Читать онлайн Срочно разыскивается герцог, автора - Брэдли Селеста, Раздел - Глава 29 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Срочно разыскивается герцог - Брэдли Селеста бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.6 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Срочно разыскивается герцог - Брэдли Селеста - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Срочно разыскивается герцог - Брэдли Селеста - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдли Селеста

Срочно разыскивается герцог

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 29

Она извивалась под ним, ее движения были жадными и невинно-эротичными. Его милая, горячая Феба, наконец-то по-настоящему будет принадлежать ему, навсегда.
– Навсегда, милорд. Я буду любить вас вечно, – задыхаясь, выговорила она, пока ее тело содрогалось под ним. – Милорд, проснитесь, милорд.
О, черт.
Рейф открыл глаза, чтобы увидеть своего камердинера Спарроу, стоящего рядом с кроватью и сконфуженно глядящего на него.
– Вы попросили разбудить вас пораньше этим утром, милорд.
– Убирайся. – Рейф закрыл глаза, но Феба уже ушла.
– Милорд, у вас есть планы этим утром. Разве вы не помните?
Его планы заключались в том, чтобы выбраться из дома как можно раньше, и избегать встречи с Фебой или Колдером или кем-то еще из этой проклятой свадебной компании. После прошлой ночи, этот план был еще более важным, чем когда-либо.
Осталось терпеть не так долго.
Всего лишь двенадцать длинных, невыносимых дней.
И все же каким-то образом после завтрака он снова обнаружил себя в компании.
Феба снова была одета в голубое, на сей раз – в бледно-голубое, почти серо-голубое, что опечалило Рейфа. Она должна носить самые яркие цвета и драгоценности, потому что только они могут быть достойны этой девушки и расцвечивают краской ее щеки и глаза.
Фортескью выглядел измотанным, когда внес в комнату поднос с чаем, а затем рассеянно вышел, ни налив ни одной чашки. Рейф бросил взгляд на Колдера.
– Что-то случилось?
Колдер не поднимал глаз, поглощенный своей газетой.
– Повар дуется. Кто-то вторгся в кладовую вчера ночью и устроил полный беспорядок.
Тесса издала симпатизирующий звук, но Рейф смог только удержатся от того, чтобы не посмотреть на Фебу. Он отвел взгляд, чтобы увидеть, как Тесса задумчиво смотрит на него, а затем – на Фебу.
Тесса легко улыбнулась, затем прижала руку ко лбу.
– Лорд Марбрук, не окажете ли вы мне огромную услугу и не сопроводите Фебу и Софи сегодня к Лемонтёру на примерку? Я чувствую подступающую головную боль.
Тесса не выглядела больной. На самом деле ее глаза сверкали, а щеки раскраснелись, но Рейф не имел возможности обвинить ее в том, что она изображает головную боль, чтобы не ехать по магазинам.
В этот раз запротестовала Феба.
– Не беспокойся, Тесса. С нами все будет в полном порядке, если мы поедем с Нэн и лакеем, если лорд Брукхейвен может предоставить нам кого-нибудь?
Колдер поднял глаза.
– Что? О, да. Конечно. Я бы сам сопровождал вас, но у меня гора отчетов, которые нужно просмотреть сегодня. Так жаль. Мои глубочайшие сожаления.
Колдер не выглядел ужасно опечаленным. Рейф знал, что его брат ничто так не любит, как зарыться в бумажную работу на весь день. Кажется, это бесконечно очаровывало его.
Тесса улыбнулась, но ее глаза метнулись в направлении Фебы.
– Но Нэн будет нужна мне весь день, потому что я вовсе не смогу подняться с постели. А отправить двух юных леди в сопровождении всего лишь лакея? – Она перевела взгляд на Рейфа и приподняла бровь.
Ах, его реплика. Рейф подавил покорный вздох и кивнул.
– Я буду счастлив сопровождать мисс Милбери и мисс Блейк. Я немедленно прикажу закладывать экипаж.
Он встал и вышел, хотя мог бы отдать приказ с того места, где сидел. Провести еще один день в компании Фебы – это последнее, что он хотел бы делать.
Да, это объясняет, почему ты так боролся с этим поручением. Ты не выносишь даже ее вида.
Феба наблюдала, как Рейф уходит. Не смотри на его зад! О Боже. Слишком поздно. Потом он вышел из комнаты, и в помещении снова воцарилось неловкое молчание.
Брукхейвен сидел, обратив взгляд к окну, его пальцы шевелились от нетерпения. Тесса начала драматизировать свою растущую головную боль. Софи уткнулась носом в книгу, а Дейдре наблюдала за пальцами Брукхейвена с таким видом, словно хотела ударить по ним колотушкой. Тиканье золоченых часов на каминной полке в течение нескольких, похожих на вечность минут, заполняло тишину в комнате.
Феба внезапно поднялась, не в состоянии выносить все это.
– Ну, я полагаю, что мне нужно приготовиться к примерке. Софи, пойдем?
Софи подняла взгляд от книги, моргая за своими очками.
– Примерка?
Феба вздохнула.
– У Лемонтёра, помнишь? Лорд Марбрук отправился, чтобы приказать приготовить экипаж.
Софи долго смотрела на нее, взгляд девушки стал острым. Затем блеск остроты пропал, и в ее глазах не осталось ничего, кроме туманной незаинтересованности.
– Мне жаль, Феба, но я, в самом деле, должна отказаться. Видишь ли, у меня болит голова.
Феба прищурила глаза, вглядываясь в свою кузину. Предательница.
Она повернулась к Дейдре, которая подняла вверх руки.
– Я сейчас ожидаю посетителей в любой момент. Я обещала, что буду дома сегодня. Ты же не станешь просить леди, чтобы она нарушила свое обещание, не так ли?
Заговор.
Феба ждала, что Брукхейвен сам предложит сопровождать ее, вместо того, чтобы посылать с ней своего брата, что не было в точности скандальным, но и не совсем обычным при этом.
Брукхейвен бросил взгляд на часы и поднялся.
– Желаю тебе приятно провести время, моя дорогая. Я буду с нетерпением ожидать, что услышу обо всем за обедом. – Он повернулся и вышел с рассеянным поклоном, адресованным Тессе и кузинам.
Попалась. Ей нужно появиться у Лемонтёра, если Феба ожидает, что ее свадебное платье будет закончено вовремя. Она была беспомощна. Как это раздражало.
Раздражает? Так вот почему твое сердце бьется быстрее, и твои щеки порозовели?
Девушка приложила руку к лицу, когда выходила из комнаты. Так или иначе, черт бы побрал ее предательский румянец. Она побежала вверх по лестнице, чтобы взять свою верхнюю одежду вместо того, чтобы послать за ней слугу – только для того, чтобы найти оправдание своему яркому румянцу. Феба не хотела, чтобы Рейф подумал, что она так возбуждена от мысли отправиться куда-нибудь с ним наедине!
Экипаж был готов, когда она спустилась вниз, и Марбрук ждал ее в вестибюле. Если бы она не признавала опасность такой мысли, то могла бы вообразить, что они – женатая пара, которая готовится к восхитительной поездке в замечательный весенний день.
А затем, дома, их будет ждать интимный обед в гостиной рядом с их спальней, где они, полураздетые – она в облегающем халате, а он в распахнутой рубашке, с мускулистой грудью, блестящей в свете свечей – будут кормить друг друга вкусными кусочками своими руками и облизывать их начисто…
– Ты должно быть очень быстро бежала, – произнес Рейф, отводя взгляд, пока помогал ей надеть спенсер. – Твои щеки ярко-розовые.
– Ах… хмм. – Не думай. Не воображай. Не вдыхай его запах…
Его пальцы переплелись с ее, когда Феба потянулась, чтобы запахнуть спенсер. Рейф отдернул руки – и случайно провел ладонями по ее затвердевшим от фантазий соскам. Девушка судорожно вздохнула – частично от шока, частично от исключительного удовольствия, почувствовав прикосновения твердых, горячих ладоней к покалывающей, ноющей плоти.
– Мои и… извинения… я… о, черт! – Рейф отвернулся, прижав ладони одну к другой, чтобы уничтожить воспоминание об этих твердых, вздернутых кончиках ее груди – или чтобы сохранить его. Ее протяжный вздох эхом отзывался в его сознании. Вздох удовольствия? Или ужаса?
Или, как у него, и того, и другого?
Феба отступила назад и застегнула свой спенсер, проявляя крайнюю сосредоточенность. Затем она откашлялась и приподняла подбородок.
– Да, отлично… не отправиться ли нам?
Рейф бросил один взгляд на ее грудь, где даже шерсть спенсера не могла скрыть доказательство ее… э-э-э, возбуждения. Затем он стремительно перевел взгляд на вершину лестницы.
– Мисс Блейк? – Пожалуйста, поторопитесь, мисс Блейк. Поспешите вниз и спасите меня!
– Софи не будет сопровождать нас, милорд. – Феба казалась совершенно завороженной верхней пуговицей на своей перчатке, пока натягивала ее, а затем взяла шляпку с пристенного столика.
Замечательно. Просто идеально.
Черт побери.
Возможно, он сам сможет сослаться на головную боль. У него определенно кое-что болело – хотя эта часть тела и находилась немного ниже.
В экипаже стало гораздо хуже. Как только суматоха с усаживанием завершилась, и карета пришла в движение, Рейф отчаянно осознал их уединение. Конечно, Лондон копошился вокруг них, пока они ехали на Бонд-стрит, но все же эти шумные массы народа казались всего лишь бормотанием ручья в молчаливом лесу. Напряжение, которое установилось между ними, заглушило весь мир, оставив их только вдвоем.
Рейф попытался сломать это напряжение.
– Вы довольны тем, как вас устроили в Брук-Хаусе, мисс Милбери?
Девушка подняла взгляд с выражением благодарности.
– О да. Моя комната совершенно уютна. Такая большая, и даже кровать достаточно просторна для двоих… – Она замолчала, ее румянец стал еще ярче.
Да, хотя и не такая большая, как в комнате маркизы, кровать в той комнате была большой и с роскошными занавесями. Этот предмет мебели всегда напоминал Рейфу о будуаре в гареме – или, по крайней мере, он воображал гарем именно таким.
Феба, одетая только в клочок облегающего газа
l:href="#n_13" type="note">[13]
, как невеста султана. Феба, с блестящими глазами над обольстительно скрывающей лицо вуалью. Феба, экстравагантно растянувшаяся на этой огромной, роскошной кровати, обнаженная и влажная для него…
Рейф небрежно скрестил ноги, пристроил шляпу на колени и невидящим взглядом уставился в окно на город. Он отправится в ад и это произойдет скоро. Смерть от вечной эрекции.
Феба закусила губу. Как она только смогла заговорить о кровати, во имя всего святого!
К счастью, Марбрук, кажется, ничего не заметил. Он казался совершенно спокойным, когда смотрел в окно – до тех пор, пока она не заметила пульсирующий мускул на его подбородке, и то, как он перемещался на сиденье, словно что-то причиняло ему дискомфорт.
Она сама начала ощущать на себе воздействие раскачивающегося экипажа. Ритмичный перестук колес по мостовой причинял огромный вред ее спокойствию, словно добавляя пыла в ее возбуждающие мысли.
Шокирующие мысли. Неправильные мысли. Ей было очень стыдно за себя.
Феба размышляла над тем, сколько еще раз сегодня она сумеет устроить так, что Марбрук помогал ей со спенсером…
Я помолвлена, я респектабельная, порядочная, добродетельная женщина, я помолвлена…
Все это не помогало. Не тогда, когда Марбрук так близко, что она могла вдыхать запах мыла, с которым он брился. Только не тогда, когда он сидит напротив нее, откуда ей так отлично видны его привлекательное лицо, широкая грудь и большие, красивой формы руки…
Он поцеловал меня прошлой ночью. У него перехватило дыхание от желания к ней.
Карета мягко остановилась. Марбрук просиял.
– Ах, да. Мы приехали!
Он выбрался из экипажа за рекордное время, очевидно, ему так не терпелось сбежать от нее.
Но все же Рейф с мягкой любезностью помог ей выйти наружу и предложил руку, чтобы проводить ее к дверям Лемонтёра, где наготове стоял Кэбот.
Как только они оказались внутри, Кэбот указал Марбруку на удобное мужское кресло и продемонстрировал набор сигар и графинов.
– Виски, – пробормотал Марбрук, и ему немедленно был вручен стакан с янтарной жидкостью. Кэбот не выказал ни малейшего беспокойства тем обстоятельством, что было еще немного рановато для виски… и, говоря по правде, Феба сама была бы не прочь сделать небольшой, успокаивающий нервы глоток, но ей ничего не предложили.
Вместо этого, ее загнали за «кулисы» возвышения. Две симпатичные служанки ожидали там с огромным выбором платьев, которые не могли быть для нее одной.
Оказалось, что могли.
– Хозяин приказал сделать все новое, – произнесла одна из девушек. – Как только вы наденете платье от Лемонтёра, вы никогда больше не захотите носить ваши старые платья.
Феба наблюдала с изумлением, как настоящее богатство Брукхейвена становилось очевидным. Она думала, что голубое платье, которое ей уже прислали, было замечательным, и так оно и было, но сейчас оказалось, что это обычное платье для интимного ужина, а не величественный ансамбль, как полагала Феба.
Первая вещь, которую на нее надели – то есть нарядили, словно куклу – оказалась прекрасным платьем голубовато-зеленого шелка с хитроумно устроенным лифом, который приподнимал ее грудь и поддерживал на поверхности, как бакены в море. Однако в талии платье оказалась немного тесновато.
Одна из служанок повысила голос.
– Корсет! – закричала она, во всех отношениях напоминая армейского офицера, отдающего приказ. Появился корсет из такого же шелка, и Феба обнаружила себя затянутой в него до того, как смогла сделать замечание по поводу идеи подбирать корсет к каждому платью.
Для корсета этот предмет был весьма удобным; каким-то чудом разработки он к тому же придал Фебе стройное изящество, которым она никогда не обладала, даже когда была ребенком. Ее талия сделалась крошечной, а ее бедра – так беспокоившие Лемонтёра два дня назад – стали округлыми без того, чтобы быть широкими. Теперь платье скользнуло по ней без протеста.
– Зеркало!
Феба обнаружила, что ее выталкивают за занавес, чтобы снова встать на возвышение, окруженное с трех сторон зеркалами.
Она заметила свое отражение в одном из них и замерла с раскрытым ртом. Она выглядела… выглядела как Дейдре, как Тесса, только при этом она еще и осталась собой. Феба выглядела модно и элегантно, с головы до ног богатой, утонченной леди.
Затем девушка увидела, отраженное в зеркале, в которое она смотрелась, неосторожное выражение на лице Марбрука – его ошеломленный, благоговейный, голодный взгляд, который бродил вверх и вниз по ее телу.
Феба не смогла устоять. Она наклонилась, чтобы повозиться с подолом, устроив так, чтобы декольте отразилось в зеркале. Девушка наблюдала, как его лицо покрылось краской, а челюсти напряглись.
И снова Рейф скрестил ноги и прикрылся шляпой. Ага. Феба сумела удержаться от улыбки почти кошачьего удовлетворения, когда выпрямилась после своего неприличного испытания.
– Ты – богиня, – выдохнул Марбрук.
Девушка, вздрогнув, подняла глаза.
– Что?
Он отвел взгляд.
– Ничего.
Феба прищурила глаза.
– Ты назвал меня богиней. Я слышала это совершенно четко. Богиня чего?
Рейф обратился к игре, как к последнему прибежищу.
– Ты богиня зеленых платьев. Все зеленые платья должны поклоняться твоему платью, потому что оно – самое прекрасное во всей стране, сшитое эльфами из лунного света.
Она приподняла бровь.
– Я бы подумала, что платье из лунного света будет голубым… или белым.
Он рассмеялся, испытывая облегчение от того, что она была готова поиграть.
– Тогда твое платье было сшито русалками, принцессами самых глубоких морей.
Девушка повернулась к зеркалам, внимательно изучая свое отражение.
– Богиня русалок. – Затем она бросила лукавый взгляд через плечо. Озорные огоньки в ее глазах заставили заныть его дрожащий живот. Она была восхитительна.
– Я должна предположить, что у богини русалок будет собственный фаворит, – надменно заявила она. – Вам нужно знать, что богини имеют огромное количество верных фаворитов.
Рейф низко поклонился, чтобы скрыть голод, который, как он знал, вспыхнул в его глазах. Спокойствие, парень!
– Тогда ваш фаворит здесь, ваша божественная морская водоросль.
Феба захихикала, а затем заставила себя строго посмотреть на него.
– Ведите себя прилично, фаворит, или мне придется приказать своим легионам меченосных рыб расправиться с вами.
– Тогда поведайте мне, о ваше веснушчатое величество, как я смогу избежать такой продырявленной смерти?
Она повернулась в шелесте шелка и начала считать на пальцах.
– Во-первых, все фавориты должны знать, как становиться на колени. Во-вторых, хороший фаворит никогда не должен говорить «нет» своей богине. Единственные допустимые ответы – это «да», «как пожелаете» и «если моя богиня позволит мне».
Для Фебы эта игра была просто желанной попыткой рассеять напряженность, которую она создала своей бесстыдной демонстрацией.
Затем Марбрук опустился на одно колено перед ней с очень странным выражением на его привлекательном лице.
– Да, – хрипло ответил он. – Как пожелаете. Его глаза были темными от чего-то, что причинило ей боль внутри. Его веки чувственно опустились. – Если моя богиня позволит мне…
Девушка долго и беззвучно выдохнула, когда он протянул одну руку к подолу ее платья. Видеть этого мужчину – этого широкоплечего, могучего мужчину! – у своих ног, слышать, как называет тебя богиней с этим темным голодом во взгляде…
Что ж, это как раз то, что может заставить колени девушки подогнуться, вот что это такое!
Феба низко присела в реверансе, чтобы скрыть дрожащие колени.
– Вы так любезны, фаворит. – Когда она выпрямилась, то сделала шаг вперед, к его вытянутой руке.
Подол ее платья прошелестел по руке, и его пальцы скользнули внутрь, прикоснувшись к ее лодыжке. Они оба застыли.
Феба посмотрела вниз на Рейфа, приготовившись рассмеяться, но его взгляд бы прикован к своей руке, которую он не мог видеть. Она ощущала невероятно нежную ласку в этом чувствительном месте под ее таранной костью
l:href="#n_14" type="note">[14]
.
Она стояла неподвижно, когда должна была отойти в сторону, не важно, подгибались у нее колени или нет. Она ждала, застыв на месте, пока его рука скользила все дальше под павлиний зеленый шелк.
Его прикосновения были теплыми и легкими, как перышки. Она едва ощущала их сквозь шелк своих чулок.
Но Феба едва могла ощущать что-то еще. Не было ни звуков, ни света, ни остального мира. Только прикосновение его теплой руки, медленно скользящей – так медленно, что это причиняло ей боль! – вверх по ее лодыжке… и по бедру… и по мягкой складке позади колена…
Не было ничего, кроме шелеста шелка, пока его рука поднималась вверх, между ее коленей, а затем еще выше. Сейчас Феба могла ощущать жар этой руки между своих бедер – не прикосновение, только жар, – и это заставило ее живот задрожать.
Она должна отодвинуться, сделать шаг назад, должна увернуться из пределов его досягаемости с потрясенным и возмущенным вздохом.
Самое странное заключалось в том, что в этот момент она даже не помнила, что означают эти слова. Все, о чем она могла думать – это о том, что в следующий момент жар его руки будет на ее… возможно, даже в ней…
Его взгляд взлетел вверх и впился в ее глаза. Жар, который Феба ощущала внутри, был несравним с вожделением, плескавшимся в его глазах.
– Если моя богиня позволит мне… – Его голос был низким и хриплым от желания.
Девушка качнулась вперед, ее глаза закрылись от волны горячей страсти, прокатившейся по ней. Прикоснись ко мне
Глаза Фебы распахнулись, когда занавес позади нее отдернули в сторону со скрежетом медных колец на стержне. Она подпрыгнула от удивления и обернулась так резко, что пошатнулась. Лемонтёр выступил вперед и протянул руку, чтобы помочь ей обрести равновесие.
– Моя дорогая, вы выглядите совершенно восхитительно. – Лемонтёр с одобрением рассматривал ее. – Вы думаете точно так же, милорд?
Полузадушенный звук от Марбрука заставил Фебу резко повернуть голову – но он благополучно вернулся в свое кресло в трех ярдах от нее, словно никогда и не покидал его.
Его шляпа снова лежала у него на коленях.
Лемонтёр снова утащил Фебу прочь, оставив Рейфа наедине с его бурлящими мыслями и пульсирующим пахом.
Дни. Не годы и не месяцы. Осталось ждать всего лишь несколько дней до свадьбы, и потом он сможет уехать и оставить это безумие позади. Возможно, он найдет себе красивую жену в Америке и сотворит с ней несколько толстых детишек. Все, что ему нужно сделать – это пережить следующие две недели и держать свои руки подальше от девушки.
Задумавшись, он не поднял головы, когда занавес снова отдернулся.
– Гм, – произнес нежный голос.
Рейф посмотрел вверх – и не смог отвести глаз.
Она больше не была просто девушкой. Она стала невестой.
Роскошный, но не белоснежный атлас был уложен складками и подоткнут на лифе прекрасного платья, линии которого устремлялись от перекрестного центра до переплетенных крошечных рукавов, похожих на крошечных голубков цвета слоновой кости, сидящих на каждом плече. Юбка спадала длинными, изящными складками, напомнив ему о греческой колонне. Ее кожа сияла на фоне идеально бледного цвета платья, в то время как ее волосы затмевали едва заметный золотистый оттенок ткани.
Плохая примета для жениха видеть невесту до свадьбы.
Откуда появилась эта мысль? Рейф сглотнул. Могло ли быть так, что он все еще развлекал себя мыслью о том, что Феба передумает? Насколько безумным и введенным в заблуждение он должен быть? Она же стояла перед ним в свадебном платье, ради всего святого!
Он встретился с ней взглядом. Феба ожидала услышать, что он думает. Было ясно, что для нее имеет большое значение, что он думает.
Это было неправильным. Она должна быть вся в волнении по поводу мнения Колдера, а не его.
Проклятие. Он сделал все это из-за недостатка самообладания. Он запутал ее мысли, ослабил ее решимость сделать этот выгодный шаг.
И единственной, кто поплатился бы за это, была бы Феба. В конце Рейф ушел бы свободным человеком – хотя и с дырой вместо сердца. Но никому не нужно было знать об этом.
Рейф встал.
– Ты выглядишь ошеломляюще красивой.
Она заморгала.
– Правда?
– Во всей Англии нет более прекрасной женщины, – серьезно ответил Рейф. Пусть она услышит это хотя бы раз, потому что Бог знает, что Колдер никогда не скажет ей таких слов. – Ты никогда не должна забывать об этом. – Он наклонился, чтобы взять свою шляпу. – Если ты извинишь меня, то я вспомнил, что должен сейчас уйти. Экипаж отвезет тебя обратно в Брук-Хаус, когда ты закончишь с примеркой.
С этими словами он повернулся спиной к невесте своего сердца – хотя его почти разорвало пополам от этого поступка – и пошел прочь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Срочно разыскивается герцог - Брэдли Селеста


Комментарии к роману "Срочно разыскивается герцог - Брэдли Селеста" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100