Читать онлайн Соблазнить шпиона, автора - Брэдли Селеста, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Соблазнить шпиона - Брэдли Селеста бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Соблазнить шпиона - Брэдли Селеста - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Соблазнить шпиона - Брэдли Селеста - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдли Селеста

Соблазнить шпиона

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Уиндем подождал, пока леди Алисия Лоуренс приведет в порядок свое платье, – он отвернулся, уставив глаза в пол, – и повел ее к первой ступеньке винтовой лестницы, ведущей в их комнату.
Он коротко поклонился:
– Благодарю, миледи, за самый приятный… вечер.
Алисия поколебалась, потом кивнула в ответ:
– Мне было тоже приятно, милорд. Я вас увижу завтра… э… сегодня, позже?
Ему понадобилось время, чтобы поправить шейный платок.
– Конечно, – сказала Стентон, не глядя на нее. – Мы должны присутствовать на маскараде.
– Ах да, – тихо сказала Алисия. – Маскарад. Лорд Кросс не жалеет фантазии на свои мероприятия. Там я вас и увижу. – Она повернулась и начала подниматься по ступенькам. Через три ступеньки она остановилась и обернулась: – Это была ужасная ошибка, не правда ли?
Стентон глубоко вздохнул, потом поднял голову и взглянул ей в лицо:
– Да.
Она медленно кивнула.
– Все мои лучшие идеи оказываются ошибками. – Она слегка нахмурилась. – Не знаю, что мне вам сказать. Мне полагается уверять вас в том, что вы не должны чувствовать себя обязанным говорить всякую такую ерунду?
Он насмешливо скривил губы. Она непотопляема.
– Считайте, что вы меня уже убедили.
Алисия облегченно вздохнула.
– Очень хорошо. Тогда желаю приятно провести утро. – Она отвернулась и, приподняв подол платья, заспешила вверх по лестнице.
Стентон смотрел, как она удаляется. Это было грубейшей ошибкой, все в целом. Она, кажется, пережила это спокойно, хотя взгляд ее милых зеленых глаз после всего…
Уиндем опасался, что после всего этого его будет преследовать чувство опустошенности. Он должен был понимать, насколько она беззащитна под этой маской бунтарки. Она действительно свободна духом и капризна, но все-таки она леди, несмотря на свое поведение, леди, заслуживающая лучшего отношения, чем быть изнасилованной им в коридоре.
Алисия вернулась в их спальню. Комната показалась ей сейчас темной и заполненной незнакомой мебелью. Предметы неясно вырисовывались в полутьме, и балдахин кровати угрожающе заколыхался, когда она задела его, проходя мимо.
Алисия прошла к камину и, ухватившись руками за край изящно вырезанного камня, уткнулась лбом в костяшки пальцев.
Она вела себя глупо, очень глупо.
Ощущая босыми ногами мягкий и теплый ковер, она смотрела, как горящие угли бросают красные блики на подол ее платья. Ей казалось, будто она все еще чувствует жар их внезапно вспыхнувшей страсти.
«Ошибка», – сказала она, и он согласился. Но она надеялась, что он будет вести себя по-другому: нежно поцелует ее, поведет наверх и поможет успокоить дрожь в ее теле. Вместо этого он поклонился и ушел, как будто между ними не произошло ничего особенного, кроме приятного тура вальса.
К счастью, она сохранила голову достаточно ясной, чтобы не слишком обольщаться. В ее сердце нет места для девичьих фантазий о вечной любви.
Он просто возбудил – и все еще возбуждает – ее чувства и животную страсть. Она уговорила себя поверить в то, что отдаться этим чувствам – хорошая мысль.
– Как жаль, – прошептала Алисия. – Я ошиблась.
Ей повезло – она с трудом поверила в свое везение, – что это не затронуло ее сердце.
Леди Алисия спала так же, как и жила, – широко, занимая удивительно много места на гигантской кровати, раскинув соблазнительно округлые руки и ноги. В спальне было почти темно, это позволяло Стентону налюбоваться ею досыта. Коса, заплетенная на ночь, растрепалась от ее беспокойного сна, и ее медные кудри, и так редко подобранные, теперь разметались, по шелковой подушке.
Прозрачная ночная рубашка игриво задралась. Даже в тусклом свете камина Стентон мог разглядеть ее розовые соски и темную тень между раскинутыми ногами. Он рисовал себе, как приникает к этим лакомствам прямо через тонкий, как паутина, батист.
Тут до него дошло, что рубашка дорогая. Значит, она купила ее на его деньги. Почему она выбрала такую соблазнительную рубашку? Он был почти уверен, что делить с ним спальню она не собиралась. Ее смятение не было наигранным… по крайней мере, он так думал.
Ради своей репутации? Улыбка тронула его губы, когда он вообразил, как она заказывает в магазине дюжину бесстыдных рубашек и даже получает удовольствие от сплетен, которые, конечно, тут же распространились.
Улыбка исчезла с его лица. Почему она так стремится разрушить даже остатки того, что еще осталось от доброго имени ее семьи? Что такое сделали ей члены семьи, если она так их ненавидит? Как ему быть: жалеть ее или ругать за то, что она стала им чужой?
Она снова переиграла его приобретением этого неглиже. Что за невероятная женщина! Даже их главная задача – не главное для этой непостоянной натуры!
Единственное, что Стентон мог сказать с полной уверенностью о леди Алисии Лоуренс: она отнюдь не глупа.
И еще одно: ее роскошное тело неотвязно преследует его в мечтах, спит он или бодрствует.
Он отвернулся от этого сладкого тела, раскинувшегося, приглашая, на огромной кровати, и провел дрожащей рукой по лицу.
Нет.
Уже много лет назад он поклялся себе: не важно, как бы ему этого ни хотелось, он никогда не будет делать женщину объектом своих темных страстей. Похоже, его постоянные поиски правды многому научили его в любовных делах, и хорошему, и плохому.
Он теперь знал: никогда женщина не бывает такой честной и правдивой, как извиваясь в оргазме, когда не думает ни о чем, кроме наслаждения, полностью открытая ему. И он пользовался этим и сам получал удовольствие, пока женщина не покидала его постель. Но и тогда он сохранял контроль над собой.
«Если ты не можешь понять ее душу сейчас, то, может быть, тебе удалось бы сделать это при других обстоятельствах».
Проклятие!
Но это могло бы и сработать. Возможно, доведя Алисию до пика наслаждения, он смог бы разрушить ее сопротивление его власти.
Стентон уставился на огонь, перед его широко раскрытыми и невидящими глазами рисовались картины: она в его руках, жертва его поисков правды, влажная, и хрипящая, и трепещущая в его власти.
Он не позволит желанию застигнуть его врасплох. Он сам определит время, способ преследования, добычу.
Кульминацию.
«Сделай это. Она дикое, полное жизни существо, она свободна в своих страстях, как ни одна из известных тебе женщин. Используй преимущество ее характера, используй свою сексуальность, чтобы господствовать над ней. Она будет с готовностью, как мягкая глина, подчиняться твоим рукам. Возьми ее. Заставь ее впустить тебя».
Стентон опустился на свою постель на эту ночь – в кресло у камина. Оно оказалось еще менее удобным, чем было на вид, но на душе у него было еще более неуютно. Разум боролся с плотью, логика – с желанием.
Все, что сейчас окружало их, не помогало ему в борьбе с самим собой. Страсти так и кипели вокруг, лишая его привычной сдержанности, проникая сквозь крепостные стены его самоконтроля.
Там, где леди Алисия видела свободу, Стентон видел блокаду. Он чувствовал, как оживают темные стороны его натуры, пробуждаясь после десятилетия мертвого сна. Страстные стоны слышались со всех сторон, ритмичные стуки кроватей и приглушенный, порочный смех в залах пробуждали в его уме темные жадные мысли о пышных белых бедрах, и выступающих красных сосках, и гладких влажных местах со вкусом моря.
Он уставился в расписной потолок спальни невидящими, горящими глазами. Он не мог уйти туда, но оставаться здесь было так же опасно. Тихое, нежное дыхание женщины, готовой на все, доносилось с широкой постели.
Похоже, ночь будет очень долгой.
На следующее утро Алисия внезапно проснулась с тревожным чувством, что за ней наблюдают.
Комната была пуста. Лорд Уиндем оделся и ушел. В камине горел огонь, в комнате тепло, прикрытое крышкой блюдо на маленьком столике источало соблазнительные запахи.
Еда!
Ради одного этого стоило встать с постели. Алисия выскользнула из-под одеяла и прошлепала к столу, не потрудившись накинуть халат. Подняв крышку, она обнаружила яйца, и сосиски, и аппетитные маленькие тосты. В серебряном горшочке не было ничего опасного, только мед. Она улыбнулась. Милый Гаррет. На то, чтобы съесть завтрак, потребовалось меньше времени, чем на то, чтобы полюбоваться им. Алисия приняла освежающую ванну. Расчесала волосы. Потом просто потому, что делать больше было нечего, застелила постель, взбила подушки и убрала все следы ночевки Уиндема в кресле.
Наконец явился Гаррет. Алисия накинулась на него, как голодная собака на кость.
– Слава Богу! Как долго!
Гаррет с сомнением взглянул на нее.
– Я оставил вас спящей всего полчаса назад. Что вам сегодня так не терпится? Уиндем.
Алисия удивленно заморгала:
– Ах, ничего!
Гаррет самодовольно ухмыльнулся.
– Не хочется отвечать на этот вопрос, да?
Она села в кресло, потому что ноги грозили отказать ей совершенно.
– Умираю, как хочу его видеть. Что это значит?
Гаррет закатил глаза, вытаскивая из шкафа соблазнительное зеленое шерстяное утреннее платье.
– Это значит, что вы до смерти хотите его видеть. Ну и что? На него приятно посмотреть. Дама не должна стесняться, если ей хочется остановить взгляд на таком живописном типе, как этот.
Леди Алисия вздохнула.
– Он довольно привлекателен. А я в последнее время встречала не слишком много таких мужчин. Ты ведь не просто привлекательный, ты безумно красив.
Гаррет деловито кивнул:
– Вы правы. – Потом он помог ей надеть платье и усадил на стул у туалетного столика, чтобы сделать ей прическу. – Ну, как вы хотите выглядеть сегодня утром? Как стыдливая самочка или распустить волосы и стать дерзкой девчонкой?
Она посмотрела на свое отражение в зеркале.
– Я сказала бы «бессовестно стыдливой». Больше подходит для дня, как ты считаешь?
В результате он предложил уложить ее волосы в прическу, похожую на ту, что носят другие женщины: несколько длинных прядей небрежно распущены – как будто какой-то мужчина не смог удержаться и припал к ложбинке между ее грудей.
– Джентльмены с ума сойдут, – произнес Гаррет. – Им захочется сделать это, но они не осмелятся.
Обманчиво скромное платье было сшито таким образом, что грудь двигалась свободно, насколько позволяли китовый ус и щетина, а это означало, что было видно много пышного сливочного тела.
– Ого! – одобрительно произнес Гаррет, когда она была одета. – Это могло бы заставить меня повернуться в сторону женщин.
– Хорошо бы, – пробурчала Алисия. – Я тогда охотнее сбежала бы с тобой, чем спускаться вниз, в этот бордель.
Гаррет ущипнул ее за руку.
– Чепуха. Я для вас совершенно недоступен.
– Скромность – это добродетель, Гаррет.
– Так говорят уроды. – Он взял ее перчатки и кружевную шаль из овечьей шерсти. – Ну, не забывайте прислоняться к мужчинам и уклоняйтесь от женщин. – Он поиграл непослушным локоном. – И не таращитесь тоскливо весь день на Уиндема. Вы же не хотите, чтобы он догадался, что вы его предпочитаете всем остальным.
– Я и не таращусь тоскливо на Уиндема.
– Да, тут вы правы. Ваш взгляд скорее хищный, чем тоскливый. Но вы должны немного проигнорировать его. Ему это не понравится.
– Ах, ну хорошо. – Одетая и готовая выйти к гостям, Алисия покрутилась перед Гарретом. – Ну, как я – во всеоружии?
– Вы просто смертельно опасны, и вы, несомненно, опаздываете. Все уже давно встали.
Она резко обернулась при звуке громкого голоса. Уиндем стоял в дверях их спальни, похоже, он стоял там уже некоторое время.
Ах, Господи! Она надеялась, что он был здесь не так долго и не слышал замечания насчет «тоскливый».
– Ну, хорошо. Тогда я лучше пойду вниз. – Она быстро извинилась, поклонившись, проскользнула мимо Уиндема и сбежала из комнаты и от жара, грозящего растопить ее.
Оказавшись внизу, Алисия узнала от слуги, что дамы уже собрались в западной утренней гостиной. Разыскивая эту гостиную, она издалека услышала веселые голоса, проникавшие сквозь закрытую дверь.
Алисия замедлила шаги. Весь день ей придется провести с дамами, потому что мужчины отправятся на охоту или будут играть в азартные игры. Опыт подсказывал ей, что именно так и будет.
Все сначала…
Она улыбнулась, повернулась и почти бегом поспешила к парадному входу. Гаррет уже ждал ее здесь, держа наготове шляпку и накидку.
Он самодовольно ухмыльнулся.
– И много времени вам понадобилось, чтобы вспомнить, что вы никогда не делаете, как вам велят?
Леди Алисия схватила в охапку свои вещи и одарила Гаррета быстрым поцелуем в его скульптурно вылепленный подбородок.
– Как глупо с моей стороны! – Она выбежала на свежий морозный воздух, как будто от этого зависело спасение ее жизни – или, по крайней мере, сохранение ее разума.
Она довольно хорошо знала поместье Кросса. Родной Сазерленд был рядом, за лесом, и неудержимо манил ее.
Тропа уже заросла, едва заметная под ковром из дикой традесканции и высокого пиретрума, вымахавшего с тех пор, как она приходила сюда, чтобы подсмотреть за экстравагантными приемами, которые устраивались у Кросса.
Должно быть, родителям приходится с тех пор держать в крепкой узде Альберту и Антонию – ведь однажды девочек застали, когда они тащились за Алисией. Они все время ругали ее, но сами, тем не менее, тоже твердо решили увидеть все своими глазами.
«Я только поднимусь на холм и посмотрю на дом, – говорила Алисия сама себе. – Оттуда он очень хорошо виден». Она бодро начала подъем, пробираясь сквозь заросли, высоко задрав юбки. Потом, выйдя на участок, где играла в детстве, замедлила шаг.
Алисия и не думала, что когда-нибудь снова ступит на землю Сазерленда, но вот там было дерево, с которого Альберта упала и ушибла коленку. Алисия и Антония несколько недель выполняли за нее поручения, скрывая происшествие от матери, боясь, что она запретит им лазить по деревьям.
А вот и пруд, где Алисия постигла, что падать в воду одетой – это ничто по сравнению с наказанием за это. Отцу, едва сводящему концы с концами, очень не понравилось, что легкомысленная дочь испортила почти новое платье, которому полагалось послужить и ее сестрам.
Увлекшись воспоминаниями, Алисия совершенно забыла, что собиралась остановиться на вершине холма, и шла все дальше. Вот самое лучшее место для пикников, вот заросли с самыми сладкими ягодами, вот здесь, перелезая через ограду пастбища, Антония порвала свою нижнюю юбку.
Вся ее жизнь проходила на этих зеленых холмах. Она поднялась на последний перевал и посмотрела вниз, на Сазерленд.
Поместье выглядело еще более запущенным, чем ей помнилось. Подъездную дорогу давно пора было посыпать гравием, и сады пришли в упадок, заброшенность была заметна даже зимой.
Сам дом, казалось, стал меньше. Эти древние каменные стены не смогли тогда удержать ее. И сейчас она просто разрушила бы их, если бы ее впустили внутрь.
Чего не произойдет.
Нужно уходить, пока ее кто-нибудь не заметил…
Хотя тут, конечно, осталось мало прежних слуг. Она услышала, как кто-то стучит молотком на конюшне, а мальчик, которого она не узнала, вышел из посудомойни, чтобы вылить во двор горячую грязную воду. Но где же суета, которая помнилась ей с детства?
Может быть, ее семья все еще не вернулась домой на зиму? Осмелев от вида пустынной сцены внизу, Алисия позволила себе подойти ближе к усадьбе.
Она направилась к нижнему саду, осторожно ступая по веткам и листьям, которые нужно было бы убрать еще осенью. Тут рядом был маленький садик, где она имела обыкновение лежать часами на скамейке, мечтая о жизни, которой заживет, по словам ее матери. Жизнь с состоятельным красивым мужчиной, обожающим ее и с радостью вкладывающим свои фунты в Сазерленд, позволяя ее родителям жить в покое и комфорте, и благодаря связям в высших кругах обеспечивающим ее сестрам браки с аристократами.
Все, чего Алисия по-настоящему хотела для себя, было частью ее фантазии, которая касалась красивого мужчины, обожающего ее, – вот о чем она промечтала всю юность.
Маленькая беседка в виде греческого храма заросла зеленью и мусором, каменная скамья, игравшая роль ложа Офелии, теперь была в засохших птичьих катышках.
– Конечно, – прошептала Алисия. – Разве это не сон?
– Твой – возможно, – внезапно раздался высокий голос у нее за спиной. – Но тебя никогда не волновали ничьи мечты, кроме твоих собственных.
Алисия обернулась и увидела девушку с каштановыми волосами, которые ни с какими другими не спутаешь. Сердитый взгляд вернул Алисию на пять лет назад, ответ мог быть только один.
– Антония?
Алисия шагнула вперед, готовая обнять свою младшую сестру. Антония отшатнулась, как от змеи.
– Что ты тут делаешь? – Антония плотнее закуталась в шаль и оглянулась. – Папа ведь говорил, чтобы нога твоя не ступала на землю Сазерленда. Я сама слышала.
Алисия выпрямилась.
– У меня нет больше отца, помнишь? Так что мне не нужно ему подчиняться.
На лице Антонии мелькнула зависть. Потом она сменилась страхом при звуке шагов, раздавшихся на тропе, ведущей из сада. Она поспешно отступила назад, будто быть застигнутой на расстоянии от Алисии менее позорно, чем в непосредственной близости от нее.
И это было разумно, конечно. Когда шаги приблизились, Алисия оглянулась, ища, куда бы ей отступить или спрятаться. Но опускаться на колени в зарослях ей не хотелось, и она решила пережить неприятную сцену.
Вряд ли кто-нибудь накинется на нее… по крайней мере, она была почти уверена в этом, невзирая на покушение в оперной ложе.
Из-за угла беседки появилась Альберта.
– Тони, мама тебя ищет…
Альберта тоже изменилась. Жизнерадостная и пухленькая раньше, она была теперь божественно хороша, даже лучше Алисии, с пышной грудью и тонкой талией. Алисия надеялась, что средняя сестра еще не попадалась на глаза принцу-регенту.
Альберта вытаращила глаза:
– А-Алисия?
Примирившись заранее с новыми обвинениями, Алисия сложила руки на груди.
– Как поживаешь, Берти?
Альберта так бурно кинулась обнимать сестру, что едва не свалила ее с ног. Алисия тоже обняла сестру, закрыв глаза от охватившего ее чувства благодарности.
Альберта стала что-то взволнованно рассказывать, но резкий окрик Антонии заставил ее замолчать.
Она обернулась, продолжая держать сестру за руку.
– Не командуй, Антония, не ты тут старшая.
– Зато я самая умная, – огрызнулась Антония. – Мы не можем вести себя так, будто ничто не изменилось!
Оказавшись между ними, Алисия вспомнила, как всегда была миротворцем между этими двумя такими разными девушками.
Теперь же она оказалась яблоком раздора.
– Антония, Альберта ничего плохого не сделала, она просто поздоровалась со мной. Однако, Альберта, Антония права. Мы не должны забывать, как много всего изменилось. Я ни за что на свете не хотела бы обидеть ни одну из вас…
– Не слишком ли поздно? – В глазах Антонии ярко вспыхнул гнев. – Ты и понятия не имеешь, чего стоило нам твое распутное поведение, нам всем!
Алисия перевела взгляд с одной сестры на другую. Правда, обе выглядят довольно бледными, и она, конечно, еще никогда не видела темпераментную Антонию такой натянутой.
Обвинения Антонии ранили, но не удивляли. Удивило то, что Альберта защищает ее.
Ее более румяная сестра яростно накинулась на младшую:
– Замолчи, Тони! Ты ничего не знаешь о настоящем мире, ты вообще ничего не знаешь о том, что заставило Лисию так поступить. Я не верю и наполовину во всю эту историю, и ты не должна.
Алисия удивленно посмотрела на Альберту:
– Ты не веришь, что я провела ночь с конюхом Алмонта?
Альберта всплеснула руками.
– Конечно, нет. Что за безумная мысль! Ты всегда была с фантазиями, Лисия, но никогда не была жестокой. Ты могла бы сунуть юноше печенье в салфетке, но никогда бы не использовала его так, ни за что на свете.
Алисия улыбнулась: логика, типичная для Альберты.
– Благодарю, дорогая.
Но Антонию убедить было не так просто.
– Это ничего не меняет. Какая разница, кому ты позволила соблазнить себя.
Алисия раскрыла рот, чтобы заявить, что именно в том-то и разница для высшего света, но Альберта опередила ее, снова выступив в защиту сестры:
– Ах, кончай свою глупую болтовню, Тони. Теперь она уже ничем нам помочь не может.
– Никто не может нам помочь, – мрачно заметила Антония. – Поклонник Берти не может просить ее руки, пока его отец не даст разрешения, а он не хочет делать этого до тех пор, пока я тоже не выйду замуж за достойного человека. А за мной никто не хочет ухаживать, пока не увидит, что Берти сделала хорошую партию.
Ее сестры оказались в замкнутом круге, и причина того – ее поведение. Алисия почувствовала себя плохо и еще больше разозлилась на своих родителей. Она оказалась дурой, это правда. Но она была ребенком, которого родители ограждали от настоящей жизни. Все случившееся можно было сохранить в тайне, забыть о нем, если бы они подумали, прежде чем делать все достоянием общества.
– Антония-а-а!
От дома послышался голос их матери. Сработала многолетняя привычка. Все трое быстро пригнулись, прячась за храмом, прижавшись спинами к стене.
– Что ей нужно? – спросила Антония Альберту.
Альберта скорчила гримасу.
– Она хочет, чтобы ты подшила ее платья. Она говорит, что у тебя лучше получается.
Алисия посмотрела на сестру.
– Почему она не поручит это Питт, как всегда? Антония метнула презрительный взгляд в ее сторону.
– Потому что Питт ушла, как и все остальные. У нас теперь почти нет слуг.
Алисия посмотрела на Альберту, ища подтверждения. Берти небрежно пожала плечами.
– Это правда. Но это не твоя вина, Лисия…
– Ну да, не ее! – Антония оторвалась от стены. – Мы всегда были бедны, Алисия, но не были нищими. Если бы ты составила хоть самую среднюю партию, отец смог бы получить заем, достаточный, чтобы содержать Сазерленд еще некоторое время.
Алисия выпрямилась.
– Не я довела Сазерленд до такого бедственного положения, Антония. Не я заставила папу играть, а маму – бездумно тратить деньги. Следующий заем означал бы только новый долг, потому что эти деньги истратили бы так же быстро, как и все остальные.
Антония вспыхнула.
– По крайней мере, мы не ели бы на ужин целый год только птицу.
Алисия хладнокровно подняла бровь.
– Я была бы рада есть птицу хотя бы раз в полмесяца за последние пять лет. А бывало и так, что у меня на хлеб не хватало.
Вмешалась Альберта:
– Ах, прекратите. Я совсем не хочу сейчас играть в игру «кто страдал больше».
Алисия перевела дыхание.
– Я тоже. – Все-таки зря она вышла из себя. Ее сестры попали в ужасную ловушку.
Молодой человек Берти будет ждать, пока выйдет замуж Антония, а поклонник Антонии – пока выйдет замуж Берти, и так ее сестрам придется ждать всю жизнь.
Деньги обладают превосходной способностью смывать грязь с репутации семьи, но денег-то у Лоуренсов и не было.
Алисия умоляюще посмотрела на девушек.
– Понимаю, вам покажется жестоким то, о чем я попрошу вас, но поверьте мне. Я смогу вам помочь. Мне только нужно время.
Время, чтобы найти таинственного лорда для Уиндема. Время, чтобы исправить ошибку, которую она совершила лишь вчера.
Время, чтобы не допустить того, что ее родители, доведенные до отчаяния, погубят еще одну из сестер Лоуренс.
Стентону этим утром делать было особенно нечего, только ждать появления принца-регента и размышлять о своих сложных отношениях с леди Алисией. Так что он находился недалеко от парадной двери большого дома, намереваясь узнать как можно больше об остальных гостях.
Несмотря на все усилия Стентона провести расследование еще до отъезда из Лондона, оказалось, что список гостей, приглашенных на прием к Кроссу, держался в большом секрете. Похоже, каждый приглашенный решил сделать все, чтобы его визит к Кроссу оставался в тайне. Должно быть, гостям Кросса хотелось быть уверенными в том, что все происходящее в поместье не выйдет за его границы.
Уже довольно много гостей болталось в холле, но в основном это были женщины. Стентон в своем строгом черном костюме почувствовал себя черной вороной в этом цветнике. А женщины в ярких утренних туалетах так и увивались вокруг него.
Это было удачное место для наблюдения – здесь можно услышать самые свежие сплетни. И Стентон со скучающим выражением лица внимательно прислушивался к ним. Особого успеха он не добился, потому что женщины, лукаво поглядывая на него, переговаривались между собой тихими голосами.
К тому же он все-таки казался им менее интересным, чем прибывающие гости: похоже, этот прием станет самым популярным в начале светского сезона.
Все вновь прибывшие, в том числе и несколько представителей церкви, вызывали бурю слухов и сплетен. Стентон узнал гораздо больше, чем ему хотелось бы, о сексуальных пристрастиях некоторых джентльменов.
Внезапно входная дверь широко распахнулась и показалась крупная, довольно варварского вида фигура, очень хорошо знакомая Стентону.
Дьявол побери, что тут нужно Гринли? За Дейном следовала пышногрудая валькирия, его жена Оливия. Стентон удивился, что Дейн привез свою жену на такое сборище, но Оливия вовсе не выглядела смущенной, Оглядевшись с жадным любопытством, она заметила его и, мимолетно улыбнувшись, продолжила изучение большого холла.
Стентон решил, что может позволить себе поприветствовать человека, почти равного ему по положению в обществе, и направился к Гринли.
Дейн заметил его и широко ухмыльнулся.
– Не нападайте на меня, Уиндем. Иначе люди подумают, что нас связывают какие-то общие дела.
Стентон заставил себя сдержаться.
– Зачем вы здесь?
Дейн сложил на груди свои могучие руки.
– По той же причине, что и вы.
– Но вы же привезли свою жену!
Если бы Стентон мог, он немедленно развернул бы бесстрашную Оливию, выставил ее за дверь и посадил в карету.
– Оливия обожает фейерверки. – Дейн лукаво улыбнулся. – Если по правде, то это она меня сюда привезла. Я не был убежден, что вам понадобится помощь. – Он удрученно потер затылок. – К несчастью, у леди Драйден совершенно особый способ влиять на Рирдона и на меня.
– Она напустила на вас ваших жен, да? – Проклятие! Хорошо, что у него самого иммунитет к такому влиянию. Кому-нибудь нужно обуздать леди Драйден, пока она не разрушила отношения среди «четверки». – Ну, по крайней мере, у Рирдона хватило здравого смысла…
Дейн посмотрел через плечо Стентона.
– Ах да… по этому поводу…
Стентон обернулся и увидел лорда и леди Рирдон, входящих в дом. Как только Уилла, жена Натаниэля, заметила в холле леди Гринли, она быстро поцеловала мужа в щеку и тут же покинула его.
Леди Рирдон, маленькая, смуглая, выглядела особенно соблазнительно рядом с похожей на статую леди Гринли, но, видимо, дамы были очень дружны.
Стентон повернулся к Дейну, нахмурился.
– У меня был… есть план, – мрачно сказал он. – План простой, и для него не требуется помощь остальных членов «четверки». Ясно?
Дейн пожал плечами:
– Уиндем, я тут ради еды. Если у леди Драйден какая-нибудь другая цель, нежели иметь пару лишних глаз, чтобы присмотреть за принцем-регентом, то мне об этом ничего не известно.
– Хм-м… – Стентон кисло посмотрел на него, потом через весь большой холл туда, где стоял Рирдон с двумя дамами. – Полагаю, мы должны ждать также появления лорда и леди Драйден?
Дейн ухмыльнулся.
– Я удивлен, что их еще нет.
Стентон с трудом поборол раздражение.
– Это, конечно, объясняет, почему к списку гостей сделали добавления в последнюю минуту. – Он воздержался от замечания по поводу того, что ему пришлось делить комнату с леди Алисией.
– Ну, а где же эта печально известная леди Алисия? – добродушно спросил Дейн. – Оливии не терпится взглянуть на нее.
«Спит в нашей постели». Конечно, этого Стентон вслух сказать не мог, хотя мысль об этом доставила ему маленькое, неожиданное для него удовольствие.
«И потом, уже довольно поздно. Наверное, теперь она уже встала?»
– Может быть, мне пойти и поискать ее, а? – Стентон непринужденно улыбнулся.
Но очевидно, ему это не очень хорошо удалось, потому что Дейн вопросительно взглянул на него.
– Давайте, – сказал он. – Я постараюсь пока удержать в узде обеих дам.
К несчастью, леди Алисию нигде найти не удалось. Куда же она могла деться в это время?
Стентон нахмурился. Похоже, он утрачивает свое обычное хладнокровие.
Наконец он решил отправиться в конюшни.
Когда конюх Кросса сказал Стентону, что видел, как леди Алисия отправилась пешком в лес в западной части поместья, первой мыслью Стентона было: она снова не послушалась его.
Второй его мыслью было: она встречается со своим новым любовником.
Его третья мысль, и, что гораздо хуже, правильная, была: она отправилась домой.
Проклятие! Когда он заключил сделку с Алисией, то поклялся самому себе не навязывать ей своего общества. Вот она и воспользовалась этим правом.
По правде сказать, он и сам не знал, на кого больше сердится – на Сазерленд или на саму Алисию.
Нетрудно выследить того, кто не делает тайны из своих намерений, так что он смог без труда последовать за ней по извилистой тропе. Он должен успеть перехватить ее, пока она не…
Поднявшись на последний холм и глядя вниз, на поместье, которое, очевидно, и было Сазерлендом, Стентон выругался.
Раньше он никогда особенно не ругался, но за последнее время стал довольно преуспевать в этом, если честно признаться. И кто не стал бы ругаться, окажись у него на шее такая своевольная и скандальная леди, как Алисия? На мгновение Стентон даже испытал сочувствие к родителям ребенка, который наверняка постоянно испытывал их терпение.
Ее нигде не было видно, но и шума тоже не слышно. Следы вели в глубь сада. Возможно, пока никто еще не обнаружил ее здесь.
Он прислушался. Похоже, будто Алисия горячо спорит сама с собой.
Свернув за угол полуразрушенной беседки, Стентон обнаружил троицу тициановских красавиц, похоже, горячих, под стать цвету их волос. Две девушки стояли нос к носу, и голоса их с каждым мгновением становились все более пронзительными.
– Господи, неужели это правда она? – Алисия, казалось, успокаивала их, во всяком случае, тон у нее был скорее рассудительный. Стентон едва удержался от смеха при одной только мысли: неужели Алисия может руководствоваться разумом?
Сестры Алисии – потому что кто же еще это мог быть? – были почти так же хороши, как сама Алисия. Одна сестра была пышная, с высокой грудью, а другая – стройная, элегантная. Три страстные, буйные молодые женщины с огненными волосами в одном месте? Уму непостижимо.
– Алисия сделала только то, что должна была сделать, чтобы выбраться из этой ужасной долины! – сказала пышногрудая. – Тебе тоже не нравится здесь, как и ей, Антония, ты не можешь этого отрицать! Она, по крайней мере, живет теперь в Лондоне. И сама выбирает себе любовников, и бывает в опере в красивых платьях…
Стентон увидел, как Алисия положила ладонь на руку сестры.
– Альберта, ты не должна так думать. Моей жизни не позавидуешь.
Стройная, очевидно, Антония, стряхнула руку Алисии, как насекомое, и накинулась на нее:
– Ты являешься сюда после всех этих лет и забиваешь ей голову такими мыслями! Если она пойдет твоим путем, я погибла! – Антония всплеснула руками. – Ты понимаешь, что, даже разговаривая с тобой сегодня, мы рискуем своей репутацией, и без того небезупречной? Что, если кто-нибудь видел нас? Что, если… – Она застыла, увидев Стентона, стоящего у угла беседки. – Ах, нет.
Алисия обернулась и увидела его. Ее живые черты выразили самые разные чувства, но выражение гордости – вот что привлекло его внимание. Удовлетворение собственника – чувство такого рода испытывает человек, имеющий красивый семейный дом или красивую лошадь.
Тот факт, что леди Алисия испытывала такое чувство относительно него, встревожило Стентона, но об этом он решил поговорить с ней позже. Сейчас важно было другое: похоже, Антония вот-вот упадет в обморок.
Алисия поддержала сестру.
– Антония, не бойся! – настойчиво сказала она. – Это лорд Уиндем, мой… – Она снова бросила на него взгляд с оттенком гордости. – Мой очень хороший друг. Он никому не скажет, что вы разговаривали со мной.
Альберта очарованно смотрела на него, да и обморок Антонии, очевидно, откладывался.
– Это твой любовник? Но он такой красивый и изысканный! Зачем ему платить за то… – Альберта остановилась, услышав свои собственные бестактные слова. Она посмотрела на него с ужасом. – Ах, извините, милорд! Я…
Алисия, сдерживая смех, посмотрела на Уиндема.
– Ах, он выглядит хорошо внешне, Альберта, но у него довольно много дурных наклонностей.
Альберту это, казалось, только еще больше очаровало.
– Правда? Каких, например?
– Я ем полосатых котят на завтрак, – сухо сказал Стентон. – К счастью, сейчас я не голоден.
Антония подскочила к нему, чтобы посмотреть на него поближе. Стентон отступил назад. Действительно, они очень опасное трио.
Не отводя взгляда от Стентона, Антония схватила Альберту за руку.
– Я не могу поверить, что ты стоишь здесь, разговаривая с повесой и его любовницей!
Любовницей? Стентон взглянул на Алисию.
– Она действительно сказала «любовница»?
– Боюсь, что так. – Алисия встала рядом с ним, сложив руки на груди. – И она даже не смутилась.
Антония покраснела и возмущенно дернула Альберту за руку.
– Папа! – крикнула она. – Папа, тут посторонний проник на нашу землю.
Алисия вздохнула.
– Ах, Антония! – Потом она взяла Стентона за руку. – Нам лучше удалиться. Отец любит ходить с ружьем, а имена спрашивает после.
Стентон твердо стоял на месте.
– Я не побегу. – Тон у него был мрачный. – Леди Антония! Сейчас же прекратите так вести себя!
Антония остановилась, привыкнув всю жизнь подчиняться приказам, на что он и рассчитывал. Он медленно приблизился к ней, все еще не отпуская руки Алисии.
Он поклонился:
– Леди Антония, примите мои самые искренние извинения за то, что я пошутил над вами. Действительно, меня никто не приглашал сюда сегодня. Правда также, что я бывал приглашен в ваш дом раньше как маркиз Уиндем, так что вряд ли можно утверждать, что я проник на вашу землю как посторонний.
Было заметно, что это сбило спесь с Антонии. Теперь она, раздумывая, смотрела на него: представив отцу такого могущественного знакомого, можно было бы не считать преступлением разговор в саду с непокорной сестрой.
Алисия сжала его пальцы.
– Не пугайте ее, Стентон. Она только старается поступать так, как считает нужным. Непросто быть дочерью Сазерленда.
Антония бросила взгляд на Алисию, в котором Стентон заметил гнев и зависть и еще – тоску, Впервые ему показалось, что Алисия при всей своей дурной репутации выглядит, более довольной и более уверенной в себе, чем любая из ее сестер.
Послышались голоса. Алисия потащила его прочь.
– Нам нужно идти. Для Альберты и Антонии будет плохо, если нас здесь обнаружат.
Стентон позволил увести себя под укрытие леса, как обычного вора, ради сестер Алисии, но эта встреча обеспокоила его.
Что же это за дом, где разрушение и жестокость предпочитают добру и милосердию?



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Соблазнить шпиона - Брэдли Селеста



наконец в сети страсти попался последний неженатый шпион из "Королевской четверки". Его избранницей оказалась весьма любопытная особа. Сам Сокол заставил меня проклинать мужскую недальновидность и непроходимую глупость во всем, что касается отношений между любящими. Местами хотелось его удавить. А Алисия умница, выдержала все, сумев доказать и ему и всем остальным, что он способен на истинные чувства.rnЧетыре романа о шпионах "Невеста скандального шпиона", "Все твои тайны","Одна ночь со шпионом", "Соблазнить шпиона" - каждый хорош по-своему. Понравились все, но оставили разное впечатление. Рекомендую.
Соблазнить шпиона - Брэдли СелестаОльга Сергеевна
22.06.2013, 12.19





Мне больше всех понравилось читать про кобру, но этот на много лучше историй про льва и лису.
Соблазнить шпиона - Брэдли СелестаМилена
7.08.2015, 22.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100