Читать онлайн Одна ночь со шпионом, автора - Брэдли Селеста, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Одна ночь со шпионом - Брэдли Селеста бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.14 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Одна ночь со шпионом - Брэдли Селеста - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Одна ночь со шпионом - Брэдли Селеста - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдли Селеста

Одна ночь со шпионом

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Все дни напролет я поглощена мыслями о том, что будет ночью…
Наступил вечер, за окнами стемнело, и в доме зажгли свечи и развели огонь в каминах. Усадьба после отъезда гостей опустела, но это не радовало Джулию. Тишина и покой на этот раз не принесли ей душевного равновесия.
Джулия нервно расхаживала по галерее. Заметив лепестки, валявшиеся на дорогом пушистом ковре, она, к своему удивлению, поняла, что все это время обрывала их с маленького букетика, который подарил ей Эллиот.
Встревожившись, Джулия посмотрела на связку коротких стеблей, которую сжимала в руке. О Боже, что она наделала! Бедняга Эллиот, вероятно, потратил на цветы свой последний шиллинг.
Все по вине мистера Блайта-Гудмена! Джулия раздраженно сунула стебли от букетика в карман и снова начала ходить взад и вперед по галерее.
«На вас чужой траурный наряд»! Надо же такое сказать! Да, мистер Блайт-Гудмен оказался прав, но ведь дело было не в этом. В гардеробе Джулии висели только яркие туалеты, потому что Олдос, постепенно терявший зрение, просил жену одеваться в платья насыщенных тонов. Когда муж умер, Джулия не смогла найти в доме не только черного, но даже серого шелка.
Конечно, ее можно было обвинить в непредусмотрительности. Джулия знала, что ее муж находится при смерти, и должна была заранее подготовиться к похоронам. Но она не могла заставить себя заказать траурный наряд. Ей казалось, что тем самым она приблизит кончину мужа.
Откинув назад голову, Джулия закрыла глаза.
– О, Олдос, как же мне заставить их всех уехать отсюда? – прошептала она.
Конечно, самым насущным был вопрос: как заставить убраться восвояси мистера Блайта-Гудмена?
«Выбери одного из них!»
У Джулии перехватило дыхание. Она застыла на месте, не в силах пошевелиться. Выбрать одного из них? Неужели все так просто?
Действительно, как только она выкажет кому-нибудь из ухажеров свое предпочтение, все остальные сразу же разъедутся по домам. И тогда она будет избавлена от шума, от их притязаний и назойливого присутствия.
Но ведь давать тщетную надежду было бы жестоко с ее стороны. Существовало оскорбительное слово, которым обычно называли женщин, поступавших подобным образом. Ей бы очень не хотелось, чтобы кто-нибудь посчитал ее бесчестной.
Джулия глубоко задумалась. А что, если надежда, которую она даст своему избраннику, не будет тщетной? Что, если Джулия во второй раз выйдет замуж?
Если она снова не вступит в брак, то ее до конца жизни будут осаждать женихи. Это пугало. Поверенные могут не найти наследника Барроуби, и тогда Джулия, как того требует закон, вынуждена будет остаться в поместье и распоряжаться его доходами. И только после ее смерти поместье перейдет в королевскую казну.
Джулия прижала руку к груди. Страшно представить, что ее до конца дней будут преследовать алчные мужчины. У Джулии подкосились колени, и она, зашатавшись, чуть не упала на пол.
Да, брак, возможно, был единственным разумным выходом из создавшегося положения. В конце концов, членам «Королевской четверки» предписывалось вести незаметный образ жизни. А кто бросался в глаза меньше, чем вдова, вышедшая второй раз замуж за порядочного человека?
Часть ее души сопротивлялась этому решению. Джулия все еще считала себя преданной женой Олдоса. Но разум был сильнее доводов сердца. Как только закончится период траура, толпа ее ухажеров увеличится в десятки или даже сотни раз.
Это может обернуться для нее настоящей катастрофой. Джулии, несколько лет выполнявшей обязанности Лисы, была хорошо известна политическая обстановка в мире. Она знала, что армия Наполеона отступает и конец войны не за горами. А это означало, что Англию скоро наводнят тысячи молодых и энергичных людей, которые будут искать для себя выгодную партию.
«О Боже, какой ужас!» – подумала Джулия и, закрыв глаза, представила страшную картину. Море красных мундиров наводнит ее усадьбу. Жадные, разгоряченные солдаты с перекошенными лицами будут бороться друг с другом за ее внимание и деньги. Это видение заставило ее всерьез задуматься о новом браке. Что мешает ей выбрать жениха и объявить, что свадьба состоится через два года? Это решение внесет определенность в ее отношения с другими поклонниками. Они наконец поймут, что им не на что рассчитывать, и оставят ее в покое.
Мысль о том, что в поместье навсегда воцарится мир и покой, заставила Джулию блаженно улыбнуться.
Да, она выберет себе мужа. Но кого именно?
Эймз был добрым малым, но излишне болтливым. Кроме того, в нем не чувствовалось страсти. Неужели Джулия так и не испытает в своей жизни сильных чувств? Впрочем, желание любить и быть любимой неуместно в ее положении. Страсть осложняет жизнь. Но у Эймза была еще одна черта, которая не нравилась Джулии. Он был слишком навязчив и постоянно вмешивался не в свои дела, а она не смогла бы смириться с назойливостью мужа.
Стаки был симпатичным парнем и нравился женщинам, но ему не хватало ума, а это значило, что от него могли родиться глупые дети. Дети! Сердце Джулии радостно затрепетало. Однако она тут же пала духом. Джулия понимала, что долг для нее должен быть превыше всего. Возможно, ей так и не придется испытать счастья материнства, а значит, она не сможет подарить своему мужу наследника. Это было бы несправедливо по отношению к ее избраннику.
Джулии стало грустно. Раньше она никогда всерьез не задумывалась о детях. У нее не было никаких надежд родить ребенка. Сначала Олдос выполнял свои супружеские обязанности раз в месяц, а потом вообще перестал наведываться в спальню жены.
Но, как бы то ни было, она не желала видеть мистера Стаки в роли своего мужа. Джулии было страшно подумать о том, что ей придется до конца жизни вести с ним глупые разговоры за обедом.
А что, если ей остановить свой выбор на мистере Блайте-Гудмене? От этой мысли по телу Джулии пробежала дрожь. Она представила, что будет до конца своих дней любоваться этим остроумным, сильным, энергичным красавцем, наслаждаться близостью с ним, и у нее перехватило дыхание. Нет… Он был слишком хорош собой, слишком пылок и страстен. Такой муж будет отвлекать ее от дела.
Джулии нужен был интересный, но не требующий от нее полной самоотдачи человек. Такой мужчина, которым было бы легко управлять. Ее избранник должен быть достаточно беспечен, чтобы не задумываться о серьезных проблемах и не вникать в те дела, которыми занимается его жена. Ей нужен был человек, похожий на Эллиота.
Джулия, следуя наставлениям Олдоса, который учил ее внимательно подходить к исследованию любого вопроса, попыталась взглянуть на этого молодого человека с разных сторон.
Эллиот был любезен, легкомыслен, но не глуп, к тому же забавен и остроумен. Вряд ли он будет вмешиваться в такие скучные и утомительные дела, как управление поместьем, наем и увольнение прислуги, и в те таинственные занятия, которым его богатая и щедрая жена посвящает все свое время.
Эллиот, на взгляд Джулии, был симпатичным и обаятельным. Конечно, он во многом уступал мистеру Блайту-Гудмену, но Джулия считала его очень привлекательным. У Эллиота были прекрасные белокурые волосы, а его голубые – или, может быть, серые? – глаза светились умом. Джулия была не против проводить каждую ночь в постели с таким мужчиной…
Впрочем, половое влечение никогда не играло большой роли в жизни Джулии. Период праздных фантазий был в прошлом. У Джулии было слишком много дел и обязанностей, чтобы прислушиваться к зову плоти.
Но она не забывала, что у лорда Гринли и лорда Рирдона были молодые прелестные жены. Если эти джентльмены в свое удовольствие предавались любовным утехам с супругами, то и она могла позволить себе то же самое.
Еще одно преимущество Эллиота состояло в том, что он никогда не попросит ее родить ему ребенка. Он слишком занят собой, чтобы мечтать об отцовстве. «Да, – наконец решила Джулия, – это именно тот человек, который мне нужен». Повернувшись, она поспешно направилась к выходу из галереи. Подол ее платья развевался на ходу, и от движения воздуха безжалостно оборванные Джулией крохотные лепестки цветов разлетались в разные стороны.
Джулия всегда колебалась и медлила только до тех пор, пока не принимала твердого решения, а затем она уже шла к своей цели напролом.
Маркус поднялся на вершину холма, откуда открывался прекрасный вид на поместье Барроуби. Конюшня, хозяйственный двор и огород лежали перед ним как на ладони. Через некоторое время Маркус заметил, что слуги леди Барроуби ведут себя как-то странно.
Когда один из молодых лакеев скатился кувырком с высокой водонапорной башни и ловко приземлился на ноги, Маркус решил, что это шалость, причиной которой является избыток юношеской энергии.
Но когда второй лакей повторил трюк и при этом встал на плечи первого так уверенно, словно у него под ногами была земля, Маркус изумился.
Однако затем третий лакей, как две капли воды похожий на первых двух – по всей видимости, все трое были братьями, – разбежался и, совершив головокружительный прыжок с верхней площадки башни, взлетел и приземлился на плечи второго. Увидев все это, Маркус едва сдержался, чтобы не зааплодировать. Он понял, что миледи скоро потеряет эту троицу, которая может в любой момент убежать с бродячим цирком.
И тут из дома выбежал маленький смуглый дворецкий и начал оживленно жестикулировать. Маркус не слышал, о чем он говорил, но решил, что Беппо требует, чтобы молодые люди прекратили безобразничать. Лакеи, со смущенным видом потупив взор, внимали ему.
На долю Беппо выпала непростая задача управлять штатом слуг, обладающих такими блестящими способностями. Подумав об этом, Маркус улыбнулся.
Но тут Беппо, как будто подавая пример молодым людям, ловко взобрался на башню. Полы его ливреи развевались от резких движений. Дворецкий сделал кульбит в воздухе и, разведя руки в стороны, красиво приземлился. Он был похож на пингвина, научившегося летать.
Маркус оторопел. Что там, черт возьми, происходит?
Но тут до его слуха донесся топот копыт. Маркус спустился с холма, чтобы его взору открылась ведущая к воротам усадьбы дорога, по которой мчался всадник. Это был Эллиот.
Маркус решил, что стряслась какая-то беда и Эллиот скачет во весь опор, чтобы известить о ней леди Барроуби. Ему было жаль старую лошадь своего приятеля, которая несла всадника из последних сил. Однако Эллиот благополучно добрался до своей цели и, спешившись во дворе, взбежал по ступеням крыльца.
Когда за ним захлопнулась входная дверь, Маркус перевел взгляд на окна расположенной на втором этаже гостиной. Именно там леди Барроуби обычно принимала своих посетителей. Маркус видел, как служанка зажгла свечи в этой комнате, а затем плотно задернула шторы на окнах.
– Спасибо за помощь, – с улыбкой пробормотал он.
Теперь Маркуса нельзя было заметить из гостиной, где леди Барроуби беседовала с Эллиотом. Между тем Маркус сегодня днем, во время визита в дом Джулии, тайком открыл шпингалет на оконной раме в этом помещении. Чтобы подслушать разговор хозяйки поместья с Эллиотом, Маркусу теперь достаточно осторожно приоткрыть створку окна.
Маркус оставил свою лошадь на небольшой полянке и, прячась за стволы деревьев, подобрался к дому. Приблизившись к окну гостиной, он легонько толкнул рукой створку рамы и прислушался.
Из глубины комнаты доносились два голоса – глубокий, вальяжный, который, несомненно, принадлежал Эллиоту, и нежный, мелодичный, от которого по спине Маркуса забегали мурашки.
Леди Барроуби, похоже, чем-то сильно удивила своего гостя.
– О Боже, миледи! – изумленно воскликнул он. – А я думал, что Блайт-Гудмен…
– Я плохо знаю этого человека, – перебила его леди Барроуби. – А вы, насколько я понимаю, реалист и быстро догадаетесь, что мне от вас надо.
Стоявший под окном Маркус затаил дыхание. «Черт! Похоже, я пропустил что-то важное!» – с досадой подумал он, чувствуя, что не в силах уловить нить разговора.
– Конечно, меня трудно привести в замешательство, – заявил Эллиот, успевший уже прийти в себя. В его голосе больше не слышалось удивления. – Я понимаю, чего вы от меня хотите, и готов оказать вам услугу, а вы за то гарантируете мне вознаграждение.
Маркус пришел в недоумение. Услуга? Вознаграждение? Он совершенно не понимал, о чем идет речь. Эллиот не обладал никакими достоинствами, кроме личного обаяния. От него не было никакого проку. Что он мог предложить леди Барроуби?
Леди Барроуби негромко рассмеялась, и по спине Маркуса вновь пробежали мурашки.
– Нет, мистер Эллиот, вы неправильно поняли меня, – промолвила она. – Мне не нужно временного решения проблемы. Я хочу уладить ее раз и навсегда.
В комнате установилась гробовая тишина. Маркуса охватило волнение. О Боже, что происходит? Он сгорал от нетерпения выяснить это. «Черт возьми, ответь же ей, Эллиот!» – молил он про себя.
– Я знаю, что вам не нужны лживые заверения в любви, миледи, – наконец снова заговорил Эллиот, с трудом подбирая слова. – Но я действительно считаю вас лучшей женщиной на свете.
Маркус снова услышат переливчатый женский смех.
– Если вы примете мое предложение, мистер Эллиот, то «лучшая женщина на свете» будет жить с вами до тех пор, пока смерть не разлучит нас.
– У меня нет причин отказываться от вашего предложения… Джулия, – промолвил Эллиот.
Маркус не верил своим ушам. Джулия?! Эллиот назвал леди Барроуби по имени?! А она сказала: «Пока смерть не разлучит нас»?!
Неужели Джулия решила выйти замуж за этого бестолкового смазливого мальчишку? За этого поверхностного, легкомысленного, обремененного долгами повесу?
Такие люди, как Эллиот, – позор английского дворянства! Праздный щеголь, распутник и мот! Как могла умная, прелестная Джулия остановить свой выбор на таком никчемном человеке?
Маркус вдруг заметил, что его ноги по щиколотку ушли в мягкий грунт цветочной клумбы, на которой он стоял, и еще больше разозлился. Теперь его все раздражало. Выругавшись в сердцах про себя, он вдруг подумал, что нет никаких причин сердиться на Эллиота. Его новый приятель не виноват в том, что вдова решила выйти за него замуж.
А вот к ней самой Маркус мог бы предъявить множество претензий. Эта коварная, изворотливая женщина вела какую-то хитрую, тонкую игру. Маркус должен спасти «Королевскую четверку» от ее козней и интриг. Но чтобы выполнить свою миссию, ему необходимо снискать расположение леди Барроуби.
Из гостиной больше не доносилось ни звука. Пока Маркус злился и кипел от ярости, хозяйка дома и Эллиот, должно быть, распростились.
Не медля ни секунды, Маркус бросился на землю, спрятавшись за голые, покрытые шипами кусты роз. В тот же момент входная дверь отворилась и из дома на крыльцо вышел Эллиот. Из своего укрытия Маркус видел, как гость леди Барроуби сбежал вниз по ступеням и горделивой походкой направился к своей лошади, которая стояла у коновязи на усыпанной гравием подъездной дорожке.
Отойдя от крыльца на значительное расстояние, Эллиот запрокинул голову и, воздев руки к небу, хрипло прошептал:
– Благодарю тебя, Господи!
Затем, не удержавшись, он на радостях пустился в пляс прямо на подъездной дорожке. «Бедняга», – презрительно подумал наблюдавший за ним Маркус.
Впрочем, он сам тоже был беднягой. Маркус вынужден был признать, что проиграл эту партию.
Однако для него еще не все потеряно. Маркус привык встречать препятствия на своем пути. Эллиот был одним из таких препятствий. То, что леди Барроуби решила выйти замуж, не могло остановить Маркуса. Он знал, что все равно добьется своего. Возложенная на него миссия будет выполнена.
Ревновал ли он? Нет, скорее, Маркус был разочарован… И еще вся эта ситуация показалась ему смешной. Эллиот в роли мужа леди Барроуби? Ну-ну…
Эллиот медленно ехал по дороге, ведущей в Мидлбарроу. Его сердце переполняло радостное волнение.
Он одержал верх над всеми соперниками. Выбор Джулии пал на него. Она сама предложила ему вступить в брак, причем не в фиктивный, а в настоящий!
Когда в доме Джулии появился Блайт-Гудмен, Эллиот решил, что все пропало. Он подумал, что Маркус станет избранником леди Барроуби.
Эллиот глубоко задумался. К его радости примешивалось беспокойство. Победа впоследствии могла обернуться поражением. Слишком легко он добился успеха. Не прошло и недели, как Эллиот приехал в эти края и начал ухаживать за леди Барроуби, и вот сегодня она заявила, что хочет выйти за него замуж.
Слава Богу, что она не любила его. Ее любовь была бы для Эллиота настоящим наказанием. Решение Джулии выйти за него замуж было несколько странным, если не сказать подозрительным. Эллиот прекрасно видел, что ей понравился Маркус. Однако то, что она не питала к Эллиоту сильных чувств, избавит его от неприятностей в будущем, когда он вынужден будет предать ее. Эллиот пришпорил усталую лошадь, заставив ее перейти на рысь. Ему не терпелось сообщить ошеломляющую новость Блайту-Гудмену и посмотреть, как изменится выражение лица у этого дерзкого типа, когда он поймет, что упустил богатую вдовушку!
Вернувшись в Мидлбарроу после полуночи, Маркус сразу же зашел в пивную. Он не хотел, чтобы поклонники леди Барроуби, ряды которых, правда, в последнее время сильно поредели, заметили его долгое отсутствие. Это могло вызвать подозрение.
Маркус сразу же понял, что Эллиот успел распустить слух об одержанной им победе. Эту новость горячо обсуждали все постояльцы гостиницы, сидевшие в пивной.
Маркусу было несложно притвориться угрюмым, разочарованным влюбленным, у которого из-под носа увели невесту. Чтобы настроить себя на печальный лад, он представлял, как Эллиот будет раздевать Джулию в первую брачную ночь, при мысли об этом лицо Маркуса невольно мрачнело. В приступе наигранного отчаяния он даже выпил кружку отвратительного пива.
Посидев полчаса в пивной, Маркус во всеуслышание заявил, что пойдет спать, и, поднявшись в свою комнату, вылез в окно. Покинув таким образом постоялый двор, Маркус направился пешком в поместье Барроуби. Без лошади ему было проще пробираться по бездорожью, держась в тени деревьев.
Маркусу необходима была дополнительная информация о Джулии, и он решил, не откладывая это дело в долгий ящик, собрать ее сегодня ночью.
Однако двери и окна дома вдовы оказались крепко заперты. Даже тот шпингалет, который Маркус открыл днем, был снова кем-то аккуратно задвинут. Черный ход тоже оказался на замке. Желоб, по которому в кухню подавали уголь, был перегорожен заслонкой.
Несмотря на поздний час, в доме горел яркий свет. Создавалось впечатление, что все свечи в канделябрах были зажжены. Что это? Простая расточительность или хитрая предусмотрительность? В конце концов, это был дом Лисы, самого коварного члена «Королевской четверки» за всю ее историю. Такой человек, как покойный Барроуби, никогда не позволил бы вору проникнуть в свой дом.
«Тем не менее ты полагаешь, что Барроуби позволил своей жене провести себя?» – невольно подумал Маркус. Впрочем, одно не противоречило другому. Как бы умен и проницателен ни был Лиса, он вполне мог стать жертвой инстинктов и безрассудно увлечься очаровательной красавицей женой.
Отогнав мысли об обольстительной леди Барроуби, Маркус окинул дом внимательным взглядом. Пожалуй, можно взобраться по стене, цепляясь за выступы камней, или наведаться сюда завтра и, спрятавшись в каком-нибудь помещении, дождаться темноты. А еще можно…
Нет, все эти планы никуда не годятся! Надо не рассуждать, а действовать. Немедленно!
Достав из кармана носовой платок, Маркус обмотал им костяшки пальцев и, быстро разбив стекло ближайшего окна, влез в него.
– Сказано – сделано, – пробормотал Маркус.
Он действовал, конечно, грубо, но эффективно. Маркус надеялся, что члены «четверки» никогда не узнают о его поступке.
Он оказался в прохладной, со вкусом обставленной комнате, в которой стояли клавикорды и несколько кресел для слушателей. Здесь царила атмосфера прошлого века. Похоже, в это помещение давно никто не входил.
– Нет, эта женщина вряд ли садится за клавикорды, – пробормотал Маркус.
Подойдя к двери, он долго прислушивался, прежде чем выйти в коридор. Наконец, выскользнув из комнаты, Маркус двинулся вдоль стены, подушечками пальцев гася на ходу свечи, попадавшиеся по дороге. Он предусмотрительно оставил лишь несколько язычков пламени, поскольку этот путь мог понадобиться для отступления.
С чего же начать? Обычно секреты женщины можно обнаружить в ее спальне. «Интересно, в какой сорочке она спит? – подумал Маркус. – Распускает ли волосы на ночь или заплетает их в косу? И какие благовония добавляет в воду, принимая перед сном ванну?»
Маркус замер на мгновение, но тут же, отогнав непрошеные мысли, продолжил свой путь. Он решил начать осмотр дома с кабинета.
Помещение, в которое он прокрался, было просторным. Ничто не свидетельствовало о том, что сюда часто заходит женщина. Стены кабинета были обиты дубовыми панелями, на окнах висели тяжелые бархатные шторы. Огромный письменный стол красного дерева вызвал у Маркуса зависть. Он был бы не прочь иметь такой же в своем доме. Стол казался одновременно роскошным и удобным. Но он, к сожалению, был пуст.
В сейфе Маркус обнаружил только короткую записку. «Дилетант», – прочитал он. Найдя потайной ящик стола, Маркус достал из него еще один листок бумаги и пробежал глазами надпись на нем. «Ступай домой. У тебя отсутствует воображение».
Маркус чуть не расхохотался. У кого-то было изощренное чувство юмора. Вряд ли эти записки написал больной старик, стоявший одной ногой в могиле. Неужели это было проделкой леди Барроуби?
Да, ему не следовало начинать осмотр дома с кабинета. Судя по всему, Джулия редко заходила сюда. Интересно, где же она проводит большую часть дня?
Вернувшись в коридор, Маркус стал по очереди методично обследовать каждую комнату. Вскоре он нашел то, что искал. Это было небольшое уютное помещение, примыкавшее к комнате для музицирования. Из его окна открывался вид на сад. Здесь стояли письменный стол, удобный стул и маленькая скамеечка с мягким сиденьем, на котором Маркус обнаружил корзинку для рукоделия.
В ящиках стола не было ничего, кроме счетов и бухгалтерских книг, исписанных аккуратным почерком. Леди Барроуби, по всей видимости, вела все хозяйственные дела сама, не прибегая к помощи управляющего. Это был колоссальный труд. Странно, что при этом она содержала огромный штат прислуги.
Вскоре внимание Маркуса привлекла корзинка для рукоделия. Он не мог объяснить, почему она так сильно заинтересовала его. Вообще-то леди Барроуби была не из тех женщин, которые много времени проводят за вышиванием или вязанием.
Вряд ли она часто пользовалась этой корзинкой. Впрочем, ее крышка выглядела несколько потертой. Маркус дотронулся до покрытой пылью ручки. Он с трудом мог представить себе, что живая, энергичная Джулия сидит долгими вечерами, склонившись над рукоделием. Откинув крышку и порывшись в корзинке, он обнаружил разноцветные нитки, иглы, крошечные позолоченные ножницы и… двойное дно.
Большинство людей не догадалось бы о существовании двойного дна, но у Маркуса был наметанный глаз. Сравнив размеры корзинки и ее глубину, он пришел к выводу, что в ней есть небольшой тайник. Вытряхнув все содержимое, Маркус долго вертел пустую корзинку в руках. В конце концов ему удалось обнаружить на дне едва заметный небольшой карман, в который можно было с трудом просунуть руку. Там лежал один-единственный предмет – ключ.
Это был не дверной ключ и не ключ от сейфа. То, что нашел Маркус, скорее походило на ювелирное изделие. Ключик был маленький, украшенный крохотным драгоценным камушком. Но где находился замочек, который он отпирал? Маркус решил, что ему надо искать что-то вроде инкрустированной шкатулки из драгоценных пород дерева. В таких роскошных шкатулках дамы обычно хранят засушенные цветы, напоминающие им о тайном свидании, или забытые их возлюбленными носовые платки с вышитыми монограммами.
Маркус вспомнил, что ему на глаза попадалось в этом доме нечто подобное… Но где именно он видел такую шкатулку? В комнате для музицирования? В парадной гостиной? Нет, вряд ли леди Барроуби выставила бы предмет, хранящий ее секреты, на всеобщее обозрение. Она не была столь небрежна.
Хотя… возможно, она намеренно поместила свое сокровище туда, где потенциальный похититель не стал бы его искать. О Боже, кроме коварства, эта женщина обладала еще и изощренным умом!
Он вошел в гостиную, в которой днем леди Барроуби принимала своих поклонников. Шкатулка стояла на краю стола, на ней лежали очки в изящной оправе. Сунув ключ в замочек, Маркус повернул его. Раздался щелчок, и крышка шкатулки приподнялась.
В ней, как и предполагал Маркус, лежали засушенные цветы, морская раковина, выцветшая ленточка и… еще один ключ. В отличие от первого он выглядел солидно. Это, по всей видимости, был ключ от комнаты. Где же находилась та дверь, которая вела в тайное помещение, закрытое не только для гостей, но и для слуг?
Это вряд ли могла быть спальня хозяина или хозяйки поместья.
Маркус задумчиво взглянул на ключ, лежавший у него на ладони, и тут его осенило. Улыбнувшись, он быстро вышел из гостиной.
Маркус долго поднимался по лестнице, стараясь, чтобы под его ногами не скрипели ступеньки. В доме, где было так много обитателей, малейший посторонний шум мог поднять переполох. Достигнув третьего этажа, Маркус двинулся по коридору в поисках нужной ему комнаты.
Помещение детской, в которую он вошел, было сильно запущено. Пустые полки для игрушек покрывал толстый слой пыли, постельное белье в колыбелях было несвежим. Леди Барроуби, по-видимому, не собиралась заводить детей.
В углу комнаты стоял маленький сундучок. Стараясь не оставлять следов на пыльном полу и предметах мебели, Маркус подошел к сундучку и опустился перед ним на колени. Замочная скважина на его крышке была крохотной. Маркус попробовал вставить в нее ключик, которым он открывал шкатулку в гостиной, и был вознагражден за свое усердие. Ключик подошел!
В сундучке он обнаружил несколько тетрадей в кожаных переплетах. Их обычно использовали для дневников и зарисовок. Интересно, о чем леди Барроуби вела записи? Открыв наугад одну из тетрадей, Маркус поднес ее к горевшей свече. Почерк хозяйки дома был очень четким.
«…он с яростной силой входил в меня, его ладони ритмично приподнимали и снова опускали мои бедра…»
Маркус от изумления едва не выронил тетрадь из рук.
– Что за черт? – пробормотал он.
Перед ним были дневниковые записи, но этот дневник оказался довольно странным. В нем страница за страницей описывались откровенные сексуальные сцены и эротические переживания. Маркус углубился в чтение. Постепенно его охватило возбуждение, дыхание участилось. Позабыв обо всем на свете, он упивался соблазнительными картинами неистовой страсти. Когда он заканчивал читать последнюю тетрадь, по его лицу заструился пот.
Чтобы в таком состоянии не заняться рукоблудием, надо бы, держа холодный компресс на затылке, сделать сотню отжиманий от пола.
Поглощенный эротическими фантазиями, Маркус позабыл о времени. Посторонний шум, донесшийся со двора, вернул его к действительности. Бросив взгляд в сторону окна, он ужаснулся. На улице уже светало. Быстро сунув недочитанную тетрадь в сундучок, где уже лежали остальные, он закрыл его и поднялся на ноги.
Единственное открытие, которое сделал Маркус, состояло в том, что у леди Барроуби отсутствовали целомудрие и понятие о супружеской верности. «Она не может вызывать никаких чувств, кроме отвращения», – подумал Маркус, но внутренний голос тут же задал ему каверзный вопрос: «Ты действительно так думаешь? А как же быть с твоим возбуждением? Или это тоже от отвращения?»
Маркус отогнал досужие мысли. Дело было вовсе не в том, что он возбудился. Главное, что ночной рейд в дом Барроуби не принес никаких результатов. Маркус, конечно, мог еще раз наведаться сюда, но ему казалось, что это ни к чему не приведет. Надо было начинать все сначала.
А сейчас следует поторапливаться. В окна уже стучалось утро.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Одна ночь со шпионом - Брэдли Селеста



третий роман серии "Королевская четверка" удивляет дневником эротических фантазий героини (девственницы!!!). Но здесь есть всё, что должно быть в хорошем шпионском рассказе. К тому же герои не ведут себя как идиоты, а это не может не радовать. Самое притягательное то, что секретным агентом является молодая женщина...
Одна ночь со шпионом - Брэдли СелестаОльга Сергеевна
21.06.2013, 20.08





Не знаю, мне роман про лорда Предателя понравился больше...
Одна ночь со шпионом - Брэдли СелестаМилена
7.08.2015, 0.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100