Читать онлайн Невеста скандального шпиона, автора - Брэдли Селеста, Раздел - Глава 25  в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста скандального шпиона - Брэдли Селеста бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.84 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста скандального шпиона - Брэдли Селеста - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста скандального шпиона - Брэдли Селеста - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдли Селеста

Невеста скандального шпиона

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25 

Натаниэля все еще не было дома. Его комната ждала его возвращения. В камине потрескивал огонь, постель была расправлена, его халат лежал на видном месте, но его нигде не было видно.
Вилла несколько часов прождала в своей комнате, затем она пришла сюда. Проводя пальцами вдоль матраса на кровати, она коснулась темно-зеленого шелкового халата, лежащего в изножье. Вилла приподняла его, погладила руками, затем схватила за отвороты и поднесла халат к своему лицу.
От халата исходил его запах: смесь табака и сандала, и Натаниэля. Он не покупал себе ничего с тех пор, как они приехали. Этот халат был у него прежде.
Он хотела бы знать о его прежней жизни. «Легче ли ему смеялось тогда? — задумалась она. Пленял ли он каждую женщину, которую встречал, так же, как пленил ее?»
Она надела халат поверх ночной рубашки, снова прижав его отвороты к лицу. Халат поглотил ее, рукава свисали с ее рук, а подол волочился по полу, но она все равно решила одеть его. Ей хотелось ощущать себя так близко к нему, как это было возможно.
В беспокойстве она покинула его комнату и побрела по коридору. Оказавшись, наконец, возле комнаты Рена она решила проверить в каком состоянии его лихорадка.
Рен не мог спать. Он знал, что уже было очень поздно, потому что он слышал бой часов в каких-то других комнатах. Но его голова ныла самым ужасным образом.
Он упрямо отказался от дозы настойки опия перед тем как слуга, приставленный к нему, отправился спать. Тот пожал плечами и поставил бутылочку на сундук в другом конце комнаты. В том, что касалось Рена, она с таким же успехом могла бы находиться на той стороне Канала.
По крайней мере, он вспомнил и попросил слугу побрить его, и был удивлен, увидев себя в зеркале, которое ему принесли — после этого он стал выглядеть более цивилизованным.
Он снова повернулся, и перед его глазами от боли вспыхнули яркие точки света. Он лежал совершенно неподвижно, даже не дыша, до тех пор, пока голова не перестала гудеть, и его зрение не прояснилось. Затем он заморгал.
Перед ним стоял ангел. Это была Вилла, и единственная свеча освещала ее красоту. У него совершенно перехватило дыхание от этого видения перед ним.
Ее волосы были распущены, падая блестящими волнами ей на плечи. Она была полностью закутана в халат, но даже просто видеть ее в одежде, предназначенной для сна, казалось изысканно интимным.
После того, как она ушла от него этим утром, Рен пришел к успокаивающему выводу: его не волнует тот факт, что она замужем. Он будет подбирать те крохи внимания, которые Вилла пожелает бросить ему, если только она снова придет к нему.
Он неуверенно улыбнулся ей и сделал беспечную ошибку, попытавшись сесть, чтобы лучше видеть ее.
Боль схватила его за шею и снова бросила вниз, скрутила его живот и заставила его зубы сжаться с такой силой, что он подумал, что они могут зашататься.
Комната закружилась вокруг его сознания, пока образы не смешались и не потускнели. Он крепко зажмурил глаза и просто попытался перенести это головокружение, пока оно снова не отпустит его.
Когда мир перестал кружиться, и боль в его животе успокоилась, он смог определить, что прохладное, успокаивающее давление на его лоб исходит от ладони Виллы. Она тихо разговаривала с ним, успокаивая его ничего не значащими словами, которые обычно говорят раненым диким созданиям.
Он открыл глаза и увидел то, что он так мечтал увидеть в течение этого бесконечного прошедшего дня. Она была всего в дюймах от него, ее соболиные волосы падали с ее плеча, лаская его щеку.
— Ваша лихорадка усилилась, — прошептала она, и ее дыхание коснулось его губ, как нежный летний ветерок.
Вилла была обеспокоена. Рен покраснел и выглядел ошеломленным. Что она должна делать? Кажется, он испытывает достаточно сильную боль. Она быстро осмотрела комнату и заметила бутылочку, которую оставил доктор. Какой-то дурак поставил ее слишком далеко, вне пределов досягаемости Рена.
Она быстро взяла ее вместе с ложкой, лежащей рядом, и налила немного жидкости для него.
— Я не знаю, сколько нужно давать вам, но мы можем начать с одной ложки и посмотрим, поможет ли это вам.
Он проглотил настойку с благодарностью, закрыв глаза.
Затем Вилла приподняла его за плечи, чтобы взбить подушки за его спиной. То, что он лежал пластом, не помогало его дыханию.
Настойка опия тоже начала свою работу, заставляя его плыть над болью, осознавая ее, но не ощущая.
Он открыл глаза и улыбнулся ей.
— Невероятно.
Она улыбнулась в ответ.
— Вы чувствуете себя лучше?
— Нет. Да. Я имел в виду, что это вы — невероятная.
Тогда она по-настоящему улыбнулась, широкой, обаятельной улыбкой, от которой у него снова перехватило дыхание.
— Я… — он в ужасе остановил себя.
Господи Боже, он почти сказал, что он любит ее. Настойка опия начала влиять на его сознание. Он едва знал ее, очень мало разговаривал с ней и при большинстве их встреч вел себя, как осел.
Но она была так невероятна. И она была здесь с ним.
— Из жалости, — он осознал, что проговорил эти слова вслух.
Она некоторое время смотрела на него, затем покачала головой.
— Я не жалею вас. Вы умны, иногда высокомерны, но вы внушаете восхищение, а не жалость.
Восхищение?
— Я пытался убить вашего мужа.
— Но не убили. Вы пришли сюда, чтобы сделать то, что подсказывали вам ваши убеждения. Вот этим я восхищаюсь.
— Но я урод. Всего лишь обломок человека.
Она наклонила голову, рассматривая его шрамы со смущающей откровенностью. Он не отвернулся. Пусть она увидит, кем он стал.
— Вы выглядите гораздо лучше сегодня вечером. Если вы чувствуете себя более комфортно, то мне вероятно нужно уйти.
— Нет! — Господи, в его голосе прозвучало отчаяние, но его это не заботило. — Пожалуйста, останьтесь.
— Очень хорошо, тогда слушайте внимательно. Для меня вы не урод и не калека или кто-то еще, кем вы называете себя. Вы прекрасный, достойный восхищения человек, который через многое прошел, и последствия этого отразились на вас. Вот и все.
Она приподняла голову.
— Если я отрежу свои волосы, неужели от этого я перестану быть самой собой?
— Едва ли это то же самое…
Ее прохладные пальцы легли на его губы, останавливая слова.
— Вы должны слушать.
Он хотел поцеловать кончики ее пальцев, но не сделал этого. Она наклонилась ближе к нему, еще раз положив руку на его лицо.
— Вы не животное.
Болезненная тоска смешалась с настойкой опия. Он потянулся к ней, притянул ее вниз, погрузив пальцы в ее волосы, и мечтательно прижался ртом к ее губам. Бутылочка с настойкой опия выскользнула из ее руки и со стуком упала на ковер.
Когда Вилла мягко, но решительно отстранилась от него, в ее глазах стояли слезы.
— Я люблю Натаниэля, — сказала она.
Но при этом она не выглядела слишком счастливой.
— Тогда где же он?
Она резко покачала головой и встала.
— Доброй ночи, мистер Рен Портер.
Дверь тихо закрылась позади нее.
— Доброй ночи, леди Рирдон, — прошептал Рен.
Натаниэль доставил сэра Фостера в частную резиденцию лорда Ливерпула.
Ливерпул был в ярости. Он стоял в переднем холле в шерстяном халате красновато-коричневого цвета и ночном колпаке.
— Вы привели его сюда?
Натаниэль сделал гримасу. Его лицо было в синяках, а его одежда была порезана на ленточки, пропуская потоки воздуха. Он был не в настроении.
— Вы заметили, что я проживаю в моем доме?
Он толкнул Фостера в руки людей Ливерпула с холодным безразличием. Он так много потерял просто для того, чтобы найти этого человека…
Он резко потянул Фостера назад, крепко ухватив того за руку.
— Фостер, — закричал он на практически бессознательного мужчину. — Пожар, Фостер — это ваших рук дело?
Фостер как в тумане взглянул на него:
— Угольный желоб.
Натаниэль швырнул его обратно к лакеям.
— Это был он. Выясните, что он искал.
Он повернулся, чтобы уйти.
— Рирдон! Я думал, что идея состояла в том, что он приведет нас к Химере.
— Он представляет собой непосредственную опасность, — для Виллы. — Я бы рекомендовал покрепче запереть его и выяснить, что он знает об этом загадочном предмете из записок Мейвелла.
Лорд Ливерпул откашлялся.
— Я хотел бы поговорить с вами в данную минуту.
Натаниэль обернулся.
— Знаете, милорд, вы сохраняете свои командные манеры, даже когда одеты в ночную рубашку.
Губы Ливерпула дернулись, но Натаниэль поспорил бы с любым человеком, который заподозрил бы у Премьер-министра наличие чувства юмора. Он последовал за ним в очень приятно обставленный кабинет. Ливерпул сел за массивный стол. Натаниэль отказался от предложения присесть и не стал стоять перед премьер-министром, как сбившийся с пути слуга. Вместо этого он бродил по комнате, потрогал глобус, проверил пыль на картинных рамах…
— Передайте мои комплименты вашей экономке.
— Я уверен, что она будет счастлива услышать их, — сухо ответил Ливерпул. — Я хотел поговорить с вами об этой «невесте-подметальщице», о которой я прочитал в газете.
— На вашем месте я не стал бы повторять еще раз эту фразу, — мягко проговорил Натаниэль.
— Хорошо, — легко согласился Ливерпул. Слишком легко. Натаниэль пристально посмотрел на него.
— Я не знаю, что в точности случилось с вами во время этого задания, и честно говоря, мне все равно. Это могла бы быть отличная возможность укрепить ваше положение в Обществе.
Так как положение Натаниэля в Обществе находилось где-то между подзаборным болваном и отбросами в сточной канаве, то это не звучало многообещающе ни для Виллы, ни для него.
— Я скорее надеялся, что мы сможем расшатать мое положение в Обществе, особенно сейчас, когда Фостер под арестом.
Ливерпул поджал свои тонкие губы.
— Есть ли необходимость напоминать вам, что мне все еще нужно вступить в переговоры с Луи Уодсуортом по поводу его информации о французском министре Талейране? Я все еще не решил, какая судьба будет ждать Луи, но если предательство его отца станет публично известно, то я потеряю очень ценное преимущество.
И если Натаниэль будет героем, то публика сделает вывод, что Уодсуорт им не был.
— Итак, что у вас за план?
— Отошлите эту женщину прочь. Мы объявим миру, что она не смогла выносить вас и покинула вас, чтобы жить в стыде и уединении в деревне. Нет ли на землях Рирдона коттеджа, в котором она могла бы поселиться?
Все это начало звучать слишком знакомо для Натаниэля.
— Она не сделает этого, — он улыбнулся. — Она увлеклась мной.
Он сложил руки на груди.
— Кроме того, вы однажды сказали мне, что члены Королевской четверки должны жениться и осесть на месте. И что из-за этого к ним будут проявлять меньше любопытства.
— О нет, это действительно верно. Мы никогда не должны выглядеть так, будто в нас есть что-то таинственное. Даже вы. Вот почему будет лучше, если вы благополучно исчезнете с брачного рынка. Всегда может найтись какая-нибудь честолюбивая мамаша, полагающая, что если только она представит вас в ином свете, то ее дочь сможет выйти замуж за лорда.
Натаниэль нахмурился.
— Тогда вы сбили меня с толку, Роберт.
Но Ливерпул развивал свою идею дальше.
— Да, это отлично подойдет! Чтобы укрепить вашу репутацию в качестве лорда Предателя, вы должны заставить ее отречься от вас — даже публично бросить вас. Отошлите ее назад к ее сельской жизни, Натаниэль. Там она будет счастливее.
— Она счастлива со мной.
— Это сейчас. Это просто первый расцвет любви. Но все кажется возможным, даже то, что этот непреодолимый скандал будет с вами до конца вашей жизни. Вы в самом деле хотите этого для нее? Если вы хоть немного беспокоитесь об этой девушке, вы сделаете это и сделаете с радостью.
Натаниэль крепко зажмурил глаза, но он не смог отгородиться от правды, содержащейся в словах Ливерпула.
Голос Премьер-министра немного смягчился.
— Я знаю, как вы страдаете от этого притворства, и я одобряю вашу жертву. Тем не менее, как вы, в самом деле, можете защищать эту вашу идею о том, чтобы оставить девушку? Она не имеет никакого понятия о том будущем, с которым она себя связывает. Я не понимаю, как вы сможете выдержать, если будете настаивать на том, чтобы удерживать ее.
Ливерпул был прав. Всегда будет еще один пожар, еще одно забрасывание грязью, еще одна стычка с хулиганом вроде Финстера. Раньше или позже, но это уже будет не грязь, не резкие слова и не дымовая завеса. В конечном счете, это может быть что-то более опасное.
Более смертоносное.
Он знал Виллу. Он знал, что она никогда не покинет его. Также он не мог заставить ее это сделать. Он мог отправить ее в Рирдон, но он знал, что она просто развернется и приедет назад. Дерритон не удержит ее. Дьявол, они вероятно соберут деньги, чтобы оплатить ей обратный проезд в карете. Даже если он свяжет ее, заткнет ей рот и посадит на корабль, идущий в Африку, как только она сможет вытащить кляп изо рта, то просто очарует капитана, упросив его повернуть судно и доставить ее обратно домой.
Вернувшись обратно в Рирдон-Хаус, Натаниэль уперся поврежденными кулаками в край своего стола. Он глубоко вдохнул один раз, потом другой. Затем он развернулся и зашагал к графину с бренди, который всегда стоял полным и готовым к употреблению, несмотря на тот факт, что слуги никогда не видели, чтобы он пил из него.
Натаниэль взял стакан и наполнил, небрежно плеснув в него жидкость. Он долго смотрел на стакан. С того самого дня, как он обнаружил, кто на самом деле его отец — в тот день, когда он решил, кем он сам собирается стать — он ни разу не притронулся к спиртному.
Он осушил полный стакан в два глотка, затем снова наполнил его.
Кобра не употреблял алкоголь. Кобра предпочитал сохранять свой разум при себе, свои эмоции под контролем, а свою руку — твердой.
Это работа была не для Кобры. Это была задача для человека с темными инстинктами, находящегося внутри него.
Натаниэль запрокинул голову и проглотил содержимое второго стакана. Он уже мог ощущать, как жар, идущий изнутри, сжигает стены его самоконтроля.
Это не было благородным делом — ничего общего с красивым или покровительственным занятием.
Он собирался уничтожить что-то прекрасное.
Он собирался сломать Виллу.
Наверху Вилла все еще ждала Натаниэля в его комнате. Она вновь развела угасающий огонь, затем вскарабкалась на его огромную кровать и уставилась на пламя. В комнате было тепло, но без него ей было холодно. Она натянула халат на ноги, затем положила голову на подушку. Она может ждать его и здесь.
Должно быть, прошло какое-то время, потому что пламя в камине снова почти потухло, но ей казалось, что она лишь на мгновение закрыла глаза, перед тем как открыть их от царапающего звука в комнате.
Натаниэль низко нагнулся над стулом, безуспешно пытаясь стянуть сапоги. Сердце Виллы упало. Он был пьян, она в этом уверена. Когда ты живешь над пивной, то быстро учишься узнавать опьянение, когда видишь его.
Он зашатался, затем неуклюже уселся на пол. Даже двумя руками он все еще не мог снять сапог.
— О, ради всего святого, — пробормотала Вилла и выскользнула из кровати, чтобы помочь ему. Она присела на корточки возле него и оттолкнула его руки от сапога, нахмурившись ему в лицо.
— Позволь мне…
Она задохнулась от ужаса, увидев его лицо.
— Господи Боже, Натаниэль, кто это сделал с тобой?
— Шик-карная драка. Жаль, что тебя там не было. Я мог бы воспользоваться этим твоим прав-вым хуком.
Вилла не могла поверить в это. Мужчины и их сражения! Она поднялась, чтобы зажечь свечу, затем принесла миску и ткань с его умывальника.
Он пытался встать на ноги, когда она вернулась, но Вилла толкнула его обратно вниз.
— Ты можешь с таким же успехом остаться на полу. Я чувствую, что ты в любом случае снова окажешься там. Кроме того, там до тебя легче дотянуться.
Она обмакнула ткань в воду и начала промывать его лицо.
— Я в самом деле должна научить тебя, как защищать левую сторону. Ты не должен был позволять им задеть тебя.
— Эт-то не весело, если тебе не пустили немного крови, — дружелюбно возразил он. Затем с удивлением взглянул на нее. — Другие парни выглядели гораздо хуже меня.
— Не гордись собой. Дик может пробраться через драку в пивной и выйти оттуда только с поврежденными костяшками на пальцах рук.
— Да, но… но он настоящий здоровяк.
— Так же как и ты.
— Как и я? — он казался до нелепости довольным тем, что она так думает.
Она немного сильнее нажала на ткань.
— Ой!
— Я бы хотела, чтобы ты не уходил напиваться сегодня ночью. Я хочу, чтобы ты позволил мне быть здесь с тобой.
— В-все в порядке. Ты можешь быть здесь со мной с-сейчас.
Его руки переместились вперед, и она осознала, что он развязывает пояс халата.
Она отодвинулась.
— Это не то…
Он быстро поднялся перед ней и неуклюжий мальчик исчез. На его месте был мужчина с вожделением в глазах. Он подступал ближе, стягивая с нее халат.
— Снимай.
Халат был так огромен, что сразу же соскользнул с нее. Она позволила этому случиться, все еще отступая назад.
— Натаниэль, я не…
— А я — да, — он прыгнул вперед, поймав ее за перед ночной рубашки. — Живей, Вилла. Я хочу сделать это с тобой.
Ей стало немного нехорошо от его слов. Такое не скажет муж или даже любовник. Такие слова произносит… клиент, и он заставил ее почувствовать себя проституткой. Вилла оттолкнула его.
— Отойди, Натаниэль. Ты мне не нравишься таким.
— Ты говорила, что хочешь делать порочные вещи. Ты говорила, что ты возьмешь меня в рот.
Он шел за ней, пока она отступала. Еще два шага — и Вилла ударилась сзади о кровать. Затем Натаниэль прижался к ней, и она попала в ловушку.
Он двумя руками потянул лиф ее ночной рубашки.
— Я хочу увидеть твои соски.
Вилла сопротивлялась его рукам, но он потянул за шнурки, стягивающие переднюю часть ее рубашки. Шнурки лопнули, разорвавшись от силы его рывка. Затем она ощутила его руки на груди. Они были горячими и грубыми, и она не могла отогнать их прочь.
— Остановись, — пробормотала она. — Пожалуйста, прекрати.
— Я хочу потрогать их, — он завел обе ее руки, которыми она прикрывалась, ей за голову, и удерживал их там. Затем он наклонился и взял один сосок в рот.
Совершенно не способная сопротивляться, Вилла была охвачена ужасом. Натаниэль не был просто пьяным и неуклюжим. Это было что-то другое. Он не собирался останавливаться, неважно как она будет протестовать. Это был не тот человек, которого она знала, и который привносил уважение даже в наиболее шаловливые игры в спальне. Это был не тот мужчина, которого она защищала, с которым она поклялась оставаться…
Мужчина, с которым она поклялась оставаться.
Она внезапно отбросила свою борьбу. Ее запястья сделались безвольными в его захвате, и она прекратила извиваться всем телом, избегая его ищущего рта. Когда он поднял голову, она спокойно встретила его взгляд.
— Отпусти меня.
Он окинул ее противным, плотоядным взглядом.
— Мне нравится, когда ты так лежишь.
— Я не могу сделать то, что ты хочешь, — сухо заметила она. — Если ты хочешь, чтобы я взяла тебя в рот, то я едва ли смогу сделать это в таком положении.
Пораженный, Натаниэль выпустил ее руки и отступил. Он почти ожидал, что она сбежит в свою комнату, но Вилла спокойно сбросила свою разорванную ночную рубашку и обнаженная встала перед ним на колени. Его член запульсировал в ответ на пышную красоту ее тела. Ее темные волосы падали на ее голые плечи и груди, а когда она посмотрела на него снизу вверх, ее голубые глаза были похожи на неподвижные озера.
Прежде чем он смог отреагировать, Вилла расстегнула его брюки и взяла в руки его неприлично возбужденный член.
— Ты не можешь заставить меня покинуть тебя, — тихо проговорила она. — Не важно, что ты сделаешь с нами обоими. — Затем она наклонила голову, чтобы взять его в рот.
Ее слова ударили Натаниэля как выстрел в сердце. Он не сможет этого сделать.
Освободившись из ее объятий до того, как она дотянулась до него ртом, он наклонился, чтобы обнять ее. Страх, который он увидел в глазах Виллы, заставил что-то внутри него умереть, но вера в ее спокойном взгляде почти сокрушила его.
— О, мой цветочек, мне жаль. Мне так жаль, — он крепче обнял ее и отчаянно притянул ближе к себе. Она затихла, слегка вздрагивая в его объятиях. Это пробило дыру в его сердце.
— О Господи, Вилла. Я сожалею. Я не… Я бы никогда… о, цветочек, пожалуйста, прости меня.
Она молчала. Натаниэль ощутил, что дыра в его сердце расширяется с такой же легкостью, с какой он порвал ее ночную рубашку.
Затем все темные мысли выплыли наружу через открытую пробоину в его сердце.
Страх, что его позор подвергнет ее опасности. Отчаяние от того, что он никогда не будет достоин своего места. Горе из-за смерти отца. Боль от потери всякого шанса искупить себя в глазах отца.
Эмоции захлестнули его, и он крепко уцепился за Виллу.
— Не уходи, — хрипло прошептал он. — Я сожалею. Ты мне нужна. Пожалуйста, не уходи.
Затем он ощутил, как очень медленно ее руки обхватили его, сначала свободно и осторожно, затем обнимая его крепче и крепче. Сильная волна облегчения затопила его, ослабив силу его духа. Он упал на колени, скользя вниз по ней до того, как прижаться лицом к ее обнаженному животу.
Он с трудом дышал, его эмоции проносились сквозь его тело словно лавина потребностей. Она крепко обнимала его руками, прижимая его еще ближе. И он уцепился за нее.
Она не покинет его. Не важно, что он за человек, не важно, что он делает, она будет любить его даже таким. Никто никогда так не любил его.
С Виллой он может быть в безопасности. С Виллой он будет дома. Он выпустил свою боль на волю, позволил ей обжечь его, позволил потере, словно кислоте, иссушить свое сердце.
Она удерживала его, пока Натаниэль рыдал, гладя его волосы, медленно покачивая его взад и вперед, и повторяя единственные слова, за которые он мог крепко ухватиться, те, что спасут его опустошенную душу.
— Я люблю тебя. 




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Невеста скандального шпиона - Брэдли Селеста



книга понравилась, правда, немного смутила свадьба с самого начала. Поражало поведение героини - то повышенная проницательность, то невероятное простодушие, однако, она все-таки не была сельской дурнушкой (как выяснилось в самом конце романа). Он - типичный мужчина, со всеми их недостатками, хоть и королевский шпион. Хороший сюжет, много юмора, замечательная любовная линия. Отличительная черта - фигура Виллы - пышущая здоровьем деревенская девушка, а не хрупкая изнеженная красавица.
Невеста скандального шпиона - Брэдли СелестаОльга Сергеевна
21.06.2013, 17.16





Не знаю.....не знаю.....Вроде понравилось, но чего-то не хватило. Оригинальная завязка и сюжет, но вот исполнение немного хромает. Манера общения героев оставляет желать лучшего, ибо не соответствует той эпохе. Особенно героини, даже пусть она деревенская простая открытая девушка, но говорит она, как наша современница, да и ведет себя так же. Мне это немного "резало глаза". А так, в целом неплохо, скоротать вечер можно: 7/10
Невеста скандального шпиона - Брэдли СелестаNeytiri
5.06.2014, 16.09





очень понравился роман, да и вся серия очень хорошая. Есть смешные моменты, от которых покатывалась со смеху.
Невеста скандального шпиона - Брэдли Селесталёлё
14.11.2014, 13.42





Очень понравилось, хоть это роман из другой серии, но как Натаниэль стал Лордом предателем, говорилось в одном из романов серии Клуб лжецов. Отличное начало серии "Королевская четверка".
Невеста скандального шпиона - Брэдли СелестаМилена
3.08.2015, 15.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100