Читать онлайн Женщины в его жизни, автора - Брэдфорд Барбара Тейлор, Раздел - 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Женщины в его жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.26 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Женщины в его жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Женщины в его жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдфорд Барбара Тейлор

Женщины в его жизни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

16

Урсула высовывалась из окна до тех пор, пока могла видеть Зигмунда. Но когда поезд вышел на закругление пути и Зиги исчез из виду, она закрыла окно и отвернулась. Она быстро прошла по коридору в туалет, заперлась и дала волю слезам.
Но не прошло и минуты, как ей удалось взять себя в руки и успокоиться. Она знала, что Максим и Тедди будут волноваться в неведении, где она.
Урсула посмотрела на себя в зеркало над раковиной и увидела, что по щекам текут слезы, нос покраснел и блестит. Порывшись в сумке, она нашла косметичку, напудрилась, слегка подрумянилась и подкрасила губы. Свою шляпу а-ля федра и сумку положила на раковину и причесалась. Надела снова шляпу и отступила на шаг, проверяя в зеркале, как она выглядит. Удовлетворенно кивнула, увидев элегантную даму, надменную, уравновешенную и скучную, в точности соответствовавшую образу, придуманному ею вместе с Зиги, чтобы не привлекать лишнего любопытства в путешествии.
На пути во Францию это было самым главным. Для этого она соответствующим образом оделась: костюм из твида верескового цвета, скромная белая шелковая блузка, темно-серая федра – низкая шляпка из мягкого фетра и легкое пальто из такого же твида, что и костюм. Единственным украшением было золотое обручальное кольцо, простые часы на руке и сережки с жемчужинами.
Урсула и Теодоре помогла подобрать одежду с таким же тщанием, и они взяли для нее темно-синий шерстяной костюм, джемпер и темно-синее пальто. Как всегда, на Тедди был ее берет из темной сине-зеленой шотландки, с которым она ни под каким видом не пожелала расстаться.
«Вы разве не помните, фрау Вестхейм, мне подарила его тетя Кетти, когда я на каникулы ездила к ней в Лондон. Она купила его для меня в «Скоч Хаузе», и это моя счастливая шляпка», – поведала Тедди историю своего берета, когда они паковали чемоданы. И Урсула сказала на это: «Конечно, дорогая, обязательно возьми его и носи».
Урсула взяла сумку, повесила на руку и вышла из туалета. Когда она шла по коридору, пришлось рукой придерживаться за стенку, поскольку поезд разгонялся все быстрее и вагон болтало.
Она, Максим и Тедди были единственными пассажирами в вагоне, когда она вышла с Зигмундом на перрон. Теперь же, вернувшись в купе, она увидела, что оно было полно. Но этого следовало ожидать, сказал же Зиги, что все билеты проданы. Он даже не мог взять для них отдельное купе. Ему еще повезло, что нашлись три билета на тот день, когда он хотел. Попросив прощения за беспокойство у других пассажиров, она прошла на свое место и села между Максимом и Теодорой.
Максим увлекся книжкой с картинками, но оторвался от нее, когда она садилась.
– Где ты была, мамочка?
– Мне надо было припудрить нос, детка, – наклонясь к нему, ответила она шепотом.
На коленях у Тедди лежала книга, но девушка не читала. Она с облегчением посмотрела на Урсулу и едва улыбнулась ей.
Урсула улыбнулась в ответ.
Тедди едва кивнула, взяла роман и спрятала за ним лицо.
Урсула, стараясь делать это незаметно, рассматривала пассажиров.
У окна напротив Максима сидел офицер средних лет в серой полевой форме германской армии. По знакам различия на стоячем воротнике его кителя она поняла, что перед ней полковник. На коленях у него был раскрыт портфель, и, похоже, он целиком погрузился в изучение каких-то бумаг.
Рядом с ним сидела худенькая молодая женщина, по виду ей можно было дать лет тридцать с небольшим. На невыразительном узком лице у нее были удивительные глаза – пугающе синие с неимоверно пронзительным взглядом. Она сидела с каменным лицом и в каком-то странном напряжении, сверля Урсулу немигающими глазами.
Урсулу передернуло, до того холодными и расчетливыми показались ей эти глаза. Она отвела свой взгляд в сторону, гадая, едет ли эта женщина с полковником, или нет. Если и да, то он не обращал на нее ни малейшего внимания.
Теперь Урсула посмотрела на эсэсовского офицера в углу, напротив Тедди. Его лицо казалось вырубленным из холодной стали, на нем – просечка жестокого безгубого рта и выражение глубочайшего ко всем презрения.
«О, до чего же он типичен, этот наци», – подумала она. Молодая женщина, скорей всего, была с ним. Подходящая парочка, мысленно добавила она. У эсэсовца тоже был раскрытый портфель, и он читал документы, но вот, словно ощутив на себе взгляд Урсулы, он поднял на нее глаза, и хмурая тень пробежала по его лицу.
Она быстро отвернулась и стала смотреть в окно. Поезд замедлял ход, втягиваясь под своды вокзала Фридрихштрассе, предстояла вторая остановка в Берлине для посадки других пассажиров. Спустя несколько минут он уже снова шел под полными парами, но, прежде чем взять направление на Ганновер, Кельн и далее, предстояла еще одна станция, у зоологического сада.
Прислонив голову к спинке сиденья, она закрыла глаза и постаралась расслабить задеревеневшие от напряжения мышцы. Ей не верилось, что они действительно в поезде, которому предстоит весь день и всю ночь прорезаться сквозь самое сердце Германии, катясь на запад, во Францию. Все произошло так скоро, что она почувствовала себя словно заблудившейся и даже немного запыхалась. Менее недели тому назад в замке у фон Тигалей в субботу вечером Зигмунд сказал ей, что на следующее утро они должны будут вернуться в Берлин, так как вскоре им предстоит уехать из страны насовсем. Потом в среду вечером после возвращения из банка он попросил ее посидеть с ним за коктейлем в библиотеке. Она даже не предполагала, что, спустившись несколькими минутами позже, она, кроме мужа, встретит там и Курта фон Виттингена; вид у обоих мужчин был чрезвычайно серьезный.
Курт без обиняков раскрыл перед ней свою тайную роль и рассказал все как есть. Затем вручил ей три паспорта, но когда она среди них не обнаружила паспорта Зиги, она бурно запротестовала и наотрез отказалась уезжать без него. Несмотря на ее бешеное сопротивление их замыслу, Курту после нескольких часов уговоров удалось убедить ее в том, что она должна ехать.
Вчера вечером она предприняла отчаянную попытку уломать Зиги позволить ей остаться до тех пор, когда сможет уехать вся семья, но он был тверд как кремень, не приняв ни одного ее аргумента. И в конечном счете ей ничего не оставалось, как уступить мужу.
– Прошу предъявить билеты, паспорта и другие проездные документы! – нарушил сонливость вагонного бытия громкий и грубоватый мужской голос.
Урсула открыла глаза и села попрямее, направив свое внимание на дверь. В проеме стоял кондуктор, а за ним двое в темных пальто и фуражках. Она достала из сумочки паспорта, свой и Максима, разом с билетами и протянула кондуктору. То же самое сделала Тедди.
Кондуктор сперва взглянул на билеты, затем раскрыл паспорт Урсулы. Его взгляд на мгновение задержался на документе, затем на ней самой до того, как без комментариев передать паспорт сопровождавшему чиновнику. Та же самая процедура последовала в отношении документов Максима и Тедди.
Покуда чиновники изучали их бумаги, кондуктор собрал проездные документы у других пассажиров; он бегло проглядывал их и передавал своим компаньонам. Эти бумаги удостаивались лишь самой поверхностной проверки и тотчас возвращались кондуктору для раздачи владельцам, что он незамедлительно делал.
Урсула взглянула на кондуктора в уверенности, что тот вернет ей документы. Он холодно взглянул на нее и вместе с теми двумя вышел в коридор, где они стали совещаться между собой. Они несколько раз посматривали в ее сторону и опять изучали паспорта, снова о чем-то переговариваясь.
Гестапо, подумала Урсула и занервничала.
Она крепко сжала жесткие края сумки, чтобы унять дрожь в руках. Ее охватил внезапный страх, но она не смела поддаваться панике ни при каких обстоятельствах. И она напрягла все свои силы, чтобы преодолеть его и успокоиться. Держись, Урсула, не теряй присутствия духа, бодрила она себя, помня о наставлениях Зиги. Она успокаивала себя рассуждениями о том, что паспорта и выездные визы у них в порядке и билеты до Парижа и обратно вполне годные. Единственное нехорошее было то, что в паспортах стоял штампик «J» – евреи. Ну что ж, думала она. Все, что наци могут мне сделать, это – поизмываться. Такое переживу запросто. Я увожу в свободный мир своего ребенка, спасаю его от опасности, и это затмевает все прочее. И тем не менее…
Они могут гораздо больше, чем просто поглумиться надо мной, тут же стала думать она. Тревога все сильнее охватывала ее и вмиг переросла в жуткий страх. Они могли снять с поезда ее, ребенка и Тедди в любом месте пути и арестовать, взбреди им это в голову. Хрустальная ночь сопровождалась кошмарными издевательствами, жестокостью и насилием над множеством людей. По всей Германии многих евреев отправили и продолжали отправлять в концентрационные лагеря, а их собственность, предприятия и капиталы ежедневно конфисковывались Третьим рейхом.
Она подумала о своих, зашитых в одежде, драгоценностях и стиснула руками сумочку, снова почувствовав в них дрожь. Бог знает, что наци с ней сделают, если арестуют и найдут бриллианты, зашитые в подол юбки и за подкладкой жакета. Последствия могли быть тягчайшие, и она думала о них: тюрьма, вероятней всего, пытки, а возможно даже – смерть.
Слишком уж долго эти люди проверяют их паспорта. Сердце у нее сжалось. О Боже милостивый, о Боже мой, не дай им навредить нам, не дай им забрать меня. Я должна привезти Максима и Тедди во Францию, где они будут в безопасности. Это единственное, что теперь имеет значение.
Она проглотила слюну, вперила глаза в стенку напротив, заставила себя думать об Арабелле и Ренате и об их школьных годах в Англии. «Думай о приятном, о хорошем, это тебе поможет почувствовать себя сильней, уверенней», – сказал вчера вечером Зиги. «В особенности когда станешь нервничать», – собирался он добавить.
Вот она и вняла его совету, вспомнив дни юности и своих лучших подруг, которых любила всем сердцем и до сих пор любит. Она вчера разговаривала с Рен и Белл – поболтали о разных пустяках. Об ее отъезде не говорили: все три прекрасно знали, чем нынешнее время чревато. Очень у многих гестапо прослушивало телефоны. К тому же и Рен и Белл об отъезде Урсулы знали от мужей, и на эту тему между ними все было уже сказано.
Урсула так и сидела, вперив взгляд в переборку купе. Всякое выражение с ее лица исчезло. Она была полна решимости не проявить ни малейшего признака слабости, не смотреть в сторону гестаповцев, продолжавших совещаться за порогом купе. Да, эти типы, скорей всего, были из гестапо. Она нисколько в этом не сомневалась.
Париж. Это была вторая приятная тема для раздумий, и Урсула мысленно зацепилась за нее. Первое, что она сделает завтра по прибытии в Париж, в отель Плаза Атэн, это позвонит Зиги в Берлин. Если прежде он напомнил ей об этом лишь однажды, то за последние сутки он повторил это не менее пяти раз. Какое облегчение он испытает, узнав, что они наконец в la belle France.
type="note" l:href="#n_7">[7]
Ее родной Зиги. Она так горячо его любит!
Кондуктор стоял перед, ней, и его неожиданное присутствие заставило ее вздрогнуть. Сердце заколотилось в груди, и она безмолвно уставилась на него, пытаясь понять, что происходит, и готовясь к худшему.
Он вручил ей билеты и паспорта, не произнеся ни единого слова.
– Danke schon, – услыхала она свой голос, и сама удивилась, как твердо он прозвучал.
Кондуктор ответил резким неприязненным кивком и переместился к Тедди, тоже вежливо поблагодарившей, когда ей вернули документы.
Потом, уходя, он протопал по коридору, и оба гестаповца поспешили вслед за ним.
Тедди с Урсулой обменялись взглядами, в которых было несказанное облегчение, и Урсула обняла одной рукой своего малыша и стала смотреть на картинки в его книжке, не видя ровным счетом ничего.
Ее рассудок был все еще затуманен пережитым страхом, и она знала, что ей понадобится время на восстановление душевного равновесия. Она испытывала сильное желание испустить вздох величайшего облегчения, но не смела позволить себе этого, потому что даже такая мелочь могла каким-то образом подвести ее. Тошнота подступила к горлу, и Урсула внезапно почувствовала слабость в коленях, осознав, что эти последние несколько минут были ее главным тяжким испытанием. Но трясучка скоро пройдет, надо было только посидеть спокойно, и все как рукой снимет.
Все складывалось хорошо. К такому выводу она пришла неожиданно для самой себя. Они намеревались это сделать. С этими мыслями она ни в коем случае не должна расставаться, они придавали ей дополнительные силы.
Приблизительно через час после ухода кондуктора дверь опять открылась. На этот раз в ней появился стюард в белой тужурке, спокойно сообщивший, что пассажиры, желающие позавтракать, могут пойти и занять места.
Урсула сразу встала, забрала у Максима книжку и спустила его на пол.
– Пойдем, – сказала она негромко, беря малыша за руку.
Тедди встала тоже, и все трое покинули купе.
Вагон, раскачиваясь, кидал их от одной стенки коридора к другой, но они упорно продвигались к вагону-ресторану. У ближайшего свободного туалета они сделали остановку. Тедди открыла дверь, велела Максиму войти и объяснила, как помыть руки.
– Хорошо, Тедди, – сказал он и закрыл за собой дверь.
Когда женщины остались вдвоем, Тедди повернулась к Урсуле и схватила ее за руку. Взволнованно дыша, она впилась глазами в лицо Урсулы.
– Я так перепугалась, фрау Вестхейм, – прошептала она. – Я уж думала, не миновать нам беды с этими типами. Как по-вашему, они были из гестапо?
Урсула кивком подтвердила ее догадку и приложила палец к губам: мол, никаких лишних разговоров быть не должно.
Завтрак прошел без происшествий. Урсула с Тедди допили кофе, и все трое вернулись в купе. Максима после завтрака начало клонить в сон, и он вскоре задремал, убаюканный покачиванием вагона. Тедди читала, а Урсула предалась раздумьям. Никто из пассажиров купе не пытался с ней заговорить, она тоже молчала. Ничто не обязывало ее быть общительной, и никто не покушался на ее покой.
Хотя в то утро поведение кондуктора с гестаповцами и взвинтило ей нервы не на шутку, ей удалось вернуть самообладание и успокоиться. Она старательно приучала себя обходить стороной мысль о том, что могло произойти по прибытии в пограничный город Аахен ранним утром следующего дня, и потому еще рано было говорить об успехе. Просто она настраивала себя на будущее, следуя совету Зиги, привечать лишь положительные мысли из тех, что посещали ее голову.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Женщины в его жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор

Разделы:
12345

ЧАСТЬ 2

67891011121314151617181920

ЧАСТЬ 3

21222324252627282930313233343637

ЧАСТЬ 4

383940414243444546474849

ЧАСТЬ 5

5051525354

ЧАСТЬ 6

5556

ЧАСТЬ 7

57585960

Ваши комментарии
к роману Женщины в его жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор


Комментарии к роману "Женщины в его жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100