Читать онлайн Женщины в его жизни, автора - Брэдфорд Барбара Тейлор, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Женщины в его жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.26 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Женщины в его жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Женщины в его жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдфорд Барбара Тейлор

Женщины в его жизни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

В особняке Вестхеймов на Тиргартенштрассе Теодора почувствовала себя в большей безопасности. Она заперла дверь на ключ и на засов и прислонилась к ней, чтобы окончательно совладать с собой. Ее больше не сотрясали рыдания, слезы на лице просохли, но она все еще была глубоко взволнована. Насилие, увиденное на улицах, дикая жестокость при разгроме синагоги навсегда врезались в ее сознание.
Несколько раз глубоко вздохнув и взяв себя в руки, она быстро прошла через черно-белый мраморный холл, ее каблучки металлически отщелкали по полу, нарушив тишину большого, мирно спавшего дома, не ведавшего, что творится за его стенами. Погромщики воздерживались от налетов на этот район аристократических резиденций, где жили богатые и преимущественно не еврейские родовитые семейства, и ограничивались территорией, прилегающей к Курфюрстендам.
Антикварное фарфоровое бра на стене у гобелена горело, свет оставили специально для Теодоры. Конечно же, его зажгла фрау Вестхейм, воротившись с приема в британском посольстве. Лампа освещала Теодоре путь наверх по главной лестнице.
Достигнув верхней площадки, она и там включила электричество и двинулась по основному коридору. Задержалась у спальни Максима, прислушалась, открыла и тихонько заглянула вовнутрь.
Слабенький ночник на столике у кровати делал предметы и обстановку в детской едва видимыми, но его света было достаточно, чтобы убедиться, что дитя мирно спит. Осторожно прикрыв за собой дверь, чтобы не разбудить его, она направилась не к себе – ее спальня находилась рядом с комнатой Максима, – а к спальне его родителей. Легонько побарабанила пальцами по двери. Чуточку подождала и уже хотела было постучать еще раз, как дверь открыл Зигмунд, в пижаме и темном шелковом шлафроке.
Его весьма удивило, что перед ним стоит Теодора, а не кто-то из прислуги. Он хмуро посмотрел на нее:
– В чем дело? Что случилось? На тебе лица нет.
В тускло освещенном коридоре он, щурясь, всматривался ей в лицо.
Он хотел было сказать что-то, но Теодора приложила палец к губам и покачала головой, кивнув на дверь в детской.
– Тсс, – шепнула она, – Максима не разбудить бы.
Зигмунд кивнул и раскрыл дверь пошире, впуская Теодору в спальню. Урсула встала с постели и надевала пеньюар. Тревога туманила ее дымчато-синие глаза.
Когда она увидела, что Теодора бледна как мел и в глазах испуг, смятение девушки мгновенно передалось и ей.
– Что стряслось, Теодора? Отчего ты плачешь? Что тебя так расстроило?
Теодора стояла посредине нарядной спальни, отделанной зеленоватым штофом и украшенной множеством дорогих вещиц и произведений искусства, и не знала, с чего начать, как рассказать этой благородной чете с таким утонченным вкусом о жестоком насилии и погроме в центре города, свидетельницей которого она только что стала. И не могла сразу найти слова.
Губы ее дрожали, она смотрела на Урсулу.
Урсула, глубоко обеспокоенная, ждала, глядя на девушку. Теодора была ее подопечная, она забрала девушку к себе в дом три года назад после смерти ее матери, фрау Розы Штейн, вдовы доктора Иоганна Штейна. До своей смерти в 1933 году доктор много лет был преданным домашним врачом Вестхеймов. К Вестхеймам Тедди переселилась в шестнадцать лет. Урсула исполнила свое обещание, данное у смертного одра ее матери, позаботиться о девушке до ее совершеннолетия или замужества. К своему слову Урсула относилась со всей серьезностью, и хотя Тедди была няней Максима, ее окружали величайшей добротой и лаской, почти как если бы она была членом семьи.
– Тедди, дорогая, – сказала Урсула мягко, – наконец расскажи нам, пожалуйста, что с тобой приключилось?
Теодора согласно кивнула, и слова хлынули из нее неудержимым потоком.
– Там… На улицах… Наци совсем спятили… – сбивчиво начала она. – Ужас, что они вытворяют. Грабят еврейские лавки. Колотят витрины магазинов, кафе. Вламываются в жилые дома. И они сожгли центральную синагогу. Сожгли ее дотла. Я видела все это собственными глазами!
– О Господи! Боже милостивый! – только и восклицала Урсула. Ее лицо стало пепельно-бледным, дрожь пробирала все ее существо. Чтобы не упасть, она держалась за спинку стула, и предчувствие беды, которое она старалась подавить в себе на протяжении многих недель, вновь навалилось и камнем легло на грудь.
Она перевела испуганный взгляд на Зигмунда. Супруги смотрели друг на друга, не в силах поверить услышанному. Они были в ужасе.
Снова обращаясь к Тедди, Урсула сказала:
– Слава Богу, ты хоть не пострадала. Ведь нет, правда?
– Да-да, фрау Вестхейм.
– Ты же была не одна, верно, Тедди? – захотел уточнить Зигмунд.
– Я была с Вилли, герр Вестхейм.
– С Вилли? – переспросил он.
– Сын профессора Герцога, – торопливо пояснила Урсула. – Он студент университета и почти год встречается с Тедди по выходным дням.
– Да, я помню. – Зигмунд вновь сосредоточил взор своих ярко-синих глаз на Тедди. – Как же ты добралась домой? Как вам удалось проскочить через толпу?
– На мотоциклетке Вилли. Он мчал как сумасшедший. Но иначе было нельзя. Это был какой-то кошмар, просто ужас, в особенности на Ку'дам и на Фазаненштрассе.
– О, Тедди, Тедди, – проговорила Урсула тихим от внутреннего напряжения голосом. – Я же предупреждала тебя: не выходи из дома поздно вечером. Мы живем в страшное время.
– Да, конечно. Простите меня, фрау Вестхейм. Я знаю, как вы за меня волнуетесь. Но вечеринка у Генриетты – у нее был день рождения – затянулась гораздо дольше, чем мы рассчитывали. Мы все время порывались уйти. Но нам это удалось только около полуночи – как раз и начался погром.
Урсула нахмурилась, представив себе их отнюдь не увеселительную поездку по взбесившемуся городу.
– Никто к вам не привязывался? – спросила она. – Не останавливали? В вас не стреляли?
– Нет, когда ехали, никто. Только… вот… был небольшой инцидент, когда мы вышли из дома. Вилли нечаянно налетел на штурмовика у подъезда дома Мандельбаумов, и тот схватил Вилли, начал допрашивать…
– Штурмовик! – Глаза Урсулы расширились, она прикрыла рот ладонью. Толпы гражданского населения это одно, но когда вовлекаются штурмовики, все приобретает иное значение, и куда более страшное.
– Да, штурмовик, – подтвердила Теодора и образно пересказала то, что произошло у них с тем наци, когда она выскочила из подъезда на улицу, чтобы вмешаться в происшествие. Она не упустила ни единой подробности.
На протяжении всего рассказа Урсула была буквально вне себя от ужаса, и, когда Тедди закончила, она воскликнула:
– То, что ты проделала, было чудовищно, чудовищно опасно! Последствия для тебя и для Вилли могли быть катастрофическими. Немыслимо кошмарными. Штурмовик мог избить вас или даже убить. И что еще страшней предположить, он мог потащить вас обоих на допрос в гестапо. Люди, которым случалось совершить принудительную прогулку до Принц-Альбрехт-Штрассе, далеко не всегда возвращались оттуда живыми. А если и возвращались, то это были свихнувшиеся от пыток калеки.
Тедди похолодела, представив, что могло произойти с ними, если то, о чем сообщила Урсула Вестхейм, было правдой. Она пожевала губы и огорченно призналась:
– Это у меня была… такая реакция, я даже не подумала. Я была уверена, что мой грубый и презрительный тон убедит его в том, что я не еврейка. И в этом я оказалась права, фрау Вестхейм: он в самом деле поверил в то, что мой папа в СС и что он дружит с Гиммлером.
– Тедди поступила так, как сочла наилучшим, я абсолютно уверен в этом, и, безусловно, сумела воспользоваться своим умом, – пояснил Урсуле Зигмунд. Потом взглянул па Теодору и покачал головой. Его добрые глаза были далеко не веселы, когда после короткой паузы он сказал: – Думаю, в следующий раз вам не следует искушать Провидение. Второй раз может не получиться.
– Конечно. Теперь я поняла это, – согласилась Тедди. – Вилли перепугался, когда я раскричалась на штурмовика. Перепугался за нас обоих.
– А где сейчас Вилли? – спросил Зигмунд. – Он что, внизу?
– Нет, он поехал домой. Его папа в отъезде, и он волновался за сестренку Клару, она оставалась дома одна.
– Но на улицах сейчас опасно, – сказал Зигмунд. – Тебе надо было настоять, чтобы он переночевал здесь.
– Я уверена, – сказала Урсула, – что с Вилли все благополучно, Зиги. Он живет недалеко от нас, у Ландверканала.
– Да, Вилли уже должен быть дома, – предположила Тедди. – На мотоцикле он мог доехать за несколько минут. Когда он меня привез, в этом районе все было тихо.
Зигмунд подошел к окну, раздвинул гардины и с тревогой посмотрел на Тиргартенштрассе. На ее видимом отрезке улица была безлюдна, и это убедило его в том, что мальчик, несомненно, добрался до дома благополучно. Тем не менее он указал на телефон на столе Урсулы.
– Я, полагаю, Тедди, – сказал он, – нам всем будет спокойней, если ты сейчас же позвонишь Вилли.
– Да, герр Вестхейм, – ответила девушка и сделала, как он велел. На звонок в квартире Герцогов трубку взяли почти сразу, и это оказался Вилли.
– Да? – ответил он устало.
– Это я, Тедди, – проговорила она. – Герр Вестхейм велел мне позвонить и узнать, как ты доехал. – Прикрыв рукой трубку, девушка сообщила: – Вилли сказал, что добрался без происшествий и нигде не встретил ни души. – Затем она положила трубку и доложила Зигмунду: – У него все в порядке, через несколько минут он был уже дома. В этом районе на улицах все спокойно, герр Вестхейм.
Зигмунд с облегчением вздохнул.
– Штурмовики! – проговорила Урсула и многозначительно взглянула на Зигмунда. – Совершенно очевидно, что правительство уже не просто сквозь пальцы смотрит на антисемитские демонстрации. Теперь оно, по-видимому, активно принимает в них участие.
– Похоже, это именно так, – сказал Тедди. – По дороге домой я видела много штурмовиков. Они возглавляли эти разъяренные толпы… – Теодора осеклась, потому что ее вдруг затошнило. Она покачнулась и почувствовала, что сейчас упадет в обморок.
Урсула сразу подскочила к ней и поддержала за талию. Она помогла Тедди снять пальто и берет, ухаживая за ней, как за Максимом. Отвела ее за руку к камину, где еще тлели несколько поленьев. Взглянула поверх ее плеча на Зигмунда.
– Я думаю, – сказала она, – рюмка коньяку была бы очень кстати. У Тедди ледяные руки.
– Да-да, конечно! Сию минуту принесу.
Зигмунд вышел в соседнюю комнату – кабинет, где он иной раз работал, – там имелся небольшой, но хорошо снабженный бар.
Тем временем Урсула с Тедди устроились на коротком диванчике. Урсула растирала девушке руки, пытаясь их отогреть.
Теодора взглянула на нее и вдруг воскликнула:
– Они были такие разъяренные, когда громили синагогу. Они ее подожгли! Творилось что-то невообразимое. – Эта сцена стояла перед ее взором с мучительной ясностью, и она начала рыдать, слезы побежали по ее щекам. Урсула легкими прикосновениями пальцев смахнула слезинки, желая утешить Тедди.
Не прошло и минуты, как воротился Зигмунд с серебряным подносом и тремя рюмочками бренди.
– Пожалуй, нам всем троим не помешает выпить по глоточку, – сказал он.
Теодора отпила большой глоток бренди и сразу ощутила в горле тепло. Сделала еще глоток и, поставив рюмку на столик рядом, перевела взгляд с Урсулы на Зигмунда.
– Благодарю вас, – проговорила она негромко и с чувством. – Спасибо, вы всегда так добры ко мне.
Зигмунд выпил свой коньяк одним глотком, после чего сказал:
– Я должен пойти сделать несколько телефонных звонков… позвонить Хеди, узнать, все ли у них с мамой в порядке. Я абсолютно уверен, что там, в Грюневальде, все хорошо. Зигрид с Томасом, разумеется, в Гамбурге по своим делам, так что за них нам беспокоиться нечего. И потом, мне необходимо связаться с ночной охраной банка, проверить ситуацию в Генарменмаркте.
– Да, конечно, тебе надо все это сделать, – сказала Урсула.
Зигмунд кивнул и удалился в кабинет.
Теодора пошарила в кармашке своего синего шерстяного платья, достала носовой платок и высморкалась.
– Вы меня извините, фрау Вестхейм, что я там распустила нюни. Я не сумела сдержаться. Такого ужаса я в своей жизни еще не видела. Одно я теперь знаю… Никогда не забуду девятое ноября… двадцать первый день рождения Генриетты Мандельбаум и ночь, когда сожгли центральную синагогу. Нет, этого мне не забыть никогда, – заверила она клятвенно. – Никогда, до самой смерти.
– Думаю, у всех это останется на памяти, – сказала Урсула.
Она подошла к окну, раздвинула шторы и стояла, глядя на небо. Оно было черное, усеянное яркими звездами, а над дальними деревьями и домами занимались красные всполохи огня, высвечивая неровную кромку зарева. Пожар, подумала она. Они жгут что-то и в других концах города. Быть может, остальные синагоги. Или чьи-то дома. Или и то и другое. Где конец всему этому? Господи, где же этому конец? Ее трясло в ознобе.
Зигмунд недолго пробыл у телефона и вскоре вернулся в спальню.
– Я поговорил с Хеди. – В его тоне чувствовалось облегчение. – В Грюневальде мирно и сонно, как всегда, и охранник в банке тоже сказал, что у них все тихо в финансовом районе. Так что, возможно, демонстрации на Ку'дам и Фазаненштрассе просто изолированные инциденты, учиненные хамами и бандитами, которые так часто срываются с цепи…
– Сомневаюсь, – еле слышно заметила Урсула. – Если еще принять во внимание, что в этом участвуют штурмовики. Все гораздо серьезней в сравнении с тем, что мы видели раньше.
– Возможно, – пробормотал Зигмунд неуверенно. В душе он был с ней согласен, но не хотел усиливать ее чувство тревоги и еще больше пугать Теодору – той и так в эту ночь крепко досталось.
Внезапно Урсула кратко констатировала:
– Это начало.
– Начало, фрау Вестхейм? Начало чего? – спросила Теодора.
Помолчав, Урсула ответила:
– Начало конца евреев в Германии.
После того как Теодора ушла спать, Урсула с Зигмундом сидели на диванчике и разбирали драматические события этой ночи, стараясь понять, что они собой знаменовали.
В какой-то момент Урсула терпеливо высказала ему:
– Перестань, Зиги, оберегать меня, замалчивать то, что ты на самом деле думаешь. Я далеко не так глупа, чтобы делать из меня дурочку. В особенности обидно, если это норовит сделать мой муж, человек, которого я знаю с детства.
– Да, конечно, – согласился он, вздохнув. – Но я же это ради тебя…
Она попыталась улыбнуться, но у нее не вышло.
– Как всегда, дражайший мой Зиги, как всегда…
Урсула крепко, очень крепко сжала его руку и, чуть погодя, сказала срывающимся от волнения голосом:
– Мы должны его бросить, Зиги… бросить этот дом… бросить виллу на Ваннзее… бросить банк… бросить коллекции искусства, бросить все, что имеем, и уехать. Мы должны покинуть Берлин, Зиги. Мы должны уехать из Германии.
– Да, я знаю, – посуровел он. – Я давно это понял, все действительно так, но мне не хотелось стать свидетелем этого. – Он опять вздохнул. – Уехать должна вся семья. И Теодора. Мы не можем оставить ее здесь, это просто немыслимо. Она поедет вместе с нами. Я должен достать выездные визы на всех и въездные визы в другую страну.
– Каким образом?
«Да, действительно, как это сделать?» – размышлял Зигмунд.
– Честно говоря, Урсула, я не знаю… пока. Но начну действовать очень скоро. Конечно, одним преимуществом я располагаю.
– Чем же это, Зиги?
– Деньгами.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Женщины в его жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор

Разделы:
12345

ЧАСТЬ 2

67891011121314151617181920

ЧАСТЬ 3

21222324252627282930313233343637

ЧАСТЬ 4

383940414243444546474849

ЧАСТЬ 5

5051525354

ЧАСТЬ 6

5556

ЧАСТЬ 7

57585960

Ваши комментарии
к роману Женщины в его жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор


Комментарии к роману "Женщины в его жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100