Читать онлайн Его благородная невеста, автора - Брэдли Шелли, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Его благородная невеста - Брэдли Шелли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.32 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Его благородная невеста - Брэдли Шелли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Его благородная невеста - Брэдли Шелли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдли Шелли

Его благородная невеста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Тихий вечер перешел в неспокойную ночь. А когда настало ясное весеннее утро, Гвинет начала обдумывать, как бы убедить Арика прекратить засуху. Если он действительно обладает большим могуществом, то она должна уговорить мужа прибегнуть к помощи этой силы. Тогда она сможет пойти в Пенхерст, получить сэра Пенли и, возможно, даже услышать слова одобрения от дяди Бардрика. Ничего больше ей в голову не приходило.
Неожиданно услышав за окном веселое «Привет!», Гвинет оторвалась от своих размышлений. Голос был женский, а Гвинет никак не ожидала в ближайшее время или вообще когда-нибудь услышать или увидеть в этой лесной глуши хоть кого-то.
Привстав с кровати, Гвинет выглянула в окно и тут же увидела круглое лицо своей кузины Неллуин.
Бросившись к двери, чтобы поздороваться со старшей дочерью дяди Бардрика, Гвинет молила про себя Бога, чтобы эта женщина принесла ей из Пенхерста хорошие новости. Полная надежды, она открыла дверь.
Войдя в хижину, Неллуин быстро огляделась по сторонам, после чего на ее лице появилась кислая улыбка. Проходя через комнату, Неллуин приподняла юбки, чтобы не задевать подолом грязный пол. Кузина Гвинет казалась очень довольной, она буквально светилась. Светло-русые кудряшки обрамляли ее приятное лицо с бледно-голубыми глазами.
На кузине Гвинет было платье из чудесного шелка, но скоро оно станет ей мало, потому что она ждала ребенка через три месяца. А вот платье Гвинет казалось чуть чище заляпанного пятнами ковра. Переодеться ей было не во что, а денег на новое у Арика, похоже, не было.
Да, не стоит забывать о самом Арике – живом напоминании о том, как мало Гвинет ценили в Пенхерсте. Теперь, когда Неллуин пожаловала в ее новый дом, Гвинет возблагодарила про себя Бога за то, что Арик, по обыкновению, ушел в лес.
Неллуин, как всегда, обняла Гвинет.
– Ох, Гвинет, как я рада тебя видеть! – воскликнула она. – Мы с моим дорогим мужем заехали в Пенхерст по пути в Лондон. Ты можешь только себе представить?! Я там ни разу не бывала и думаю, что упаду в обморок от восхищения. Мы останемся там до заседания парламента. Мой дорогой сэр Ранкин говорит, что его интересует обсуждение затеянной Ланкастерами интриги, которая касается Йоркской короны. Именно из-за этого мы и отправились в путешествие, однако о времени заседания парламента и обсуждения этой проблемы мы ничего не знаем. Так что надолго ли придется задержаться, понятия не имею. – Неллуин рассмеялась.
Гвинет постаралась изобразить на лице улыбку. Она, конечно, желала кузине всего самого доброго, но и для себя ей хотелось того же.
– Но ты… – вмешалась Неллуин в ее размышления. – Папа сказал, что ты вышла замуж. Господи, где же твой муж?
Пораженная новостью о том, что кузина отправляется в Лондон, Гвинет лишь пожала плечами. Как ей всегда хотелось побывать в этом прекрасном городе, увидеть толпы людей, узнать, чем они занимаются, может быть, даже вмешаться в их дела! Возможно, сэр Пенли когда-нибудь свозит ее туда, если только она станет его женой.
– Его… нет? – нахмурившись, спросила Неллуин.
– Нет, он часто… – Гвинет замялась, подбирая нужное слово. Правильнее всего было бы сказать «пропадает», но она хотела бы как-то иначе выразить свою мысль. Жизнь Неллуин всегда была правильной и отлаженной, а ее собственная жизнь может навсегда остаться тайной. – Он часто охотится, – договорила Гвинет наконец.
– Ах, значит, он занимается спортом! Понятно! – улыбнулась Неллуин. – Что ж, возможно, мы заедем в Пенхерст по пути домой. Так что мы еще увидимся. А что он за человек?
Гвинет пребывала в уверенности, что дядя успел в мельчайших подробностях описать Неллуин ее нелепое замужество, однако она не хотела говорить кузине, что ее выдали замуж для того, чтобы прекратилась засуха. Гвинет стеснялась собственного смущения, и ей хотелось, чтобы Неллуин ничего не заподозрила.
– Он… Ну-у, он… очень спокойный человек. И еще очень добрый, – добавила Гвинет нерешительно.
– Отлично! В таком случае ты сможешь болтать обо всем сколько угодно, а он позволит тебе все, чего ты только захочешь. – Неллуин захихикала.
Несмотря на мрачное настроение, Гвинет рассмеялась в ответ.
– Именно на это я и рассчитываю, – сказала она.
Усадив кузину на единственный в комнате стул, Гвинет уселась на кровать. За дверью раздались шаги Арика, и Гвинет взмолилась про себя о том, чтобы он не слышал их разговора. А еще больше она молила Бога, чтобы ее муж снова куда-нибудь ушел. Не хотелось ей, чтобы Неллуин знакомилась с ее молчаливым мужем. Несмотря на его привлекательность, мужественность и воспитанность, он был низкого происхождения. Наверняка Неллуин жалеет ее из-за этого замужества.
Хорошо хоть, кузина не слышала, как Арик ходит возле хижины.
– Как видишь… – с этими словами Неллуин погладила свой округлившийся живот, – ребенок растет. Я уверена, что у меня будет сын, и мой дорогой сэр Ранкин в восторге от этого. Все это время он был таким заботливым мужем. Вот только, боюсь, я слишком привыкну к этому и испорчусь. И какой же после этого я стану женой для своего мужа? Думаю, не слишком-то хорошей! – Неллуин весело улыбнулась.
– Да уж… Но если ты станешь толстой и ленивой, ему будет некого ругать за это, кроме себя, – поддразнила кузину Гвинет.
– Ты права! – Рассмеявшись, Неллуин в порыве веселья схватила Гвинет за руки. – Мы уже не раз обсуждали, как назвать малыша, но еще так и не решили, какое имя дадим ему. Я так счастлива, что сэр Ранкин прислушивается к моему мнению. Более того, он даже просит меня высказывать его.
Подавив вздох, Гвинет посмотрела на кузину. Ей до боли хотелось тоже иметь заботливого мужа и вновь оказаться в том мире, в котором она родилась!
– Но конечно, – продолжала Неллуин, – очень скоро нам придется принять решение об имени ребенка. Господи, не смогу же я допустить, чтобы наследник сэра Ранкина долго ходил безымянным!
– Это верно, – кивнула Гвинет.
Неллуин радостно улыбнулась в ответ.
– Но я еще не поведала тебе о королевском подарке, – сменила тему Неллуин. – Сам король Ричард подарил моему мужу новый замок! Разве это не чудесно? Это уже третий наш замок, и я уж не знаю, как мы справимся с ними всеми. Видишь ли, у нас столько земельных угодий, что сэр Ранкин не успевает следить за ними. Конечно, это неплохо, ведь мы никогда не останемся голодными, но у меня столько слуг, что голова идет кругом. Я даже их имен не помню, не говоря уже об их обязанностях. А теперь, когда мой живот становится все больше и больше, я так устаю, что ни на что уже сил больше не остается.
Гвинет всеми силами пыталась скрыть, как она завидует счастью кузины. Разве Неллуин не видит ее нищеты? Разве не понимает, что Гвинет готова отдать все, что угодно, лишь бы у нее появились такие же проблемы, как у нее?
Гвинет ни на миг не усомнилась в том, что веселая болтовня Неллуин не призвана обидеть или каким-то образом задеть ее, однако ее сердце ухнуло куда-то вниз, когда она слушала кузину.
– Как бы там ни было, – глубоко вздохнув, продолжила Неллуин, – сэр Ранкин говорит, что осенью мы непременно поедем в этот замок Корбридж. Мне только остается молить Бога, чтобы тамошний управляющий был человеком разумным и знающим. Ох, а еще в Лондоне, – продолжала болтать Неллуин, – мы должны встретиться с королем и с королевой Анной. Сэр Ранкин считает, что мы даже, возможно, пообедаем вместе с ними. Наверное, я упаду в обморок от счастья!
– Едва ли он будет ждать чего-то иного от женщины, у которой на руках грудной младенец, – заметила в ответ Гвинет.
Неллуин улыбнулась…..
– А мне говорили, что он весьма суров и это ему не понравится, – промолвила она. – Если это случится, я поставлю сэра Ранкина в неловкое положение.
Глядя на то, как кузина заливается смехом, Гвинет через силу улыбалась, хотя на душе у нее было невесело. Не то чтобы ей не нравилась Неллуин или она бы не желала той счастья. Нет. Просто ей хотелось жить такой же жизнью, иметь большой замок, быть там хозяйкой. И еще ей нужен был муж, который уважал бы и любил ее.
Но пока у нее есть только Арик, который казался счастливее, когда мог избегать ее большую часть дня. Не было у нее в услужении лакеев, не было ковров, так что, разумеется, не было нужды присматривать за тем, как их повесили на стенах. Как не было надежды на возвращение в Пенхерст, если только она не убедит Арика устроить дождь посильнее.
Неллуин вздохнула, внезапно став серьезной. Более того, такой серьезной Гвинет ее никогда в жизни не видела.
– Разумеется, сэр Ранкин поведал мне о слухах, которые ходят о болезни королевы Анны и о том, что она, должно быть, долго не проживет. У нее точно больше не будет детей. Мой муж беспокоится о том, кто будет править Англией, если король Ричард не женится снова и у него не родится сын, потому что этот выскочка Генрих Тюдор так и метит на трон. Правда, я то и дело повторяю сэру Ранкину, что этого никогда не будет. У короля хватит времени на то, чтобы опять жениться и зачать сына, он ведь еще не стар. А уж если все и произойдет так, как предполагает мой муж, то я ничуть не сомневаюсь, что новый монарх по достоинству оценит такого смелого и преданного человека, как сэр Ранкин.
Гвинет кивнула, раздумывая о том, зачем, собственно, Неллуин пришла к ней с визитом. Справедливости ради стоило заметить, что кузина была единственным человеком, который за последние десять лет проявлял к ней интерес и сочувствовал ей. И вот теперь Гвинет задавала себе вопрос, приехала ли Неллуин для того, чтобы сделать приятное остальным, или чтобы поведать о своей счастливой жизни.
Нет, такого не может быть, говорила себе Гвинет. Неллуин всегда помогала ей заниматься домашними делами, оставляла ей свои объедки и часто отдавала почти новые платья. И все же присутствие кузины раздражало Гвинет.
Она поднялась. Ей хотелось только одного: чтобы кузина – горестное напоминание о прошлой жизни – поскорее ушла.
– У тебя такой усталый вид, Неллуин, – сказала она. – Думаю, тебе стоит вернуться в Пенхерст и отдохнуть хорошенько.
«По крайней мере ей нужно перестать болтать», – мрачно подумала Гвинет, но тут же пристыдила себя за это. Что на нее нашло?
Встав, Неллуин улыбнулась. Однако Гвинет заметила, что ее слова задели кузину. Она почувствовала себя виноватой.
– Думаю, ты права. Повитуха сказала мне, что пыльный воздух и грязь могут повредить ребенку, – промолвила Неллуин.
Гвинет охватили стыд и гнев, ведь кузина недвусмысленно намекнула ей, что ее дом недостаточно хорош. Собственно, так оно и было, но Неллуин не имела права говорить об этом. И все же невинная обида подсказала Гвинет одну мысль.
– Если ты останешься в Пенхерсте на некоторое время, то я, возможно, на днях навещу тебя. Думаю, там грязи нет.
Улыбка на лице Неллуин погасла.
– Я бы с радостью еще раз повидалась с тобой, но сэр Ранкин сказал, что мы должны выехать завтра на рассвете, ведь нас ждет Лондон, – сказала она.
Гвинет едва сдержала желание разрыдаться. Нет, только не перед Неллуин. Она никогда не заплачет перед безупречной, благословенной Неллуин!
– Разумеется, – наконец произнесла Гвинет, – тогда я навещу тебя в Пенхерсте, когда вы будете возвращаться из Лондона.
Кузина пожала плечами, натянуто улыбнувшись:
– Возможно… А мне пора. Пожелай мне удачи в Лондоне!
Не успела Гвинет ответить, как Неллуин вышла из дома, села на мышастого, в яблоках, скакуна и поскакала прочь в сопровождении пешего телохранителя.
А Гвинет закрыла дверь и упала лицом на матрас. Она не будет плакать. Ни за что! Слишком много она плакала за последние два дня. Если из ее глаз будут постоянно литься слезы, Арик, возможно, больше не пожелает видеть ее. Почему-то Гвинет этого не хотелось.


После ухода разговорчивой гостьи Арик вошел в дом, не зная, какая картина предстанет его взору. Мрачный вид Гвинет поразил его. Неужели она позволила хвастливой свинье огорчить себя?
Нахмурившись, Арик сел на единственный стул напротив жены, уткнувшейся лицом в ладони. Когда она подняла голову и их взоры встретились, выражение ее лица немного смягчилось, но глаза оставались несчастными, и это было явным свидетельством того, как она огорчена.
Арик испытывал противоречивые чувства. По правде говоря, в его холостяцкой жизни затворника жена была не нужна. Присутствие Гвинет в его доме полностью нарушило его покой, хотя он и не был совсем уж против того, чтобы она жила под его крышей, если не считать ночных часов.
Тяжкие ночные кошмары преследовали Арика. Он безумно хотел Гвинет. При мысли о том, что он может овладеть этой страстной женщиной, его кровь закипала.
Пыл, с каким Гвинет общалась с людьми, очаровывал Арика. К тому же он догадывался, что Гвинет не притворяется, потому что она и не думала скрывать свои чувства, как делали все, кого Арик знал.
Короче говоря, ему было хорошо рядом с Гвинет. Арик вздохнул.
– Кто она такая? – спросил он.
Гвинет опустила руки.
– Неллуин, – ответила она. – Старшая дочь моего дяди Бардрика.
– И насколько я понял, она находит удовольствие в браке, беременности, путешествии в Лондон?
Прикусив верхнюю губу, Гвинет сказала:
– Да. А почему бы ей не находить в этом удовольствие?
Арик помолчал.
– Все может оказаться не таким, как кажется, Гвинет, – промолвил он.
– Ну как ты можешь говорить такое? Понятно же, до чего она счастлива! У Неллуин есть муж, который ее обожает, не один большой замок, а целых три, к тому же она ждет ребенка!
Арик едва сдерживался, чтобы не рассказать Гвинет о том, что сэр Ранкин любит поразвлечься с молоденькой служанкой, причем иногда не с одной, а с несколькими сразу, или о том, что замок Корбридж – это не более чем старые развалины, приютившиеся на берегах пересохшего русла реки в негостеприимных местах возле шотландской границы. Он не мог говорить об этом, не раскрывая Гвинет своей тайны. Он никогда не расскажет ей о своем прошлом, потому что твердо решил больше не возвращаться в Нортуэлл, не вспоминать о преступных проделках Ричарда и интригах Ровены.
– Твоя кузина чересчур болтлива, – проворчал Арик, – к тому же ее задница больше, чем амбар в Пенхерсте. Более того, предполагаю, что она тебе завидует.
– Мне? – Гвинет была ошеломлена. – Чему тут можно завидовать?
– Твоей красоте, – ответил Арик. – Твоей сообразительности.
Гвинет пожала плечами, однако ее щеки покраснели.
– Спасибо тебе за эти слова, – промолвила она, – но Неллуин живет такой хорошей жизнью, о какой и я мечтаю. Я бы гоже так жила, если бы только дядя позволил мне выйти замуж за сэра Пенли.
– За сэра Пенли? – переспросил Арик, уже что-то заподозривший.
– Да, за сэра Пенли Фэрфакса из…
Арик расхохотался. Он не смог сдержать смех, поэтому и не дал Гвинет договорить. Так, значит, она хочет выйти замуж за этого трусливого, сопливого сэра Пенли?
Встав, Гвинет подбоченилась.
– Не пойму, почему упоминание о сэре Пенли так тебя развеселило!
Арику понадобилось несколько минут, чтобы взять себя в руки.
– Да этот человек не знает, как держать в руках меч, не говоря уже о том, как использовать то, что у него между ног!
Арик невольно вспомнил одну из придворных сплетен, совершенно забыв о том, что Гвинет была невежественна в вопросах плотской любви. И он был абсолютно уверен, что эту страстную красавицу даже близко нельзя подпускать к такому тюфяку, как Пенли, – тот не сможет оценить ее по достоинству.
– Ты говоришь ужасные вещи, – возмутилась Гвинет. – Да что тебе известно о сэре Пенли? Уверена, что ничего, тупоголовый болван!
Арик тут же представил себе, какими словами наградила бы Гвинет этого хлыща, и расхохотался еще сильнее. Щеки Гвинет побагровели.
– Кстати, тебе неплохо бы знать, что женщин интересует сердце мужчины, а не его… меч.
Мрачно нахмурившись. Гвинет сложила на груди руки. Арик продолжал хохотать.
– Дорогая моя, рано или поздно женщина начинает интересоваться такими вещами, – проговорил он сквозь смех. – Просто ты еще слишком невинна и ничего об этом не знаешь.
– Я не ребенок! Я уже взрослая женщина, и меня ничуть не интересует, что там у тебя за меч!
Улыбнувшись, он прикоснулся рукой к ее нежной щеке.
– Видит Бог, ты еще этим заинтересуешься, – вымолвил Арик.


– Ты собираешься когда-нибудь починить этот чертов стол? – крикнула Гвинет Арику, выглядывая в окно. Дело было на следующий день. – Понятно ведь, что у него уже давно отломилась ножка.
Поскольку Арик ничего ей не ответил, Гвинет высунула в окно голову, чтобы посмотреть на своего временного мужа.
Арик сидел под свесом крыши и опять вертел в руках свою дурацкую деревяшку. Что бы там он ни вырезал из нее, это интересовало его больше, чем разговоры с ней, раздраженно подумала Гвинет.
– Я с тобой разговариваю! – завопила она.
С удивленным видом Арик посмотрел на нее, а потом опустил деревяшку на землю и накрыл тряпкой.
– Что ты сказала? – спросил он.
Гвинет сердито фыркнула.
– Я говорю о ножке стола, – повторила она. – Ножка отломилась, и я уже два раза об нее споткнулась.
Пожав плечами, Арик встал со стула.
– Смотри под ноги, когда ходишь, – посоветовал он.
Гвинет бросилась к двери: Она же просила его об элементарной вещи, тем более что он явно любит возиться с деревом! Тогда почему он ее поддразнивает?
Гвинет рывком распахнула дверь.
– Я хочу тебя… – начала она.
Арик встретил ее в дверном проеме, стоя всего в нескольких дюймах от Гвинет. Слова замерли на кончике ее языка. Неожиданно сердце Гвинет забилось с неистовой силой – оно стучало также быстро, как стучат по земле копыта беговых лошадей.
Гвинет казалось, что Арик – часть живой природы, заполнявшей пространство за дверями хижины, потому что от него всегда исходил запах ночного тумана, плодородной земли, какого-то чудесного дерева, не имевшего названия, и еще чего-то присущего ему одному. И от этого в груди у нее появилось какое-то странное ощущение, непонятное томление.
– Вот как! Ты хочешь меня? – с многозначительной усмешкой перебил ее Арик.
Ее ладони вспотели.
– Удивительная перемена со вчерашнего дня, миледи, – заметил он.
Нахмурившись, Гвинет спросила себя, чего же она хочет от Арика, кроме того, чтобы его губы вновь прикоснулись к ее губам. Нет! Она хочет быть с сэром Пенли, хочет жить в замке и иметь прислугу, которая будет уважать ее. Хочет занять в мире то место, которое принадлежит ей по праву.
Но тогда почему она не может забыть поцелуя отшельника?
Арик с усмешкой прошел мимо нее в дом, причем вид у него был таким, словно он прочел ее мысли. Боже упаси! Мысли о муже, с которым она не собирается жить вместе. Он же отшельник, а возможно, даже колдун.
И все же он был добр к ней, когда она плакала, пустил ее в свой дом, когда родные прогнали ее, женился на ней, чтобы спасти ее жизнь. При этом он вовсе не похож на того злодея, каким представляли его в деревне, а местные детишки даже прозвали его Лесным Волшебником.
Честно говоря, Арик оказался совсем не таким, каким Гвинет представляла его.
Повернувшись, Гвинет увидела, что Арик рассматривает ножку стола. Ее взор скользнул по его широким плечам, сильным, загоревшим на солнце рукам. Почему-то она поежилась.
Арик посмотрел на нее.
– Я починю стол, но не надо завораживать меня, глядя на мою спину, маленькая драконша, – сказал он.
Драконша?
– Это я-то драконша? – разозлилась Гвинет. – Ну да, зато ты так хорош и приятен, что люди так и тянутся к тебе!
– Нет, но если ты пошевелишь мозгами, то вспомнишь, что я жил тут в одиночестве, – напомнил Арик.
Гвинет открыла рот от удивления, ярость охватила ее.
– Думаешь, я хочу жить здесь?
По его обветренному лицу пробежала усмешка.
– Да нет, ты же вполне ясно выразилась, сообщив мне, что предпочитаешь сэра Пенли.
Гвинет фыркнула:
– По крайней мере, он не стал бы говорить со мной о… мечах.
– Нет, конечно, – отозвался Арик. – Я же сказал тебе, что он в них ничего не понимает.
Подбоченившись, Гвинет наградила мужа презрительным взглядом.
– Ну да, а ты, надо понимать, большой знаток таких вещей, да?
Арик приосанился, на его лице появилась вызывающая улыбка, в серых глазах вспыхнул огонек.
– Миледи, я был бы счастлив продемонстрировать вам свои умения в этой области, а уж там вы бы сами решили, – промолвил он.
При мысли об этом в животе Гвинет заныло, ее обдало жаром, едва не растопившим ее решимость.
Но когда Арик направился к ней, Гвинет сумела взять себя в руки. На кону стояло ее будущее с сэром Пенли. Не отдаст она свою девственность затворнику – пусть даже такому привлекательному и доброму, как Арик.
– Разрази тебя гром, – пробормотала она, а затем бросилась прочь из дома, сопровождаемая громовым смехом Арика.
Не должен Арик оказывать на нее такое действие! И нечего ему делать в ее снах, пусть помогает только тем, что не прикасается к ней, и подумает о том, как бы аннулировать их брак.
Если только ей не удастся уговорить его устроить дождь.
Да, но тогда их браку и вправду придет конец. Ведь только если пойдет дождь, сказал дядя Бардрик, она может вернуться в Пенхерст. Возможно, сэр Пенли все еще будет ждать ее.
Но что сделать для того, чтобы Арик прекратил засуху? К тому же Гвинет немного сомневалась в том, что он в состоянии это сделать. Действительно ли он волшебник, имеющий дело с черными силами, или обычный человек?
Нахмурившись, Гвинет упала на стул под навесом крыши. Само собой, если бы у него не было каких-то сверхъестественных способностей, он бы объяснил это обитателям замка и защитил себя. Стало быть, он умеет колдовать.
Но как разбудить его силы?
Гвинет ни разу не слышала, чтобы он произносил какие-то заклинания. За те два дня, что она провела в его хижине, она не видела ничего, что хотя бы с виду напоминало колдовскую книгу. У Арика не было волшебных кристаллов, он не смотрел на свое отражение в реке. Нетерпеливо постучав большим пальцем по мягкой земле, Гвинет пришла к выводу, что она должна каким-то образом раскрыть его тайну.
Но тут ее нога задела что-то твердое.
Опустив глаза, Гвинет увидела обрывок выцветшей голубой ткани, прикрывающий деревяшку, с которой возился Арик. Может, в этом и заключается его колдовство? Тогда понятно, почему он почти не выпускает деревяшку из рук.
Прикусив губу, Гвинет сбросила тряпку и взяла в руки деревяшку. Она поднесла ее к глазам, внимательно осмотрела и поняла, что это вовсе не какой-то мистический символ или идол, а фигурка обнаженной женщины. У нее были длинные стройные ноги, налитая грудь, тонкая талия и округлые бедра. Волосы у вырезанной из дерева женщины были длинные, а страстное выражение лица…
Это было ее выражение, ее лицо!
У Гвинет перехватило дыхание. Квадратный подбородок, курносый нос – все как у нее. Волосы у фигурки доходили до локтей – так же, как ее волосы. Широкий рот не мог принадлежать никому другому, кроме нее.
Но они же всего несколько дней вместе! Выходит, Арик каждое мгновение думал о ней, представляя ее обнаженной?
Гвинет услышала, как находившийся в хижине Арик выругался. Этот звук вернул ее в реальность. Опасаясь, что он увидит ее с фигуркой в руках, Гвинет поспешно положила ее на мягкую землю и накрыла тряпкой.
Итак, он думал о ней. Обнаженной! И похоже, что часто. Гвинет поднялась со стула, чувствуя, как ее тело покрывает испарина. Арик представлял себе, как она выглядела бы лежа, подогнув под себя одну ногу и положив руку на стройную талию.
В одно мгновение Гвинет почувствовала себя польщенной, но неуверенной. И еще ей вдруг стало страшно находиться рядом с Ариком в безлюдном месте, тем более что им, возможно, придется провести вместе бесконечные дни и недели.
Святые угодники, что же ей делать?
– Ну вот, кажется, я починил стол, – сказал появившийся в дверях Арик.
Гвинет затуманенным взором посмотрела на него. У него были огромные, по его размеру, черные сапоги, доходящие до колена. Серые штаны подчеркивали мощные мышцы его бедер и не скрывали мужское достоинство внушительных размеров.
Господи, неужели он считает, что его плоть сможет поместиться в ее лоне? Гвинет отвела от него взор и уставилась на выцветшую деревянную дверь позади Арика. Внезапно ей пришло в голову, что она не должна находиться с ним наедине. Ведь, несмотря на то, что они стали супругами, Арик оставался для нее незнакомцем.
– Миледи? – позвал он.
Гвинет посмотрела ему в лицо.
– Починил? – рассеянно переспросила она.
– Да, починил стол, у которого отломилась ножка. – Усмехнувшись, он опустил глаза на накрытую тряпкой фигурку и вновь посмотрел на жену: – Интересно, почему это ты так сильно покраснела, Гвинет?
Этого она и сама не понимала, разве что краска разлилась но ее щекам из-за того, что она заметила, как он хорошо сложен. Ну и, возможно, потому еще, что он явно хочет уложить ее с собой в постель.
Но как он мог так точно уловить пропорции ее фигуры? Как у него получилось так хорошо передать сходство с ней? Она ведь не раздевалась перед ним, и Гвинет оставалось лишь предположить, что Арик, изнывающий от желания, вложил в работу всю свою страсть. А ведь, честно говоря, ей уже давно хотелось снять с себя одежду и постирать ее.
Гвинет осторожно встала со стула. Похоже, еще ни один мужчина не хотел ее так сильно, как Арик. Даже сэр Пенли, намекавший на то, что он готов взять Гвинет в жены, ни разу не подал виду, что ему хочется овладеть ею. Если скорость, с которой Арик вырезал ее фигуру, может служить показателем, то можно быть уверенной: он больше не думал ни о чем с того самого мгновения, как увидел ее. Это одновременно и обрадовало, и напугало Гвинет. Впрочем, она вынуждена была признаться себе, что Арик был с ней куда добрее, чем остальные члены ее семьи.
Гвинет испытала сильное душевное волнение, но заставила себя подавить его. Она не ляжет вместе с Ариком, не отдаст ему свое тело, несмотря на то что при мысли об этом ее охватывало какое-то странное чувство. Ей не видать счастливого будущего, если она отдастся Арику. Если это произойдет, придется ей навсегда остаться в этой хибаре, не зная о том, какие сейчас носят платья и каковы налоговые сборы. Жизнь станет совсем уж невыносимой. Хуже, чем в те времена, когда Гвинет жила на попечении дяди Бардрика и тети Уэлсы. И тогда она навсегда останется изгоем и женой колдуна.
Хотя разве сейчас она не изгой?
Да, но она хочет, чтобы все изменилось! Она хочет жить той жизнью, какую ей может дать сэр Пенли.
И все же Гвинет было любопытно, сможет ли Арик творить свои чудеса в постели. Вдруг он способен на это? Вдруг будет способен доказать, что она для него желанная жена? А если так, то можно ли считать, что страсть превыше всего?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Его благородная невеста - Брэдли Шелли



сначала роман заинтересовал, но к середине уже еле дочитывала, ГГеройня просто бесит сварливая грубиянка, до ужаса меркантильная, ей только денег, слуг, да богатства подавай с каждой минутой начинала бесить все больше и больше
Его благородная невеста - Брэдли ШеллиЯна
17.02.2012, 1.03





читать интересно. хотя поведение героев просто злит-- сплошные недоговорки. недоразумения и ярость вперемешку с любовью.......
Его благородная невеста - Брэдли ШеллиВалентина
13.04.2012, 10.08





Неплохой роман, чувственный и благородный, правда главные герои не впечатлили - Она: груба и меркантильна, а Он до оскомы на зубах весь такой правильный и честный, аскетичный и отрешённый, а вообще ГГ большие эгоисты, думают только о себе. (P.S. У автора большая уверенность насчёт убийства принцев королём Ричардом, ведь на этом строится роман, хотя на самом деле никто не знает правды что в действительности случилось с ними).
Его благородная невеста - Брэдли ШеллиАля
15.12.2013, 20.52





Мне не понравилось, много политики.
Его благородная невеста - Брэдли ШеллиКэт
1.06.2014, 12.43





Откуда такая высокая оценка??? Роман слабенький, паршивенький и через пять минут после прочтения забудется напрочь. Автор так старалась показать героиню строптивицей, что наделила её словарным запасом бывалого матроса и норовом взбешенной деревенской бабы. Новичкам роман, возможно понравится, но если у вас за пазухой не один и не два романа, то я советую тут не задерживаться.
Его благородная невеста - Брэдли ШеллиВирджиния
22.06.2015, 13.32





Согласна с последним комментарием, действительно было не очень приятно читать слова, которым героиня одаривала своего мужа, если первые две главы эиое смешило, но потом осточертело... так роман средненький.
Его благородная невеста - Брэдли ШеллиМилена
15.08.2015, 11.34





Мне больше нравятся книги автора, которые она пишет под именем Шайла Блэк.
Его благородная невеста - Брэдли ШеллиПумба
15.08.2015, 14.30





Автор явно не видит разницы между грубостью и остроумием, воспитанием знатной дамы и базарной торговки, алчностью и справедливостью. У героя своих тараканов хватает, при этом он описан очень непоследовательно. В целом, роман достаточно посредственен, и любовная линия слабовата, и историческая: 5/10.
Его благородная невеста - Брэдли ШеллиЯзвочка
15.08.2015, 18.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100