Читать онлайн Женщины в его жизни, автора - Брэдфорд Барбара Тейлор, Раздел - 54 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Женщины в его жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.26 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Женщины в его жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Женщины в его жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдфорд Барбара Тейлор

Женщины в его жизни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

54

Десять дней обернулись двумя неделями. «Прекрасная Мечтательница» подходила к Сицилии, побывав у берегов Мальты, в Ионическом море, где бросали якорь у нескольких греческих островов. Там в конце концов яхта развернулась и взяла курс на Танжер.
Теперь, когда другие гости отбыли, Камилле показалось, что Максим до конца расслабился и чувствует себя вполне привольно. К ее вящей радости, большую часть времени он проводил с ней. Похоже было, что он никак не может вдоволь насладиться ее обществом. Хотя он и работал всю неделю по нескольку часов в день, тем не менее был внимателен, заботлив и полон тепла. Ночью в ее люксе он бывал так же страстен, как месяц назад, когда впервые приплыл в Танжер, разыскивая ее.
Однажды вечером после ужина, когда остальные расползлись по каютам, Максим дольше обычного задержался у бара на главной палубе. Поскольку команда тоже отдыхала, они остались совсем одни, и тогда Максим сказал вполголоса:
– Я хочу кое о чем поговорить с тобой, Камилла.
– Давай, конечно, но о чем? У тебя такой серьезный тон и вид взволнованный.
– Нет, нет, я не волнуюсь. Но я серьезен. – Он властно задержал ее взгляд на себе, прежде чем сказать: – Как ты смотришь на то, чтобы выйти за меня замуж?
Камилла остолбенела. Такого поворота она ожидала менее всего и потому сидела молча, глупо уставившись на него.
Он усмехнулся:
– Ты чего-то испугалась, моя радость. Даже дар речи потеряла. Однако, прежде чем ты скажешь свое «ага» или «не», позволь объяснить тебе, что, если мы поженимся, в действие должны будут вступить кое-какие фундаментальные правила. Можно я расскажу тебе какие?
Камилла утвердительно кивнула. Ей было безразлично, что за правила он выставит: став его женой, она согласилась бы на любые. Она была влюблена в него до одури, готова была принять его на каких угодно условиях, оставаться его любовницей, если иначе никак нельзя, и все только для того, чтобы не потерять его.
– Если ты выйдешь за меня, я не хотел бы, чтобы ты отказалась от своей карьеры, – сказал он. – Она всегда была существенной частью твоей жизни, Кам, и для меня очень важно, чтобы ты оставалась актрисой. В кино, на сцене. И еще мне хотелось бы, чтобы в январе ты снималась в фильме Дэвида.
– То есть, иными словами, ты предпочитаешь, чтобы я была занята своим делом в то время, когда ты командуешь своей империей.
– Да. Но ведь это лучше и для тебя. Ты великая актриса, ты в расцвете своего таланта, у тебя блестящая карьера. У тебя есть имя, очень громкое имя. Мне совсем не хотелось бы, чтобы ты от всего этого отказалась, пожертвовала результатами своего труда, всем, к чему стремилась много лет. Я хочу, чтобы ты имела успех, испытывала чувство удовлетворения от достигнутого.
– Я должна работать, Максим, точно так же, как ты. Иначе они выволокут меня в смирительной рубашке. Да я просто не знала бы, куда себя девать, откажись я от сцены.
– Я тебя понимаю, Кам. Теперь слушай дальше. Мне требуется большое пространство. Оно мне нужно для того, чтобы как следует делать свое дело. Я не хочу, чтобы ты обвилась вокруг меня, превратив меня в цель своего существования. Я должен много ездить по белу свету, перемещаться, и я надеюсь, ты это понимаешь. Конечно же, ты сможешь бывать со мной в более продолжительных путешествиях. Я буду очень рад этому. Но не в коротких деловых поездках. Они бывают слишком напряженными, я по горло занят встречами. Я не хочу никаких помех, не хочу, чтобы меня отвлекало от дел беспокойство за мою жену. Я всегда точно устремлен и нацелен, у меня стопроцентная сосредоточенность. Я не могу быть иным. Бизнес – огромная и жизненно важная часть моего бытия.
– Я это знаю.
– Также бывают периоды, когда мне необходимо видеться с Анастасией и с нашими детьми, Аликс и Майклом. Дни рождения, некоторые праздники… Тебя это не будет огорчать, как ты думаешь?
– Нет, конечно. Я думаю, было бы довольно странно, если бы ты с ними не виделся по важным поводам. А как на это посмотрит Аликс с Майклом, если ты на мне женишься? Вторые жены не всегда пользуются успехом.
– С этим проблем не будет. Они оба уже большие. Аликс теперь двадцать, Майклу девятнадцать как-никак. Они взрослые.
Она кивнула.
– Ну что ж, давай дальше. Каковы остальные твои фундаментальные правила?
– Больше нет – это все.
Камилла молчала, вид у нее был задумчивый.
– Ну а с твоей стороны? Возможно, у тебя есть какие-то основные правила?
– Нет, Максим, у меня нет.
– Выйдешь за меня замуж?
– Конечно, выйду.
То, что это единственное, чего она когда-либо по-настоящему хотела, она говорить не стала. Максим засиял и обнял ее.
– Ты же знаешь, я не могу быть холостяком, не так устроен. По натуре я для этого слишком моногамен, – сказал он, слегка касаясь ее щеки. – И я никогда ничем тебя не обижу, милая.
– Я в этом уверена.
Он наклонился к ней, расцеловал и прошептал ей в волосы:
– Мне откупорить шампанское сейчас, чтобы мы отпраздновали наше вступление в супружество? Или мы это сделаем в постели?
Она молчала. Высвободившись из его объятий, она встала и подала ему руку. Максим взял ее под руку, и они отправились к ней в каюту.
В своем нетерпении он едва мог дождаться, пока она разденется и ляжет. Страсть яростно взыграла и взорвалась почти сразу, как только он овладел ею, и впервые за все эти недели любовных игр он выкрикнул ее имя в момент кульминации.
Значительно позднее той же ночью, после любовного акта, но не такого поспешного, как первый, и доставившего ей удовлетворение, он сел в постели и заглянул ей в лицо:
– А давай не будем ждать, Кам. Давай поженимся немедленно.
– Когда тебе угодно, – сказала она, протянув руку и гладя ему затылок. Ее взгляд был полон любви.
– Мы совершим это завтра, – объявил он, расплывшись в широчайшей улыбке. – Или послезавтра. Через несколько часов мы придем в Танжер. Британский консул поможет нам. Первым делом я отдам все необходимые распоряжения. У тебя как, все в порядке?
– У меня всегда все в порядке, когда я с тобой, Максим.
Это был золотой ноябрьский денек, день бабьего лета.
Ярко светило солнце в чистейшем, без единого облачка, небе живой, безукоризненной голубизны. Камилла остановилась на ступенях особняка в Мейфере, где они теперь вместе жили после свадьбы. Глубоко вдыхая пьянящий воздух, она радовалась дивному дню. Идеальный день для загородной поездки.
Когда она двинулась вниз по ступенькам, шофер Максима Хэмфри вылез из «ягуара», обошел машину и распахнул для нее дверцу.
– Доброе утро, миссис Уэст, – сказал он, вежливо улыбаясь.
– Доброе утро, Хэмфри. Каков денек, а? Зимой ничуть даже не пахнет.
– Да, мадам, день прекрасный. – Хэмфри закрыл дверцу и сел за руль. – Мы опять поедем в Ист-Хендред, миссис Уэст? – спросил он, глянув через плечо. – Утром мистер Уэст сказал мне, что вроде бы сегодня вас надо везти за город.
– Да, – подтвердила Камилла, усаживаясь поглубже. – И у нас еще много времени. У меня назначена встреча с отделочниками в новом доме, но они не ждут меня раньше полудня.
– Прекрасно, миссис Уэст, – сказал он, отъезжая от тротуара.
Мысли Камиллы бесцельно блуждали, пока она ехала в Ист-Хендред, деревеньку в Оксфордшире, где она недавно купила симпатичную усадьбу в стиле королевы Анны. Они с Максимом нашли ее в начале сентября, перед тем как вместе улететь в Нью-Йорк. Дом понравился им с первого взгляда, и они решили сразу купить его, не теряя времени. Когда она стала настаивать на том, что покупку оплачивает она, Максим запротестовал, и его очень позабавила ее настойчивость. Но она победила и по заключении купчей преподнесла ему дом как свадебный подарок. Его глубоко тронул этот жест, и он охотно принял дар.
Несмотря на то что усадьба последние два года пустовала – ее предыдущий владелец ныне жил на Барбадосе, – «Лейси Корт» была в довольно сносном виде. Нанятые Камиллой дизайнеры уже работали вовсю, придавая дому удобный, без претензий, вид сельской усадьбы, что было по вкусу и ей, и Максиму. По замыслу она должна была стать уютнейшим местечком, куда можно приехать на уик-энд отдохнуть вдвоем и расслабиться, что было особенно важно для Максима. При такой его работе было необходимо иметь место, где он мог бы время от времени прийти в себя в тихой обстановке.
Она откинула голову на спинку сиденья и ненадолго закрыла глаза, вдруг задумавшись о своем муже, мужчине, любимом ею с отроческих лет, всегда представлявшемся ей недосягаемым. В самых дичайших мечтах она не смела даже помыслить о том, чтобы стать его женой. Или быть такой несказанно счастливой с ним. Он был для нее самым совершенным и великолепным мужчиной. В глубине души она знала, что он не любит ее такой любовью, какой она любит его, но теперь это больше не имело для нее значения. Максим был страстен в постели, заботлив и нежен в остальное время, щедр до умопомрачения. С тех пор как в августе они поженились, он без конца осыпал ее прекрасными подарками: изысканными ювелирными украшениями, превосходными картинами, дорогими антикварными вещицами и серебром для нового дома.
Если и случались такие минуты, когда ей безумно хотелось услышать от него «я тебя люблю», то приходили они теперь совсем редко. Она частенько вспоминала разговор с Корешком на яхте. «Не мелочись… – сказал он. – …Вы чертовские везунчики, имея то, чем обладаете…» Да, это правда, так оно и было. И кроме того, Максим с недавних пор начал выражать свои чувства вслух, нашептывая фразочки вроде «Я тебя обожаю» или «Ты леди моей мечты», и, когда он так говорил, голос у него был любящий, глаза излучали тепло.
Мысли ее вернулись ко дню их свадьбы в Британском консульстве в Танжере. Если других удивило, что Максим не попросил капитана яхты засвидетельствовать их брак, то ее нет. Он построил «Бьютифул Дример» для Анастасии. Играть на яхте свадьбу с Камиллой, с его точки зрения, было бы бестактно. Он проявлял щепетильность по многим и самым разным поводам. И она знала, что Анастасии пока еще принадлежит значительная часть существа Максимилиана Уэста и его сердца. Корешок тоже понимал все это. Ей же было безразлично, где состоится их бракосочетание.
В конце концов Корешок тоже положил конец своему развеселому холостячеству и завязал матримониальные узы. Свадьбу сыграли в сентябре, когда она и Максим вернулись из Штатов. В невесты Корешок взял себе премиленькую Марцию Белл. Свадьба состоялась в Кекстон-Холле. Максим был посаженым отцом, Камилла – посаженой матерью, затем они с Максимом у себя в мейферском доме дали свадебный завтрак.
На свадьбе у Корешка побывали и Тедди с Марком Льюисом. Им обоим Камилла явно пришлась по душе. Похоже было, что они даже счастливы тем, что она вышла за Максима. Более того, также отнеслись к этому факту и его дети, что было ей очень приятно. Судя по всему, ни Аликс, ни Майкл не были огорчены, узнав, что их отец женится на ней, – совсем наоборот. И она принялась строить добрые взаимоотношения с Аликс, оказавшейся весьма красивой, умной молодой женщиной.
Я такая счастливица, думала Камилла, я самая счастливая женщина на свете. В самом деле, у меня есть все, что я когда-либо хотела: Максимилиан Уэст, прекрасная карьера, а теперь еще и дети, поскольку его отпрыски мне, кажется, понравились. Будучи единственным ребенком, притом рано потерявшим родителей, сама к тому же бездетная, она теперь чувствовала себя так, будто обрела наконец настоящую семью.
Незаметно для самой себя она разулыбалась, и ее зеленые выразительные глаза засветились счастьем.
Открыв сумочку, Камилла достала ежедневник, просмотрела пометки на оставшиеся дни недели. Сегодня вечером им предстояло приятное событие – ужин с Дэвидом Мейнсом. Вчера он прибыл в Лондон со сценарием нового кинофильма. Она дала согласие сняться в главной роли, и ей не терпелось прочесть окончательный вариант.
После выезда из Мейфера прошло немногим более двух часов, и Хэмфри свернул с шоссе на извилистую дорогу, ведущую к «Лейси Корт».
Усадьба стояла в небольшой долине, окруженная лесочком, поднимавшимся по отлогому склону. В это прекрасное утро она словно подмигивала на солнышке своими многочисленными оконцами, а древние седые камни будто посветлели на фоне темных безлистых деревьев.
Хэмфри остановился перед парадной дверью, заново выкрашенной в свой исконный ярко-белый цвет, и тотчас на широкие ступени выбежали двое молодых художников.
Чуждая всякой церемонности, Камилла открыла дверцу и вышла из машины прежде, чем Хэмфри подоспел ей на помощь.
Алисон Диксон и Тони Кемпбелл – дизайнеры, чьими услугами она пользовалась и раньше, радушно приветствовали Камиллу и с довольными улыбками сопроводили ее в дом.
– Все идет лучше некуда, – сказал Тони, отступая, чтобы пропустить хозяйку в просторный холл. – И выбранные вами ткани, скорее всего, будут выглядеть просто сказочно. Легче заметить, насколько они гармонируют со стенами, теперь, когда уже во всех комнатах покрашено. Дом, можно сказать, начинает походить на что-то приличное и приобретает законченный вид.
– Мне не терпится увидеть все, – сказала Камилла, улыбаясь талантливым молодым людям и окидывая взглядом холл, с удовольствием отмечая удачно найденный цвет для стен – необычайного оттенка розовый, офорты в темных деревянных рамах, позолоченное георгианское зеркало и антикварный канделябр – бронза и хрусталь.
– Вас ожидает славный сюрпризик, когда вы увидите весь дом, – сказала Алисон. – На этой неделе мы тут отчаянно спорили.
Направляясь с ней в библиотеку, Алисон продолжала:
– Большинство комнат окрашено, как вам сказал Тони, деревянные полы приведены в порядок, да и кровати от Харрода доставлены вчера. И эта комната, как вы можете видеть, практически закончена. Единственное, чего здесь еще не хватает, это честерфилдского дивана и книг.
Камилла стояла посреди библиотеки, глаза ее оценивающе осматривали помещение, ничего не упуская из виду. То и дело она одобрительно кивала. Деревянные панели старинной комнаты были подновлены и отреставрированы, равно как и книжные полки; георгианские письменный стол и стул, удобные кресла, ковер и бронзовые лампы под шелковыми кремовыми абажурами – все было на своих местах. Даже одна из ее любимых картин с лошадьми уже висела над камином.
– Поздравляю! – восхищенно воскликнула Камилла, поочередно взглянув на дизайнеров. – Как вам известно, эта комната предназначается Максиму, и я рада, что вы закончили ее первой. Теперь я хоть знаю, что у него есть место, где можно работать, даже если другие помещения дома будут еще не вполне готовы.
Они провели ее по остальным комнатам и в заключение направились вниз на кухню.
– Я полагаю, дом будет готов в середине декабря, Камилла, – сказал Тони, – поскольку дела у нас идут споро. – Он открыл перед ней дверь на кухню и, когда она вошла, добавил: – Да, кстати, чтобы не идти в какой-нибудь местный кабачок, мы прихватили все с собой. Мы решили, что это будет гораздо приятнее. Заодно, пока мы будем закусывать, мы сможем показать вам кое-что из тканей, отобранных нами для антикварной плетеной мебели, и плитку для туалетов в гостевых комнатах.
– Это вы придумали замечательно, – согласилась Камилла. – Я только выгляну, скажу Хэмфри, чтобы он нашел здесь харчевню и перекусил. А через пару часов пусть заедет за мной, поскольку нам надо еще о многом поговорить. Так что, извините меня, я сейчас.
– Камилла, а как насчет стаканчика вина? – спросила Алисон, вынимая бутылку из плетеного баула для пикников.
– Конечно! Благодарю вас, – сказала Камилла и быстро вышла.
Отправив шофера подкрепиться, Камилла постояла возле дома, осматриваясь по сторонам и думая о том, что необходимо, не теряя времени, нанять садовника. Хотя и был конец ноября, все равно надо бы до весны привести все в порядок, так как сад изрядно зарос и одичал. Вон там посажу нарциссы, прикидывала она, посажу их под теми деревьями беспорядочно, как попало. И еще крокусы и подснежники. И сирень. Максим любит сирень.
Как чудесно было бы провести здесь рождественские праздники, подумала Камилла, возвращаясь в дом. Максим говорил, что к ним могла бы присоединиться Аликс, поскольку Майкл улетел с Анастасией на Ямайку. Она пошла на кухню, но у двери, ведущей в подвал, помедлила, вспомнив о главном рождественском подарке Максиму. Дело в том, что часть подвала она решила превратить в оборудованный по всем правилам винный погреб и заложить туда вина самых лучших марок. Корешок помогал ей отбирать излюбленные вина Максима, а также шампанское, которому в качестве аперитива тот отдавал предпочтение перед крепким ликером. Несмотря на то что Максим сам пил очень умеренно, он всегда требовал, чтобы гостям подавали только очень хорошие сорта вин. Корешок уже побывал на одном винном аукционе по просьбе Камиллы, и они заметно продвинулись в осуществлении своего плана. Стеллажи для бутылок были заказаны и со дня на день должны были прибыть.
Решив еще раз взглянуть на погреб, пока Тони с Алисон готовили на кухне ленч, Камилла открыла дверь подвала. Включила свет и стала спускаться по длинной и очень крутой деревянной лестнице.
Через несколько ступенек ее каблук угодил в трещину. Не придав значения случившемуся, она попыталась продолжить путь, но каблук застрял прочно. Неожиданно для себя она потеряла равновесие и, истошно вскрикнув, схватилась за перила. Сгнившая планка оторвалась и осталась в руке Камиллы. Она с диким криком рухнула вниз и упала на бетонный пол.
Алисон и Тони выбежали на ее крики из кухни. Бросились по коридору, сразу заметили раскрытую дверь в подвал и ринулись туда. Тони с верхней ступеньки увидел, что произошло, и в ужасе воскликнул:
– О Боже мой! Камилла упала с лестницы! – Похолодев от страха, он стал осторожно спускаться вниз.
Он увидел ее туфлю с застрявшим в трещине каблуком, и ему сразу стало все понятно.
Бледная как мел Алисон не могла справиться с охватившей ее нервной дрожью. Она последовала за своим партнером вниз по лестнице, но от страха и переживаний коленки у нее подгибались и она едва переставляла ноги. Тони уже успел спуститься и стоял на коленях подле Камиллы.
Она лежала в неестественной позе на полу подвала. Ее красивое лицо было белым, глаза закрыты. Кровь сочилась из-под ее золотых волос.
– Она сильно пострадала, – еле слышно прошептала подоспевшая Алисон.
Она присела на корточки рядом с Тони, пытаясь унять дрожь в руках и ногах. Тони совершенно скис.
– Я думаю, нам не стоит ее трогать, – сказал он неуверенно. – Мы можем еще больше ей навредить. Я останусь здесь, а ты ступай звони в больницу.
Алисон кивнула и стала карабкаться по лестнице наверх, ноги у нее при этом были словно свинцом налиты. Тони, проводив Алисон взглядом, снова повернулся к Камилле. Он не сказал этого Алисон, однако не сомневался, что при падении Камилла сломала себе шею и была уже мертва.
Максим был не в состоянии воспринять умом смерть Камиллы.
Лишь после того как состоялись ее похороны, эта истина вошла в его сознание. Реальность нанесла ему тяжелейший удар. У него не укладывалось в голове, почему эта очаровательная, трепетная, одаренная и любящая женщина, недавно ставшая его женой, ушла от него навечно. Он был раздавлен.
Больше всех облегчала ему страдания его дочь Аликс, хотя и Корешок, и Тедди, и Дэвид Мейнс тоже старались не лишать его своего участия.
На следующий день после панихиды Максим и Аликс сидели вдвоем в особняке в Мейфере. Аликс положила руку ему на плечо:
– Мне очень нравилась Камилла, папа, и мы с ней подружились. Она говорила, что думает обо мне как о своей дочери, которой у нее никогда не было, и спрашивала, не возражаю ли я. Я сказала, что нет, что я действительно польщена этим.
Максим взглянул на дочь, но ее слова оставил без комментариев.
Аликс тоже на него посмотрела и при этом подумала, как он подурнел и осунулся. Ее отец стал серым, а карие глаза, всегда такие блестящие, потухли, теперь в них была печаль. Аликс горестно вздохнула:
– После мамы Камилла действительно была самая изумительная женщина из всех, кого я знала. Мне бесконечно грустно от того, что произошло это кошмарное и нелепое происшествие, и я хочу, чтобы ты знал: я всегда буду рядом с тобой и приду по первому твоему зову.
Максим все еще не мог говорить. Но он взял руку дочери и крепко ее сжал.
– Камилла была очень незаурядным человеком… – проговорил он наконец.
– Да. И она так сильно любила тебя, папа.
– И я ее любил. Не так, как любил твою мать… почти невозможно любить двух таких женщин на одном человеческом веку. Но я любил Камиллу, хотя любил по-иному, и она много значила для меня, принесла мне много счастья за эти последние несколько месяцев. Она помогла мне избавиться от одиночества… – Голос его надломился.
Продолжать этот разговор Максим был не в силах.
Через несколько минут к нему вернулось самообладание.
– Аликс, – тихо проговорил он, – я ни разу не сказал ей, что люблю ее. Ни разу. В жизни себе этого не прощу.
Слезы навернулись ему на глаза, и он поспешил стряхнуть их с ресниц кончиками пальцев.
Аликс обняла его одной рукой за плечи, головой прижавшись к его руке:
– Я уверена, папа, Камилла знала, что ты ее любишь.
– Все равно, я был не прав, надо было говорить, – тихо и сердито промолвил он хриплым голосом.
– Женщина всегда знает, любит ее мужчина или нет. Правда, знает, – старалась утешить отца Аликс. Сердце у нее разрывалось от боли при виде его страданий. – Она нутром это чувствует. И к тому же Камилла была так счастлива с тобой.
Он повернулся к дочери, проникновенно глядя ей в глаза:
– Ты правда так думаешь, Аликс?
– Да. Ты сделал ее очень, очень счастливой. Она сказала это за несколько дней до беды.
Максим откинулся на спинку дивана и закрыл глаза. Слова дочери доставили ему некоторое утешение – но не более.
Вскоре после смерти Камиллы Максим ушел от какой бы то ни было светской жизни. Он занялся работой, нигде не появлялся, виделся лишь с коллегами, партнерами по бизнесу и с близкими. В прессе и в обществе было много толков и пересудов в связи со смертью Камиллы, их браком, ее жизнью. Все это изводило его. Он нанял целую роту помощников, чтобы оградить себя от прессы, а свое имя – от упоминания в колонках скандальной хроники.
Максимилиан Уэст ретировался и сжег за собой мосты.




ЧАСТЬ 6
АДРИАНА
НЬЮ-ЙОРК, 1987

Умная женщина – дом строит и бережет;
глупая – разоряет своими руками.
Пословица

загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Женщины в его жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор

Разделы:
12345

ЧАСТЬ 2

67891011121314151617181920

ЧАСТЬ 3

21222324252627282930313233343637

ЧАСТЬ 4

383940414243444546474849

ЧАСТЬ 5

5051525354

ЧАСТЬ 6

5556

ЧАСТЬ 7

57585960

Ваши комментарии
к роману Женщины в его жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор


Комментарии к роману "Женщины в его жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100