Читать онлайн Невеста скандального шпиона, автора - Брэдли Селеста, Раздел - Глава 23  в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста скандального шпиона - Брэдли Селеста бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.84 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста скандального шпиона - Брэдли Селеста - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста скандального шпиона - Брэдли Селеста - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдли Селеста

Невеста скандального шпиона

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23 

Вилла наблюдала за тем, как Натаниэль уходит, а затем направилась к Дафне. Она и Бэзил захотят сообщить эту новость своим гостям.
— Нет! Не говори никому! — попросила ее Дафна. — Бэзил так ждал этого дня. Это испортит абсолютно все для него. В конце концов, это с такой же легкостью могло бы случиться и после бала, разве нет? — Дафна изогнула свою идеальную бровь.
Вилла смогла только уставиться на нее. Рэндольф наверху сражался за свою жизнь, и все, о чем могла думать Дафна, — это ее светский раут? Дафна не выказала никакого беспокойства. Ее улыбка была такой же бесхитростной, как и всегда, когда она радушно кивнула паре проходящих мимо гостей.
Вилла потрясенно наблюдала за ее действиями. Затем отвернулась. Если Дафна настолько сильно желает свой бал, то пусть она его и получает. А прямо сейчас Вилла должна беспокоиться о более чувствительных членах этой семьи.
— Привет, Вилла. Ты просто великолепно выглядишь сегодня. — Миртл удовлетворенно улыбнулась. — Держу пари, что от этого платья Виктория просто зашипела. Я должна проконсультироваться с тобой по поводу моей следующей примерки.
Она подняла вверх морщинистый палец.
— Скажу тебе, что никогда не поздно произвести сенсацию. Как, ты думаешь, я буду выглядеть в зеленом?
Вилла сглотнула. Ей было неприятно, что придется разрушить хорошее настроение Миртл.
— Миртл, это… Это Рэндольф.
— Рэндольф? — ее веселье пропало. — Он…
Вилла быстро покачала головой.
— Нет, я не думаю что это так, еще нет. Но я полагаю, что это очень серьезно.
На лице Миртл вдруг четко стали видны все морщины, заставляя ее выглядеть на свой полный возраст. Только ее глаза все еще оставались яркими, но теперь они блестели от горя.
— Я помогу вам подняться наверх, — обняв Миртл одной рукой, Вилла направилась в главной лестнице.
— Нет. Есть другой путь. — Миртл повернула в другом направлении. — Можно срезать по лестнице для слуг.
В коридоре рядом с бальным залом Миртл нажала на панель в стене. Панель скользнула в сторону, открыв тесный, неукрашенный проход и лестницу.
Вилла моргнула. Так вот как слуги перемещаются так тихо и эффективно. Это открытие заставило ее задуматься о тех случаях, когда ей казалось, что за ней наблюдают — возможно, это так и было.
Ступеньки были немного крутыми, но когда они поднялись на этаж, где располагались семейные спальни, и панель скользнула в сторону, они оказались в коридоре непосредственно рядом с комнатами Рэндольфа.
Вилла собиралась поспешно пробежать по коридору, когда Миртл схватила ее за руку.
— Слушай.
Не было необходимости прислушиваться слишком внимательно, потому что голоса были слышны в коридоре очень четко. Вилла немедленно поняла, что тот, кто говорит — это Натаниэль.
— Лорд Ливерпул, ничего нельзя сделать.
— Лорд Ливерпул? Премьер-министр? — прошептала она Миртл, только для того, чтобы та быстро сделала ей знак замолчать. — Миртл, это не совсем хорошо…
Другой голос, точный и сухой, заговорил с большей настойчивостью.
— Скажите ему.
— Что?
— Скажите ему правду о своем позоре. Теперь это не имеет значения, когда он так близок к концу.
Вилла наклонилась вперед, чтобы увидеть Натаниэля. Он был бледен. Пока она смотрела на него, он закрыл глаза.
— Я сказал ему, — с трудом выговорил он. — Несколько месяцев назад, после того, как это дело было запущено, я рассказал ему. Не полностью, конечно же, но я сказал ему, что я взял на себя вину за того, кто нуждается в защите, и что я бы никогда… — Он остановился, его дыхание стало резким.
— А что он ответил? — тихо спросил Ливерпул.
— Он сказал, что уже знает все, что ему нужно знать обо мне.
Вилла почувствовала боль в сердце за него. Она никогда не слышала, чтобы в его голосе так ощущались мучения. Теперь она стояла неподвижно, прислушиваясь к каждому слову так же старательно, как и Миртл.
— Так что он умрет с плохим мнением обо мне.
— Тогда, возможно, это к лучшему, — мрачно заключил Ливерпул. — Как слуга Короны вы должны знать это. Этот фасад предателя невероятно драгоценен. Лишится его сейчас — значит, впустую потратить все старания.
Вилла отступила назад, позволив Миртл стать у двери. Она была совершенно права в отношении своего благородного, великолепного Натаниэля. Неистово размышляя, она села на верхнюю ступеньку лестницы. Почему бы просто не сказать миру о том, что в действительности произошло?
Затем послышался еще один голос, который Вилла не узнала.
— Я боюсь, что состояние вашего отца ухудшилось, лорд Рирдон. Он уже не придет в сознание. Полагаю, что он не проживет и часа.
Слишком поздно. Сердце Виллы упало. Было уже слишком поздно для Натаниэля, чтобы заставить своего отца понять.
Снова заговорил Ливерпул.
— Пойдемте, доктор. Я найду кого-нибудь, кто проводит вас к выходу.
Натаниэль не сказал ни слова. Вилла страдала за него, ее рука была прижата к сердцу.
— О, дорогой Рэндольф, ты нетерпимый дурак, — прошептала Миртл. Она выбралась из прохода для слуг, слезы бежали по ее лицу.
Вилла с трудом выкарабкалась вслед за ней, а затем осмотрела коридор в поисках Натаниэля. Он только что зашел в комнаты своего отца. Она последовала за ним через гостиную, остановившись у порога спальни, где она смогла увидеть изножье кровати, когда Натаниэль опустился рядом ней на колени.
Вилла с трудом переносила выражение опустошенности на его лице. Она хотела пойти к нему.
Если бы только она могла быть уверена, что он хочет ее присутствия там.
Осторожно закрыв дверь, Вилла отошла от нее и медленно направилась обратно в коридор, пристально разглядывая пол.
— Ах вы, старый мрачный смутьян! Вы могли бы убедить Рэндольфа!
Вилла подняла глаза, услышав резкий треск, и отметила, что Миртл нанесла отличный удар по голени Премьер-министру. Осознав, что вокруг больше никого не видно, Вилла поспешила к Миртл.
— Дорогая, что же вы делаете? — она имела в виду, что делает Миртл, нападая на лорда Ливерпула без подкрепления, но его лордство, должно быть, решил, что Вилла ничего не знает о его недавнем разговоре с Натаниэлем.
— Боюсь, что дорогая миссис Тигарден переутомилась от горя из-за своего племянника, — холодно ответил Ливерпул. Он схватил Миртл за руку и твердо переместил ее туда, где он был бы в безопасности от ее трости с серебряным наконечником. Затем он потянулся к звонку.
Появились два лакея, очевидно, как по волшебству, и каждый мягко взял Миртл под руку.
Вернув себе достойный вид, рывком одернув свой шелковый жилет, лорд Ливерпул резко кивнул слугам.
— Так, парни, помогите миссис Тигарден вернуться в свою комнату. Я полагаю, что нам придется прибегнуть к снотворному. Бедная женщина совершенно истощена.
Вилла подбежала к Миртл.
— Милая, с вами все в порядке?
В глазах старой женщины были слезы, и она повисла на руках у лакеев. Она что-то зашептала Вилле.
Наклонившись ближе, сделав вид, что она поправляет головной убор, Вилла взглянула на лорда Ливерпула. Тот одергивал свой фрак, его внимание было сосредоточено на собственной персоне.
— Что, Миртл? Я не слышу.
— Ты ничего не знаешь. Притворись, что ты ничего не знаешь.
Затем слуги помогли Миртл уйти прочь, и Вилла осталась с Премьер-министром.
Она не была слишком хорошей лгуньей, но она была отличной притворщицей. Так что Вилла сделала вид, что она не знает ни о чем из того, что случилось до нападения Миртл на премьер-министра.
— О Боже, милорд! Что это было такое?
Она притворилась, что не заметила, как его пристальный взгляд стал проницательным, и старалась не вздрогнуть от того, каким ледяным взглядом он окинул коридор.
— Не имею ни малейшего понятия.
Не предполагалось, что это будет вот так. Охлаждение было задумано как временная мера. Но ему причинило такую боль немедленное принятие этой истории его семьей, то, что они мгновенно поверили в его трусость. Его ужасно мучило то, что его отец смог таким вот образом повернуться к нему спиной.
И тогда Натаниэль тоже отвернулся от них. От отца, от Дафны, от вспышки бешеного удовольствия в глазах Бэзила.
В комнате Рэндольфа наступила тишина, которая бывает в пустом помещении. Перед этим, даже когда он спал, в комнате ощущалось его присутствие. Теперь все было по-другому. Натаниэль сел в кресло у постели отца, то самое кресло, которое он занимал в неурочные часы на протяжении нескольких прошедших ночей.
— Сэр, вы выглядите не очень хорошо, — Натаниэль взял отца за истощенную руку. — Достаточно плохо выглядите.
Рука его отчима казалась трагически чужой. Хотя Рэндольф только разменял шестой десяток, его кожа казалась высохшей, словно пергамент, как у стариков преклонного возраста, и сквозь нее видны были кости.
Тем не менее, это была все та же рука, за которую держался Натаниэль в шесть лет, когда учился плавать, та, что чертовски больно шлепала его по заду, когда ему было двенадцать, и та, которую он впервые пожал по-мужски, когда ему исполнилось шестнадцать.
Он закрыл глаза, пытаясь представить отца перед собой, здорового, каким он был когда-то.
— Мы так много времени потратили впустую, ты и я. Я был слишком гордым. Ты был слишком замкнутым.
Он снова взял руку отца и поместил ее между своими ладонями. Рука была холодной, и Натаниэль чувствовал, что он должен согреть ее.
— Вилла не похожа на Дафну. И слава Богу. Она не сравнится ни с одной женщиной, которую я когда-либо знал. Вначале можно предположить, что она — сумасшедшее существо, потому что она говорит такие странные вещи. Затем, когда начинаешь прислушиваться, понимаешь, что она смотрит на мир, как на огромный подарок, который ей вручили, перевязав лентой, и она разворачивает его постепенно, один восхитительный слой за другим.
Он покачал головой.
— Из-за этого кажется, что она говорит как ребенок, но у нее в жизни было не меньше трудностей, чем у любого из нас. Она просто предпочла не прятаться за болью, а расцвести вопреки ей.
Рука его отца стала теперь немного теплее, так что Натаниэль мягко положил ее под покрывало и сел на кровати, чтобы взять другую руку. Теперь, когда он был ближе, он мог видеть, что губы его отца приняли синеватый оттенок, а его грудь лишь слегка приподнималась с каждым вдохом.
— Ты скоро покинешь нас, не так ли? Я понимаю. Я просто не хотел, чтобы ты ушел, думая, что я подвел тебя, — он сделал паузу. — Веришь ты этому или нет, но я никогда этого не делал.
Некоторое время он сидел в тишине, наблюдая за неподвижностью Рэндольфа. Натаниэль почти боялся, что если он отведет взгляд от слабого двигающейся груди отца, то она совсем замрет.
А затем движение прекратилось.
Натаниэль ждал и наблюдал, не желая верить. Затем он опустил вниз руку отца — теперь она никогда не станет теплой снова, и наклонился, чтобы поцеловать его в лоб.
Натаниэль ощутил, как холод обязанностей вытесняет горе. В каком-то смысле в этом было облегчение. Он сможет сделать что-то, касающееся своей миссии, связанное с Фостером. Но не было никакого способа избавиться от ужасного понимания того, что он никогда не услышит больше голоса своего отца, никогда не расскажет ему ничего нового о том, что он сделал и не увидит вспышки юмора и одобрения в его глазах.
Дверь в комнату открылась и вошла Виктория. Она все еще была одета в вечернее платье, как и все они. Но глаза ее были сухими, а на лице не было следов горя.
— Привет, мама. Он покинул нас. Ты можешь начать симулировать, что оплакиваешь его.
Ее глаза заблестели.
— Я оплакиваю его, — отрезала она. — Рэндольф был моим мужем в течение тридцати лет. — Она повернулась и долго молча смотрела на человека на кровати.
Затем она повернулась обратно к Натаниэлю, на лице ее было только выражение холодного самообладания.
— Я бы предпочла, чтобы ты продолжал благоразумно вести себя сегодня днем. Дафна и Бэзил стали триумфаторами сезона. Нет необходимости портить им праздник ради этого события.
Натаниэль кивнул, его губ сардонически искривились.
— Конечно, мама. Все, что угодно, для Бэзила.
Виктория прищурила глаза.
— Ты должен быть благодарен ему за то, что он терпит тебя. Он сказал, что, вероятно, ты сможешь искупить позор, который ты навлек на всех нас.
Натаниэль не стал больше смотреть на своего отца. Тот уже покинул эту комнату.
— Зачем утруждаться? — сказал Натаниэль безо всякого выражения, затем повернулся и вышел из комнаты.
Вилла ждала рядом с комнатами Рэндольфа, неуверенная в том, какое место ей нужно занять в этой ситуации. Должна ли она присоединиться к Натаниэлю и его матери в их горе?
Хотя Виктория вовсе не казалась затронутой печалью, когда она прошла мимо Виллы в коридоре, не поприветствовав ее даже кивком. Вследствие этого Вилла уселась на одно из покрытых вышивкой кресел, которые украшали коридор через равные промежутки, и начала ждать.
Когда дверь в комнате больного распахнулась, и появился Натаниэль, она вскочила на ноги.
— Все ли…
Он пронесся мимо нее, словно вовсе не видел.
— Натаниэль? Натаниэль!
Наконец он замедлил шаг в ответ на ее оклик.
— Мне нужно побыть одному, Вилла. — Он говорил это через плечо, даже слегка не повернувшись к ней. — Я проведу вечер в своем кабинете.
— О. Я просто хотела помочь…
— Помоги Миртл. Ты ничего не сможешь сделать для меня, — его голос был холодным. Затем он ушел, его широкие шаги и сжатые кулаки в достаточной мере иллюстрировали его с трудом контролируемую ярость.
Вилла смотрела, как он уходил, ее плечи поникли. Она так хотела утешить его, но она никогда в меньшей степени не ощущала себя его женой.
— С какой стати ты вышла за него замуж? Я знаю, что ты всего лишь дочь ученого, и к тому же выросла в деревне, но, несомненно, ты могла бы добиться большего, — мелодичный голос Виктории насмешливо растягивал слова, которые она произносила через плечо, проходя мимо Виллы. Затем она остановилась, чтобы оглянуться, словно для того, чтобы просмаковать опустошение, вызванное ее замечанием.
Но эти слова не ужалили Виллу. То, что эти люди думали о ней, ничего для нее не значило. Вилла покачала головой, глядя Виктории в глаза.
— Я знаю, что вы холодны, как рептилия, и к тому же поверхностны, но, несомненно, вы могли бы достичь многого.
Затем она повернулась спиной к бормочущей Виктории и отправилась искать Миртл.
Вилла тихо проскользнула в великолепные комнаты Миртл. Ковер был толстым, поэтому она не издала ни звука, пересекая роскошную гостиную, подходя к двери, которая, по ее предположению, могла вести в спальню.
Она не хотела будить Миртл. Она только хотела успокоить себя. Смерть Рэндольфа должна расстроить Миртл. Она была такой язвительной, что можно было забыть о том, какой хрупкой она была на самом деле.
Вилла заглянула в комнату, затем пересекла ее, подойдя к гигантской занавешенной кровати. Приблизившись на цыпочках к разрезу между занавесями, Вилла одним пальцем зацепила ткань, чтобы заглянуть внутрь.
Она не ожидала увидеть Миртл, сидящую в позе портного в центре кровати, напоминающую отважного маленького эльфа, выбирающего шоколад из гигантской коробки конфет. Она бросила конфету в рот и скосила глаза на Виллу.
— Запрыгивай на кровать. Если ты хочешь одну из конфет, то лучше тебе поторопиться.
Вилла присела на край матраса.
— Вам должно быть стыдно. Я так беспокоилась. Виктория думает, что вы лежите на смертном одре.
— О, я на нем и лежу. В течение нескольких лет я нахожусь на смертном одре. Чертовски скучно лежать на нем. Никогда не могу пролежать там достаточно долго, для того чтобы вызвать суматоху из-за моей болезни.
— Тетя Миртл, вы меня изумляете.
— Душистый горошек, когда ты становишься старше, то прекращаешь играть в их игры и начинаешь играть в свою собственную. Ты увидишь. Конечно, ты более сообразительная, чем я была когда-то. Ты вышла замуж за богатого мужчину, будучи молодой. Ты получишь все удовольствия, которых у меня не было до тех пор, пока я не встретила моего Борегарда, — на несколько мгновений она стала непереносимо печальной. Затем хихикнула. — Борегарду бы очень понравился этот следующий ход.
— Какой следующий ход?
— Ход, в котором я изменю мое завещание. Ты знаешь, они ведь все еще танцуют внизу.
— Измените ваше завещание? Я думала, что Бэзил — наследник Натаниэля?
— О, он наследник титула и поместья. И конечно, Натаниэль богат. — Миртл ехидно улыбнулась. — Но я богаче. Намного богаче. Без моих денег и с его увлеченностью игрой, Бэзил будет пустым местом через несколько лет. Много земли, мало денег, — она снова хихикнула. — Не могу дождаться, чтобы увидеть лицо Дафны.
— Постойте, тетя Миртл. Мне она не нравится, но если она рассчитывает на это наследство, не думаете ли вы, что это несправедливо отказать ей в нем?
— Ее никогда не было в моем завещании. Был только Рэндольф. Я держала Рэндольфа на своем колене, когда он был младенцем. Я любила этого мальчика до умопомрачения.
Потускневшие голубые глаза стали еще более тусклыми от непролитых слез.
— А ты знаешь, что сделала эта сука Виктория? Она убила его. Убила его так же надежно, как если бы сбросила его с башни Тауэра своими руками.
— Но я думала, что это из-за его сердца…
— Да. Его сердце. Именно о сердце врач и предупреждал его прошлой зимой. О том, что из-за сердца он не должен ездить в Лондон весной. Его доктор сказал ему не делать этого, потому что он не сможет выдержать нагрузки во время путешествия.
Миртл прищурила глаза.
— Но Виктория не может пропустить Сезон, сказал Рэндольф. Виктория настаивала на том, чтобы посещать балы, вечеринки и салоны, даже если это убьет ее мужа.
Она вытащила крохотный клочок кружева и промокнула им глаза.
— И вот это случилось. Все это убило его.
— Мне так жаль.
Миртл вздохнула, затем покачала головой.
— Все когда-нибудь умирают, мой душистый горошек. Я видела за свою жизнь так много смертей моих родственников и друзей. Рэндольф испытывал боль, каждое дыхание было мучением. Для него смерть стала милосердием.
— Я понимаю.
— И все, что остается, получают живые. В том числе и деньги. Со смертью Рэндольфа я должна немедленно связаться со своим поверенным. Кроме того, это мои деньги и я могу делать с ними все, что хочу.
— Я так и полагаю, — с сомнением ответила Вилла.
— Ну а что насчет тебя? Тебя и Таниэля — Натаниэля? Ты не хочешь получить немного денег?
— Нет, — уверенно сказала Вилла.
— Совсем нисколько?
— Ни одного пенни. Нет, потому что это означает, что вы должны сначала умереть.
— Ну, душистый горошек, думаю, что это самые приятные слова, какие мне говорили за последние несколько лет.
— Вот только не нужно разводить сырость. Терпеть не могу сантименты, — отрезала Вилла в такой совершенной пародии на саму Миртл, что старую леди затопила волна напоминавшего кудахтанье смеха.
— Ох, Вилла, ты помогаешь мне сохранять тело молодым.
— Отлично. Оставайтесь со мной, и вы будете жить вечно.
— Ты знаешь, в первый раз за много лет я хочу, чтобы это было возможно. Я на самом деле хотела бы увидеть, как выйдешь в свет, милая, — она уставилась на то, что Вилла держала в руках. — Ты что-то принесла мне?
— Я принесла книгу, которая, я думаю, вам понравится, — Вилла показала ей потрепанный том. — Это одна из моих любимых книг.
— О, моя дорогая, мои глаза теперь работают не так хорошо, как когда-то.
— В любом случае я собиралась почитать ее вам, — заверила ее Вилла. — Это перевод, который я сделала сама, так что, вероятно, вы и не смогли бы расшифровать мои неразборчивые небольшие заметки на полях.
Миртл наклонила голову, чтобы более внимательно рассмотреть книгу.
— О чем она?
— Это изумительное художественное произведение, полное приключений и интриг. — Вилла открыла маленькую книгу и начала читать.
— «Каждый правитель нуждается в нескольких людях, на которых он может рассчитывать…»




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Невеста скандального шпиона - Брэдли Селеста



книга понравилась, правда, немного смутила свадьба с самого начала. Поражало поведение героини - то повышенная проницательность, то невероятное простодушие, однако, она все-таки не была сельской дурнушкой (как выяснилось в самом конце романа). Он - типичный мужчина, со всеми их недостатками, хоть и королевский шпион. Хороший сюжет, много юмора, замечательная любовная линия. Отличительная черта - фигура Виллы - пышущая здоровьем деревенская девушка, а не хрупкая изнеженная красавица.
Невеста скандального шпиона - Брэдли СелестаОльга Сергеевна
21.06.2013, 17.16





Не знаю.....не знаю.....Вроде понравилось, но чего-то не хватило. Оригинальная завязка и сюжет, но вот исполнение немного хромает. Манера общения героев оставляет желать лучшего, ибо не соответствует той эпохе. Особенно героини, даже пусть она деревенская простая открытая девушка, но говорит она, как наша современница, да и ведет себя так же. Мне это немного "резало глаза". А так, в целом неплохо, скоротать вечер можно: 7/10
Невеста скандального шпиона - Брэдли СелестаNeytiri
5.06.2014, 16.09





очень понравился роман, да и вся серия очень хорошая. Есть смешные моменты, от которых покатывалась со смеху.
Невеста скандального шпиона - Брэдли Селесталёлё
14.11.2014, 13.42





Очень понравилось, хоть это роман из другой серии, но как Натаниэль стал Лордом предателем, говорилось в одном из романов серии Клуб лжецов. Отличное начало серии "Королевская четверка".
Невеста скандального шпиона - Брэдли СелестаМилена
3.08.2015, 15.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100