Читать онлайн Невеста скандального шпиона, автора - Брэдли Селеста, Раздел - Глава 20  в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста скандального шпиона - Брэдли Селеста бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.84 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста скандального шпиона - Брэдли Селеста - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста скандального шпиона - Брэдли Селеста - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдли Селеста

Невеста скандального шпиона

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20 

Было уже очень поздно, когда она вернулись домой с бала. В общем, Вилла была довольно событиями этой ночи. Она танцевала с Натаниэлем до тех пор, пока ее ноги не начали подкашиваться. Она уничтожила маленькую шайку Финстера. Она обрела друга в лице Китти Найт и посягнула на общественное мнение о Натаниэле.
В целом, этой ночью была проделана удовлетворительная работа.
Была всего лишь еще одна вещь…
Натаниэль довел ее до ее комнаты.
— Спокойной ночи, Вилла. Ты должна подольше полежать в постели завтра утром, так как у нас будет еще один бал завтра вечером.
— О да. Бал Дафны и Бэзила, — она неохотно вздохнула. — Я полагаю, что мы не сможем избежать этого.
Натаниэль слегка улыбнулся.
— В действительности мы может, так как Бэзил уже попросил меня не появляться.
Какая несравненная наглость с его стороны, исключить Натаниэля, когда бал будет проводиться в его доме! Вилла прищурила глаза.
— Тогда мы определенно будем там.
Натаниэль с восхищением покачал головой.
— Бедный Бэзил.
В доме вокруг них стояла тишина; Натаниэль чувствовал себя тепло и раскованно рядом с ней — и вопрос, который жег Виллу с момента ее встречи с епископом этим утром, вырвался у нее наружу.
— Почему ты никогда не опровергал то, что тебя заклеймили предателем?
Натаниэль отпрянул.
— Ага. Я так и думал, что тебя сегодня что-то занимало. Твоя беседа с епископом не была пустой тратой времени, не так ли?
— Это было самым сильным его аргументом, — неохотно ответила она. — И ты избегаешь этого вопроса.
— Это никакой не вопрос, Вилла, — натянуто проговорил он. — Уже поздно, и мы оба устали.
— И снова нет прямого ответа, — размышляла она, словно говоря сама с собой.
Боже, она была настойчива. Возможно, даже слишком настойчива. Если он позволит ей исследовать этот вопрос, то она достаточно умна и упряма, чтобы разузнать некоторые вещи, которые по-настоящему должны оставаться глубоко похороненными. Он приподнял ее подбородок вверх одним пальцем и пристально посмотрел ей в глаза.
— Вилла, я никогда не опровергал слухов, потому что я не могу опровергнуть эти слухи.
Она уставилась на него так внимательно, словно хотела разглядеть, что у него внутри.
— Не можешь или не хочешь?
Он серьезно и печально покачал головой.
— На самом деле не могу.
Это была правда. Опровержение слухов сейчас, когда Фостер находится на свободе, могло привести к тому, что этот человек раскроет секрет, который Королевская Четверка опасалась предавать гласности. Никто никогда не должен узнать о том, как юный принц Георг, охваченный юношеским сопротивлением против неодобрения своего моралистического отца, присоединился к группе молодых радикалов, которые называли себя «Рыцарями Лилии». Георг всегда был легкомысленным, несмотря на его врожденный интеллект, и он не осознавал, пока не стало почти слишком поздно, что его соратники и в самом деле настроены серьезно.
Все они признались, и дело было благополучно замято. Молодые бунтовщики были мягко рассеяны, и в течение тридцати лет все они вели себя тихо.
До тех пор, пока Натаниэль не был завербован лидером прежних «Рыцарей Лилии», и ему не был изложен их план — представить Принца-Регента как маниакального отцеубийцу, надеясь побудить народ Англии свергнуть его посреди войны. Такой хаос в правительстве — это именно то, что нужно было Наполеону, чтобы снова взять верх — и именно это Королевская Четверка не могла допустить.
Не имеет значения, какой ценой.
Так же, как миссией Натаниэля было найти последнего заговорщика — не важно, какой ценой.
Ничто из этого он не мог объяснить Вилле. Никогда.
Потому что если Королевская Четверка боялась разоблачения Принца-Регента, то еще больше они боялись разоблачения собственных секретов. Принцы и короли приходили и уходили, плохие, хорошие или сумасшедшие. И сквозь все это, через хаос всех столетий именно Четверка управляла Англией, проведя ее сквозь преграды, которые разрушили другие, более сильные и мощные нации. Четверка была той причиной, по которой этот маленький остров стал мировой державой и оставался таковой до сих пор.
Незримость их существования была их силой — и их величайшей слабостью. Подобно Ахиллесовой пяте, их раскрытие было единственным, что могло сокрушить их, оставив Англию без ее секретной защиты из чести и верности без поиска личной выгоды.
Вилла наблюдала за ним, ее глаза готовы были наполниться слезами. Ее разочарование тронуло его до глубины души.
— Мне жаль, цветочек. Я знаю, ты надеялась, что я смогу опровергнуть это. Я сожалею, что разочаровал тебя, — он ощутил неизбежность этого. Почувствовал, как его непродолжительное довольство рассеивается, и его маленькая принципиальная и яростная невеста оставляет его холодным и покинутым.
Вместо этого она рассматривала его так, словно не могла решить, к какой разновидности он принадлежит.
— Неужели все мужчины так глупы?
Натаниэль удивленно заморгал, потом нахмурился.
— Ты проводишь слишком много времени с Миртл.
Он подняла обе руки к небу и отвернулась от него.
— А ты проводишь слишком много времени, убегая от лжи!
Лжи? На мгновение ему показалось, что коридор кружится у него перед глазами. Она не могла иметь в виду, то, что он подумал. Или могла?
— Что — какой лжи?
Она прекратила свою разочарованную ходьбу и посмотрела на него, склонив голову, руки ее лежали на бедрах.
— Ложь о том, что ты являешься предателем.
Не осмеливаясь вкладывать слишком большой смысл в то, что она говорит, Натаниэль подошел, чтобы встать перед ней. Он снял ее руки с бедер и переплел свои пальцы с ее.
Его руки не были холодными, но ее руки были еще теплее. Господи, даже ее пальцы дарили ему тепло.
Мягко увлекая ее за собой, он открыл дверь ее комнаты, подвел ее к кровати и усадил на нее. Затем сел рядом с ней, продолжая держать ее руки в своих руках.
Внезапно она отбросила свое раздражение и прижалась к нему, склонив голову ему на плечо. Закрыв глаза, Натаниэль наклонил голову, чтобы глубоко вдохнуть аромат теплой, живой, пахнущей жасмином Виллы.
Определенно, комната кружилась вокруг него. Мир кружился вокруг него, медленно скользя от неправильного к правильному.
Вилла верила в него. Она услышала всю ужасную историю, увидела, как он отказался опровергнуть ее, и все же она не отвернулась от него.
Он хотел обнять ее, опрокинуть ее на покрывало и распустить ее волосы. Он жаждал целовать ее до тех пор, пока она не сможет дышать и так глубоко войти в нее, что она не сможет разговаривать.
Но сначала ему нужно услышать это с ее собственных губ. Натаниэль не мог больше переносить напряжения.
— Вилла, у тебя все еще есть вера в меня?
Она нежно улыбнулась ему.
— О, дорогой Натаниэль. Конечно, у меня есть вера в тебя. Я люблю тебя, глупая ты деревенщина.
Она верит в него. Тяжесть, лежавшая у него на сердце, исчезла подобно дыму, и он ощущал себя так, словно мог взмыть в небо и полететь. В это момент он чувствовал, что может сделать все, что можно только вообразить, если Вилла будет рядом с ним.
Подождите немного.
— Ты любишь меня?
Она наклонила голову, ее улыбка сделалась еще мягче.
— Да, Натаниэль Стоунвелл. Я люблю тебя.
Затем он обнял ее и притянул к себе, прежде чем она сумела сделать еще один вздох.
Вилла задохнулась от настойчивости Натаниэля, затем расслабилась, ощущая силу его рук. Она так долго ждала его, что немедленно сдалась этому моменту, отдавшись моментально опалившему ее жару его прикосновения.
Она любила то, как его руки крепко обнимали ее, почти приподнимая ее с кровати. Обвив руками его шею для поддержки, она откинула голову назад.
Натаниэль немедленно воспользовался преимуществом этого движения и зарылся лицом в ее шею. Она ощутила прикосновение его языка и зубов. От этого по ее телу до кончиков пальцев прошла дрожь.
— Ты собираешься совоку… — нет, не так. — Ты собираешься сейчас заняться со мной любовью?
Он поднял голову вверх, чтобы посмотреть на нее.
— Да, цветочек. Я собираюсь сейчас заняться с тобой любовью. Дважды. По крайней мере.
Он подтянул ее повыше и поцеловал верхнюю часть ее грудей, выступающую над вырезом платья.
Она задрожала, предвкушение заставило ее стиснуть бедра.
— Дважды. О Боже. Такое возможно?
Снова подняв голову вверх, Натаниэль прорычал:
— Вилла, мой цветочек, замолчи. Пожалуйста.
А затем он поцеловал ее.
Он целовал ее до тех пор, пока она не начала задыхаться, пока ее сердце глухо не застучало, пока ее колени не ослабели, и все внутри нее не расплавилось, как теплый воск.
Натаниэль не мог насытиться вкусом этой исключительной провинциальной плутовки. Она была всем, что обещал ему один ее неумелый поцелуй на дороге. Сладкой, горячей, отдающей и так быстро обучающейся.
Вилла поглаживала его шею, а потом — волосы, захватывая длинные шелковистые пряди в кулаки, пока она отдавалась поцелую со всем своим небольшим опытом.
Жар его рта, его пряный вкус, ощущение его гладких зубов и горячее удовольствие его слегка шершавого языка. Это было даже лучше, чем в первый раз.
Его руки начали бродить по ее телу, вниз по ее спине, затем вверх к ее груди. Крошечные открытые рукава соскользнули с ее плеч, так сковав ее руки, что Вилле пришлось ненадолго отпустить его, чтобы отделаться от них.
Натаниэль отступил назад, чтобы посмотреть на нее, его руки скользили вверх, пока не обхватили ее лицо.
— Позволь мне увидеть тебя, цветочек. Позволь мне увидеть тебя целиком.
Не уверенная в том, чего он хочет, она встала, дотянулась до верхних пуговиц на спине своего платья и услышала в ответ ободряющий стон. Платье повисало спереди, выставляя напоказ все большую и большую часть ее груди. Она медленно расстегнула последние пуговицы на талии, одну за другой, наблюдая за тем, как он смотрит на нее.
Это было непереносимо захватывающе, видеть желание на его лице, чувствуя власть, которую она имела над его реакцией.
Затем пуговица выскользнула из петли, и лиф ее платья соскользнул спереди, свободно свисая, но все еще цепляясь за влажную кожу. Он потянулся, чтобы стянуть его вниз до конца.
Вилла отпрянула, внезапно испытав приступ застенчивости. Она не может этого сделать, не после того, как ее отвергали так часто.
Натаниэль посмотрел ей в глаза.
— Теперь моя очередь?
Его голос был мягким, но выражение его глаз было настойчивым и голодным. Она задрожала, и его взгляд переместился обратно, туда, где ее соски выглядывали из-под синего шелка. Она практически ничего не надела под это платье, потому что у нее не было ничего, что подошло бы к нему.
— Пожалуйста? — ее голос застрял в горле, наткнувшись на смесь страха и головокружительного томления. Возможно, если он тоже будет обнажен…
Натаниэль стянул свой открытый сюртук и бросил его на стул позади себя. Потом он быстро расстегнул свой жилет и отправил его вслед за сюртуком. Он медленно развязал свой галстук, а затем швырнул его через комнату, и тот полетел, затрепетав, как флаг капитуляции. Одну за другой, он медленно вынимал запонки из своей рубашки, дразнящее расстегивая ее таким образом, чтобы она распахнулась, но не свалилась с него.
— Вот так кажется справедливо. Теперь твоя очередь.
Вилла облизала губы. Его взгляд был прикован к ее рту, так что она сделала это еще раз. Он резко сглотнул, и голодное выражение в глазах стало практически невыносимым.
Такая головокружительная вещь, это занятие любовью. Она ощущала, что ее женская сила растет с каждым моментом. Была только одна проблема. Если она снимет свое платье, она будет практически обнажена — если не считать сорочку, — в то время как он будет всего лишь без рубашки.
В интересах справедливости, Вилла затем сбросила одну туфельку и подняла ногу на сиденье стула. Подняв подол платья, она продемонстрировала кружевную подвязку, которая удерживала ее чулок.
Натаниэль подумал, что он взорвется на месте при первом же взгляде на кремовое бедро. Ох, она была озорной деревенской мисс. Он наблюдал, как Вилла неспешно развязала подвязку, позволила ей соскользнуть с ее бедра с атласным шуршанием.
Она уронила ее на стул поверх его жилета и бросила на него вызывающий взгляд.
Он знал, что она делает, и находил это невыносимо приятным — то, что она обратила свой страх и нервозность в маленькую неприличную игру для него.
Однако заинтересованный в том, чтобы процесс двинулся дальше, он наклонился и снял не один, а сразу оба ботинка, бросив их мимо нее так, что они приземлились рядом со стулом.
Ее глаза расширились, но он не собирался отпускать ее так легко. Он улыбнулся ей, склонив голову в ожидании.
Вилла сглотнула. Затем, наклонившись, она начала скатывать свой чулок вниз по ноге с мучительной медлительностью до тех пор, пока она не дошла до кончиков пальцев и не сбросила его на пол.
Натаниэль подумал, что умрет. Тот факт, что она не имела понятия о том, что когда она наклонилась, лиф ее платья опустился, полностью выставляя напоказ ее роскошную грудь, только сделал это зрелище еще более захватывающим. Он издал негромкий печальный стон, когда она выпрямилась и лишила его этого божественного вида.
Он быстро стянул с себя оба носка и стащил рубашку через голову.
Вилла застыла при виде его обнаженной груди. Как она могла забыть, как он прекрасен? Почему она откладывает именно то, чего ей хотелось больше всего?
Внезапно быстро задвигавшись, Вилла поставила другую ногу на кресло, сняла подвязку и чулок, отбросила их в сторону, затем выпрямилась перед Натаниэлем.
Он знал, чего она хотела, она могла видеть это на его лице, но не могла выносить даже следов высокомерия. Решив проявить немного своей недавно открытой силы, она повернулась к нему спиной, затем потянула платье вверх, снимая его через голову, а затем отбросила его в сторону. Потом, все еще стоя спиной к нему, как для храбрости, так и для возможного поддразнивания, Вилла потянула за завязки на своей сорочке и позволила ей соскользнуть вниз, где она повисла на ее бедрах.
Натаниэль издал низкий агонизирующий звук, и она бросила на него взгляд через плечо, чтобы увидеть, как его руки сжались в кулаки по бокам, и все высокомерие исчезло с его лица.
Отлично.
Затем она повернулась, чтобы добежать до кровати и спрятаться под покрывалами.
— Не так быстро, цветочек!
Натаниэль поймал ее одной рукой и развернул к себе лицом, затем шагнул вперед, чтобы поцеловать…
И споткнулся о свои собственные ботинки на полу. С трудом изогнувшись так, чтобы не приземлиться на Виллу, он сильно ударился о мраморный камин.
— О, дорогой! О Натаниэль, с тобой все в порядке?
Он смог сделать глубокий вдох, но почти тотчас задохнулся снова, когда осознал, что тяжелые, мягкие груди Виллы прижимаются к его обнаженному торсу. Он мог ощущать ее затвердевшие соски, прикасавшиеся к его коже, когда она руками ощупывала его голову в поисках повреждений.
Небеса. Когда почти обнаженная Вилла сбивает тебя с ног — это настоящий рай на земле.
Но Натаниэль хотел бы побывать и на небе. Или — еще лучше — внутри этого неба.
Потянувшись к ней, он обнял ее двумя руками и перекатил их обоих в сторону, подальше от холодного мрамора на мягкий, толстый коврик.
— Ох, с тобой все хорошо. Я так боялась, что проклятие…
У него вообще не было выбора. Он должен был поцеловать ее прямо сейчас, заглушив эти слова.
Как только волна опасения за него схлынула, Вилла совершенно забыла о том, как нужно думать. В мире не было ничего, кроме вкуса, запаха и ощущения Натаниэля над ней.
Он глубоко поцеловал ее, приподнялся на ней на одной руке, пока другая рука потянула ее сорочку вниз к ее лодыжкам. Она быстро отбросила ее ногой прочь, затем выдохнула ему в рот, когда он вместился меж ее коленей.
— Ш-ш-ш, — проговорил он ей в губы. — Еще рано.
Она расслабилась, позволив своим ногам полностью раздвинуться, когда Натаниэль лег на нее, прижавшись к тому месту, где они разделялись, и где его все еще закрывали брюки. Пока они на нем, ей не о чем беспокоиться.
Затем его руки начали путешествовать по ее телу старательно и уверенно, и она забыла, что нужно о чем-то беспокоиться. 




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Невеста скандального шпиона - Брэдли Селеста



книга понравилась, правда, немного смутила свадьба с самого начала. Поражало поведение героини - то повышенная проницательность, то невероятное простодушие, однако, она все-таки не была сельской дурнушкой (как выяснилось в самом конце романа). Он - типичный мужчина, со всеми их недостатками, хоть и королевский шпион. Хороший сюжет, много юмора, замечательная любовная линия. Отличительная черта - фигура Виллы - пышущая здоровьем деревенская девушка, а не хрупкая изнеженная красавица.
Невеста скандального шпиона - Брэдли СелестаОльга Сергеевна
21.06.2013, 17.16





Не знаю.....не знаю.....Вроде понравилось, но чего-то не хватило. Оригинальная завязка и сюжет, но вот исполнение немного хромает. Манера общения героев оставляет желать лучшего, ибо не соответствует той эпохе. Особенно героини, даже пусть она деревенская простая открытая девушка, но говорит она, как наша современница, да и ведет себя так же. Мне это немного "резало глаза". А так, в целом неплохо, скоротать вечер можно: 7/10
Невеста скандального шпиона - Брэдли СелестаNeytiri
5.06.2014, 16.09





очень понравился роман, да и вся серия очень хорошая. Есть смешные моменты, от которых покатывалась со смеху.
Невеста скандального шпиона - Брэдли Селесталёлё
14.11.2014, 13.42





Очень понравилось, хоть это роман из другой серии, но как Натаниэль стал Лордом предателем, говорилось в одном из романов серии Клуб лжецов. Отличное начало серии "Королевская четверка".
Невеста скандального шпиона - Брэдли СелестаМилена
3.08.2015, 15.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100