Читать онлайн Его благородная невеста, автора - Брэдли Шелли, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Его благородная невеста - Брэдли Шелли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.32 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Его благородная невеста - Брэдли Шелли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Его благородная невеста - Брэдли Шелли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдли Шелли

Его благородная невеста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Апрель 1485 года
Сидя в тени деревьев, Арик обстругивал небольшой полукруглый чурбачок. Постепенно подкрадывались сумерки. Утопавший в нежной зелени весенний лес затихал.
Все здесь дышало покоем, ничто не говорило об алчности, тщеславии или войне. Здесь, вдали от мирских бурь, он проведет остаток жизни.
– Черт возьми! Дагберт, куда ты меня тащишь?
Арик поднял голову и вгляделся в листву, откуда раздавался крик женщины. Ну вот, теперь ему приходится слушать, как переругивается какая-то шлюха со своим спутником.
Женщина снова закричала, потом ее возгласы зазвучали еще громче. На этот раз Арику стало не по себе. Отложив деревяшку, он сжал нож в руке и встал. Внутри он ощутил дрожь – интуиция подсказывала ему, что дело грозит перерасти в большую неприятность.
Между двумя огромными дубами Арик увидел группу людей. Слуга, солдат и священник вели перед собой женщину. Арик внимательно разглядывал этих людей, и его лицо становилось все более мрачным.
Да уж, похоже, эти люди ведут себя непристойно, и, судя по всему, настроены они весьма решительно.
Женщина, одетая несколько лучше, чем солдат, кричала и брыкалась, как дикий зверь. Не обращая на это внимания, двое мужчин волокли ее в сторону Арика. Это выглядело так, словно язычники тащат девственницу на алтарь к своему богу, чтобы принести ее в жертву.
Женщина была одета в ярко-алое, с золотом, платье, туго обтягивающее ее юную грудь. Солнечные лучи играли на ее блестящих черных волосах, когда она делала резкие движения, пытаясь вырваться из рук мужчин. Впервые с тех пор, как битвы, политика и женщины остались в прошлом, Арик почувствовал себя заинтригованным.
Он проклинал людей, нарушивших его уединение, проклинал себя самого.
– Да чтоб вас всех чума поразила! – закричала женщина. – Вы – глупцы с куриными мозгами!
Совершенно ясно, что красавица не привыкла сдерживать свой острый язычок.
– Немедленно отпустите меня! – громко продолжала она. – Потому что я не буду…
– Еще как будете, леди Гвинет, – ворчливым тоном перебил ее солдат. Они были все ближе к Арику. – Или барон скажет, что мы все должны умереть.
– Умереть? Что за ерунду ты несешь, ты, пирог с червями? Мой дядюшка обязательно обо всем узнает!
– Между прочим, именно лорд Кэпшоу и предложил обвенчать тебя с тем колдуном, чтобы остановить засуху, – заметил солдат.
Стало быть, «тот колдун»… Арик понял, что речь идет о нем: он уже давно знал, что его так называют, но не сделал ничего, чтобы разоблачить ложь. Эти слухи дали ему шесть месяцев покоя, которому теперь, похоже, пришел конец.
Не успел он и слова молвить, как женщина посмотрела на него огромными глазами, полными страха и ярости. И еще они были очень, как ему показалось, голубыми – Арик никогда не видел такого насыщенного и прекрасного голубого цвета, так удивительно гармонирующего с бледно-розовым оттенком ее кожи. Внезапно он на миг представил себе, что она лежит в его объятиях, а ее сияющие глаза затуманены от страсти. По спине Арика пробежали мурашки.
Он нахмурился. Нет, не хочет он ничего подобного, даже с такой хорошенькой девкой, как она. Он предпочитает жить в уединении, и еще никогда в жизни он не был гак счастлив. А счастье он обрел лишь после того, как, оставив придворные интриги и замок Нортуэлл, переехал в крохотную хижину.
– Обвенчаться с ним? – закричала женщина. – Вы с ума сошли?
Ее взор, опаливший Арика языками голубого пламени, был полон презрения, но одновременно и страха.
– Дагберт, я ни за что не выйду замуж за этого отшельника! – настаивала красавица с черными как крыло ворона волосами.
Отшельник? У него нет недостатка в свечах и полно еды. Крыша над головой защищает его от дождя, а уютная постель согревает от ночного холода. Чего еще может пожелать человек?
Уж конечно, не строптивую бабенку, красота которой никак не скрашивает льющуюся из ее уст брань. Правда, стоит признать, что уста эти весьма привлекательны, ведь у нее такие пухлые и розовые губы, которые даже Арика заставили вспомнить о наслаждении, которое дарит поцелуй. Но это не мешает ей оставаться строптивой.
Жениться на ней у него нет ни малейшего желания! Арик приготовился сказать незваным гостям, чтобы они оставили его в покое и забрали с собой его «невесту», но тут Дагберт взглянул на леди Гвинет со зловещей ухмылкой.
– Нам велено убить тебя, если ты откажешься выходить замуж за колдуна, – сказал он.
Убить ее? Арик был до того шокирован этими словами, что каждая косточка, каждая мышца его тела завибрировала. Ведь она всего лишь женщина, единственное преступление которой состоит в том, что она позволяет себе распускать язык. Нет, не может быть, чтобы этот Дагберт говорил серьезно.
Солдат прижал к горлу леди Гвинет острие ножа, при этом его ухмылка стала еще шире. Арик понял: они действительно готовы убить ее.
Более бессмысленной смерти и представить себе нельзя. Этого Арик вынести не мог.
– Не трогай ее! – Его рука крепко сжала рукоятку ножа. Арик опустил глаза на Дагберта.
– Что ты сказал, колдун? – переспросил Дагберт, убирая свой нож от стройной шеи леди Гвинет.
Арик увидел, что ее тело сотрясает дрожь, с которой она пытается совладать. Почему-то мысль о том, что этот головорез с черными зубами заставляет ее испытывать страх, разгневала Арика сильнее, чем что бы то ни было другое за все благословенные месяцы, которые он провел в одиночестве.
– Я сказал, чтобы ты немедленно отпустил ее и убрался с глаз моих! – рявкнул Арик.
– И тогда ты возьмешь ее в жены? – спросил Дагберт. – Остановишь засуху, беспокоящую лорда Кэпшоу?
Но ведь он не может ни засуху остановить, ни дождь предсказать!
– Нет, это все ерунда, – сказал Арик.
Дагберт почесал голову.
– Может, она тебе не нравится?
Недоуменный взор леди Гвинет устремился на Арика. Она молча молила его о спасении, хотя, как подозревал Арик, эта женщина вообще редко кого-то о чем-то просила. Квадратный подбородок свидетельствовал о ее невероятном упрямстве. Подбородок и эти ее живые, удивительные глаза.
– Она самая красивая девка в замке Пенхерст, – добавил Дагберт.
Этому утверждению Арик был готов поверить, однако оно не изменило его решения.
– У меня нет желания жениться, – отрезал он.
Пожав плечами, Дагберт снова поднес нож к шее перепуганной женщины. Видно было, с какой бешеной скоростью под клинком запульсировала жилка, и сердце Арика тоже забилось быстрее.
– Ну что ж, если она недостаточно хороша для того, чтобы стать тебе женой, значит, мы все увидим, как она умрет, – заявил Дагберт. – Лорд Кэпшоу просит только о том, чтобы за это ты прекратил засуху.
Судя по всему, этот лорд Кэпшоу – очень суеверный человек. Получалось, барон готов пожертвовать собственной племянницей ради процветания замка. Он даже приказал убить ее, если она не сможет растопить сердце колдуна и прекратить засуху. Арик раздумывал над тем, как ему достойно ответить на эту глупость.
– Оставьте ее здесь со мной, а сами убирайтесь, – сказал он.
– Так ты принимаешь предложение лорда Кэпшоу? – Дагберт медленно опустил нож, при этом его рука подозрительно долго задержалась у груди леди Гвинет. Ее голубые глаза вспыхнули негодованием.
– Да, – кивнул Арик. – Оставьте ее мне, – раздраженно добавил он.
А уж что он будет с ней делать после того, как Дагберт и остальные трусливые типы из окружения барона уйдут, это их не касается. К тому же пока он в состоянии решить только одну проблему.
– Нет, я должен увидеть, что вы венчаетесь как подобает, – возразил Дагберт. – Лорд Кэпшоу настаивал на этом.
Терпение Арика было на исходе.
– Я же сказал тебе, у меня нет желания жениться, – повторил он.
– Барон сказал, что возможны только два варианта – жена или труп, – проговорил Дагберт развязно. – Решать тебе, но я бы не рискнул переходить дорогу такому человеку, как лорд Кэпшоу.
– Выходит, ты предпочитаешь перейти дорогу колдуну? – вопросительно приподнимая брови, спросил Арик.
Дагберт презрительно пожал плечами.
– Я не верю ни единому твоему слову, – заявил он.
– Да что ты? А что ты скажешь о собаке?
Арик свистнул, и в то же мгновение из тени дома вышла полусобака-полуволк с острыми серо-коричневыми ушками и с пугающим оскалом белых зубов. При виде такого страшного животного непрошеные гости попятились назад. Выражение неприкрытого интереса на их лицах сменилось паникой, когда собака, пробежав по зарослям льнянки и по мягкой влажной земле, остановилась рядом с Ариком.
Собака зарычала, и священник перекрестился. Слуга с круглыми от ужаса глазами указал на пса пальцем. А вот лицо Дагберта изменилось совсем немного, правда, оно побледнело.
К удивлению Арика, во всем облике леди Гвинет не было страха. Она, видимо, почувствовала, что собака не причинит ей зла. Наверное, она не слышала о том, что этот пес наводит ужас на жителей здешних мест.
– Он укротил самого дьявола и теперь держит его у себя в виде животного! Он – исчадие ада! – воскликнул священник.
– Да уж, этот пес явно имеет связь с дьяволом, – проговорил Дагберт, украдкой поглядывая на пса. – Но ты не сильнее меня, так что тебе меня не переспорить. Или ты берешь девку в жены, или я убью ее.
Арик попытался придумать, чем бы еще можно припугнуть Дагберта. Бедно одетый слуга, опустив глаза, сжимал запястье леди Гвинет. Если Арик не ошибается, этого человека в замке прозвали Немой. Стало быть, говорить он не может. Тогда толку от него мало. Священник истово прижимал к груди Библию, на его лице застыло выражение разгневанной добродетели. Арик вздохнул. Как бы там ни было, придется попробовать.
– Святой отец, неужто вы решитесь обвенчать людей, которые не желают вступать в брак? – спросил он.
Священник расправил тщедушные плечи.
– Леди Гвинет может избавить тебя от дьявольского зла своей чистотой, – вымолвил он. – Так что это моя обязанность и воля Божья.
– А что, если я навлеку на тебя беду? – С этими словами Арик приосанился и сложил на груди руки – такая поза всегда пугала его противников.
Но на маленького человечка она, как ни странно, не подействовала.
– Господь защитит меня от такого зла, как ты, – запальчиво проговорил он.
Святой Господь! И что дальше?
Дагберт громко заржал. Арик хотел наградить этого нелепого типа убийственным взглядом, но вместо этого его взор встретился со взором леди Гвинет. У этой женщины страстный взгляд, нежные и мягкие губы, соблазнительные выпуклости грудей и… острый язык. Черт возьми, Арик был сам себе противен, потому что ловил себя на таких мыслях.
– Каково твое решение? – заговорил Дагберт. – Что мы увидим сегодня – ее свадьбу или смерть?
Ну почему люди нарушают его покой? Почему они беспокоят именно сейчас, когда ночные кошмары переставали преследовать его?
Арик опустил голову.
– Мы увидим ее свадьбу, – промолвил он со вздохом.
Гвинет показалось, что все произошло в считанные мгновения. Как ни выражала она протесты, обращаясь к верхушкам дубов и ольховых деревьев, как ни брыкалась, Немой и этот пес Дагберт крепко держали ее.
Высоченный незнакомец с широкой грудью стал ее мужем, а его хижина с соломенной крышей – ее домом.
Когда брачные клятвы были произнесены, Дагберт презрительно бросил:
– И не вздумай возвращаться в Пенхерст, иначе барон своими руками убьет тебя. Он сам сказал мне это, а барон слов на ветер не бросает.
После этого Дагберт и его спутники развернулись и быстро скрылись в лесной чаще.
Великан с золотистой гривой, которого церковь назвала ее мужем, направился к своему крохотному жилищу, неслышно ступая по мягкой весенней почве. Гвинет, открыв рот, смотрела ему вслед. Неужели он ничего ей не скажет? Совсем ничего?
Леди не могла припомнить случая, когда она была бы еще больше напугана. И сердита.
– Неужели ты не мог ничего сделать, чтобы остановить это безумие Дагберта? – громко спросила она, последовав за молчаливым незнакомцем. – Почему ты позволил так нелепо обвенчать нас?
Повернувшись, Арик посмотрел на нее. На его точеном лице застыло вопросительное выражение, а в ледяном взоре серых глаз вспыхнул вызов.
Молчание затянулось. Заскрежетав зубами, Гвинет стиснула руки в кулаки так сильно, что ее ногти впились в мозолистые ладони. У нее никогда не хватало выдержки держать язык за зубами. Вот и сейчас она чувствовала, что не в силах и дальше хранить молчание.
– Эй ты, деревенщина, погрязшая в болотной трясине, скажи хоть что-то!
На его чеканном обветренном лице появилось выражение удивления.
– Погрязшая в болотной трясине? – переспросил он.
Это все, что он может ей сказать? Он женился на ней против ее воли! Но Господь вседержитель! Похоже, он женился и против собственной воли! И между прочим, он произнес ее ругательство, вместо того чтобы повторять нелепые брачные клятвы. Похоже, этот человек в прошлом не был особо робким. Ну почему он сейчас так переменился?
– Эй ты, погрязший в болотной тине, закусанный мухами и с мозгами барана! Почему ты женился на мне?
Отвернувшись, великан распахнул дверь своей хижины и, пригнувшись, нырнул в нее.
– Может, мне было лучше стать свидетелем твоей смерти?
– Разумеется, нет, тупоголовое животное! – крикнула она ему вслед. – Ты должен был отговорить их от этой бредовой идеи, пообещать остановить засуху или подраться с ними.
– Если ты помнишь, я пытался договориться с ними, – напомнил ей Арик. Он едва сдерживал себя.
Ну хоть сейчас-то он рассердится? Ведь он давным-давно должен был разозлиться!
– Пытался? – переспросила Гвинет. – Ты это так называешь? Да еще не родившийся ребенок моей кузины мог бы сказать больше, чтобы прекратить этот фарс!
Арик снова повернулся к ней, остановившись в узком проходе за дверью. Его широкую грудь, которая оказалась всего в нескольких дюймах от ее лица, прикрывала простая зеленая туника. Его глаза, устремленные на нее, походили на сердитые грозовые тучи.
– А что сделала ты? – спросил Арик.
– Я… я говорила им, что не хочу выходить замуж. Я брыкалась, ругалась, визжала…
– Ну да, ты делала все это так громко, что тебя было слышно не только в здешних местах, но даже в Лондоне, – кивнул Арик.
Гвинет лишь охнула, а этот зверь отвернулся с усмешкой, обнажив ряд удивительно белых и ровных зубов. Потом он прошел в глубь маленького дома. Гвинет неуверенно вошла следом за ним. Даже полный осел догадался бы, в какой она ярости!
Войдя в дом, Гвинет остановилась и огляделась по сторонам. Дряхлая кровать стояла на грязном полу возле почерневшего очага. На единственном стуле валялись его штаны. Крохотный столик с подломленной ножкой и стоявший на нем кувшин без ручки заполняли остальное пространство. В маленьком окошке не было стекла. Гвинет в отчаянии закрыла глаза.
Половину жизни она спала на холодном каменном полу в Пенхерсте, мечтая о том, чтобы занять положение хозяйки замка и обрести дом, в котором она появилась на свет. Больше всего Гвинет хотелось вернуться туда, где люди смотрят на нее с радостью, а не считают ее обузой. Увы, дядя Бардрик очень часто напоминал ей об этом.
Гвинет всегда знала о том, что ему больше было по нраву называть себя лордом Кэпшоу и выдавать двух своих дочерей за знатных леди. И все же она надеялась на то, что дядя позаботится о единственной дочери своего брата и найдет ей достойного мужа. Разве не для этого он привозил в замок великолепного сэра Пенли Фэрфакса?
Да, именно в это она верила последние две недели. Но теперь-то Гвинет поняла, что задумал ее дядя Бардрик, будь он неладен!
Вместо этого дядя выдал ее замуж за человека, которого боялись все на двадцать миль в округе, включая даже сэра Пенли. И мужем ее по воле дяди стал нищий, который к тому же знается с темными силами.
Гвинет поежилась, вспомнив, что люди рассказывали о нем. Слухи о его магических способностях пошли после того, как он укротил дикую собаку, которая загрызала свиней, кур и даже коров по всей деревне. Этого было довольно, чтобы люди начали его подозревать. Кухарка дяди Бардрика умерла на следующий день после того, как перекинулась с одиноким колдуном парой слов на базаре, где они покупали мясо. Жителям замка все это не нравилось. А потом началась засуха – вот уже шесть месяцев все ждали благословенного дождя, а его все не было и не было. Это окончательно убедило людей, что отшельник был колдуном. Похоже, это правда, со вздохом подумала Гвинет.
Что же он с ней сделает?
– Ты всю ночь собираешься простоять в дверях? – спросил незнакомец. – Так и не решишься пройти в дом?
Разве у нее был другой выбор? Она могла или умереть от руки дяди Бардрика, или испытать судьбу с колдуном.
– В дом я войду, только не думай, что я стану тебе женой, – промолвила Гвинет в ответ.
Нерешительно двинувшись вперед маленькими шажками, Гвинет прошла по слою грязи к единственному стулу. Уставившись на сиденье стула, заваленное его бельем, Гвинет спросила себя, как она сможет провести с ним хотя бы одну ночь.
Но нельзя было отрицать: этот мужчина представлял собой нечто привлекательное, он напоминал ей крупную и осторожную дикую кошку.
Арик и не подумал убрать свое белье со стула. Гвинет нетерпеливо постучала ногой по полу. Она ждала. Наконец, вздохнув, он подошел к стулу и забрал одежду. Гвинет села.
– Как видишь, я не ждал здесь леди, – заметил он.
– Ты уверен? – отозвалась Гвинет. – Твои слабые протесты против этого союза не показались мне убедительными, и я даже сочла, что ты лгал, отшельник.
Арик растянулся во всю длину на узкой кровати, заняв почти весь матрас. Его длинные мускулистые ноги в чистых коричневых штанах оказались всего в нескольких дюймах от ее колен. Гвинет с трудом сглотнула. Этот человек – настоящий великан, и наверняка он очень силен. Интересно, захочет ли он, чтобы она исполняла свои супружеские обязанности на этой маленькой кровати, матрас которой, без сомнения, кишит блохами?
– Честно говоря, миледи, мне тут никто не был нужен, а уж особенно молодая особа с таким острым языком, – вздохнув, ответил Арик. – Но что сделано, то сделано.
От такого оскорбления Гвинет только рот раскрыла.
– Если ты хотел сохранить свой мир, то надо было за него бороться! Вместо этого ты мямлил что-то невнятное, как баран. Но если бы ты подумал…
Отшельник вскочил с постели с таким проворством, какого она от него никак не ожидала. Он подскочил к Гвинет, схватил ее за руки и рывком поднял со стула. Он был так близко, что она ощутила жар его тела.
Да уж, теперь, похоже, он мямлить не собирается. От гнева его серые глаза потемнели и стали черными, как угли, и в них появилось угрожающее выражение.
– Ты то и дело оскорбляешь меня и мой дом, – проговорил Арик. – Мне здесь, в моем убежище, не была нужна ни ты, ни твой бесстыдный рот! Я пытался договориться с твоим дружком Дагбертом, но безрезультатно! Я женился на тебе ради того, чтобы спасти тебе жизнь, а ты осмеливаешься грубить мне! Господи, женщина! Да ты настоящая ведьма, гарпия! Говорил тебе об этом кто-нибудь?
Дядя Бардрик говорил ей это почти каждый день с тех пор, когда десять лет назад приехал в Пенхерст для того, чтобы похоронить ее отца и взять на себя управление замком.
«Почему ты не можешь быть такой же, как твои кузины Неллуин и Лисса?» – спрашивал Бардрик Гвинет. А она не могла притворяться такой же застенчивой и строить из себя образец добродетели – не могла, сколько ни пыталась. Удовлетворить дядю Бардрика и его самодовольную, тщеславную жену Уэлсу, не показывая своего норова, было невозможно. Поэтому Гвинет давным-давно бросила эти попытки.
– Смиренно прошу вашего прощения, добрый сэр, – ответила Гвинет.
Ее попытка говорить льстивым тоном оказалась совершенно безуспешной, потому что ее тон был скорее саркастическим, чем скромным, к тому же он не скрывал ее буйного темперамента. И Гвинет было наплевать на то, что колдун может превратить ее в жабу. В конце концов, это не может быть хуже того положения, в котором она оказалась волею случая.
– За последний час мне угрожали, силой выдали меня замуж, оскорбляли. Так что уж прости меня, пожалуйста, за то, что я тебя раздражаю, осел ты безмозглый.
В ответ рыжеволосый великан покачал головой, проворчал что-то и отвернулся от Гвинет, не сказав больше ни слова.
– Что ты хочешь этим сказать? Что это за ворчание? – спросила она.
Мужчина, за которого ее неожиданно выдали замуж, так ничего и не сказал. Не глядя на Гвинет, он подошел к очагу, развел огонь и поставил греться старый котелок. Через несколько минут воздух наполнился приятным ароматом горячего бульона. Гвинет уже не обращала внимания на то, что в хижине еще пахло чем-то незнакомым – это был запах леса, земли… Запах ее мужа. Она постаралась отвлечься от мыслей об этом.
– Моя жизнь разбита, а ты собираешься есть суп? – закричала она.
Арик покосился на нее через плечо, раздраженно приподняв бровь, а затем вновь занялся котелком.
Ну и ну! В стенах Пенхерста на нее то и дело кричали. Гвинет привыкла к тому, что даже кухарка могла ударить ее по рукам поварешкой. Но чтобы на нее не обращали внимания – такого она вынести не могла.
– Ты что, внезапно онемел? Хмуришься, чтобы продемонстрировать, как плохи наши дела? Что у нас теперь будет за жизнь? Такое произошло, а ты занимаешься супом, проворчав что-то! Неужели я вышла замуж за человека, место которого в конюшне?
Арик по-прежнему молчал, не удосужившись на этот раз даже взглянуть на нее. Сжав руки в кулаки, Гвинет решительно направилась к нему, намереваясь дать волю своему возмущению.
Остановившись, Гвинет заговорила, обращаясь к внушительной спине колдуна:
– Ты не слышишь, что я тебе говорю, или твои манеры всегда оставляют желать лучшего? Если так, то мне понятно, почему ты до сих пор не женат, несмотря на немолодой уже возраст! – Она подняла руки вверх. – И еще скажи мне: ну что это за жилище? Неужели нечего постелить на пол? Почему тут нет слуги, который заботился бы о тебе? – Молчание. – Ты хоть в состоянии говорить на правильном английском языке?
Медлительный олух по-прежнему молчал. Он отказывался отвечать ей! Как же Гвинет хотелось ударить его по ноге, наступить на его пальцы, вбить хоть немного разума в его тупую башку!
Впрочем, похоже, все это не поможет. Во-первых, едва ли Гвинет удалось бы причинить ему ощутимую боль, а во-вторых, многие все-таки считали его колдуном. И это останавливало ее, хотя и не особо пугало. Гвинет судорожно вздохнула, пытаясь успокоиться. Она поняла, что ей придется каким-то образом договариваться с ним.
Откашлявшись, Гвинет прикоснулась рукой к его руке.
– Ты же видишь, что я здесь чужая, – промолвила она. – Что ты можешь предложить леди? Мой… добрый… муж…
– Арик, – процедил он сквозь зубы.
– Что ты сказал? – не поняла Гвинет.
Арик повернулся к своей новобрачной, с которой был знаком меньше часа. Надо же, ведь и она узнала его имя всего мгновение назад. От ярости ее невысокая фигурка натянулась как тетива, брови сошлись в гневе. Ее пухлые, манящие губки надулись.
Святые угодники, ну что ему делать с этой женщиной?
Арик еще не слышал, чтобы женщина столько говорила, к тому же почти все ее слова были призваны задеть или оскорбить его. Она считала, что он гораздо ниже ее по общественному положению, и думала только о том, как бы уйти из его дома. Интересно, что сказала бы эта роскошная строптивица, если бы узнала, что Арик только что сделал ее графиней Белфорд?
Ясно одно: ей нужно время, чтобы привыкнуть к своему новому положению жены. Этого следовало ожидать, заключил про себя Арик. И все же его смущало, что он не знает, каковы на вкус ее сочные губы. Понятно только то, что она стала его женой. Весьма крикливой, сварливой и считавшей к тому же, что его место в конюшне.
Отвернувшись от Гвинет, Арик стал наливать себе суп. При мысли о том, что может произойти ночью, его лицо скривилось в гримасе.


Нахальная девица, точнее, его жена, поправил себя Арик, может спать где угодно. Он даже этому завидовал. Поначалу она боролась со сном, но вскоре она все-таки уснула.
Пытаясь поудобнее пристроить одеревеневшее тело на твердом стуле, Арик рассматривал женщину, на которой женился несколько часов назад. Она лежала на его кровати на животе, обхватив руками голову, а ее пальцы утопали в густых черных прядях. Вид у нее был вполне мирный, но не ангельский. Да, на ангела она не походила совсем.
В разлете ее черных бровей, в изгибе манящих губ не было ни капли невинности. А тяжелая челюсть усугубляла производимое ею впечатление. Ее круглые ягодицы, слегка приподнимавшиеся, когда она шевелилась во сне, напоминали Арику о том, что перед ним отнюдь не дитя.
Выругавшись, Арик снова заелозил на стуле – на сей раз ему помешали штаны, внезапно натянувшиеся в том месте, где они прикрывали его чресла.
Ей нельзя здесь оставаться. И не важно, что его кровь закипела при виде спящей Гвинет. Ему нужен покой, но он его не получит, пока с ее бесстыдных губ будет срываться несносная брань, а ее женская притягательность манить его.
Но он не может отправить Гвинет назад в замок Пенхерст, ведь там ее дядя, страдающий от суеверий, может убить ее. И даже несмотря на то что эта строптивая и крикливая леди злила его и смеялась над ним, он не желал ей смерти. В его жизни и без Гвинет было достаточно смертей.
Арик вспомнил свою первую битву – Тьюксбери, самую кровавую за всю историю Англии. Ему тогда было всего двенадцать лет, он стоял на краю поля брани и с ужасом смотрел, как падают окровавленные рыцари. В тот день погибло много друзей его отца и его дядя, а ведь этих людей он знал с колыбели. Мужчины, которых Арик уважал, уходили навсегда, но прочность британского трона оставалась сомнительной, несмотря на все их жертвы.
Его последняя битва с Кэмпбеллами из Шотландии была несколько иной. Слишком много крови было пролито практически беспричинно.
Поэтому он не допустит, чтобы его руки замарались еще и кровью леди Гвинет.
Как только ночь стала таять, постепенно уступая место рассвету, Арик, вздохнув, встал. Может, отправить ее в Нортуэлл к его младшему брату Стивену? Нет, этот вариант не подойдет: там живет Ровена, его мачеха, дьявол в женском обличье.
К тому же его встревожили слова Гвинет. Понятно, что она хотела жить в доме получше. На ее выразительном лице появилось выражение полного разочарования, когда она впервые увидела его хижину. Ее глаза были полны ужаса, и, отчетливо припомнил Арик, Гвинет считала его всего лишь отшельником, заслуживающим лишь ее презрения.
Женское тщеславие отравляло ему жизнь с тех пор, как он узнал Ровену, с которой когда-то был помолвлен. Но потом она вышла замуж за его отца, сделав это ради власти и богатства. Каково же будет леди Гвинет, когда она узнает, что у ее мужа в избытке и того и другого?
Но пока что Арик не собирался ничего ей рассказывать. И он не отошлет ее никуда. Гвинет со своим недовольством будет оставаться рядом с ним. Он попросту будет игнорировать жену и не замечать ее незабываемых губ… Как-нибудь он с этим справится.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Его благородная невеста - Брэдли Шелли



сначала роман заинтересовал, но к середине уже еле дочитывала, ГГеройня просто бесит сварливая грубиянка, до ужаса меркантильная, ей только денег, слуг, да богатства подавай с каждой минутой начинала бесить все больше и больше
Его благородная невеста - Брэдли ШеллиЯна
17.02.2012, 1.03





читать интересно. хотя поведение героев просто злит-- сплошные недоговорки. недоразумения и ярость вперемешку с любовью.......
Его благородная невеста - Брэдли ШеллиВалентина
13.04.2012, 10.08





Неплохой роман, чувственный и благородный, правда главные герои не впечатлили - Она: груба и меркантильна, а Он до оскомы на зубах весь такой правильный и честный, аскетичный и отрешённый, а вообще ГГ большие эгоисты, думают только о себе. (P.S. У автора большая уверенность насчёт убийства принцев королём Ричардом, ведь на этом строится роман, хотя на самом деле никто не знает правды что в действительности случилось с ними).
Его благородная невеста - Брэдли ШеллиАля
15.12.2013, 20.52





Мне не понравилось, много политики.
Его благородная невеста - Брэдли ШеллиКэт
1.06.2014, 12.43





Откуда такая высокая оценка??? Роман слабенький, паршивенький и через пять минут после прочтения забудется напрочь. Автор так старалась показать героиню строптивицей, что наделила её словарным запасом бывалого матроса и норовом взбешенной деревенской бабы. Новичкам роман, возможно понравится, но если у вас за пазухой не один и не два романа, то я советую тут не задерживаться.
Его благородная невеста - Брэдли ШеллиВирджиния
22.06.2015, 13.32





Согласна с последним комментарием, действительно было не очень приятно читать слова, которым героиня одаривала своего мужа, если первые две главы эиое смешило, но потом осточертело... так роман средненький.
Его благородная невеста - Брэдли ШеллиМилена
15.08.2015, 11.34





Мне больше нравятся книги автора, которые она пишет под именем Шайла Блэк.
Его благородная невеста - Брэдли ШеллиПумба
15.08.2015, 14.30





Автор явно не видит разницы между грубостью и остроумием, воспитанием знатной дамы и базарной торговки, алчностью и справедливостью. У героя своих тараканов хватает, при этом он описан очень непоследовательно. В целом, роман достаточно посредственен, и любовная линия слабовата, и историческая: 5/10.
Его благородная невеста - Брэдли ШеллиЯзвочка
15.08.2015, 18.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100