Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 31 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 31

Несколько часов спустя сразу три вихря по имени Агата, Клара и Роуз закрутили Филиппу.
Ей долго мыли голову, восстанавливая цвет волос, и, посмотрев в зеркало, Филиппа с удовольствием обнаружила, что волосы стали почти такими же яркими, как раньше. Потом Клара немного подровняла ей волосы и уложила их. Прическа получилась несколько необычная, но вполне женственная, особенно после того, как Роуз украсила ее голубой шелковой лентой.
Филиппа стояла перед зеркалом у себя в комнате, любуясь великолепным нижним бельем, которое раздобыл для нее Баттон.
– Не знаю, смогу ли я это сделать, – сказала она, глядя в зеркало.
Клара оторвалась от своего занятия – она чистила щеткой чудесное платье из голубого шелка.
– Что именно, дорогая?
– Вновь стать Филиппой.
Она сама не знала, хочет ли этого. Филиппе не было дела до остального мира, она всегда хотела быть подле родителей и о большем не мечтала.
– Той девочки больше нет.
Филиппа сказала это самой себе, но Агата, Клара и даже Роуз поняли ее с полуслова.
– А вам и не нужно снова становиться той Филиппой, – подала голос Роуз.
– Да. – Клара улыбнулась. – Ты могла бы стать обновленной Филиппой.
Агата с удовлетворением кивнула:
– Ты права, Клара. Нашим отважным Флипом. Обновленной Филиппой. Женщиной, которая многое испытала, познала любовь и рассталась со своими девичьими грезами.
– Ода, – выдохнула Филиппа, с трудом сдерживая слезы. – Думаю, это я смогу.


Когда тем же вечером Джеймс вернулся в клуб, Стаббс сообщил ему, что Рен Портер исчез. Тяжелое чувство вины навалилось на Каннингтона.
– Сиделка сказала, что он попросил оставить его одного на большую часть дня, а когда зашла узнать, будет ли он ужинать, обнаружила, что Рен исчез и унес свои вещи.
– Но как он мог уйти? Наверняка кто-то помог ему.
– Миссис Нили говорит, что он чувствовал себя на удивление хорошо, хотя был еще довольно слаб, неважно видел и сильно хромая.
Джеймс потер лицо. Его друг, немощный и почти слепой, оказался один на один с Лондоном. Мысль о том, что может случиться с Реном, была невыносима.
– Общая тревога. Необходимо найти его во что бы то ни стало! Возможно, он не в себе.
Внутренний голос робко посоветовал ему поискать в Темзе. Некогда Рен был здоровым, крепким парнем, а значит, ему очень сложно будет примириться с собственной ущербностью. Зло мотнув головой, Джеймс заставил внутренний голос умолкнуть. Ни один из «лжецов» не пойдет по этому пути, пока есть возможность обратиться к своим собратьям.
«Молю тебя, Господи, пусть на моей совести не будет еще одной жизни!»
И именно сейчас освобождают женщину, по сути, убившую Рена. Она вернется в свой прекрасный дом и будет вновь плести свои грязные интриги и сеять новые смерти. Джеймс, едва сдерживая ярость, отвернулся от Стаббса, чтобы не выместить на нем свой гнев. Ничего не видя перед собой, он поднялся по лестнице и, дойдя до конца коридора, вошел в потайную дверь.
Остановившись в полной темноте, он услышал звуки, поразившие его.


Филиппа ошеломила беднягу Фиша своим превращением в женщину. Когда она появилась в шифровальной, молодой человек от изумления лишился дара речи и тут же ретировался, сославшись на то, что хочет показать ей новые документы, требующие расшифровки.
Филиппа со смущенной улыбкой наблюдала за тем, как он пятится из комнаты. Видимо, она не так уж плохо выглядит.
В ожидании Фишера Филиппа попыталась разложить по стопкам текущие материалы, ожидающие дешифровки. Цифровые шифры в одну стопку, буквенные – в другую. Занимаясь этой простой, недовольно интересной работой, она начала напевать старую восточную мелодию.
Услышав шаги, Филиппа повернулась, уверенная, что это Фиш.
– Как вы быстро. Я думала…
Но это был Джеймс. Он пристально смотрел на Филиппу, удивление, смешанное с яростью, полыхало в его глазах.
– Амила.
Мелодия, которую, она напевала, была той самой арабской песней, под которую танцевала Амила. У Филиппы перехватило дыхание, и она невольно попятилась. Облизнув пересохшие губы, Филиппа подняла руку.
– Джеймс…
Филиппа, Этуотер в голубом платье напевала мелодию Амилы.
Джеймс похолодел, потом его бросило в жар. Казалось, сердце его сейчас разорвется от гнева. Амила тоже оказалась обманом. Единственное приятное воспоминание последних дней омрачило осознание собственной глупости.
Эта порочная женщина отравила ему жизнь. Вошла в его дом под видом умного Филиппа, очаровала его друзей, его сына. Он провел с ней ночь, думая, что это Амила.
Филипп – Филиппа – Амила. В первый раз он увидел все лики этой подобной хамелеону женщины в одном лживом, предательском, но красивом лице, с которого на него смотрели большие изумрудно-зеленые глаза.
Он был отвратителен самому себе. Ослепленный одиночеством и желанием, погруженный в чувство собственной вины – какой удобной мишенью он оказался! Как, должно быть, она сейчас смеется над ним.
Он мысленно слышал ее смех. Видел внутренним взором ее смеющийся, горячий и жадный рот… Одним стремительным движением он настиг ее. С силой возбужденного жеребца он буквально вдавил ее в стену.
– Что за игру ты затеяла? – прошипел он. – Зачем преследуешь меня? Что тебе от меня нужно? Частица моей души? Тогда тебе придется встать в очередь!
Филиппа отчаянно замотала головой. Она задыхалась от боли и обиды и едва могла говорить.
– Нет… нет никакой игры! – воскликнула она. Джеймс взревел, навалившись на нее всем телом.
– Так, значит, это? Этого ты от меня хотела? – Он отпустил ее плечо и обхватил ладонью грудь, массируя ее и вытягивая сосок через шелковую ткань. – Этого я могу тебе дать сколько угодно. Это у меня получается лучше всего.
Слезы сожаления и гнева полились из глаз Филиппы. Не пытаясь их скрыть, она решительно отбросила его руку со своей груди.
– Прекрати! Ты ведь этого не хочешь, Джеймс!
– Нет? Тогда, возможно, я хочу сделать вот это!
Он грубо обхватил ее губы своими губами, не обращая внимания на ее отчаянные протесты.
В какой-то момент Филиппа поняла, что ее сопротивление лишь заставит его свернуть на ту дорогу, с которой обратного пути нет. Тогда она уступила своему сердцу и ответила на его поцелуй. Она целовала его, стараясь унять его боль и гнев, целовала, пытаясь компенсировать весь тот вред, который она, не желая, нанесла ему, и уничтожить то зло, которое причинила ему Лавиния. Она целовала того мужчину, который скрывался под этими страданиями и жестокостью, мужчину, которым он мог быть, но забыл об этом.
Его руки стали менее суровыми, теперь его хватка больше походила на объятие, чем на жесткий захват. Теперь он целовал ее с желанием, которое до сих пор скрывалось под его жестокостью, и на его желание она отвечала своим собственным.
Оторвавшись от губ, он припал к шее Филиппы.
– О Боже, – пробормотал он. – Мне необходимо…
– Да, – прошептала она и запрокинула голову. – Да, прошу тебя.
На этот раз его рука обхватила ее грудь с нежной настойчивостью, и она охотно подалась вперед, отвечая на его прикосновение. Этот мужчина принадлежал ей, ей одной, по крайней мере сейчас. Она желала его пылкости и его страсти. Желала его так же сильно, как он желал ее.
Жаркое томление охватило ее бедра, заставив возбужденно вздыбиться соски. Она прижалась к нему, и Джеймс горячими от нетерпения руками начал исследовать ее жаждущую плоть.
– Прикасайся… да… пожалуйста!
Сбивчивые и бессвязные слова, казалось, воспламенили его. Он спустил с ее плеч лиф платья, и ее руки оказались в ловушке коротких плотных рукавов. Но ее это мало волновало, поскольку это позволило его страстным губам прильнуть к ее ноющим соскам. Он склонился над ней, наслаждаясь ее телом, лаская ее, и эта сладкая пытка исторгла из его груди стон.
В тумане переполнявших ее чувств Филиппа осознала, что его руки скользнули по ее юбке до лодыжек и теперь скользят по ее икрам. Она не могла сказать ему «нет». К черту здравомыслие и благоразумие.
В его жаждущих сильных руках она была податлива как воск, и Джеймс благодарил Бога за это. Он рванул застежки на брюках, освобождая свою рвущуюся наружу плоть.
Филиппа скользнула на него, словно горячий влажный шелк, и он застонал, припав губами к ее шее. Ее стон словно пламя пронесся у его уха, и он мощным толчком вошел в нее, чтобы вновь услышать эту эротическую песню. Филиппа не была хрупким цветком. Она была гибкой и достаточно сильной, чтобы отвечать на каждый его глубокий толчок взлетом и падением своего тела.
– Иди ко мне, – пробормотала Филиппа.
Ее тяжелое дыхание слилось в едином ритме с его мощными толчками, и Джеймс с радостью последовал за ней, окунаясь в стремительный поток оргазма. На какой-то момент они стали единым целым, она принадлежала ему, и он больше не был одинок.
Обхватив друг друга, они долгие сладостные мгновения оставались в заоблачных высях, не в силах восстановить дыхание и вернуться в реальный мир.
Филиппа напряглась, ее пальцы, нежно ласкавшие его шею, замерли.
Джеймс тоже замер, хотя и не разомкнул объятий. Оторвавшись от ее сладких губ, он глубоко вздохнул, запрокинув голову.
– Вот так исчезает последний осколок чести, которой я так гордился когда-то, – произнес он. – Не думаю, что когда-нибудь ты сможешь простить меня. Да и я никогда себя не прощу.
Избегая ее взгляда, он осторожно отстранился, мягко опустив Филиппу на пол, и отвернулся, словно собираясь уйти, потом остановился.
– Могу я спросить – почему? Почему Филипп? Почему Амила? Почему именно я?
Филиппа торопливо подняла лиф платья.
– Ты знаешь, зачем мне нужно было выдать себя за Филиппа, – прошептала она. – Амила…
Он ждал, все еще не глядя на нее.
– Амила появилась, потому что я полюбила тебя.
Джеймс вздрогнул. Меньше всего он ожидал услышать эти слова и слегка повернул голову. Теперь она видела его профиль, хотя он по-прежнему избегал ее взгляда.
– Флип, ты не любишь меня. Ты даже не знаешь меня.
«Я знаю тебя». Филиппа сжала кулаки. Он не станет ее слушать.
В этот момент в сопровождении шефа вернулся Фишер. Далтон приветствовал ее и Джеймса с равной непринужденностью, хотя Филиппе вновь показалось, что эти серебристые глаза видят гораздо больше, чем она знает. Она исподтишка проверила, в порядке ли ее платье, и невозмутимо поднесла руку к волосам.
Внешне все выглядело вполне нормально, а то, что она ощущала внутри, было известно лишь ей одной.
Фишер и Далтон заговорили, продолжая обсуждать какой-то вопрос, и, воспользовавшись возникшей заминкой, Джеймс направился к двери. Однако Далтон не собирался его отпускать.
– Джеймс, думаю, тебе интересно будет взглянуть.
Джеймс повернулся к мужчинам, но Филиппа заметила, что он избегает смотреть им в глаза. Вначале Филиппа была рада, что на нее никто не обращает внимания, но когда увидела, что они изучают дневник ее отца, подошла поближе.
– Господа, этот дневник не зашифрован, – сказала Филиппа. – Я прочла его очень внимательно, но не увидела структур, свидетельствующих о наличии зашифрованного текста.
Фишер бормотал себе под нос, перекладывая пачки сообщений.
– Вот схема, которая неоднократно появляется в перехваченных письмах и сообщениях. Но я не смог определить тип используемого шифра.
Он подал стопку документов Филиппе. На первый взгляд казалось, что это несистематизированные личные письма, рецепты и от руки написанные списки. Но в некоторых повторениях однокоренных слов она обнаружила определенную систему.
– Откуда это?
– У нас ведь имеются разведчики и тайные агенты по всему…
– Фишер! – предостерегающе рявкнул Джеймс. – Следи за собой!
Далтон был более вежлив, но столь же категоричен:
– Мисс Этуотер нет необходимости знать источник нашей информации, Фишер. Будь любезен, ограничь свое красноречие пределами необходимого.
Значит, лорд Этеридж пока еще не полностью доверяет ей или ее отцу. Тревога, которая несколько поутихла за последние недели, вновь дала о себе знать. Если она не сможет найти способ доказать невиновность своего отца, эти люди убьют его и будут считать, что выполнили свой долг.
Фишер прикусил губу и покраснел, затем погрузился в изучение документов. Джеймс наконец позволил себе открыто посмотреть на Филиппу. Она была спокойна, но бледна и не сводила глаз с шефа шпионов.
Далтон кивнул Фишеру и взглянул на Джеймса.
– Каннингтон, я был бы вам весьма признателен, если бы вы поручили Фишеру продолжить заниматься этим вопросом, но с участием мисс Этуотер. Если появится какая-либо новая информация, тотчас поставьте меня в известность.
С этими словами он вышел. Джеймс подозревал, что он не единственный в этой комнате, кто вздохнул с облегчением, хотя был не в восторге от того, что ему приказали остаться в обществе Филиппы.
Фишер прочистил горло и почесал в затылке.
– Он цифровой, я знаю. Просто не могу распознать схему. Возможно, это простой переводной шифр. Надо только знать ключ.
Он поднял глаза и с почти комическим трагизмом во взгляде посмотрел на Филиппу. Джеймс скрестил руки на груди и сел на край письменного стола. Этот трагизм можно было бы назвать комическим, если не знать, сколько человек погибло и сколько еще может погибнуть, если Англия не узнает о планах Наполеона.
– Не знаю, смогу ли я вам помочь, Фишер, – сказала Филиппа. – Я не профессионал, мне просто нравилось разгадывать загадки, которые загадывал отец. О существовании дневника я узнала совсем недавно.
Джеймс внимательно всматривался в ее лицо, пытаясь понять, не лжет ли она. Однако не заметил ничего, кроме разочарования и усталости.
Впрочем, Филиппа мастерица лгать. Джеймс убедился в этом на собственном опыте.
Фишер хлопнул ладонью по столу.
– Но что-то же должно в этом быть! Иначе зачем было вашему отцу беспокоиться о том, чтобы дневник в целости и сохранности попал к мистеру Апкерку?
Филиппа подняла дневник в руках и провела кончиками пальцев по тисненому рисунку на его обложке.
– Полагаю, отец больше беспокоился о том, чтобы до Апкерка в целости и сохранности добралась я, – произнесла Филиппа.
Джеймс следил за движением ее пальцев, околдованный их изяществом. Его кожу все еще пощипывало от ее нежных прикосновений.
Джеймса бросило в жар, и он дернул жесткий накрахмаленный воротничок. От него не ускользнуло, что Филиппа заметила, как он исподтишка наблюдает за ней, и улыбнулась.
– Если ваш отец желал лишь вашей безопасности, значит, он утаил информацию, которая могла бы помочь Апкерку понять шифры французов. – Джеймс усмехнулся, увидев, как побледнела Филиппа. – Один-ноль.
Фишер попытался было протестовать, но Филиппа подняла руку.
– Нет, мистер Фишер. Мистеру Каннингтону необходимо излить свой гнев, так что некоторое время нам придется потерпеть.
Она встала, с жалостью посмотрев на Джеймса, обошла стол и склонилась над плечом Фишера. Джеймс отобрал у них тетрадь и захлопнул ее.
– Ничего здесь нет, Фиш. Этуотер и не рассчитывал, что мы взломаем его код. Я тебе постоянно это повторял. Теперь сам Наполеон владеет его душой.
– Нет! – В мгновение ока Филиппа обежала вокруг стола. – У вас нет оснований обвинять моего отца! Вы вообще его почти не знали!
– Я знаю людей подобного типа. Преданность делу или стране для них ничего не значит, их больше волнуют деньги или слава. Таких людей можно купить с помощью горсти золотых или…
– С помощью женщины? – Джеймс вздрогнул.
Филиппа покачала головой, ее злость исчезла.
– Не обвиняйте моего отца в своих ошибках, Джеймс. Уверена, у него и своих достаточно, но эта ошибка только ваша.
Джеймс швырнул дневник и, сжав кулаки, оперся на стол. Он возвышался над ней, подавляя ее, и все же у нее достало мужества смотреть ему прямо в глаза.
– Да, Джеймс?
Он первым отвел взгляд. Казалось, Филиппа видит его насквозь. Черт возьми! И зачем только он откровенничал с Филиппом Уолтерсом! Джеймс взглянул на свои кулаки, которыми, казалось, хотел раздавить тисненный на обложке дневника символ.
Филиппа, не сводившая с него глаз, тоже посмотрела на его руки.
– Это греческая буква. Фита. Некоторые называют ее…
– Божественной пропорцией, – пробормотал Джеймс. На мгновение он вновь оказался в кабинете отца в один из тех редких моментов, когда Джеймс Каннингтон-старший уделял внимание своему сыну. Ему даже казалось, что он чувствует шерсть ковра, которая щекочет его локти, когда он, лежа на полу и подперев руками подбородок, слушает, как отец, обладавший обширными познаниями в области математики, естествознания и философии, рассказывает ему о строении мира.
– Это доказательство священного плана, неопровержимое, научное математическое доказательство! Ключ от Вселенной, начиная от спирали раковины улитки и до структуры звезд. Золотое сечение! Осколок математики, который может рассказать тебе о пропорциях невообразимых вещей! – Отец нарисовал символ. Каждый штрих пера был медленным и благоговейным, словно отец проводил священный ритуал. – Фита.
Возглас Филиппы вырвал его из прошлого.
– Это известно не многим, – сказала Филиппа.
Джеймс провел пальцем по символу.
– У меня не было выбора. Отец был выдающимся математиком. К сожалению, я не унаследовал его таланта.
– Он первоклассный «лжец», – обратился Фишер к Филиппе. – Он мог бы стать взломщиком кодов после самого Этуотера.
Фишер бросил на Джеймса укоризненный взгляд.
– Пристально следи за Джеймсом Каннинттоном, – едва слышно пробормотала Филиппа. – Он ведь хотел, чтобы вы стали его учеником, не так ли?
Джеймс с неохотой кивнул:
– Полагаю, что так. Однако Саймон согласился со мной и определил меня в когорту лазутчиков.
Фишер фыркнул.
– Он скорее предпочтет разрушать и взрывать, чем ломать голову над загадками шифрования.
– Могу себе представить, – выразила соболезнование Филиппа.
Однако ее глаза говорили о другом. Они блестели, как изумруды, в свете камина, и Джеймс видел отблеск той силы, которая позволила молодой женщине в одиночку пересечь три страны и, переодевшись, проникнуть в дом возможного врага.
У них с Филиппой было много общего. Она ничего не боялась, готова была рисковать, на мгновение между ними возникла прежняя дружеская связь.
Но сейчас перед Джеймсом была женщина с короткими рыжими кудряшками. Она лгала ему так же, как Лавиния Уинчелл. Джеймс никогда больше к ней не прикоснется.
Он снова посмотрел на тетрадь.
– Фита. Почему он поместил эту букву на обложку своего дневника?
– Он часто говорил о ней, особенно после смерти моей матери. Он был убежден, что, поскольку эта литера является символом упорядоченности и целенаправленности Вселенной, она также доказывает, что мама продолжает жить на небесах и ждет, когда они воссоединятся.
– Я ни разу об этом не слышал! – возмутился Фишер. – Никто из моих учителей не потрудился мне это объяснить. Как будто они считали, что я не способен это понять.
– О нет, мистер Фишер. Все очень просто. Это соотношение, которое часто повторяется в природе. В лепестках цветов и даже в пропорциях человеческого тела. – Филиппа взяла карандаш и листок бумага. – Нужно начать с ноля и единицы.
Она быстро написала последовательность чисел. 0,1,1,2,3,5,8.
– Видите? Каждое число в последовательности представляет собой сумму двух предыдущих. Далее соотношение – фита – двух последовательных чисел всегда будет равно одной и шести десятым. Я выучила это еще в детстве. Ведь меня и назвали в честь этого! – Она рассмеялась. – Слава Богу, поскольку другим вариантом была Руперта.
– Назвали в честь этого? Фита. – Джеймс повернулся и посмотрел на нее. – Фита. Филиппа, – выдохнул он. – Ты и есть ключ!
Ее удивленный взгляд встретился с его взглядом, потом оба они повернулись и посмотрели на Фишера, который округлил глаза от удивления.
– Фита!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100