Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

Сквозь сон Филиппа чувствовала, что ей что-то мешает, не открывая глаз, она попыталась снять с лица тонкую ткань, сообразив, что это всего лишь шарф, во время танца прикрывавший ее коротко стриженные волосы, которые у настоящей танцовщицы должны были волнами ниспадать на обнаженную спину.
Она стянула с себя ненужный уже лоскут и вновь уютно устроилась в теплых объятиях Джеймса.
Бархат простыни приятно щекотал ее обнаженное тело, хотя кожа Джеймса своим прикосновением доставляла ей гораздо больше удовольствия. Открыв глаза, она улыбнулась, чувственная истома до сих пор не покинула ее, в голове плыли грешные и прекрасные образы, в которые превращались заставленные полки кладовой. В сумеречном свете, проникавшем сквозь крохотное окошко, кладовка выглядела совершенно иначе. Впрочем, в страстных объятиях Джеймса ей было не до рассматривания стен, тем более что вряд ли что-то можно было увидеть в полной темноте.
Но почему стало светлее?
Она заснула. Ужас моментально прогнал остатки сна.
Господи, уже утро. В любую минуту Джеймс может проснуться и увидеть ее!
Филиппе потребовалось совсем немного времени, чтобы высвободиться из-под руки Джеймса, нежно обнимавшей ее, но девушке показалось, что прошла целая вечность. Каждый раз, когда его дыхание затихало, душа у Филиппы уходила в пятки.
Ее тело ныло от восхитительного вторжения, его следы остались на ее бедрах, но помыться она сможет, лишь вернувшись в дом Джеймса Каннингтона.
Она быстро надела одежду Филиппа, аккуратно сложенную за стоявшим в углу большим ларем, где Баттон оставил ее прошлым вечером, и собрала остатки своего танцевального костюма, разбросанные по крошечной комнате. Беспорядочно скомкав лоскуты тонкой ткани, она забросила их на верхнюю полку. Как-нибудь попросит Баттона принести его.
Хотя вряд ли он ей когда-нибудь понадобится. Но если восточной красавице Амиле придется исчезнуть, она не должна оставлять после себя даже никаких следов.
Утро вступило в свои права. Предрассветная мгла рассеялась. Плохо, конечно, что гувернера воспитанника мистера Каннингтона увидят выходящим из клуба, но Филиппа, несмотря ни на что, верила, что ей удастся уйти незаметно.
Взявшись за дверную ручку, она бросила взгляд на своего спящего возлюбленного. Он лежал на перине, покрытой красным бархатом, его обнаженное тело было прикрыто лишь лоскутом ткани, который он во сне натянул на свои чресла. Одна рука, согнутая в локте, лежала под его головой, а вторая нежно обнимала большую подушку, которую Филиппа подложила Джеймсу вместо себя.
Он все еще обнимал ее.
Нет, не ее. Амилу.
Внезапно она возненавидела танцовщицу, которую сама же и создала. Она не была восточной богиней. Она была обыкновенной худенькой девушкой, которая даже не могла похвастаться своими волосами. Воображение Джеймса, а не ее прелести, бросило его в объятия танцовщицы. Повстречай он настоящую Филиппу Этуотер, вряд ли посмотрел бы на нее второй раз.
Ее пронзила острая боль. Зачем она это сделала?
Филиппа шагнула к двери и снова посмотрела на Джеймса, такого сильного и привлекательного. Он был похож на спящего хищника и, несомненно, стал бы опасен, узнай он всю правду.
Что-то блеснуло возле его бедра. Наклонившись, Филиппа пригляделась. Колокольчики. Проклятие!
Надо оставить их. Сейчас вся эта мишура не важна. Но черт! Амила должна бесследно исчезнуть.
Опустившись на колени, она наклонилась, чтобы подцепить изящную цепочку кончиком пальца. Филиппа осторожно потянула, и крохотные золотые шарики, качаясь, повисли на ее руке.
– Флип?
Джеймс с удивлением смотрел на нее.
– Что ты здесь делаешь?
– Я… я ищу вас. А вы что здесь делаете?
Джеймс окинул взглядом свое обнаженное тело и печально вздохнул:
– Похоже, я провел ночь в кладовке за кулисами.
Филиппа понимающе кивнула:
– Ясно. – Она покрутила цепочку между пальцами. – Вы действительно считаете, что это ваш стиль?
Увидев колокольчики, Джеймс сел и потянулся к ним. Филиппа неохотно выпустила украшение из рук. Черт бы побрал эти гаремные танцы! Теперь она точно не получит цепочку обратно!
Без всякого смущения, не сделав даже попытки прикрыть свою наготу, Джеймс с отрешённым видом вертел в руках золотую цепочку.
– О чем вы думаете? – спросила Филиппа.
Джеймс качнул цепочку, и колокольчики зазвенели.
– Я просто подумал…
Он зажал цепочку в кулаке и потянулся за своей одеждой, которую Филиппа бросила на самом краю перины, когда собирала свои вещи. Джеймс быстро проверил все карманы.
С упавшим сердцем Филиппа поняла, что именно он ищет.
Он думает, что Амила подослана, а значит, его блокнот с секретными записями похищен.
Маленькая записная книжка лежала на его ладони.
– Странно, – пробормотал он. – Ничего не понимаю.
Филиппа кашлянула.
– О чем вы?
Она вовсе не была уверена, что хочет это знать. Джеймс поднял на нее глаза.
– Прошлой ночью здесь была женщина. Танцовщица. Она привела меня сюда. Она оказывает услуги определенного рода. Услуги.
Филиппе стало дурно.
– Но она не только не потребовала платы, но и ничего у меня не взяла.
Джеймс засунул записную книжку в карман и встряхнул, расправляя, брюки. Что-то выпало у него из кармана и покатилось по полу прямо под ноги Филиппе.
Хрусталик, еще вчера украшавший ее живот. Она опустилась на колени, чтобы подобрать его, но Джеймс ее опередил. Схватил хрусталик и быстро опустил в карман.
– Извини, – произнес он чуть напряженно. – Это личное.
– Конечно, – тихо ответила Филиппа.
Сначала он навесил на Амилу ярлык интриганки, а теперь прячет ее украшение, словно настоящую драгоценность.
– Возможно, вы ей понравились.
– Не исключено. Но скорее всего она охотилась за чем-то более ценным, нежели деньги, – пробормотал Джеймс себе под нос. – За информацией.
– Какой информацией?
Джеймс прищурился. Он совсем забыл о присутствии Филиппа.
– Ах, извини. Болтаю всякую ерунду. – Он мрачно посмотрел на молодого человека. – Помнишь, я предупреждал тебя об ухищрениях, на которые идут женщины?
Филипп, казалось, оцепенел.
– Да, помню.
Джеймс провел рукой по лицу и с грустью посмотрел на зажатую в кулаке цепочку.
– Но я не рассказал тебе, что этот урок я извлек из собственного опыта. Есть вещи, которые я не могу тебе рассказать. Речь идет о деле чрезвычайной секретности, мой молодой друг. Моя возлюбленная предала меня. Она была сама красота и чувственность и совершенно покорила меня. Настолько, что я рассказывал ей такие вещи, которые даже под страхом смерти не имел права рассказывать. Последствия оказались плачевными и почти непоправимыми.
Он вздохнул и украдкой посмотрел на Филиппа. Молодой человек слушал очень внимательно. Джеймс стукнул кулаком с зажатой в нем цепочкой о свою широкую ладонь.
– Я поклялся именем Господа, что никогда не позволю себе вновь попасть под влияние какой-нибудь сексуальной красавицы!
Он швырнул цепочку, и ни в чем не повинное украшение, звякнув, ударилось о дверь.
Филипп обернулся и увидел, как цепочка, скользнув по дереву, упала на пол. Несколько секунд он стоял, не глядя на Каннингтона.
– Не все женщины коварны, Джеймс.
Джеймс поднялся и стал натягивать одежду. Филипп снова отвернулся.
– Ты не понимаешь, Флип. Дело в том, что я не собираюсь выступать в роли судьи. Я полностью доверял Лав… моей бывшей любовнице, страсть совершенно лишила меня разума. К сожалению, когда я вступаю на тропу сексуальной охоты, то становлюсь болтлив, как стряпчий адвокатской конторы.
– Нет! – Филипп пристально смотрел на Джеймса. Взгляд его зеленых глаз был напряженным. – Никогда так не говорите. Вы благородный человек с твердыми принципами, вы – герой…
– К сожалению, Флип, ты ошибаешься, я недостоин уважения!
Филипп не сводил с него глаз.
– Ваша любовница обманула вас. Использовала. Такое может случиться с кем угодно. Вы не должны себя винить.
Джеймс протянул руку и крепко схватил его за тонкое плечо.
– Они погибли, понимаешь? Мои друзья погибли потому, что я, охваченный любовным безумием, потерял контроль над ситуацией!
Он отвернулся и стал натягивать рубашку, украдкой, чтоб не заметил гувернер, вытерев тонким льняным полотном увлажнившиеся глаза.
– Я поклялся отомстить за них, посвятить себя тому делу, за которое они отдали свою жизнь. Поклялся, что никогда больше не прикоснусь ни к одной женщине!
Он заправил рубашку в брюки и повернулся к побледневшему Филиппу.
– И вот теперь, мой молодой друг, ты видишь, что я нарушил свою клятву, – тихо произнес он. – Моя честь, которая так недавно и с таким трудом была восстановлена, теперь разрушена и брошена к ногам другой женщины, лживой и вероломной. И знаешь, что самое ужасное? – Джеймс горько рассмеялся. – Самое ужасное заключается в том, что мне некого в этом винить, кроме себя самого.
– Тот человек, о котором вы говорили, был одним из ваших товарищей, которых она убила?
– Одним из нескольких. В живых остался только один, который был так сильно избит, что вот уже несколько месяцев не приходит в себя, по сути, находится при смерти.
Джеймс одернул жилет и завязал галстук.
– Джеймс, я… я хочу, чтобы вы знали… я сожалею о том, что произошло этой ночью, принимая во внимание ваши чувства.
Джеймс с удивлением посмотрел на Филиппа.
– Ты не можешь сожалеть об этом больше, чем я, Флип. На сей раз пострадала только моя честь.


Первым ощущением Рена была боль. Глухая, отражающаяся боль, подобная доносящемуся откуда-то издалека стуку кузнечного молота. То ничто, в котором он бездумно плавал до этого момента, не имело ни ощущений, ни звуков, ни смысла, поэтому боль он воспринял как проявление жизни.
Прошли минуты, возможно, часы. Это не имело значения. В этом сером мире время не существовало. Ни света, ни темноты. Не было ничего, кроме нарастающих ударов отдаленной боли. Вначале каждый удар был не сильнее булавочного укола, и после стольких недель, проведенных в пустоте, эти уколы были даже приятны.
Собрав просыпающуюся вместе с чувствами волю, Рен заставил себя пойти навстречу боли. Уколы стали ощутимее, кроме того, в том месте, которое когда-то было его животом, он почувствовал нечто смутно знакомое. Голод? Он уже забыл, что это такое.
Он бездумно плыл к открывающейся двери сознания. Боль нарастала пульсирующими толчками, в животе появилась неприятное жжение, глаза, так давно не видевшие света, вдруг стали наполняться отвратительной раздирающей резью, теперь уже все его члены кто-то невидимый колол тупыми раскаленными иглами.
Нет.
«Я хочу вернуться обратно».
Уже поздно. Он зашел слишком далеко. Его затянуло в водоворот боли, как опавший лист затягивает в бурные воды. Страдание захватило его, немилосердно стегая невыносимой болью.
Болело все. Кожа пылала от соприкосновения с раскаленным постельным бельем. Яркий пронзительный свет пробивался сквозь закрытые веки, терзая глаза. От голоса, скрежетавшего, словно ржавая пила, болели уши.
– …ортер? Мистер Портер? Рен, вы меня слышите?
Рен захрипел, и голова взорвалась болью.
– Св… свет! Уберите… свет.
Мучительный яркий свет стал слабее. Он услышал шаги, грохот которых отдавался в его голове. Вновь царапающий, скрежещущий звук шепота.
– Свяжитесь с мистером Каннингтоном! Рен Портер пришел в себя!
«Рен Портер. Меня зовут Рен Портер, и я пришел в себя».
Страдания разрывали каждую клеточку его тела. Только болью мозг реагировал на возникающий из небытия мир. От этой мучительной боли дрожь сотрясла его тело, и каждое сотрясение вызывало еще больше страданий, терзая его плоть.
Рен Портер пришел, в себя.
«Лучше бы я умер».


Филиппа опустилась на нижнюю ступеньку ведущей на второй этаж клуба лестницы и опустила лицо в ладони. Джеймс, так искренне осудивший коварство женщин, даже не подозревал, что разрывает сердце своего юного друга.
«Вот как себя чувствуешь, когда твое сердце разбито».
Самое ужасное то, что все это она сделала сама. Джеймс не причинил ей такой боли, какую она причинила ему. Она все погубила. Узнав о его тайной мечте, она по собственной глупости совершила непоправимое. Попыталась манипулировать им, и этого он ей не простит. Никогда еще она так сильно не любила Джеймса, но после того, что произошло, он ее не полюбит. Скорее возненавидит.
Забыв на мгновение о своем мужском обличье, о том, где она находится, Филиппа не сдержала слез. Она действительно потеряла Джеймса.
Слишком поздно Филиппа услышала мягкий щелчок замка и резко вскинула голову. Дверь.
Кто-то вошел с улицы. Скорее всего член этого странного клуба. Он наверняка удивится, что Филипп Уолтерс, гувернер мистера Каннингтона, плачет, сидя в темноте на ступеньках лестницы. Филиппа метнулась на второй этаж, чтобы укрыться в верхнем холле, и в этот самый момент в клуб вошел Коллиз Тремейн, за которым следовал Стаббс.
Филиппа вжалась в стену, моля Бога, чтобы ее не увидели. Как только они пройдут в гостиную, она проскользнет к парадной двери.
Мистер Тремейн отдал Стаббсу свою шляпу и перчатки.
– Джеймс здесь?
– Да, я здесь, Коллиз. – Поправляя кружевные манжеты, Джеймс вошел в вестибюль. Филиппе он показался восхитительным, но очень далеким.
Коллиз Тремейн усмехнулся:
– У меня есть для тебя новости, касающиеся некоей тициановской леди с медно-золотистыми волосами.
Филиппа похолодела. Неужели он говорит о ней? Коллиз бросил многозначительный взгляд в сторону Стаббса.
– Прошу нас извинить, Стаббс. – Джеймс кивнул в сторону лестницы. – Может, обсудим это здесь, Коллиз?
– Не буду вам мешать, господа, – сказал Стаббс. Дородный швейцар вернулся на свой пост.
Только тогда Джеймс дал волю своим чувствам. Едва за Стаббсрм закрылась дверь, он схватил Коллиза за плечо.
– Ты нашел ее?
– Не стоит так волноваться, сэр, К сожалению, успехи не столь велики. – Коллиз одернул сюртук. – Видишь ли, столь приметные локоны девушка должна прятать, но при нынешней моде невозможно постоянно ходить в капоре. Вероятно, она постаралась от них избавиться. В пабах Чипсайда я пустил слух, будто собираюсь купить длинные рыжие волосы для парика. И вчера вечером один изготовитель париков сообщил мне, что у него есть волосы, которые некая молодая леди продала ему неделю назад.
Ох, черт побери. Филиппа обомлела.
– Неделю назад? В тот самый день, когда она съехала с квартиры? – Джеймс потер подбородок.
– Она знала, что за ней следят, и решила изменить прическу.
– Есть еще кое-что, Джеймс. Она не просто остригла волосы, она их продала изготовителю париков.
Джеймс удивленно вскинув брови.
– Странно.
Филиппа сжалась, увидев недобрый блеск в глазах Джеймса. Ей не следовало продавать волосы, надо было выбросить их, на худой конец – спрятать. А Филиппа вместо этого оставила след, по которому ее можно найти.
Вот Джеймс ее и найдет.
Коллиз встретился с этим изготовителем париков. Тот запомнил девушку. Она остриглась почти наголо, что бывает достаточно редко, и выглядела просто ужасно, как отощавший мальчишка.
Коллиз задумался.
– Может, сейчас она сама носит парик, как ты считаешь?
Джеймс некоторое время метался по вестибюлю, потом резко повернулся.
– Неделю назад? Это точно?
– Да, А в чем дело?
Джеймс побелел от ярости, на скулах заходили тяжелые желваки, Филиппа поняла, что он ее вычислил.
– Поднимайся наверх и захвати Фишера, – бросил Джеймс. – А я найду экипаж.
– Куда мы едем?
Джеймс уже был возле парадной двери.
– Ко мне домой.
Филиппа побежала изо всей мочи. Только бежать было некуда. Длинный коридор и всего несколько выходящих в него дверей, ни одна из них не открылась, когда беглянка изо всех сил нажимала на ручки.
Она добежала до конца коридора. В этот момент на лестнице показалась темноволосая макушка Коллиза. В отчаянии она тщетно попыталась вытереть залитые слезами глаза и привалилась спиной к стене, обшитой деревянными панелями. Сейчас ее обнаружат.
Стена позади Филиппы подалась, и она куда-то провалилась.
Больно ударившись копчиком и прикусив язык, Филиппа неловко растянулась на пыльном ковре и увидела перед собой пару небольших изношенных ботинок.
Робби схватил ее за воротник и резко дернул назад.
– Втяни ноги! – прошипел он.
Филиппа машинально повиновалась. Робби вставил на место панель, закрыв Коллиза, который уже поднимался на площадку.
Поднявшись на колени. Филиппа огляделась. Она находилась в другом холле, точной копии первого, но более обветшалом и очень пыльном.
– Что ты здесь делаешь, Роб? Что это за место?
– Ищу тебя и Джеймса. – Подбоченившись, Робби сердито смотрел на нее. – А место это то самое, которое ты не должна видеть, – прошептал он раздраженно. – А ты увидела.
– Не понимаю, о чем ты говоришь?
– Ш-ш! Не бери в голову. Если я выведу тебя отсюда раньше, чем сам тебя увидит, возможно, они не убьют тебя.
– Кто они? Шпионы?
Ужас появился на лице Робби, он схватил ее за руку и потащил по пыльному коридору.
– Ты, черт возьми, этого не говорила, а я, черт возьми, этого не слышал.
– Не ругайся на английском, – одернула его Филиппа. Ее мозг лихорадочно работал.
Джеймс – британский шпион. Значит, и лорд Этеридж тоже. Она мысленно вспомнила тех людей, которых встретила за эти последние несколько дней. Коллиз Тремейн. Сэр Рейнз.
– Денни? – неожиданно произнесла она вслух.
Робби мотнул головой:
– Только не Денни.
Спохватившись, мальчишка хлопнул себе ладошкой по губам – ведь этим отрицанием он подтвердил принадлежность к шпионской когорте всех остальных.
– Приятно узнать, что будущее Англии не находится в руках Денни, – пробормотала Филиппа. Она запаниковала.
Они завернули за угол и вышли к крошечному окошку, расположенному довольно высоко. Зеркальное отражение коридора, в котором она соблазнила Джеймса. Вновь боль пронзила ее. О своем сердце она позаботится, когда ее жизнь будет вне опасности.
Они нырнули в кладовую, очень похожую на ту, в которой она провела ночь с Джеймсом. В этой комнатке было окно, и Робби, подбежав к нему, начал ловко открывать сложную на вид защелку. Мелькнула искра надежды, но тут же погасла.
Снаружи окно было забрано тяжелой, запертой на замок железной решеткой.
– Нам тут не выбраться, Робби.
Окно распахнулось внутрь. Мелькнула рука Робби, и решетка открылась, причем старый проржавевший замок так и остался запертым. Мальчишка с ловкостью обезьяны взобрался на подоконник и протянул ей руку.
– Давай!
Филиппа в испуге отшатнулась.
– Робби, сейчас же слезай, упадешь!
Он закатил глаза.
– Все «лжецы» пользуются этим ходом.
Филиппа шагнула к окну и посмотрела вниз. Там виднелся грязный узкий проход между домами, который тянулся позади клуба. Снаружи, под окном, фута на четыре ниже подоконника, шел узкий выступ, по всей видимости, опоясывавший особняк.
– А ты раньше когда-нибудь пользовался этим ходом, Робби?
– Вообще-то нет. Но я делал кое-что и почище, когда работал у трубочиста. А тут-то чего опасного! Джеймс иногда даже в дождь это делает.
Филиппа покачала головой.
– Значит, Джеймс. Прошу прощения, но в таком случае он просто ненормальный.
Бросив на нее взгляд, полный высокомерного пренебрежения, Робби свесил наружу ноги.
– Не будь девчонкой, Флип.
И прежде чем она успела его остановить, он скользнул, окончательно скрывшись из виду.
– Робби! – Она выглянула из окна и увидела макушку Робби. Он стоял на узком карнизе, но по растерянному выражению его лица девушка поняла, что он не знает, что делать дальше. Филиппа с облегчением вздохнула. – Робби, протяни мне руку.
Он упрямо покачал головой:
– Тебе меня не поднять. Я буду спускаться.
– Спускаться?
Насколько видела Филиппа, с этого выступа можно было только упасть.
– Они прыгают, – объяснил Робби, указывая на расположенное напротив здание с довольно широким карнизом вдоль стены, который вел к мощной железной лестнице, спускавшейся почти до самой земли.
– Господи, ну почему мы не можем выйти, как все нормальные люди? – спросила Филиппа.
– Шпионы не должны пользоваться одним и тем же путем. Им надо отрываться от слежки, – заговорщическим тоном прошептал Робби и судорожно сглотнул, видно было, что мальчик не в восторге от предстоящего прыжка.
Проход между домами был узким. Для длинноногого человека вроде Джеймса прыжок не составил бы труда, чего не скажешь о Робби.
– Нет, Робби, не надо. Я смогу тебя втащить, – сказала Филиппа, хотя не была в этом уверена. – Робби! Стой и не двигайся.
Я приведу Джеймса:
– Но тогда он тебя точно поймает!
– Мне все равно, милый. Я тебя люблю и не хочу, чтобы ты пострадал.
Робби удивленно посмотрел на нее. Ободренная Филиппа улыбнулась и вновь потянулась к нему.
– Возьмись за мою руку, Робби. Ты не должен повторять все, что делает Джеймс. Он взрослый мужчина, а ты маленький мальчик.
Ей не следовало этого говорить. Робби упрямо, по-каннингтонски вскинул подбородок и сделал первый шаг по карнизу. У Филиппы кровь застыла в жилах.
– Роберт Джеймс Каннингтон, не смей двигаться, слышишь?!
Она закинула ногу на подоконник. Трясущимися руками цепляясь за оконную раму, она оседлала широкий подоконник. Но даже сложившись почти пополам, не смогла дотянуться до ребенка.
– Пожалуйста, дорогой, подвинься ближе, – выдохнула Филиппа. – Прошу, возьмись за мою руку!
Однако Робби, несколько секунд опасно балансировавший на выступе, вдруг успокоился и, обретя уверенность, усмехнулся ей в ответ:
– Давай за мной, Флип. Если пойти в эту сторону, можно спуститься по трубе.
Филиппа обвела взглядом выступ и увидела водосточную трубу, закрепленную на здании. Тяжелая и черная, она выглядела ободряюще прочной, несмотря на слои ржавчины. Ну что ж, наверное, действительно по этой трубе можно спуститься, если, конечно, удастся добраться до нее, не свалившись с карниза.
Филиппа покачала головой.
– Робби, вернись.
– Но это же легко! Видишь?
Чувствуя себя совершенно уверенно – городской мальчишка в своей стихии, – Робби, прижимаясь к стене, двигался дальше. Он добрался до трубы и вытянул руку, намереваясь крепко за нее ухватиться.
– Смотри, как я это сделаю, Филипп. Смотри!
Но как только он коснулся проржавевшей жести, старая труба раскрошилась, оставив в его руке лишь горсть грязно-коричневой ржавчины. Робби качнулся, бросил на Филиппу полный ужаса взгляд и замахал руками в безнадежной попытке не рухнуть вниз.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100