Читать онлайн Притворщик, автора - Брэдли Селеста, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Притворщик - Брэдли Селеста бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Притворщик - Брэдли Селеста - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Притворщик - Брэдли Селеста - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдли Селеста

Притворщик

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

– Я не понимаю, мадам. Костюм для леди-крупье в игорном заведении? Зачем вам понадобился такой костюм?
Агата вздохнула. Баттон явно испытывал ее терпение.
– Это… для домашнего театра. Будет разыгрываться одна шарада.
Глаза Баттона загорелись энтузиазмом. Очевидно, ей удалось нажать на нужный рычаг.
– Театр! Ах, мадам, я знаю, что вам нужно. Позвольте мне отправить записку моему другу. Знаете, я ведь сам начинал как костюмер в театре «Друри-Лейн», – скромно сообщил он. – Обычно об этом не говорят работодателю, но вам я могу довериться, мадам.
– Ну разумеется. – Агата вздохнула. Состав маленькой группы ее поклонников становился все более интересным: трубочист-вор-шпион, отпускающий шутки дворецкий, а теперь еще и помешанный на костюмах слуга. – Итак, мы договорились, Баттон. Теперь вся надежда на тебя.


Засидевшись за письменным столом, Саймон наконец потянулся и покрутил головой, чтобы размять затекшую шею.
Часы пробили девять. Неужели так поздно?
Черт возьми, Агата, наверное, к этому времени уже протоптала до дыр ковер, поджидая его. Как приятно чувствовать, что кто-то тебя ждет. Хотя, конечно, Агата задаст ему головомойку за его утреннюю выходку.
Подумав, что, наверное, ему следует как можно скорее подавить в себе это приятное ощущение, Саймон решил не ходить домой.
В этот поздний час Джекем вернее всего находится в игорном зале, наблюдая за тем, как клиенты просаживают свои денежки. Ну а он войдет в клуб прямо из офиса, вместо того чтобы вылезать в окно и идти по карнизу.
Бесшумно пройдя по узкому проходу до выхода возле камина, Саймон остановился и прислушался. Из-за стены не доносилось ни звука.
Приоткрыв проход примерно на дюйм, он замер на месте. В офисе Джекема горел свет, причем какой-то тусклый, мерцающий.
Свеча?
Но Джекем никогда не пользовался свечами, считая их неэкономными и пожароопасными. Тогда кто же находится в офисе Джекема?
Внезапно свеча погасла, и Саймон в мгновение ока выскользнул из щели и притаился, готовый действовать самым решительным образом.
Он надеялся услышать шорох или дыхание, которые подсказали бы ему, где находится человек, проникший в кабинет.
Через несколько секунд Саймон выпрямился. Кто бы это ни был, он его упустил.
Загадочный посетитель, видимо, погасил свечу при выходе, потому что запах воска сильнее всего ощущался возле двери.
И тут он распознал еще один запах. Цветочный аромат с добавлением лимона. Аромат, который был ему очень хорошо знаком.
Агата?
Выскользнув из комнаты, Саймон двинулся по коридору в помещение, отведенное для «лжецов», где и осуществлялась настоящая работа.
Разумеется, Агаты там не было, но ее аромат ощущался среди табачного дыма, и одобрительные улыбки на физиономиях его «лжецов» тоже появились неспроста.
«Ищите женщину». Очень верно сказано. Но как она сюда проникла?
Саймон пошел дальше и оказался на кухне, где с изумлением увидел глупую ухмылку на физиономии повара, который лучше всех в Англии владел таким грозным холодным оружием, как нож.
Неужели она очаровала Курта?
Боже милосердный, может, она сумасшедшая?
Прежде чем войти в игорный зал, Саймон на мгновение остановился. Не желая, чтобы его узнали, он прежде никогда там не появлялся, а сейчас это было вдвойне опасно, потому что некоторые молодые люди, принадлежавшие к самым привилегированным слоям общества, являлись завсегдатаями клуба и в то же время бывали там, где бывал он, выступая в ролях Мортимера и Этельберта.
Ну что ж, Этельберт так Этельберт. Саймон поправил пиджак и, лихо сдвинув набок шляпу, вышел из дверей кухни.
К счастью, его появления никто даже не заметил, поскольку все присутствующие сгрудились вокруг стола, за которым играли в двадцать одно. Разумеется, столько человек сразу не могли участвовать в игре, и это значило, что либо кому-то потрясающе везет, либо всеобщее внимание привлекает нечто другое.
Саймон быстро подошел к двери и протянул шляпу Стаббсу.
– Мистер Рей…
– Эпплкуист, Стаббс. Эпплкуист. Где она?
– Вы о мисс Берт?
– О ком?
– Нелли Берт, наш новый крупье. Разве мистер Джекем вам не сказал? Неплохая мысль, не так ли? Женщина-крупье – это не хуже проституток, особенно если она выглядит как эта.
Нелли Берт? Саймон тут же вспомнил, что так зовут служанку Агаты. По крайней мере у этой ненормальной хватило здравого смысла, чтобы назваться вымышленным именем.
И все же она очень сильно рисковала. В зале присутствовали некоторые из тех мужчин, с которыми она не раз ужинала, танцевала, и наверняка кто-нибудь из них запомнил ее.
Саймон протиснулся сквозь толпу поближе к столу. Высокий рост позволил ему без особого труда видеть все происходящее.
За столом накрашенная, одетая в вызывающе открытое шелковое платье дама флиртовала с тридцатью мужчинами одновременно, и Саймону оставалось лишь подождать, когда она поднимет взгляд.
Вот она наклонилась к игроку, который выигрывал, улыбнулась ему и небрежно провела краем колоды вдоль горла.
Мужчина чуть не упал лицом на ее великолепный бюст, с которого давно не спускал похотливого взгляда, и Саймон с трудом подавил желание стукнуть наглеца по затылку. В то же время он заметил, как Агата вытащила карту снизу колоды.
Ну конечно, она жульничала! Странно, что это его не удивило.
Тут она заметила его и едва заметно вздрогнула. Хотя под слоем грима было трудно что-нибудь разглядеть, но Саймону показалось, что Агата побледнела. Что ж, ей есть чего опасаться, потому что такой холодной ярости он, кажется, не испытывал никогда в жизни.
И тут она самым бессовестным образом подмигнула ему, после чего продолжила игру.
– Ага, сэр! – негромко воскликнул, останавливаясь рядом с ним, Джекем. – Вижу, вы оценили наше новое сокровище… Не желаете ли сыграть?
Джекем вел себя очень осторожно, он еще никогда не видел, чтобы Саймон выходил в игорный зал, и, судя по всему, не знал, как следует отнестись к этому.
– Меня зовут Этельберт Эпплкуист, старина, – с нарочитой медлительностью произнес Саймон, не спуская глаз с Агаты. – А она забавная. Где ты ее нашел?
– Сама пришла днем, сразу же после… то есть почти в одно время с нашим благодетелем. Швейцар пришел ко мне и сказал, что она может предложить нам готовый номер.
Черт возьми, он снова недооценил ее. Как видно, это она следила за ним.
– А что леди делала в твоем офисе? – стараясь говорить по возможности тихо, спросил Саймон.
– Один игрок согнул карту, и она ходила туда за свежей колодой карт.
На этот раз Саймон даже не мог отчитать Джекема за легковерие, потому что сам не раз подпадал под чары Агаты.
Джекем продолжал смотреть на новую диву с дурацкой улыбкой, как будто не мог решить, то ли погладить ее по головке, то ли снять на ночь. Итак, все они стали жертвами ее обаяния – Джекем, Стаббс, Курт…
Саймону очень хотелось выволочь плутовку из клуба за волосы и сбросить в реку, но его люди, наверное, повесили бы его раньше, чем он успеет это сделать.
Ладно. Армия защитников не всегда будет рядом с ней. Рано или поздно они останутся один на один, и тогда…
Тогда он заставит ее пожалеть об этом маленьком приключении.


После того как Саймон подошел к ее столу, время то медленно тянулось, то пролетало незаметно. Выражение его лица было почти устрашающим, пока она не решила, что он просто поддразнивает ее; по крайней мере, она надеялась, что это так. Да и с чего бы ему на нее злиться: она всего-навсего выслеживала его и преуспела в этом.
Слишком поздно она вспомнила, как однажды, много лет назад, отреагировал на слежку Джейми. Она следовала за ним до его тайного убежища в кроне огромного дерева у ручья, однако, когда она, хихикая и поддразнивая его, обнаружила себя, он пришел в ярость и злился на нее несколько недель.
Видимо, главная привлекательность секретного убежища заключается именно в секретности, но вся его прелесть исчезает, если о нем знает кто-нибудь еще и тебя в любое время можно найти там.
То же самое было и с руинами, которые навсегда потеряли для нее свою привлекательность, потому что там побывал Реджинальд.
Однако Саймон не ребенок, и это не тайный замок. Сюда ежедневно приходит множество людей. Едва ли такое место можно считать тайным убежищем.
Или она не права?
Наконец зал покинули последние игроки, и Джекем принялся радостно подсчитывать выручку заведения. Очевидно, честно заработанные деньги не доставляли ему такого удовольствия, как то, что добыто путем жульничества.
Агата чувствовала себя измотанной донельзя. От постоянной улыбки у нее болели мышцы лица, а косточки корсета, этого орудия пыток, в которое зашнуровал ее Баттон, глубоко врезались в тело. Ей очень хотелось уйти, но Джекем сказал, что с ней желает поговорить главный босс.
Ну что ж, она тоже хотела бы с ним поговорить.
Агата подошла к сцене. Стаббс уже успел описать ей, как выглядит номер со змеей, и теперь она могла представить себе полуодетую женщину, танцующую с гигантским удавом, обвивающим ее протянутые руки словно живая гирлянда. Интересно, смогла бы она сделать такое?
Агата задумалась, постукивая пальцем по губам, и в это время к ней подошел Саймон.
Быстро взглянув на него через плечо, она вновь повернулась к сцене.
– Думаю, змея была очень большая…
– О да, – спокойно согласился Саймон. – Не менее десяти футов длиной. Бедная женщина с трудом ее поднимала. – Он улыбнулся, словно вспомнив что-то, и Агате захотелось как следует стукнуть его. – Там было на что посмотреть.
– А вот мне не довелось увидеть этот номер. – Агата почувствовала, что начинает злиться, и постаралась взять себя в руки.
– Да, это зрелище было почти таким же захватывающим, как и то, которое ты устроила сегодня. Скажи, тебе ни разу не приходило в голову, что тебя могут опознать как вдову Эпплкуист?
– Даже тебе это удалось с трудом, хотя ты видел значительно большую часть меня, чем они. – Агата высоко вскинула подбородок. – Зато я теперь знаю, что у тебя есть еще секрет.
– Признаю, ты очень хорошо ведешь наружное наблюдение.
– Ах, Саймон, неужели ты всерьез думал, что смена плаща тебе поможет? Этот трюк никому не удавалось проделать со мной с тех пор, как мне исполнилось шесть лет. Я знаю, что следить надо за человеком, а не за одеждой.
– Что-то ты рано начала свое нетрадиционное образование.
– Как и ты, трубочист-шпион. А теперь еще и управляющий игорным притоном.
– Лучше называй меня владельцем: Джекем управляет заведением от моего имени. К тому же это вовсе не игорный притон, а клуб для джентльменов.
– Ну да, конечно, «Клуб лжецов». Судя по названию, все мужчины могут считаться его членами.
– Не все так просто. Некоторые женщины тоже могли бы стать его членами.
Почувствовав нарастающую напряженность, Агата решила, что пора сменить тему:
– Не опасно ли в твоем положении шутить шутки с законом?
Саймон пожал плечами и вдруг неожиданно усмехнулся:
– В картах и в алкоголе нет ничего противозаконного… Как и в танцах со змеями.
Агата задумчиво взглянула на него.
– Все женщины рано или поздно танцуют со змеями, не так ли?
– Извини, что без спросу вторглась в маленький шпионский клуб, но мне и в голову не приходило, что ты, как ребенок, обожаешь всякие тайны.
Тут Саймон окончательно потерял контроль над собой и, схватив Агату за плечи, притянул ее к себе.
– С тобой не соскучишься! Ты не подчиняешься приказаниям и пренебрегаешь мерами безопасности, шляешься по лондонским улицам одна, одетая как куртизанка, и демонстрируешь себя перед тридцатью мужчинами, которые в любой момент могут тебя узнать; а еще ты, рискуя головой, показываешь фокусы и думаешь, что все сойдет тебе с рук.
– Ах… ты об этом, – пробормотала она.
– Да, именно об этом! Кем, черт возьми, ты себя возомнила?
Агата приподняла бровь.
– Не смей говорить со мной таким тоном, Саймон Рейн! Я женщина самостоятельная, запомни это.
– Безмозглая маньячка!
– Сам такой. И запомни, ты не имеешь права командовать мной: ты мне не муж, не брат и не отец. Ты даже не любовник и сам ясно дал мне это понять прошлой ночью!
Тут Саймон почувствовал, что у него больше нет сил выносить все это: он решительно шагнул к ней и заставил ее замолчать, закрыв ей рот поцелуем.
Губы Агаты были нежными, горячими, именно такими, какие ему всегда хотелось целовать. Она страстно отреагировала на его призыв и крепко прижалась к нему, но ему этого было мало.
Не выпуская ее из рук, Саймон сделал вместе с ней несколько шагов и подвел ее к бильярду, а потом, подхватив руками за ягодицы, посадил на краешек стола.
Теперь Агата находилась на достаточной высоте, чтобы можно было нырнуть головой вперед в ее бюст именно так, как целый вечер до смерти хотелось сделать всем мужчинам, находящимся в клубе.
Ее шея, плечи, открытая взгляду верхняя часть груди сводили его с ума своей нежностью. Она была фантастическим созданием – упрямство в шелковой оболочке, – и он не мог насытиться ее видом.
И тут, как нельзя кстати, появился Джекем.
– А-а, вот ты где! Я ведь предупреждал: никакой проституции в помещении клуба! – прорычал он.
Саймон испуганно оторвался от Агаты.
– О, извините, сэр, я не заметил, что это вы… – Джекем стремительно повернулся и не менее стремительно удалился. При этом выражение его лица могло соперничать лишь с выражением крайнего неодобрения на лице Пирсона.
Агата насмешливо посмотрела на Саймона.
– Итак, на чем мы остановились?
Однако на этот раз ее ждало разочарование: подходящий момент был упущен. Собрав остатки самоконтроля, Саймон отступил подальше от соблазна.
– Извини, я вел себя непростительно самоуверенно.
– Но, Саймон, у меня вызывает протест только то, что ты перестал меня целовать, – в отчаянии сказала Агата, но Саймон уже не слушал ее. Подняв Агату со стола, он поставил ее на ноги и поправил вырез платья с равнодушием медицинской сестры. Потом он направился к выходу, взял ее накидку и велел Стаббсу подозвать наемный экипаж.
В столь поздний час улицы были почти пустынны и они без задержек доехали до дома; там Саймон помог своей спутнице выйти из экипажа и молча проводил ее до двери.
Пирсон, принимая их верхнюю одежду, не сказал ни слова, но Агата заметила сочувствие в его проницательном взгляде.
– Смой краску с лица и ложись спать.
– Но… Нельзя ли нам сначала поговорить?
– Нам вообще не следует говорить об этом. Забудь обо всем, что случилось.
Обо всем, что случилось? Но о чем именно? О том, что он взял у нее все, а взамен не дал ничего? Разве он не должен позволить ей ощутить настоящую радость от их близости?
Саймон крепче сжал челюсти. Черт возьми! Снова он думает о ней, и от этого путаются мысли.
Агата, прищурившись, взглянула на него.
– По-моему, ты просто трус, Саймон Рейн; ты, но не я. И я еще не закончила.
– Ошибаешься. – Он величественным жестом указал на лестницу. – Поднимайся сию же минуту. Я буду начеку, так что не вздумай ночью прокрасться ко мне в комнату.
Наконец Агата молча начала взбираться по ступеням, и Саймон со вздохом облегчения направился в гостиную.
Разведя огонь в камине, он уселся в кресло и стал мрачно смотреть на пляшущие языки пламени. Наверное, он и впрямь презренный трус, потому что сейчас ему хотелось лишь одного: последовать за ней вверх по лестнице и опуститься рядом с ней на кровать.


В предрассветный час в комнате Агаты было очень холодно, потому что она оставила окна широко раскрытыми, надеясь, что башенные часы разбудят ее вовремя.
Дрожа от холода, она надела халатик: должно быть, Нелли возвратила его на место, найдя в комнате Саймона. Интересно, что думают о них слуги? В доме то появляется близнец хозяина, то среди ночи возвращается домой какой-то загадочный брат…
Наверное, они считают все это каким-то безумным обманом. Агата лишь надеялась, что никто из них не станет высказывать свои сомнения вслух.
Когда она снова шла по коридору, никого из слуг не было видно. Света тоже не было, но Агата уверенно двигалась в темноте. Пусть Саймон считает ее импульсивной, но она еще за день до того, как начать свои ночные маневры, заранее приняла меры, чтобы очистить коридор от любых препятствий, смазала маслом петли на дверях комнаты Саймона и повесила, запасной халатик в шкафу возле его двери, поскольку бежать по коридору голой, как это уже было однажды, ей совсем, не улыбалось.
Саймон накануне лег поздно и, наверное, сейчас крепко спит. Более удобного случая ей, пожалуй, не представится.
В комнате Саймона было так же темно, как и в коридоре, но Агата заранее, воспользовавшись моментом, когда Баттон готовил для нее костюм, успела сосчитать, сколько шагов от двери до кровати.
Считая про себя, Агата остановилась в тот момент, когда ее щиколотки коснулись края кровати, потом медленно, точно рассчитанными движениями сбросила халатик на пол и приподняла покрывало.
Осторожно преодолевая дюйм за дюймом, она забралась под одеяло. Совсем близко слышалось дыхание Саймона. Она лишь надеялась, что ноги у нее не слишком холодные и она его не разбудит до того, как достигнет своей цели.
Браво. Пока что все шло как по маслу. Его тело пылало рядом с ее охлажденной воздухом кожей, и она на мгновение затаила дыхание, позволяя себе согреться.
Потом она сделала свой первый ход и очень медленно провела кончиками пальцев от его запястья до локтя. Кожа на внутренней стороне руки была нежной, гладкой, но совсем не такой, как у нее.
Прикосновение к нему было словно чем-то совсем новым. Возможно, это объяснялось тем, что все происходило в темноте, и чувства Агаты сосредотачивались на этом прикосновении, не отвлекаясь ни на что другое. А может быть, дело в том, что он спал и не наблюдал за каждым ее движением голодным взглядом, как это было в первый раз.
Поскольку Саймон продолжать спать, Агата осмелела и принялась обследовать рукой возвышенности и равнины, которые образовывала мускулатура плеч и груди.
Мышцы Саймона были очень твердые, совсем не такие, как у нее.
Чувствуя тепло его тела, она осторожно придвинулась ближе и, положив голову ему на плечо, прижала ладонь к жестким волосам, росшим на груди между сосками.
Ее сердце гулко забилось в радостном предвкушении. В том, что она гладила его, когда он об этом не подозревал, было что-то возбуждающе запретное, эротичное.
Раньше Агата не вполне понимала смысл этого слова, но этот танец ласк и темноты был, несомненно, эротическим. Она не осмеливалась зажечь свечу, и ей не хотелось останавливаться, поэтому она вновь вспомнила о неизгладимых впечатлениях их первой встречи.
В тот день Саймон готовился принять ванну и казался образцом мужской красоты, от которой у нее дух захватывало.
Теперь она знала душу Саймона, его силу и самоотверженность, прошлую боль и стоическое одиночество. По правде говоря, для такого человека, как он, ослепительно красивая внешность была единственной подходящей упаковкой.
Агата положила ногу на его ногу и под своим коленом ощутила твердую напряженную плоть. Она закусила губу, и ее рука скользнула вниз по его животу, а потом спустилась до густой заросли пружинистых волос.
Силы небесные! Вот уж поистине интригующая территория. Она немного помедлила. Следует ли ей взять его в руку? Агата ничего не знала о мужском половом органе, несмотря на недавнее интимное знакомство с органом Саймона. Интересно, что бы он хотел, чтобы она сделала?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Притворщик - Брэдли Селеста



Очень интересный роман, можно прочитать на досуге...
Притворщик - Брэдли СелестаМилена
26.07.2015, 20.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100