
Вздохнув, он побрел по вершине холма. Снег скрипел у него под ногами. Он пригнул голову, чтобы не задеть разросшиеся ветви по-зимнему голого дерева, и взглянул вниз на холодные голубые воды реки Истлин, которая текла в двух десятках шагов от него.
Он сделал тактическую ошибку, попросив Байрона повременить с ухаживаниями за Джулианой. Он признавал, что запаниковал, боясь, как бы Джулиана не посчитала его друга более разумной партией. Она не испытывала страсти к этому человеку – в этом он был уверен.
Но этот факт только усиливал его страх, а не наоборот. Он слишком хорошо знал, что Джулиана, как правило, избегала своих эмоций.
Возможно, ему следует прекратить свои упорные попытки пробудить в ней любовь. И что тогда? Довольствоваться ее дружбой и только? Никогда.
Может, имеет смысл, соблазнив ее, сделать своей женой и только потом предоставить ей возможность разобраться в своих чувствах?
Айан остановился и вздохнул. Холодный воздух обжег легкие.
Эта мысль имела свои достоинства, однако она снова предполагала обман. Ему очень не хотелось прибегать ко лжи, но эта своенравная проказница не оставила ему другого выбора. В конце концов, Джулиана боролась сама с собой и с ним из-за своей глупости. Ее тело отвечало ему. Со временем, после того как они обменяются клятвами верности, она поймет, что может доверить ему свое будущее и сердце.
Смакуя мысль о том, как он ласками заставит ее отдаться ему, чтобы с полным правом называть своей женой, виконт повернул обратно в Эджфилд-Парк. Возможно; ему стоит рискнуть и снова отправиться в Харбрук, чтобы повидать Джулиану. Вдруг представится какой-то другой способ завоевать ее?..
Если нет… он успеет воспользоваться планом соблазнения.
Айан начал спускаться вниз по заснеженному склону холма, горя нетерпением увидеть Джулиану, и тут обнаружил, что она сама пришла к нему.
Закутанная в темный подбитый мехом плащ и рукавицы, она подъезжала на своем мерине к его конюшням. Интерес и надежда обострились в нем до предела. Неужели она приехала, чтобы поговорить с ним? Сможет ли он убедить ее снова отдаться волшебству их поцелуев?
Скорее всего нет, но человеку свойственно надеяться…
Конюх вышел, чтобы заняться ее лошадью. Она отпустила его и направилась к двери Эджфилда.
– Джулиана! – позвал он.
Она резко развернулась и увидела его. Неуверенная улыбка тронула уголки ее губ.
Ее можно было назвать самой сердечной из улыбок. Все ее лицо, даже глаза приветствовали его. Сдерживая победный крик, он сбежал вниз по холму ей навстречу.
– Здравствуй, – сказал он, пытаясь определить, в каком она настроении, понять цель ее визита.
– Здравствуй, Айан.
Джулиана замолчала. Казалось, она хотела сказать что-то еще и просто собиралась с мыслями. Тем не менее он не видел гнева на ее лице, только огромное количество вопросов, отражавшихся в ее правдивых светло-карих глазах.
– Мы по-прежнему друзья? – тихо спросила она.
Айан заколебался, гадая, чем вызван этот вопрос. Чувствуя, что она пришла с определенной целью, виконт решил действовать осторожно.
– Я не делал секрета из того, что хочу видеть тебя своей женой. Даже если это произойдет, мы всегда будем друзьями.
Он улыбнулся и поддразнил ее:
– Какой мужчина подарил бы тебе нижнее белье, не имея определенного намерения выманить тебя из него?
Она улыбнулась в ответ, словно признавая его правоту.
– Тот самый мужчина, который уберег меня от неверного шага в Лондоне.
– Я не ангел, – мягко произнес он. – Я сделал это, потому что ты мне небезразлична.
Она тихонько вздохнула.
– Помнишь, когда мне было шесть, а ты, Байрон и все сыновья слуг целыми днями карабкались вон на то дерево?
Она показала на высокий дуб по ту сторону реки.
– Да, а ты боялась высоты. Джулиана кивнула.
– И ты изо всех сил старался излечить меня от этого страха, утверждая, что дерево безопасно.
– Так оно и было.
– Возможно, но я боялась, и ты уговорил меня взобраться на него.
Он улыбнулся:
– А потом я помог тебе спуститься, потому что ты орала как резаная.
В ответ она почему-то грустно улыбнулась и кивнула.
– Я была слишком напугана, чтобы слезть самой.
– Я и не заметил, что спас тебя, – сказал он, не понимая, куда она клонит.
Она повернулась и испытующе посмотрела на него:
– Почему ты помог мне?
«Странный вопрос», – нахмурившись, подумал он.
– Я должен был позволить тебе упасть?
– Нет… – Она умолкла в странной задумчивости. – Я думаю, точнее будет спросить, зачем вообще ты убедил меня взобраться на дерево?
Еще один странный вопрос. Он пожал плечами.
– Потому что я знал, что ты сможешь. Ты была слишком храброй, чтобы так бояться. Я… я был уверен, что если ты разок попробуешь…
– Это был мой выбор продолжать бояться, – перебила его она осуждающим тоном.
Этот спор о ее выборе уже набил ему оскомину. Они заводили его каждый раз, когда заходил разговор о Джеффри Арчере и о браке.
Он сердито посмотрел на нее, одновременно встревоженный и опечаленный. Она что, пытается увеличить пропасть между ними?
– Ты приехала сегодня, чтобы обсудить событие двадцатилетней давности? Ты не думаешь, что мы и так уже достаточно спорили?
– Нет, не за этим. – Она криво улыбнулась. – Согласна, у нас было много разногласий. Дело в том, что даже когда мы были детьми, тебе нравилось решать, что мне нужно, что для меня лучше. Тогда я не сомневалась, что ты заботишься обо мне.
О чем она толкует? Айан подавил острое желание сменить тему или поцеловать ее, чтобы прекратить этот разговор. Возможно ему стоит соблазнить ее и покончить с этим.
Но Айан поймал себя на том, что у него не вызывает энтузиазма идея обманом затащить ее к алтарю. Вместо того чтобы думать, как легко все может разрешиться, он представлял, как сильно она будет ненавидеть его за это. Проклятие, почему он отверг самый простой способ?
Потому что она не злилась. Потому что ее улыбка была приветливой. Он вздохнул. Возможно, ему стоит проявить чуть больше терпения.
– Я по-прежнему забочусь о тебе, – мягко заверил он ее.
Джулиана колебалась, в то время как ее взгляд блуждал по белоснежному покрову вокруг них.
– Думаю, я верю в это.
Облегчение волной прокатилось по его телу, блаженное и густое, как мед. Но что-то в ее задумчивых глазах не давало ему полностью расслабиться.
«Закрой рот, – приказал он себе. – Ни о чем не спрашивай».
– Тогда что тебя беспокоит? – все-таки спросил он.
– Ты говоришь, что любишь меня…
– Люблю! – Он схватил ее одетые в рукавицы руки и сжал их. – Люблю. Что бы ты ни думала, никогда не сомневайся в этом.
– В действительности я тоже начинаю в это верить. – Слегка потянув, она освободила руки. – Что меня беспокоит, так это способы, которыми ты проявляешь свою любовь.
Он сердито уставился на нее.
– Что ты имеешь в виду?
– Я поняла, что чем сильнее ты любишь кого-то, тем больше вмешиваешься в его жизнь. Другой ребенок тоже боялся взобраться на это дерево, однако ты ни разу не требовал от него побороть свой страх.
– Какое это имеет значение? Ее логика сбивала его с толку.
– Это то, что я пытаюсь сказать. Он был тебе безразличен, поэтому ты не обращал на него внимания. Тебя заботила я и мои страхи. Ты хотел, чтобы я поборола их, поэтому ты заставил меня взобраться на дерево.
Он пристально смотрел на ее разрумянившиеся от мороза щеки, видел, как в воздухе образуется облачко пара каждый раз, когда она выдыхала. Ее глаза были слишком серьезными и молили о понимании. Это только приводило его в замешательство.
Он надавил на точку между бровями, где начинала пульсировать головная боль.
– И что же?
– Я думаю, что любить для тебя значит контролировать. Я этого не потерплю.
Она что, намеревается сейчас отказать ему? Неужели ее приветливая улыбка оказалась притворной?
– Ты считаешь меня настолько бессердечным, что ничего ко мне не испытываешь?
Его сердце забилось в нехорошем предчувствии. Что он будет делать, если она скажет «да»?
Она засмеялась.
– Если бы все было так просто, – сказала она, – я бы давным-давно тебе отказала. Но все не так-то просто.
– Нет, – с облегчением согласился он. – Не просто. Тем не менее, его сердце продолжало отчаянно биться.
Он гадал, повлечет ли эта беседа за собой грандиозную победу или полное поражение.
– Было бы нечестно с моей стороны заявить, что ты мне безразличен, – пробормотала Джулиана.
– По крайней мере, мы друзья, – сказал он, пытаясь скрыть горечь в голосе. Он хотел быть для нее намного больше, чем другом.
– Но ты был прав, сказав вчера, что что-то между нами изменилось, стало другим. Мы стали… ближе.
Айан затаил дыхание, вглядываясь в ее прекрасное открытое лицо. Наконец она признала, что их отношения вышли за рамки детской дружбы.
Наверное, сейчас самое время попытаться соблазнить ее. Может, она хотела поощрить его в этом отношении?
– Ты откликаешься на мои прикосновения, – прошептал он, придвигаясь ближе.
Джулиана тут же отпрянула и отвернулась, снова устремив взгляд на мирный белый пейзаж.
– Да. Даже когда мне не следует этого делать. Я признаю, что замужество не подготовило меня к тем чувствам, которые ты вызываешь во мне.
Виконт схватил ее за плечи и развернул лицом к себе. Неужели она не шутит? Он испытующе вглядывался в ее лицо, но его выражение было абсолютно искренним.
– О, Джулиана…
– Это не повод торжествовать, – с упреком сказала она, высвобождаясь из его объятий. – Это только затрудняет решение, которое я должна принять.
Значит, она еще ничего не решила по поводу их брака. Это могло быть как хорошо, так и плохо. Айан нахмурился; Может, сейчас стоит поцеловать ее, смутить, скомпрометировать? Как-нибудь убедить ее своими прикосновениями, как сильно он ее любит? Тогда она наверняка пой-226 мет его чувства. Или нет?
Внезапно пошел снег. Ветер гнал большие хлопья по полуденному небу, и они в полной тишине мягко падали на землю.
– Давай зайдем в дом, – предложил он, зная, что невозможно будет соблазнить ее в такую метель.
Джулиана колебалась.
– Нет. Здесь мне спокойнее. Я помню, как в детстве перед Рождеством мы ходили и распевали хоралы в снегопад. Тогда я в первый раз ощутила радость от наступающего праздника.
Айан знал, как это было важно для нее. Он взял ее за руку и улыбнулся.
– Я рад. Мы можем зайти в дом и спеть…
Не надо переиначивать действительность в попытке сделать ее лучше. Позволь мне насладиться этим моментом как есть.
– Я просто хотел добавить…
– Я понимаю. – Она вытянула вперед руки, словно желая пресечь дальнейшие оправдания. – Это я и стараюсь тебе объяснить. Когда кто-то тебе небезразличен, ты требуешь от него ответных чувств, хочешь, чтобы он подстроился под твои мысли, под твой образ жизни. Возможно, так ты чувствуешь себя ближе к этому человеку, я не знаю. И чем больше ты любишь, тем усерднее твои старания. Я не смогу с этим примириться. – Ее лицо приняло осуждающее и вместе с тем пылкое выражение. – Я смогу всерьез рассматривать твое предложение, только если буду уверена в том, что ты позволишь мне мыслить самостоятельно и прекратишь попытки изменить меня. Пожалуйста, пойми, даже если мы поступаем по-разному, то эти различия могут дополнять друг друга.
Айан подавил улыбку. Пусть Джулиана сама разбирается со своими предположениями. Он просто хотел помочь, как поступают друзья и товарищи. Он не хотел изменить ее или подстроить под… как она выразилась? Ах да, под свой образ жизни. Вздор! Он просто помогал, когда она боялась, и упрашивал, когда она сопротивлялась.
– Ты много размышляла над этим вопросом. Джулиана печально кивнула.
– Ты даже не представляешь сколько.
На самом деле это звучало многообещающе. Айан незаметно приблизился.
– Зная тебя, думаю, что представляю. Как бы то ни было, я ценю твои мысли. Это правда. – Он улыбнулся. – Ну а теперь ты не хочешь дать отдых своему живому уму?
Она выгнула темную бровь:
– После всего, что я сказала, ты уже не предлагаешь, чтобы мы вошли в дом и спели хоралы, не так ли?
– Я предлагаю кое-что получше, – сказал он вкрадчивым голосом.
– Получше? – повторила она и, улыбнувшись, нагнулась и зачерпнула полную пригоршню снега с вершины небольшого сугроба. – Не могу вообразить, что может быть лучше, если только ты не имеешь в виду игру в снежки.
Джулиана швырнула в него рыхлый белый снежок. Он впечатался ему в грудь, брызнув в разные стороны струйками белой пыли.
– Ах ты шалунья! – обвиняюще бросил он, схватив большой ком снега и зажав его в кулаке. – Ты понимаешь, что это означает войну?
– Я готова к битве, – заверила его она, вздернув подбородок.
Они оба быстро нагнулись и набрали по пригоршне белой пыли. Джулиана оказалась проворнее, первой бросив снежок и задев его бедро. Но Айан действовал методично и терпеливо. Он надвигался на нее, в то время как его большие руки лепили плотный шар.
Она со смехом бросилась наутек по долине к тонким деревцам в поисках укрытия. Он не отставал. Виконт не сомневался, что она услышала, что он почти догнал ее, когда наклонилась, чтобы зачерпнуть пригоршню снега, и бросила в него наспех слепленный снаряд. Но промахнулась. – Бежишь с поля битвы? – поддел он ее.
Услышав это, она остановилась на расстоянии, достаточном, чтобы успеть слепить еще один снежок и запустить им в Айана. Он приземлился в нескольких дюймах от его ног и развалился на куски.
С хулиганской улыбкой он снова погнался за ней, на этот раз мимо большого валуна, на ходу лепя большой, увесистый шар.
Взвизгнув, Джулиана повернула налево и помчалась по ровному заснеженному полю к конюшням. Айан понесся за ней. Он бежал близко, так близко, что мог чувствовать мускусный запах ее кожи, похожий на смесь корицы с ароматом женщины.
Одним прыжком он настиг ее и обхватил рукой ее талию. Они свалились на землю клубком из рук, ног и смеха. Как более сильный, он подмял Джулиану под себя. Ее плечи тряслись от смеха и глубокого дыхания.
– Сдаешься, шалунья?
– Никогда, – заявила она.
– Ты не оставляешь мне выбора, кроме как бороться насмерть.
Прежде чем Джулиана успела вымолвить хоть слово, он опустил увесистый снежок ей на макушку. Тот рассыпался дождем из ледяной пудры по ее волосам и лицу.
Она вскочила, отплевываясь, вытирая запорошенные снегом глаза и по-прежнему смеясь.
– Вы сражаетесь нечестно, сэр.
– Я сражаюсь до победы, – поправил он ее. – Теперь ты сдаешься?
– Ни за что!
И прежде чем Айан понял, что у нее на уме, Джулиана бросилась вперед, обвила руками его шею и прижалась к нему всем телом. В эту самую секунду его сердце забилось как молот, кровь побежала по телу стремительным потоком. Каждый мускул его тела напрягся от желания. Она возбудила его до предела.
Джулиана подняла на него полный страсти взгляд, игривый, манящий и чертовски соблазнительный. Изнывая от желания ощутить ее вкус, он нагнулся, чтобы завладеть ее ртом, взять принадлежащее ему по праву.
И тут она запихнула ему за шиворот пригоршню снега.
Айан вскрикнул и подпрыгнул, выгнув спину. Он выдернул рубашку из бриджей, пытаясь стряхнуть ледяную пыль.
– Ах ты лиса! – воскликнул он, пока она поднималась на ноги, счищая снег с юбок амазонки и узких рукавов.
– Ты сдаешься? – самодовольно спросила она, выгнув бровь.
Он двинулся на нее с шутливо-злобной гримасой на лице.
– Чтобы победить меня, немного холода недостаточно, милая леди. День еще не закончился.
Джулиана хихикнула.
– Ты выглядишь глупо.
– Ах да. Но я заставил тебя рассмеяться.
– Верно, – уступила она.
– И тебе было весело.
Тон его голоса побуждал ее опровергнуть его слова.
– Это тоже верно, – признала Джулиана.
– Мне достаточно и такой победы. Я продрог до костей и ужасно хочу чего-нибудь тепленького. Зайдем в дом и выпьем чаю, – пригласил он.
Внутри уютной гостиной с низким потолком, где пламя гудело в камине, Джулиана признала, что вполне согрелась. Чашка, до краев наполненная чаем, отогрела замерзшие пальцы.
А сам Айан почему-то согрел ее сердце.
Она не могла отрицать, что ей было весело с ним, что она наслаждалась его обществом, по крайней мере когда они не спорили. Но сегодняшний день был почти идеальным. Она поделилась своими опасениями насчет будущего. Он выслушал ее и, казалось, уважительно отнесся к ее мнению, а затем разрядил обстановку, заставив ее впервые по-настоящему рассмеяться с тех пор, как она вернулась из Индии.
Подняв глаза на Айана, Джулиана поймала себя на том, что изучает его мужественные, словно высеченные из камня черты, полные губы, невероятно широкие плечи, свидетельствующие о его мужской силе.
Забавно, но когда она на него не злилась, выяснялось, что она не могла не обращать на него внимания, как на мужчину.
– Я планирую открыть конюшни для разведения лошадей на будущий год, – внезапно сказал он. – Я наконец нашел племенного жеребца, который положит им начале.
Переварив его замечание, она внезапно осознала одну вещь.
– Ты уедешь отсюда?
Он вперил в нее взгляд, словно сожалея, что не может прочитать ее мысли.
– Мое поместье недалеко от Солсбери. Я построю там дом. Возможно, я назову его Хилфилд-Парк, потому что он будет стоять на холме, возвышаясь над полем.
Джулиана сглотнула. Мысль о том, что он уедет отсюда, от нее, была… невероятной.
– Вскоре я изложу свои идеи архитектору, которого недавно встретил. Его фамилия Кокерелл, и он выдающийся человек.
– Замечательно, – сказала она, не испытывая радости. Она уже начала скучать по нему.
– Тем не менее, мне не помешала бы твоя помощь.
– Помощь? – в оцепенении повторила она.
– Я не могу выбрать между греческим Ренессансом или классицизмом. Или, может быть, что-то ближе к георгианскому стилю? Какой из них тебе ближе?
Он хотел узнать ее мнение по поводу дома?
– О, если бы это был мой дом, я выбрала бы что-то с колоннами, так что классицизм всегда предпочтительней. Или… или барокко.
Джулиана с любопытством изучала Айана. Да, он попросил ее выйти за него замуж, но спросил ее мнение как-то небрежно, словно собирал различные точки зрения, чтобы иметь возможность рассмотреть все варианты.
Почему его заботит, что она думает? Если только он не хочет, чтобы она внесла свою лепту в строительство дома, в котором, как он надеялся, они когда-нибудь будут жить вместе.
Эта мысль согрела и тронула ее. Может, ему и вправду небезразлично ее мнений, если он хотел, чтобы ей понравился дом, который он собирался построить. Внезапно в ее душе вспыхнула нежность, которую она не смогла подавить.
– Да, классицизм или барокко. Потрясающая мысль, – сказал он, словно она была гением.
Она улыбнулась:
– Еще мне нравятся портики. И хотя высокие потолки смотрятся великолепно, они непрактичны с точки зрения зимних холодов.
– Конечно, нет. Твое разумное замечание крайне ценно.
– И я обожаю окна, особенно когда их много. Но только если они не выходят на север, потому что туда задувают самые холодные ветра. И окна спален не должны смотреть на восток, потому что в этом случае солнце бьет в глаза раньше, чем воспитанным людям придет время вставать.
Айан засмеялся, подошел к грифельной доске и, к удивлению Джулианы, начал кратко записывать ее замечания.
– Отличные советы.
Благодарность рекой разлилась по ее телу. Ему действительно было важно ее мнение, и он не пытался изменить его в угоду собственному. Он просто слушал.
– Ты хочешь, чтобы я жила вместе с тобой в этом доме, не так ли?
Раздосадованный, он кивнул:
– Ты могла бы согласиться, так ведь? – Он пересек комнату и опустился перед ней на колени. – Да, больше всего на свете я хочу, чтобы ты жила вместе со мной в этом доме в качестве моей жены.
Когда Айан положил ладонь ей на затылок и нежно поцеловал ее, она не стала сопротивляться.
– Спасибо, что ты спросил мое мнение. Это очень много для меня значит.
Он криво улыбнулся:
– На тот случай, если ты надумаешь выйти за меня замуж, я скажу Кокереллу, чтобы он позаботился о том, чтобы твои пожелания были учтены.
Джулиана спрашивала себя, не свихнулся ли он окончательно, но в данный момент она была очень тронута.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рождественское обещание - Брэдли Шелли



Вроде всегда неплахо владела языком, но тут... Я честно до 11 главы пыталась читать. Продистывала, по дигонали, и так и сяк... Затянуто неимоверно. Там всего действия на пару глав. Все остальное место описаны не движения души и работа ума, но капризы и упрямство так и не повзрослевшей особы. Вот стоило оставить ее еще ненадолго в Индии, чтоб сама до дому добиралась. Она же никогда ни одной проблемы самостоятельно не решила. Требует, чтоб уважали ее права - предоставьте ей соответствующие обязанности. Хочет, чтоб считались с ее чувствами - пусть считается с чужими. Таких ОСОБ кругом пруд пруди. А толку с них ноль!Ё
Рождественское обещание - Брэдли ШеллиKotyana
9.06.2013, 17.59





Это первый роман кот я прочитала, где герой без умолку говорит, о своей любви, а так из них клещами не заставишь, сказать эти три слова, а впрочем роман полная ерунда, до читала до конца, но между строк...
Рождественское обещание - Брэдли ШеллиМилена
25.08.2015, 15.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100