Читать онлайн Притворщик, автора - Брэдли Селеста, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Притворщик - Брэдли Селеста бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Притворщик - Брэдли Селеста - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Притворщик - Брэдли Селеста - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдли Селеста

Притворщик

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Рынок оправдал самые смелые ожидания Агаты: столько людей и такое количество самых разнообразных товаров она никогда не видела.
Огромная площадь, разделенная рядами прилавков, на которых располагались всевозможные фрукты и овощи, напоминала настоящий лабиринт, где горы фруктов и овощей перемежались с нежным товаром продавцов цветов и галантерейщиков.
Саймон, не торгуясь, купил букетик фиалок у какой-то оборванки, которая стояла у входа в церковь. У Агаты затрепетало сердце, когда он повернулся и с учтивым поклоном протянул ей цветы.
Уходя, она оглянулась и увидела, как женщина, сжимая монетки в руке, смотрит им вслед с таким видом, словно Саймой спас ее жизнь; судя по числу худеньких детишек, цепляющихся за юбки торговки, так оно и было.
Щедрый вор. Как это похоже на Саймона. Вот он снова остановился, и Агата, проследив за направлением его взгляда, увидела измазанного сажей мальчугана, который, сидя на земле, дремал, сжимая в руке огрызок яблока.
– Что? – тихо спросила она. – Что ты там увидел?
– Себя. – Саймон сказал это очень тихо, так что она его едва расслышала.
Агата снова взглянула на мальчика, на его щетки и тряпки, которые он обхватил ногами, чтобы их не украли, пока он дремлет.
– Значит, ты действительно трубочист?
– Был трубочистом. – Саймон тряхнул головой, пытаясь прогнать воспоминания. – Теперь я вырос и больше не подхожу для этой роли.
– Это очень трудная работа?
Саймон лишь пожал плечами, и Агата, наклонившись к мальчику, осторожно прикоснулась к его плечу.
Паренек поморгал и смущенно уставился на нее.
Не думая о том, что может испачкать перчатки, Агата взяла его руку и вложила в нее сложенные бумажки. Очевидно, это были фунтовые банкноты, потому что мальчуган сначала недоверчиво вытаращил глаза, а потом взглянул на Агату почти с благоговением.
Улыбнувшись маленькому трубочисту, Агата подошла к Саймону.
– Может быть, купим что-нибудь? При виде всего этого изобилия у меня разыгрался аппетит.
Саймон остановил ее, взяв за руку.
– Сначала скажи, почему ты это сделала?
– Потому что, взглянув на него, я увидела тебя…
Вскоре Агата уже оживленно торговалась с продавцом, как будто не отдала только что знакомому мальчишке в десять раз большую сумму.
Пока они шли по рынку, Агата высказывала свои замечания о таких вещах, которые Саймон перестал замечать много лет назад. Потом он купил ей у пасечника немного сотового меда, и Агата поделилась медом с ним.
У нее вкус меда вызвал воспоминания об Эпплби, о летних днях в саду, о яблоневом меде и о том, как она каждое утро намазывала мед на кусочек поджаренного хлеба. К несчастью, сейчас она меньше всего хотела бы вернуться домой, где ее не ждало ничего хорошего. В Лондоне же ей еще предстояло так много всего увидеть, пережить, и к тому же здесь был тот, с кем ей уж точно никак не хотелось бы расставаться.
Саймон не был на рынке очень давно, и хотя здесь почти все осталось таким же, как всегда – те же звуки, запахи, знакомые с детства, – он не встретил ни одного знакомого лица. Ну что ж, ведь прошло двадцать лет, а жизнь уличного торговца коротка и тяжела.
Теперь он чувствовал себя внутренне свободным, как будто больше никто и нигде ничего от него не ожидал.
Это давало ему возможность сосредоточиться на ближайшей цели и выяснить наконец, кем же является на самом деле его новая знакомая.
– Расскажи мне, где ты росла, Агата.
– Хорошо, но только если ты расскажешь, как стал вором. – Она улыбнулась. – Ты расскажешь мне свою историю, а я – свою. – Агата протянула руку, чтобы скрепить сделку.
Саймон на мгновение задумался.
– Ладно, идет. – Он крепко пожал ее руку. – Итак, я начинаю. Однажды я спас сына одного богатого человека от похищения, и он отблагодарил меня, обучив всему, что знал сам о замках и сейфах.
– Это ты называешь благодарностью? – с сомнением уточнила Агата.
– Для парнишки, который, чтобы не умереть с голоду, целыми днями лазает по трубам, а ночью спит где-нибудь в грязном переулке, все представлялось именно так.
– А твоя мать?
Саймон поморщился, затем вздохнул.
– К тому времени у меня больше не было матери.
Нежная рука Агаты сжала его ладонь.
– Мне так жаль… Я тоже потеряла мать, когда была совсем маленькой.
– Но моя мать тогда еще была жива. Уверен, она надеялась, что настанет день, когда ей не придется больше продавать себя для того, чтобы выжить.
Агата пристально вгляделась в его лицо.
– А твой отец?
– Ты хочешь узнать, кто он? Мне бы тоже хотелось это узнать. Мальчишкой я представлял себе разных мужчин на месте своего отца: джентльменов, лордов, даже самого короля. Увы, мать обычно имела дело только со всяким сбродом из низов: с крысоловами, старьевщиками и тому подобными типами. Вероятнее всего, одному из них я и обязан своим рождением.
– Но…
– Э нет, теперь твоя очередь, – бесцеремонно прервал Саймон свою собеседницу.
– Ладно. – Агата кивнула, потом еще некоторое время шла рядом с ним. – Я всю жизнь прожила в деревне, пока не приехала в Лондон в поисках Джейми. У нас очень красивые места, особенно весной, когда от аромата цветущих яблонь можно опьянеть. Потом, когда перед началом лета лепестки цветов опадают, наступает несколько волшебных дней и кругом падает цветочный снег. Тебе, возможно, это кажется глупым, но так оно и есть. В детстве я обычно собирала лепестки в кучу, как собирают осенью опавшие листья, – Агата улыбнулась, воспоминая, – и эта куча была достаточной для того, чтобы маленькая девочка могла зарыться с головой в розовый снег.
Саймон представил себе крошечную пухленькую Агату, прыгающую в цветы, и эта картина его очаровала.
– Ты всегда была такой?
– Какой?
– Ну-у, резвилась на воле в свое удовольствие?
Агата кивнула:
– Да, до поры до времени. А потом, когда я поняла, что это совсем не безопасно, я стала держаться ближе к дому.
– Почему ты почувствовала опасность?
– В этом виноват Мерзкий Реджи, сын соседнего землевладельца. Теперь этот отвратительный мальчишка стал отвратительным мужчиной. – Агата некоторое время шла молча. – Однажды он застал меня одну – мне тогда было не больше одиннадцати лет, а ему около семнадцати.
Саймону было больно это слышать: ему хотелось, чтобы жизнь маленькой девочки, которую он себе представил, состояла только из яблоневого цвета.
– Как ты сказал, я резвилась на воле, целые дни проводила в саду и купалась в ручье в одних панталонах, – Агата перешла почти на шепот, – вот и не заметила, что он наблюдает за мной. Я была еще совсем маленькой, но казалась старше, моя фигура вполне сформировалась.
– А этот тип знал, сколько тебе на самом деле лет?
– Конечно! – Агата кивнула. – Однажды он поймал меня в руинах старого помещичьего дома, набросился на меня, повалял на землю, а потом разорвал лиф моего платья… Реджи был намного сильнее меня, и я не могла ничего сделать. Потом он принялся… трогать меня. – Агата стала нервно засовывать только что купленный ею пакетик с инжиром в ридикюль, а когда она снова взглянула на Саймона, лицо ее побледнело, хотя и казалось спокойным. – Видимо, это продолжалось всего несколько мгновений, но мне показалось, что прошло несколько часов. Думаю, Реджи на этом не остановился бы, но его напугали мои крики. Если захочу, я умею кричать очень громко, а Реджи всегда был трусом.
Она помолчала.
– После этого я больше никогда не чувствовала себя в полной безопасности, и только с тех пор, как приехала в Лондон, мне стало немного легче. – Агата сделала глубокий вдох. – Мерзость бродит по земле. И когда эта мерзость прикоснется к вам, она вас меняет, вы утрачиваете что-то драгоценное. Если вы сильны духом, то можете в результате стать мудрее, но в большинстве случаев вы просто проигрываете.
В душе Саймона шевельнулось что-то очень похожее на благодарность. Агата словно читала страницы из его прошлого. Впервые в жизни он встретил женщину, которая не боялась высказать все, что накипело у нее на душе, и это как будто была и его душа тоже.
Агате все еще не верилось, что она рассказала Саймону о Мерзком Реджи; страшно подумать, но ведь кто-нибудь мог подслушать их разговор!
Однако Саймона она не опасалась и от его близости не чувствовала никакого неудобства.
– Не пора ли нам домой, Агата? – раздалось у ее уха, и она вздрогнула, но тут же заставила себя улыбнуться.
– А может, нам пора поговорить о нашем плане?
Саймон взял ее за руку, и когда их пальцы сошлись, Агате стало жарко.
– Хорошо, но давай обсудим наш план немного позже.


На следующее утро, когда они, сидя в Голубой гостиной, обсуждали план, Саймон понял, во что именно он позволил вовлечь себя. Агата обладала стратегическими способностями, которым могли бы позавидовать некоторые генералы, и имела более чем достаточно энергии, чтобы провести свои идеи в жизнь; сидя на полу рядом с кучей приглашений и его излюбленным креслом, в котором он расположился, она, держа на коленях календарь, что-то писала в записной книжке, содержащей сведения о занятиях и связях наиболее важных представителей лондонской элиты. Ее волосы были заплетены в косу, старенькое платье в цветочек с широкой юбкой едва прикрывало щиколотки ног в белых чулках.
Саймон старался не замечать приятного колыхания ее груди под тонким муслином, как ни хотелось ему взять ее за руку и, опрокинувшись вместе с ней, кататься по ковру целый день.
– Как тебе удалось собрать такие досье? – наконец спросил он.
Погруженная в свою работу, Агата едва взглянула на него.
– Что такое «досье»?
Если бы Саймон не был убежден в том, что они в конце концов окажутся по разные стороны баррикад, он непременно влюбился бы в эту женщину с умом ловкого шпиона, с талантом настоящей актрисы и телом, способным заставить мужчину поверить чему угодно…
– Досье – это папка, в которой содержится информация о ком-нибудь.
Агата озадаченно уставилась на него, и Саймон с некоторым опозданием понял, что выказал неподобающую его роли эрудицию.
– Так говорил мне Баттон…
– Ах вот как? – Агата на минуту задумалась. – Возможно, нам следует подключить к этому и Баттона. Никто лучше слуги не осведомлен обо всем, что происходит вокруг: так говорил мне Джеймс еще до того, как ушел в армию.
Проклятие! Хорошо бы допросить ее в течение часа, чтобы услышать каждое слово, сказанное ей когда-либо Джеймсом. Возможно, эта информация позволила бы ему узнать многое, о чем она знала, но не догадывалась, что это важно. Саймон интуитивно чувствовал, что развязка близка и скоро у него будет много работы.
– Думаю, я правильно выбрала нашей первой жертвой советника премьер-министра. Если нам удастся проникнуть в Кабинет лорда Мейуэлла, мы, возможно, найдем там информацию, которая подтвердит, что Этеридж и есть Грифон.
Опять этот проклятый Грифон!
– Не следует забывать и о знаменитых рубинах Мейуэлла…
Агата бросила на Саймон сердитый взгляд.
– Ты не возьмешь оттуда ни одной вещи, я настаиваю на этом.
– Почему?
– Потому что, если тебя поймают, может обнаружиться, что мы вовсе не женаты, и…
– Нет, я имею в виду – почему ты так стараешься отыскать Джеймса? Что, если он бросил тебя по доброй воле, скрылся и живет себе где-нибудь припеваючи, совсем не думая о тебе?
Агата пристально посмотрела на Саймона.
– Ты слишком долго был одинок и не сможешь понять этого. Джеймс никогда не бросит меня, как и я никогда не брошу его.
Саймону было неприятно, что такая энергия и такая преданность направлены на другого мужчину, чья вина в его глазах росла с каждым часом.
Лучше бы она поменьше верила этому Джеймсу и побольше – ему.
Агата поднялась с ковра и, дернув сонетку, вызвала дворецкого.
– Пирсон, будьте добры, пришлите к нам Баттона.
Вскоре Пирсон снова открыл дверь гостиной и сухо доложил:
– К вам мистер Баттон, мадам. – Когда он заметил, сколь неподобающим образом Агата устроилась на полу, его левая бровь поползла вверх, остановившись почти у линии волос, однако, не издав больше ни единого звука, он неторопливо вышел и плотно прикрыл за собой дверь.
Оказавшись в комнате, Баттон явно занервничал: видимо, он чувствовал себя не в своей тарелке и, переминаясь с ноги на ногу, с каждой минутой становился все бледнее.
Агата забеспокоилась:
– Баттон, что происходит?
– Он думает, что ты позвала его, чтобы уволить, – насмешливо заметил Саймон.
– Что за вздор! Не бойся, Баттон, я тебя не увольняю, напротив, я намерена поощрить тебя и повысить тебе заработную плату.
Саймону показалось, что Баттон вот-вот хлопнется в обморок от радости.
– Вы правда хотите повысить мне зарплату? – Тщедушный слуга вытащил отделанный кружевом носовой платок размером с наволочку и промокнул выступивший на лбу пот. – О Господи, а я-то боялся…
– Поверь, тебе не о чем беспокоиться: ты самый лучший камердинер в Лондоне и к тому же умеешь держать язык за зубами. – Агата жестом предложила Баттону сесть. – Бедняжка, ты, кажется, сильно перенервничал. Я сейчас прикажу принести тебе чаю.
– Ах нет, не беспокойтесь, мадам, со мной уже все в порядке.
– Ну тогда у меня есть для тебя особое поручение.
– Поручение, мадам?
– Да. Мне известно, что ты знаешь все обо всех в Лондоне.
– Ну, скажем, обо всех, кто что-то значит, – с притворной скромностью поправил Баттон.
– Именно так. – Агата протянула слуге записную книжку. – Это список нужных людей. Я хочу, чтобы ты записал рядом с каждой фамилией все известные тебе подробности о данном человеке, какими бы незначительными они ни казались. Пока я ради твоей безопасности могу сказать тебе только это. Если ты хочешь отказаться, то сделай это прямо сейчас.
Баттон вытаращил глаза; такого поворота событий он никак не ожидал.
– Я выполню любое ваше поручение, мадам, можете на меня положиться.
– Спасибо, Баттон. Я знала, что могу рассчитывать на тебя. – Агата наклонилась и поцеловала Баттона сначала в одну, потом в другую щеку, как будто провожала его на битву.
Баттон поднялся на ноги, и Саймон мог бы поклясться, Что в этот миг низкорослый слуга стал на дюйм выше.
– Вернусь, как только закончу, мадам. – Баттон чуть помедлил. – Вот только мне может не хватить бумаги…
Агата кивнула.
– Я прикажу Пирсону доставить ее тебе собственноручно.
В глазах Баттона промелькнула озорная искорка.
– Ему это едва ли понравится.
– Я знаю.
Баттон молча поклонился Агате и Саймону и, весьма довольный собой, с важным видом вышел из гостиной.
Как только дверь за ним закрылась, Саймон принялся аплодировать.
– Браво! – с восхищением воскликнул он. Агата сморщила носик.
– Уймись, Саймон. Разве я не сделала его счастливым? – Она тут же вновь обернулась к куче приглашений и извлекла оттуда карточку от лорда Мейуэлла. – Это на сегодняшний вечер. Как ты думаешь, можно мне дважды в неделю появиться в обществе в зеленом вечернем платье?
– Откуда мне знать, я ведь не камердинер, – проворчал Саймон.
Агата пристально взглянула на него.
– Кажется, ты не в духе?
– По-моему, я сделал для тебя несколько больше, чем Баттон, но получил за это всего лишь «уймись, Саймон».
– Ах, бедняжка! – Агата встала на колени и оперлась руками о подлокотник его кресла. – Ты хочешь, чтобы тебя тоже поцеловали, да? – Она трубочкой вытянула губы, делая вид, что целует его; и тут Саймон наклонив голову, крепко прижался губами к ее губам.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Притворщик - Брэдли Селеста



Очень интересный роман, можно прочитать на досуге...
Притворщик - Брэдли СелестаМилена
26.07.2015, 20.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100