Читать онлайн Беспорядочные связи, автора - Брэдли Лора, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Беспорядочные связи - Брэдли Лора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Беспорядочные связи - Брэдли Лора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Беспорядочные связи - Брэдли Лора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдли Лора

Беспорядочные связи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Ужин прошел на удивление приятно. Виктория умело направляла беседу, подключая к разговору все пять сидящих за столом пар. Бармен клуба «Электрик блюз» привел с собой свою подружку, ширококостную брюнетку из Канзаса. Трент был с женой, миловидной миниатюрной японкой по имени Томори.
Еще одной парой оказались мужчина и женщина, с которыми Уэйн разговаривал в клубе предыдущим вечером. Это были старые друзья Виктории. Они, по-видимому, так любили свою приятельницу, что даже мирились с ее мужем. Миранду они вспомнили, сказав, что видели ее в клубе. Девушка была рада, что Уэйн тогда проявил осмотрительность и не оказал ей при них внимания. Теперь они думали, что она приходила к Коулу.
За ужином Миранда наблюдала за поведением Уэйна и Виктории. Та часто трогала мужа за руку, за плечо, касалась щеки. Один раз убрала с его лба упавшую прядь волос. Уэйн поймал ее руку и поцеловал. Причем оба вели себя совершенно естественно, без тени притворства. Вопреки ожиданиям, Миранда вместо скрытой неприязни увидела проявления глубокой привязанности и любви.
В присутствии Виктории Уэйн преобразился и почти вызывал симпатию, а она рядом с ним просто светилась от счастья. Виктория, безусловно, была неглупа и наверняка знала про измены мужа, во всяком случае, должна была слышать о них. Почему она прощала его? Миранда решила, что должна это выяснить. Если не в интересах следствия, то хотя бы для себя.
Виктория наконец, подав Коулу знак, вышла из-за стола и поднялась на сцену. Она поблагодарила собравшихся за оказанную поддержку, объяснила, на что будут потрачены вырученные средства.
Коул неторопливо встал, легонько провел ладонью по спине Миранды и направился к ступенькам, ведущим на сцену. От его прикосновения трепетная волна прокатилась от плеч к груди, соски затвердели. Миранда поежилась.
За ужином Коул все больше молчал, думая о чем-то своем. Он был не похож на себя. Трент несколько раз пытался втянуть своего друга в разговор, но тот не проявил интереса. Миранда решила, что Коул нервничает. Было очевидно, что он знает многих гостей. Может быть, перед друзьями труднее петь, чем перед незнакомыми людьми.
– А теперь, прежде чем начать торги, давайте послушаем песню в исполнении нашего талантливого и знаменитого гостя, который великодушно согласился выступить перед нами. – Виктория с улыбкой пригласила Коула на сцену. – Дамы и господа, поприветствуем Коула Тейлора.
Публика встретила Коула неожиданно громкими аплодисментами. Трент Саймон, покинувший столик на пятнадцать минут раньше, уже ждал с гитарой в глубине сцены. Коул уверенным шагом подошел к микрофону. Миранда удивилась, увидев его без инструмента. Он собирался петь под аккомпанемент Трента.
Полилась нежная, немного грустная, задумчивая мелодия. Голос Коула, звучный и лиричный, заполнил зал. Пластичные, чувственные движения его тела отражали оттенки музыки. Настоящий хамелеон, думала изумленная Миранда. Вчера вечером он похотливо раскачивался и крутился, как заводной, в такт бесшабашному непристойному ритму, а сегодня он утешал, убаюкивал свое сердце. Или ее сердце? Ибо, слушая слова песни, она чувствовала, что оно перестало принадлежать ей.
Коул пел о парне, которого Бог наградил талантом и красотой. Он зарабатывал на жизнь любимым делом, имел много друзей и любовниц. Его судьбе можно было только завидовать. Тем не менее ему чего-то не хватало, но он никак не мог понять чего. Пока не встретил женщину своей мечты, которую он, впрочем, и в мечтах никогда не видел. И тогда он понял, чего ему не хватает в жизни. Любви.
Как и вчера вечером, у Миранды создалось впечатление, что Коул поет для нее. Она перехватила его обжигающий взгляд. Сердце неистово заколотилось, дыхание участилось. Миранда упрекнула себя в излишней чувствительности. За весь вечер он перекинулся с ней лишь несколькими фразами, только исполнял свои обязанности кавалера, когда их нельзя было не исполнять. Однако песня растрогала ее, и, как только стих последний аккорд, она сразу же оглядела зал, желая видеть реакцию публики. У некоторых гостей в глазах блестели слезы, мужья обменивались с женами умильными взглядами, кое-кто из женщин смотрел на нее с завистью.
Я же здесь просто для виду, хотела крикнуть Миранда, страстно желая, чтобы именно она была источником его вдохновения.
Томори, быстро пересев на пустовавший стул Коула, стала что-то говорить ей на ухо. Миранда ответила японке извиняющейся улыбкой и покачала головой. Тихий голос Томори растворился в громе аплодисментов.
– Потрясающая песня, правда? – повторила та.
– Изумительная. Где только он ее нашел?
– В своем сердце, – спокойно рассудила Томори. Интересно, думала Миранда, давно ее предки покинули Японию? – Это его песня, – объяснила Томори, должно быть, заметив тень сомнения в глазах Миранды. – Он сам ее написал.
Миранда кивнула из вежливости, размышляя, кто мог вдохновить Коула на такую чудную песню. Видя, что Миранда по-прежнему не понимает, Томори добавила:
– Он написал ее два дня назад. Счастливая ты. Боже, неужели здесь собрались сплошные романтики? Или?
– Я… э… нет… по-моему, ты принимаешь меня за кого-то другого.
Миндалевидные глаза Томори серьезно смотрели на нее.
– Нет, это ты ошибаешься. Он пел для тебя.
Миранда улыбнулась. Ей хотелось выразить своей улыбкой вежливое недоверие, но она получилась робкой и испуганной.
Коул с Трентом вернулись к столу, и Виктория открыла торги. Поскольку Томори заняла место Коула, тому пришлось сесть рядом с Трентом по другую сторону от его жены. Он поймал взгляд Миранды и внимательно посмотрел ей в глаза. Как ей вести себя? Если поощрить его, он не оставит ее в покое. И тогда она пропала. Слишком опасно. Миранда поднесла к губам бокал с шампанским и буквально отхлебнула из него.
Томори начала рассказывать про своего малыша Люка, а Миранда погрузилась в раздумье. Вообще-то на нее это было не похоже: среди друзей и коллег она имела репутацию внимательного слушателя. Правда, и сейчас она умудрялась в нужный момент охнуть, ахнуть, выразить сочувствие, воодушевляя Томори, а в голове звучала песня Коула. Песня о любви с первого взгляда. О незаполненном пространстве в его душе. Неужели это она – тот самый недостающий кусочек для его счастья. Если верить Томори, то да, это она. Но Миранда опасалась ей верить. Похоже, эта женщина немного не в себе, размышляла она, в то время как Томори делилась с ней своими переживаниями по поводу запоров Люка.
– Попои его сливовым соком, – посоветовала Миранда, думая о своем.
Томори выразила согласие и переключилась на другую проблему новорожденного. Миранда признавала, что состояние ее души в последние дни вполне можно истолковать как любовь с первого взгляда. А если она просто потеряла голову? Ведь после Рика у нее никого не было. Торги на время приостановили, и официанты начали разносить напитки. Миранда уже выпила два бокала шампанского в добавление к вину за ужином, но она не задумываясь взяла с подноса у подошедшего к столику официанта третий бокал. Томори отказалась.
– Кормящая мать, – гордо заявила она Миранде. Миранда одобрительно улыбнулась, спровоцировав Томори на монолог о достоинствах вскармливания грудью. Энтузиазм молодой матери заставил ее задуматься о возможности иметь собственного ребенка. Раньше ей это как-то не приходило в голову. Даже когда у нее с Риком завязались серьезные отношения и появились мысли о замужестве. И не потому, что она не хотела детей. Просто и она, и Рик были настолько поглощены претворением в жизнь своих честолюбивых замыслов, что рождение даже одного ребенка никак не вписывалось в программу их пятилетнего плана.
Миранда вполне отдавала себе отчет в том, что причиной ее нежелания думать о детях являются воспоминания о собственном детстве. В общем-то тогда ей не так уж и плохо жилось, просто иногда было очень одиноко и горько. До смерти матери она жила, как в раю. Ее окружали заботой и вниманием любящие родители, брат и сестра.
Иногда она даже думала, что лучше бы ей не знать такого идиллического детства, потому что, когда рядом не оказалось чутких родителей, ее жизнь превратилась в кошмар. Предоставленная сама себе, она увязала в болоте детских проблем и невзгод, отчаянно цепляясь за измученную, усталую Мелани, ее единственную спасительную соломинку. Она отвергала всякие попытки друзей и дальних родственников сблизиться с ней, опасаясь, что, едва привязавшись к ним, вновь будет отброшена в темноту одиночества.
Поэтому, когда мысли о детях – собственных детях – невзначай посещали ее, она старалась сразу же избавиться от них. Она боялась, что вдруг умрет и оставит своих детей на произвол судьбы, как это случилось с ней самой. И еще больше боялась, что они покинут ее. Отвергнут. Лишат своей любви.
– Ты хочешь иметь детей? – Вопрос Томори вывел ее из оцепенения. Она посмотрела в чуткие, терпеливые глаза японки, в которых светился искренний интерес. Неужели Томори читает ее мысли? Или этот вопрос – случайное совпадение? Неожиданно для себя Миранда взахлеб стала рассказывать, о чем думала. Слишком много шампанского выпила, злилась на себя девушка, но остановиться не могла.
Ее излияния не удивили Томори; она, по-видимому, не ожидала другой реакции на свой простой вопрос. Прежде чем Миранда успела выговориться, японка деликатно подняла, ее из-за стола и вывела во внутренний дворик отеля.
Женщины сели на скамью под сенью вьющихся лиан, и тут Миранда разразилась слезами. Закрыв лицо ладонями, она, всхлипывая, продолжала свой рассказ. Слова срывались с ее губ неиссякаемым потоком. Холод бетона проникал сквозь тонкую шелковую материю, оголенные руки покалывал ледяной ветерок. Томори слушала молча, лишь иногда вставляя реплики из одного-двух слов, которые вызывали извержение новой лавины чувств.
Сколько они просидели так вдвоем, Миранда не могла бы сказать. Томори наконец встала и в знак признательности за доверие поднесла руки девушки к своему сердцу. Потом Миранда осталась одна.
Все еще тихонько всхлипывая, она поднялась со скамьи. Как ни странно, Миранда не испытывала смущения и досады за свою бурную откровенность; на душе стало легче, будто она смыла слезами накопившуюся в душе тяжесть. Миранда обернулась. И едва не налетела на Коула.
Он стоял чуть в стороне, перегораживая тропинку между бетонной скамьей и развесистой пальмой. Миранда смотрела на него, чувствуя, как в ней закипает ярость. Давно он торчит здесь? Значит, Томори ушла, чтобы уступить место Коулу? Что он слышал? Неужели это все специально подстроено?
Распаляя в себе гнев, Миранда решительно шагнула вперед и, упершись ладонью в грудь Коула, собралась оттолкнуть его с дороги. Неожиданно руки Коула сомкнулись у нее на спине, и она оказалась прижатой к нему. Миранда упала в сильные, надежные, уютные объятия, которым не хотелось сопротивляться. К горлу опять подступили слезы, но она подавила их.
Чуть отодвинувшись от груди Коула, Миранда внимательно рассматривала его лицо и читала в нем участие и понимание. И ей стало ясно, сколько он слышал. В глазах Коула не было жалости, которую она увидела на лице Рика, когда рассказала ему ничтожную долю того, что излила сегодня Томори. Миранда вздохнула свободнее.
Оба молчали, застыв в неподвижности. В тесных объятиях Коула было спокойно, но Миранда все-таки попыталась высвободиться. Холодный воздух тут же заполнил образовавшееся между телами узенькое свободное пространство. Очарование мгновения было нарушено.
– Ты давно тут стоишь? – спросила девушка огрубевшим от слез голосом, в котором Коул уловил недовольство. Она начинала сознавать свою уязвимость.
– Давно. – Его глаза, приобретшие цвет хмурого неба, не отрывались от ее лица. Он ждал, что она скажет.
Миранда, не найдя нужных слов, отвечала ему взглядом. На лбу Коула прибавилось непокорных прядей, не желавших лежать зачесанными назад, галстук чуть сместился набок. Его тело словно сопротивлялось строгому костюму, в который он был одет. И дело не в том, что этот костюм плохо сидел на нем, – как раз наоборот. Но Коул Тейлор был создан для джинсов и футболок. Уголки губ Миранды насмешливо изогнулись.
Коул воспринял ее улыбку, как приглашение к разговору, и кивком указал на скамью.
– Сядем?
Бирюзовые глаза сердито сверкнули.
– Зачем? Чтобы ты мог выпить из меня всю кровь? Подвергнуть психоанализу мои юные годы, выяснить, как повлияли на меня невзгоды отрочества, чтобы было чем защищаться, когда я соберу доказательства твоей вины?
Коул не верил своим ушам. Что он сказал обидного?
– Может быть, я пытаюсь проявить внимание, может быть, мне не безразлично, может быть… – Ну что он несет? Коул обычно не лез за словом в карман и сейчас злился на себя за то, что утратил присущую ему находчивость.
– Внимание? Я не нуждаюсь в твоем внимании, – срывающимся голосом выпалила Миранда. – Возвращайся к своим роскошным приятельницам и пожилым наставницам, которые тебя обожают. Им ты нужен. Мне нет.
Стремительно развернувшись на каблуках, Миранда решительным шагом направилась через двор, уклоняясь от листьев и веток. Она намеревалась вернуться в зал через дверь на другом конце здания, но вдруг сообразила, что, должно быть, отвратительно выглядит, проплакав столько времени. Енотиха с покрасневшей кожей. Сначала в туалет, потом такси и домой. Нет, не получится. Она оставила на столике свою сумочку, придется возвращаться за ней. Проклятье!
Миранда взялась за ручку стеклянной двери. Чья-то ладонь схватила ее за кисть и грубо развернула. Она даже не подозревала, что Коул последовал за ней, так тихо он шел. В его лице сквозила пугающая решимость, глаза потемнели, как грозовое облако. Миранда попыталась выдернуть руку, но он только крепче сжал ее и поймал другую руку, вдавившись пальцами в нежную бледную кожу. Его тяжелое прерывистое дыхание опьяняло и вселяло ужас.
– Ты ничего не понимаешь, да? – выдавил он задыхаясь.
– Понимаю. Ты чувствуешь, что тебе угрожает опасность, и пытаешься вселить подобное чувство в меня. То оскорбляешь меня, то делаешь комплимент, поешь для меня, потом выказываешь пренебрежение. И все это, чтобы выбить почву у меня из-под ног, найти мое слабое место и нанести смертельный удар…
Коул внезапно прижал ее к одному из окон, выходящих во двор.
– Ты не ошиблась. Вот он, смертельный удар…
Обдав ее щеки жарким дыханием, он прильнул к еегубам, вдавился пахом в живот, прикрытый тонким шелком платья. Коул был возбужден, горел нетерпением. Миранда попыталась сопротивляться, но он своей могучей грудью смял ее соски, затвердевшие от холодного ветра и его близости. Руки Коула по-прежнему стискивали ее запястья, но губы, вопреки ожиданиям девушки, целовали ее нежно и сладостно.
Его язык обследовал ее рот, бедра прижимали к стеклу, но грудь терлась о соски, едва касаясь их, будто дразнила. Миранда услышала стон и лишь через несколько секунд осознала, что это – ее стон. Девушка открыла глаза и, встретив пылающий взгляд Коула, забыла обо всем на свете.
Она опять попыталась высвободить руки. Для чего, сама не знала. Может, для того чтобы убежать, а может, хотела обнять его. Коул решил за нее, положив их себе на поясницу. Она не удержалась и провела пальцами по его крестцу. Он испустил стон мучительного наслаждения.
Опьяненная желанием, Миранда уже почти не отдавала себе отчета в том, что делает. Ее ладони медленно поползли к его груди. Ей не терпелось зарыться пальцами в жесткую поросль, потрогать накачанные мускулы, скрывавшиеся под накрахмаленной рубашкой. Ее рука наткнулась на что-то твердое и тяжелое, лежащее во внутреннем кармане пиджака. Она расстегнула уже две пуговицы на его рубашке и только потом сообразила, что означает эта знакомая тяжесть.
Миранда отдернула руку. Пистолет. Желание сменилось страхом. В голове зазвучали его слова «смертельный удар». Она толкнула Коула в грудь и прикусила ему язык. Он вскрикнул. Девушка нащупала ручку двери и, толкнув ее, бросилась в образовавшийся проем. Стуча каблуками по мраморному полу, она бежала по вестибюлю в поисках выхода на улицу, не замечая даже, что раз или два задела плечом гостей отеля, смотревших ей вслед с любопытством и удивлением. Наконец она увидела дверь запасного выхода и, не раздумывая, выскочила из гостиницы. На другой стороне улицы, вымощенной каменными плитами, высилась стена крепости Аламо.
Миранда мчалась по пустынной улице куда глаза глядят. Несколько раз она обернулась, чтобы посмотреть, преследует ли ее Коул, но никого не увидела, кроме мужчины и женщины, которых она обогнала в вестибюле отеля. Они наблюдали за ней через стекло. Миранда замедлила бег и торопливо пошла вдоль массивной стены. Свернув налево, она оказалась перед центральным фасадом исторического форта, где заметила тропинку, ведущую в сад на территории крепости. Ночную темноту рассеивал свет уличных фонарей, просачивавшийся сверху из-за стены. Девушка остановилась, сделала глубокий вдох, чтобы успокоить расходившееся сердце, и, присев на каменный бордюр клумбы с фиалками, стала думать, как ей быть дальше.
Коул пришел с пистолетом. На свидание. На торжество, где собрались одни знаменитости. И, Боже, оружие было при нем, когда он пел на сцене! Но почему она так шокирована? Его подозревают в совершении двух, даже трех, преступлений. Миранда напомнила себе, что, согласно Конституции, этот человек не может быть назван преступником, пока его вина не доказана. Нет, это все отговорки. Она просто дура, что позволила страсти возобладать над бдительностью.
Возбуждение постепенно улеглось, и Миранда почувствовала, что замерзла. Голые руки покрылись «гусиной кожей». Нужно сходить в гостиницу за плащом. Коул, наверное, давно ушел, постарался убраться поскорей, чтобы не объясняться с ней по поводу оружия.
Миранда решила подождать еще минут десять, потом вернуться в отель, забрать сумочку, плащ и на такси уехать домой. Даже если Коул еще там, он вряд ли станет предпринимать что-либо в присутствии нескольких сот человек.
Луну заслонили облака, и крепость Аламо окутал почти непроницаемый мрак. Миранда вдруг с ясностью осознала, где она находится. Обострившийся слух улавливал каждый звук, каждый шорох. Кто там в кустах? Кошка? Крыса? Птица?
На стене крепости плясали зловещие отсветы. Миранде показалось, что где-то слева она слышит шаги. Девушка резко повернула на звук голову. В памяти сразу всплыли рассказы гостей отеля «Менджер», утверждавших, что из окон своих номеров на втором этаже они видели, как по Аламо бродят призраки защитников крепости. Миранда поежилась, стараясь усмирить разыгравшееся воображение.
В ее представлении призраки, если они и существовали, были скорее добрыми духами, а не злыми. Тем не менее ей стало не по себе при мысли о том, что она сидит в саду, который наводняют тени воинов, погибших в сражении.
– Страшновато здесь, правда? – расколол темноту чей-то голос.
Миранда похолодела от ужаса, чувствуя, как у нее переворачиваются внутренности. Во мраке вырисовывался силуэт мужчины. Девушка вскочила с бордюра и попятилась, но уперлась спиной в стену. Все, она в западне.
Ветерок разогнал облака, заслонявшие луну, и в сиянии ночного светила Миранда разглядела лицо мужчины. Рик! В опущенной руке его был пистолет. Девушка вздохнула с облегчением. Рик смотрел на нее с довольным видом, будто ему нравилось выдавать себя за привидение. На него это похоже, решила Миранда.
– Что ты делаешь ночью под стенами Аламо, лейтенант? Охотишься на Дэниела Буна?
type="note" l:href="#n_3">[3]
– Я видел, как ты бежала по улице. Волновался за тебя. – Рик убрал пистолет во внутренний карман клетчатой куртки и приблизился к Миранде. – С тобой все нормально?
– Конечно, – солгала девушка. – Я была на ужине, а там так душно, что мне захотелось глотнуть свежего воздуха.
– Без плаща? – скептически поинтересовался Рик. Миранда потерла голые руки.
– Ты прав, мне следовало захватить плащ. Но я не думала, что на улице так похолодало.
Рик с присущей ему рыцарской театральностью снял с себя куртку и накинул на плечи Миранды. В нос ей ударил терпкий запах его одеколона. Она заметила, как натянулась на его литых мускулах тонкая ткань строгой рубашки. Его ладонь как бы невзначай задела ее грудь. Миранда была уверена, что он рассчитал каждое свое движение, но, осознавая это, она все-таки почувствовала в себе ответную реакцию на его прикосновение. Рик даже после всего, что произошло, по-прежнему возбуждал ее.
Рик всегда умел выбрать точный момент для своих действий и сейчас, чувствуя, что Миранда беззащитна перед ним, нежно привлек ее к себе. Приподняв лицо девушки за подбородок, он склонился над ним и своими подвижными губами накрыл ее губы. Его техничный, искусный поцелуй не волновал. Миранда невольно сравнивала его с поцелуями Коула. Разница заключалась в том, что, целуясь с Коулом, она ощущала себя единым с ним существом; и он, и она горели единым огнем страстного желания. А Рик использовал свое мастерство для достижения конечной цели – завлечь ее в постель; он не наслаждался поцелуем. Рик, конечно, хорошо освоил искусство любви. В этом он был великолепен. Ему несмотря ни на что до сих пор удавалось распалять в ней чувственность, правда, не затрагивая ее чувств, а сейчас эти хорошо знакомые объятия и ласки вселяли в нее покой.
Миранда, не сознавая, что делает, обвила руками шею Рика. Он уверенно нащупал ее упругие груди и с нарастающей быстротой стал водить пальцами по затвердевшим соскам. Затем его ладони переместились на ее нежный живот и проникли в развилку между ног, прикрытую черным шелком. Рик хохотнул.
– Я знал, что мне снова удастся разогреть тебя. Никто так не возбуждается, как ты.
Его слова были отвратительны. Она ненавидела себя. И тем не менее с самозабвением отдавалась искусным ласкам, не противилась, когда Рик притянул ее за бедра к своему животу и вдавился в нее разбухшим под ширинкой членом, грозившим разорвать ткань брюк.
Сколько Миранда помнила, Рик никогда не соглашался заниматься любовью в экзотической обстановке, предпочитая демонстрировать свои таланты в собственной постели, где он был бесспорным хозяином положения. Миранда, стремясь реализовать свои тайные фантазии, несколько раз предлагала ему в качестве ложа любви то лифт, то кухонный стол, то какое-нибудь романтическое местечко. Рик неизменно отказывался наотрез. Уже после того как они расстались и ее место в его постели заняла другая женщина, Миранда, как-то размышляя об их отношениях, пришла к выводу, что Рик в своем нежелании угодить ей руководствовался вовсе не условностями, – им двигал страх утратить контроль над ситуацией.
Некоторое время они стояли так, застигнутые ночью у стен крепости Аламо в окружении воззрившихся на них призраков.
– Поехали домой. Я сгораю от нетерпения, – промолвил Рик.
– А ты не терпи. Давай прямо здесь. – Миранда хотела выяснить, изменился ли Рик.
В ответ он лишь рассмеялся и, обняв ее за талию, повел к своей машине. Миранда, разочарованная поведением бывшего возлюбленного, вывернулась из кольца его руки и молча пошла рядом. Она, конечно, не отдалась бы ему. Их роман остался в прошлом. Но ей почему-то хотелось, чтобы он ухватился за ее предложение, перестал быть только Риком и повел бы себя, как… Коул.
Они свернули на улицу и подошли к машине Рика. Тут Миранде показалось, что на том месте, где они недавно стояли, промелькнула чья-то тень. Она остановилась и устремила в темноту сосредоточенный взгляд.
– Что там? – спросил Рик, мгновенно насторожившись.
– Померещилось, – отмахнулась девушка, но мелькнувшая тень не давала ей покоя. Неужели она начинает страдать манией преследования?
Подавив в себе тревожное чувство, с которым почти не хотела расставаться, Миранда села в шикарную машину Рика и только тогда вспомнила про плащ и сумочку.
– Остановись у входа. Я сейчас.
– Я пойду с тобой.
– Рик, это может вызвать подозрения. Я быстро. Гости покидали гостиницу; в зале оставалось лишь несколько человек. Коула нигде не было видно. Томори и Трент как раз поднимались из-за стола. Японка, озабоченно сдвинув брови, поинтересовалась, как Миранда себя чувствует. Девушка держалась холодно, подозревая, что Томори специально свела ее с Коулом.
– Ты не видела мою сумочку? Томори задумалась, потом сказала:
– Нет, когда я вернулась из сада, ее здесь не было.
Миранда поблагодарила Томори и поспешила к столику портье, стараясь не попасться на глаза Виктории, чтобы та не вовлекла ее в разговор с Уэйном и пожилой супружеской четой. Она заявила о пропаже ночному администратору, не упоминая про пистолет. Иначе персонал мог бы доложить Виктории, что Миранда – частный детектив.
Девушка схватила плащ и выскочила на ночную улицу. Рик ждал ее у входа. Миранда села в машину, захлопнула дверцу, и они, помчались.
– Недурной автомобиль для полицейского, – заметила Миранда, скорее язвительно, чем с восхищением.
– Моя бывшая жена не скупится на подарки. – На лице Рика появилась довольная улыбка, которая, как подозревала Миранда, относилась не к Шейле, а к машине. Однако от нее не укрылось, что Рик упомянул о своей жене в настоящем времени. Интересно, какие у них сейчас отношения? В принципе, она, наверно, придает слишком большое значение его словам. Ведь Рик, когда что-то получает, потом уже считает это своим навечно.
Миранда уже поняла, какое место в своей жизни он отвел ей. Рик просто отправил ее в отпуск на время своей женитьбы. Сегодня в полицейском департаменте он абсолютно ясно выразил уверенность в том, что она вернется к нему. Его самонадеянность бесила ее, но Миранда старалась быть честной с собой. Конечно, она заявилась в департамент по делу, но если бы не работа, разве не попыталась бы она рано или поздно придумать какой-нибудь предлог, чтобы увидеться с ним?
Она до сих пор не могла думать о браке Рика и Шейлы без боли, но была ли то боль оскорбленного самолюбия или разбитого сердца, она не знала. Сидя с ним рядом в машине, мчащейся по притихшим улицам центра города, она чувствовала, что ее начинает засасывать старая привычка. Плохая привычка.
– Спасибо, что согласился подвезти меня домой, – промолвила Миранда, изобразив на лице наивную улыбку.
Рик резко обернулся к ней, едва не проехав на красный свет, но тут же опомнился и нажал на тормоза, остановив машину на середине перекрестка. У окна водителя тут же появился патрульный. Рик показал ему жетон полицейского, и тот махнул, чтобы они проезжали.
– Да, я согласился подвезти тебя, – он помолчал, – ко мне домой.
– Нет, Рик, я поеду к себе. Мне нужно быть дома. Дело, которое я расследую, очень важно для меня. Я хочу поработать над ним.
Они завернули за угол и въехали в исторический район Кинг-Уильям. Миновав несколько домов, Рик затормозил у обочины дороги.
– Что произошло возле Аламо, Миранда? – Он смотрел на нее обжигающим взглядом. – Мне показалось, ты хочешь завершения так же сильно, как и я до сих пор. – Его рука скользнула ей на колено и поползла под платьем по бедру, пальцы стали перебирать черное кружево трусиков. Рик хохотнул тихо и ласково.
Миранда схватила его руку и зажала в своих ладонях.
– Рик, сейчас все очень запутанно и сложно. У меня свое задание, у тебя – свое, и, случайно или нет, но эти два дела как будто переплетаются. – Она сделала глубокий вдох. – Так что твоя идея не самая удачная.
Увидев, как заблестели темные глаза Рика, Миранда приготовилась отстаивать свою позицию, но он не стал спорить.
– Хорошо. Однако рано или поздно ты все равно окажется в моей постели.
Разговор принимал нежелательный оборот. Миранда беспокойно заерзала, и Рик убрал свою руку.
– Что ж, – продолжал он, – давай обсудим наши задания, раз уж ты затронула эту тему. Может быть, тут й нет никакого совпадения. Может быть, нам удастся помочь друг другу.
Миранду охватили сомнения. Она не доверяла ни себе, ни Рику.
– Ладно, поговорим здесь недолго.
– Нет, давай войдем в дом. Ты ведь еще не видела, как я живу. Тебе у меня понравится. – Рик выскочил из машины, обошел ее и открыл дверцу с той стороны, где сидела Миранда. Девушка растерялась. Она предполагала, что Рик, женившись, поменял жилье, но ей и в голову не приходило, что он приобрел собственный дом, да еще в таком старинном и престижнейшем районе Сан-Антонио. Кинг-Уильям находился на южной окраине города, где сосуществовали рядом исторические памятники, шикарные особняки современной постройки и трущобы, предназначенные к сносу.
Миранда соскользнула с кожаного сиденья и медленно выпрямилась, не сводя глаз с великолепного двухэтажного дома.
– Так ты здесь живешь?
Рик объяснил, что дом – четыре тысячи квадратных футов красного дерева и мрамора– был построен в 1882 году. Они поднялись по ступенькам на веранду, миновали резные колонны. Миранда представила, как она сидит здесь в плетеном кресле, наряженная в юбку с кринолином, затянутая в корсет, и потягивает воду с мятным сиропом. Эта мысль привела ее в восторг.
– Я знал, что тебе понравится, – произнес Рик, внимательно наблюдая за ее восхищенным взглядом.
Рик открыл ключом стеклянную инкрустированную дверь. Она была такая тяжелая, что распахнулась сама, пропуская их в холл, залитый огнями люстры. По левую сторону находилась гостиная со сводчатым, как в соборе, потолком, справа – узкая лестница.
Миранда вслед за Риком прошла по темному коридору в кухню, которая оказалась на удивление маленькой. Рику больше и не надо, подумала Миранда. Сам он никогда не готовил, да и его избалованная жена, тоже, наверно, не часто появлялась в кухне. А вот спальня, должно быть, занимает никак не меньше тысячи квадратных футов. У каждого свои приоритеты. Рик, открыв бар, спросил:
– Что тебе налить? Бренди? Виски? Еще шампанского?
Миранда, глядевшая в окно на пышный парк возле дома, отметила, что последние слова он произнес с едва уловимым сарказмом. Она посмотрела на Рика через плечо, но увидела только его спину. Откуда он знает, что она пила шампанское?
– Ты так и не ответил, когда я спросила, почему ты прятался в темноте у Аламо, да еще с пистолетом в руке? – От ее дыхания запотело стекло.
– Ты тоже не сказала, почему бежала в темноте к Аламо, одна, без плаща, без оружия.
– Почему ты решил, что мне нужен сопровождающий, а тебе нет? – вызывающим тоном спросила Миранда, отвернувшись от окна.
– Потому что в городе насилуют женщин, а не мужчин. – Рик оторвал взгляд от этикетки на бутылке с «Бейлис», которую держал в руке, и повернулся к Миранде. – Правда, сопровождающего тоже нужно уметь выбрать, не так ли?
Миранда, не ответив, вновь отвернулась к окну и, пытаясь усмирить закипавший в ней гнев, стала рассматривать местность перед домом. В мутном свете луны вырисовывались очертания голых пеканов и дубов, на которых еще шелестели листья. По земле стлался райграс, на трех больших клумбах еще росли какие-то цветы. Дальше блестела водная гладь реки.
В лунном свете поместье Рика казалось необыкновенно красивым и романтичным. Но Миранда напомнила себе, что этот оазис одной стороной граничит с городом, другой – со строительными площадками. Насмешка жизни. Неужели это аллегория ее отношений с Коулом? Их тоже со всех сторон окружают опасности. Перестроенные трущобы в конце концов сольются с городом, поглотив исторический уголок. Не подобная ли участь ожидает и ее с Коулом?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Беспорядочные связи - Брэдли Лора



Роман классный! Интригующий)))Советую прочитать!!!
Беспорядочные связи - Брэдли ЛораНатали
29.01.2013, 15.24





Я не понимаю:ПОЧЕМУ до сих пор НЕ БЫЛ ВОССТРЕБОВАН этот роман?!!!))Моя оценка как минимум ХОРОШО!!!
Беспорядочные связи - Брэдли ЛораНезнакомка
29.01.2013, 15.27





да мне тоже очень понравился,хороший роман.
Беспорядочные связи - Брэдли ЛораМарго
1.02.2013, 4.57





Было интересно прочитать и узнать, чем закончится! Доля недоверия и недосказанности делают свое.
Беспорядочные связи - Брэдли ЛораКристина
27.11.2013, 11.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100