Читать онлайн Притворщик, автора - Брэдли Селеста, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Притворщик - Брэдли Селеста бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Притворщик - Брэдли Селеста - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Притворщик - Брэдли Селеста - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдли Селеста

Притворщик

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Саймон погрузился в фантазию тепла и греховного наслаждения. Это был его самый любимый сон. Он ощущал запах Агаты и чувствовал тепло ее уютного гнездышка там, где она прижалась к нему.
Он повернулся к ней и заключил ее в объятия. Ее нежные груди словно растаяли, прижавшись к его груди. Он нащупал губами ее губы, от которых пахло чаем и медом.
Потом Саймон перекатился на спину так, чтобы ее нежные бедра обхватили его. Ему хотелось погрузиться в нее скрыться в этом убежище нежности.
Его руки скользнули с ее талии ниже и обхватили соблазнительные ягодицы…
О Боже, он на самом деле держал их в руках!
Агата была слегка разочарована, когда почувствовала, что Саймон насторожился и его руки замерли на ее ягодицах.
– Агата, ты что здесь делаешь?
От возбуждения у нее заплетался язык, и это в момент, когда ей следовало попытаться убедить его в том, что они должны быть вместе. И тогда Агата чуть заметно раздвинула бедра таким образом, что его мощный ствол оказался перед ее промежностью.
– Нет…
Она остановила его протесты, закрыв ему рот поцелуем, и ее язык затеял сражение с его языком. Все его возражения вмиг исчезли. Саймон еще крепче схватил ее и так качнул бедрами, что она поняла: больше возражений с его стороны не последует.
И тут Агата решительно опустилась на него.
Волна дрожи прокатилась по ее телу, заставив судорожно ловить ртом воздух. Она инстинктивно приподнялась на коленях и снова опустилась на него. Ее охватило острое чувство наслаждения, и на этот раз Саймон громко застонал вместе с ней.
Подчиняясь побуждающим движениям его рук, Агата принялась подниматься и опускаться в ритме, который вскоре выровнялся и словно зажил собственной жизнью.
Ее тело неистовствовало, подстегиваемое первобытным влечением, а разум безмолвствовал под напором острых чувственных ощущений. Все ее сознание сосредоточилось там, где ощущалось великолепное трение. Она быстро поднималась, почти отрываясь от него, и потом медленно опускалась, смакуя каждый дюйм его плоти, пока он заполнял всю ее целиком, вызывая мучительно-сладостное жжение.
Подчиняясь нарастающему желанию, Агата ускорила темп, и Саймон, выкрикнув ее имя, выгнулся и глубоко погрузился в нее. Она тоже вскрикнула, достигнув высот наслаждения.
Наконец, овладев собой, Саймон ослабил хватку, надеясь лишь, что не оставил синяков на ее нежной коже, потому что в течение какого-то времени совершенно не контролировал свои действия.
Агата, лежа на нем, тяжело дышала, ухватившись руками за его плечи.
– Ш-ш, – успокаивающе прошептал Саймон, хотя сам никак не мог восстановить дыхание. Тело его все еще содрогалось после только что пережитого сильнейшего оргазма. – Все в полном порядке.
– Что… что это было?
Ее вопрос чуть не заставил его расхохотаться, но Саймон сдержался, не желая потешаться над ее невинностью.
Близилось утро, и серебристый свет начал проникать в комнату; это означало, что Агата идеально рассчитала время своей атаки. Саймон всегда был «жаворонком» и чувствовал себя утром значительно бодрее, чем вечером.
– Так обычно бывает после того, как люди занимаются любовью.
Агата приподняла голову.
– Такое случается с каждым?
– Ну-у, если честно, то… нет. – Саймон не лукавил, он и сам был ошеломлен силой своего оргазма.
Агата перекатилась на бок и лежала, повернувшись к нему лицом, ее нежный женский аромат, смешанный с запахом секса, сводил его с ума, а ее бессознательное бесстыдство было трогательным в своей невинности.
Несмотря на свое умение лгать, Агату следовало признать одной из самых честных женщин, каких он знал. Она не признавала никаких полутонов, никаких компромиссов.
– Я не могу обещать тебе светлого будущего…
– Я знаю, – прошептала она.
Он почувствовал, как ее губы прижались к его плечу. Она его успокаивала. Нервный спазм сжал ему горло.
– Дорогая, ты самое удивительное создание на свете. У меня не хватает слов, чтобы сказать, какая ты. – Он заметил, что гладит ее волосы, и хотел остановиться, но не стал этого делать. Господи, как же он устал сопротивляться, бороться со своим сердцем!
Саймон перекатился вместе с Агатой, и теперь она, лежа на спине, смотрела вверх на него.
– Я хочу быть с тобой столько времени, сколько нам будет отпущено, – серьезно сказал Саймон. – Когда наше время истечет, мы оба должны уйти.
Агата кивнула.
– И никаких слез – ни сейчас, ни потом. Ты сможешь это сделать? Сможешь ты отпустить меня, когда придет время?
– Да, потому что не могу конкурировать с ней, – покорно сказала она.
– С кем – с ней?
– С Англией.
– Но это вовсе не означает, что я люблю ее больше, чем тебя. К счастью, ты сильная и можешь обойтись без меня, а она не может.
Агата замерла, широко распахнув глаза.
– Ты любишь меня?
Он никогда не говорил ей этого, а если бы сказал, то, возможно, не смог бы отпустить ее…
– Любовь связана с большим риском, Агата.
– С тобой я ничем не рискую.
– Откуда тебе знать?
– Ты вернулся ко мне.
– Только для того, чтобы снова покинуть. Вот почему я чувствую себя таким подлецом.
– Но в тебе нет ничего подлого.
– Я всего лишь незаконнорожденный трубочист.
Тут Саймон рассказал ей все то, о чем раньше никому не рассказывал.
Мальчишкой он стал трубочистом, чтобы прокормиться, но платили ему очень мало, а в холодные ночи он бродил по улицам, пытаясь согреться.
Однажды вечером он забрел в богатый квартал, чтобы покопаться в мусорных баках, потом взобрался на крышу, надеясь погреться возле широкой дымовой трубы.
Согревшись, он уснул, но вскоре его разбудил шум. В соседнем доме происходило что-то странное.
Подобравшись ближе, Саймон понял, что кто-то собирается спуститься с крыши в третье слева окно верхнего этажа и выкрасть из детской спящего там малыша.
Сначала Саймон решил не вмешиваться, но потом подумал о маленьком мальчике, который сейчас в тепле, накормлен и доволен. Однако его жизнь может в одночасье перемениться. Саймон сполз с края крыши и перепрыгнул с карниза одного дома на карниз другого. Проникнув в окно комнаты, он увидел няню ребенка, которая спала неестественно крепко.
Пробравшись в детскую, Саймон разбудил малыша и тут заметил снаружи возле окна мужчину. Тогда он засунул ребенка в сундук и помчался по коридору с криком «Пожар! Пожар!». В результате он поднял на ноги весь дом, но сначала его истории никто не поверил, потому что когда открыли сундук, тот был пуст.
Все домочадцы собрались вокруг Саймона, угрожая ему, но тут напуганный малыш, покинув выбранное им взамен сундука укрытие, пробрался между их ногами, пытаясь получше спрятаться.
Потом донесся крик снаружи. Все бросились к окну и увидели мертвое тело лежавшего на тротуаре мужчины: должно быть, он поскользнулся на обледеневшем карнизе и свалился вниз.
Хозяин дома, на которого произвели впечатление смекалка и присутствие духа юного трубочиста, решил позаботиться о Саймоне и поместил его в школу, а когда Натаниел, мальчик, которого спас Саймон, отказался пойти по стопам отца, тот привлек Саймона к семейному бизнесу, точнее, к работе шпиона в Королевской разведывательной службе. Сначала он использовал Саймона в качестве курьера, а затем засекретил его деятельность.
В конце концов, Саймон занял его место как высококвалифицированный специалист, возглавляющий группу шпионов, именуемую «Клуб лжецов».
Агата слушала, затаив дыхание, а когда Саймон заговорил о своем наставнике, заметила:
– Ты любил его как отца, ведь так?
– Пожалуй. Я чувствовал одиночество после смерти матери. Но он меня не любил: для него я был инструментом, который он создал, оружием, нацеленным на врагов Англии. То, что происходило со мной, как с человеком, его мало интересовало.
– А теперь ты любишь своих «лжецов»…
– Возможно. Но мне не нравится, что они так дорого мне обошлись. Они стоили мне тебя, возможности жить с тобой и не бояться тебя. Ведь став моей женой, ты лишилась бы защиты.
– Разве меня не будет защищать Корона?
Саймон покачал головой.
– Мы, «лжецы», – как воздушные змеи: нам, как и им, обрезают веревочки, если мы вдруг залетаем туда, где бушует буря.
Агата перекатилась на живот и посмотрела ему в лицо.
– Хотелось бы мне стать одним из «лжецов».
Уголок его губ дрогнул в улыбке.
– Ты леди.
– Я женщина.
– В этом ты, черт возьми, абсолютно права. Но ты предназначена для лучшей жизни, чем та, которую я смог бы тебе предложить.
Агата фыркнула.
– Ты хочешь, чтобы я когда-нибудь стала такой, как леди Уинчелл, и устраивала бесконечные скучные вечеринки дли никчемных скучных людей? Окажи мне любезность, Саймон, не вмешивайся в мою личную жизнь. Если я когда-нибудь захочу выйти замуж, то сама сделаю свой выбор.
– Но ты выйдешь замуж, не так ли? Ты не должна оставаться одна; ты создана для того, чтобы тебя любили…
Мгновение помедлив, Агата тихо прошептала:
– Это, пожалуй, самое лучшее из всего, что мне когда-либо говорили.
Потом они некоторое время молча лежали, прислушиваясь к звукам пробуждающегося города. Слуги, наверное, к этому времени уже спустились вниз, и Агата подумала, что ей пора возвратиться в свою комнату. Однако она продолжала лежать, думая об их прошлом и о том, как случилось, что люди, принадлежащие к таким разным мирам, встретились здесь, на Кэрридж-сквер.
Кто они теперь друг другу? Любовники, для которых будущее – больная тема для разговора?
– Тебе пора, – услышала она.
– Да, пора.
– Еще один поцелуй…
Они осторожно, поцеловались, словно боясь разрушить хрупкое взаимопонимание, которое только что возникло между ними.
Потом Агата ушла, и Саймон остался один.


Утром за завтраком Саймон остро ощущал присутствие Агаты. Она сидела в конце стола, и он боялся посмотреть на нее, чтобы не выдать свое настойчивое желание схватить ее и унести в какое-нибудь недоступное для остальных место.
Джеймс появился с большим опозданием и, беспечно пробормотав «Доброе утро!», небрежно опустился на стул.
– Наконец-то встал, лежебока! – проворчал Саймон. – Ну и лентяй! Даже не верится, что я собирался передать тебе руководство клубом.
Джеймс в недоумении пожал плечами:
– Что я такого сделал?
– Вчера ты позволил ей выйти из дома.
– Но она ушла раньше, чем я проснулся…
– Потом Пирсон сказал мне, что она с тобой.
– Пирсон допустил неточность. Она выслеживала меня.
– Вы еще не забыли, что я здесь? – раздраженно воскликнула Агата, но Саймон даже не взглянул на нее.
– Не надо делать из мухи слона, Саймон, – взмолился Джеймс. – Фиблс следовал за ней по пятам.
Агата быстро повернулась к нему.
– Кто это – Фиблс?
– Всего лишь курьер, – хмыкнул Саймон.
Агата в смятении переводила взгляд с одного «лжеца» на другого.
– Вы хотите сказать, что кто-то следовал за мной?
Вместо того чтобы ответить ей, мужчины энергично продолжали перепалку и спорили до тех пор, пока в комнате не раздался пронзительный свист.
Когда спорщики удивленно уставились на нее, Агата, вынув изо рта два пальца, мило улыбнулась:
– Привет. Меня зовут Агата Каннингтон, и это мой дом. Если вам желательно делать вид, будто я не существую, то можете отправляться в другое место и там продолжить свою дискуссию. Вы меня хорошо поняли?
– Конечно, Агата.
– Извини, Агги.
– Благодарю вас. А теперь я желала бы знать, почему за мной следил какой-то Фиблс.
Джеймс пожал плечами:
– Это один из «лжецов», и ему дано задание следить за этим домом. Я думал, ты это знаешь.
– Откуда мне знать, если вы мне ничего не сказали? Саймон, может быть, есть еще что-то, о чем мне следует знать?
– Фиблс ведет наблюдение днем, а ночью его сменяет Курт.
– Курт – повар из клуба?
– Так ты брал ее с собой? – возмутился Джеймс.
Саймон некоторое время молчал, потом негромко произнес:
– Послушай, приятель, твоя сестра не только шла по моему следу до клуба, она без моего ведома проникла туда и даже уговорила Джекема дать ей работу и ключ от его офиса.
Джеймс недоверчиво посмотрел на сестру.
– Ты в самом дела это сделала?
– Да. – В голосе Агаты не слышалось ни малейших признаков раскаяния.
На лице Джеймса появилось выражение глубокого восхищения.
– Выходит, ты теперь наш новый агент! – Он наклонился ближе к Агате. – А что сделал Саймон?
– Он поцеловал меня.
Саймон закрыл лицо руками.
– Черт возьми, ну почему ты не лжешь, когда это следовало бы сделать?
Джеймс хмыкнул.
– Агги никогда не стала бы лгать мне, верно?
– За исключением тех случаев, когда у меня есть для этого веские основания, – заверила его Агата.
У Джеймса вдруг поубавилось уверенности в себе, и Саймон решил его спасти.
– Итак, сегодня мы еще раз рассмотрим каждый момент того вечера, когда тебя схватили.
Джеймс чуть не поперхнулся.
– Я думал, мы с этим покончили.
– Не совсем. Сегодня мы рассмотрим все с другой стороны.
Агата кивнула:
– Да-да, начинайте: я тоже хочу это послушать.
Саймон прищурился.
– Видишь ли, Агата, я не вижу необходимости в твоем присутствии при нашей беседе…
– Ты не думаешь, что от меня будет какая-нибудь польза, не так ли? – Агата положила салфетку на стол. – В таком случае я, пожалуй, приму предложение Далтона прокатиться с ним в экипаже. Он очень приятный собеседник, и экипаж у него закрытый, так что мне не нужно будет целый день носить эту тяжелую черную вуаль.
Саймон обреченно вздохнул.
– Что ж, возможно, твое мнение поможет нам найти вербное решение…
– Правильно! – с неожиданным энтузиазмом воскликнул Джеймс. – Твое мнение – это именно то, что нам нужно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Притворщик - Брэдли Селеста



Очень интересный роман, можно прочитать на досуге...
Притворщик - Брэдли СелестаМилена
26.07.2015, 20.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100