Читать онлайн Власть женщины, автора - Брэдфорд Барбара Тейлор, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Власть женщины - Брэдфорд Барбара Тейлор бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.4 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Власть женщины - Брэдфорд Барбара Тейлор - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Власть женщины - Брэдфорд Барбара Тейлор - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдфорд Барбара Тейлор

Власть женщины

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

Несмотря на то, что Стиви знала абсолютно все о своем вожделенном бриллианте, она не устояла и сразу же после того, как попрощалась с Андре Бирроном, достала из своего портфеля и в который раз открыла каталог Сотби.
Она быстро нашла страницу с фотографией «Сияющего властелина» и несколько минут любовалась прекрасным камнем. Иллюстрация была замечательной, но все-таки она не могла передать волшебное очарование бриллианта.
«Сияющий властелин». Стиви повторила про себя это название. Да, камень был достоин такого имени. Он не имел никаких дефектов. Он был совершенным. Прозрачный ослепительный кусочек вечности. За его уникальность и красоту он попал в категорию «великих» и поэтому получил вторую часть имени «властелин».
Взгляд Стиви непроизвольно перешел на левую страницу каталога, и она снова просмотрела хорошо знакомый текст. Вначале имя «Сияющий властелин» получил идеально прозрачный 427-каратный алмаз, найденный в 1954 году в копях «Премьер» Южной Африки.
Этот кусок породы был продан в 1956 году Гарри Уинстону, известному американскому ювелиру, в партии алмазов стоимостью восемь миллионов четыреста тысяч долларов.
Самый большой камень, полученный из этого самородка, – грушевидный бриллиант высшей категории размером 128,25 карата – сохранил имя «Сияющий властелин». Гарри Уинстон использовал его как подвеску в специально изготовленной изысканной бриллиантовой диадеме и продал в том же году одному из крупных европейских промышленников.
Теперь, через сорок лет, он снова появился на рынке и будет в начале декабря выставлен на продажу на аукционе Сотби в Нью-Йорке.
Стиви еще немного полюбовалась фотографией, закрыла каталог и убрала его в портфель. Ее мысли вернулись к Андре. Хотя он и пообещал не участвовать в торгах за камень, найдется много других желающих приобрести «Сияющий властелин», и цена автоматически поднимется очень высоко, как это всегда бывает на больших аукционах, когда дело доходит до серьезных вещей.
Его стоимость может взвиться до небес, нахмурившись, подумала Стиви, откидываясь в кресле. Нет, она взовьется до небес. В этом сомневаться не приходится. Стиви решила, что будет торговаться до победного конца, чего бы это ни стоило.
Семизначные цифры пробегали в ее мыслях. Шесть миллионов долларов, семь миллионов долларов… нет, это слишком мало. Восемь миллионов, решила она. Нет, и этого мало. Скорее всего цифра будет восьмизначной. «Десять миллионов», – прошептала Стиви. Может ли она зайти так далеко?
Да, если понадобится, она сможет заплатить такую сумму за этот бриллиант. Она мечтала о нем, но не для себя, конечно, а для нью-йоркского отделения фирмы «Джардин», которое она основала.
Получив камень, она подержит его год или два, поместив в свою коллекцию и показывая на выставках, сделав его центром постоянной экспозиции магазина. Стиви не собиралась извлекать из этой покупки немедленную выгоду, распилив бриллиант на несколько частей или сразу же прибыльно продав его. Она была совершенно убеждена, что «Сияющий властелин» – это прекрасное денежное вложение не только в коммерческом плане: приобретение такого камня еще выше поднимет престиж фирмы «Джардин» и привлечет общественное внимание.
И такой бриллиант никогда не упадет в цене. Его стоимость будет только возрастать. Когда она решит расстаться с ним, его можно будет без труда продать с большой выгодой. Многие богачи мира собирают знаменитые камни, и некоторые из них уже являются ее клиентами. На такой уникальный бриллиант всегда найдется покупатель.
Покупка «Сияющего властелина» еще больше упрочит славу торгового дома «Джардин». Эта мысль доставила Стиви особенное удовольствие. Она основала американское отделение фирмы восемь лет назад. Хотя Брюс Джардин дал свое разрешение на его открытие, это согласие ей удалось получить с большим трудом. Даже сейчас он пытался делать вид, что ее отделения не существует.
Тем не менее магазин на Пятой авеню завоевал известность практически со дня его открытия. И Стиви всегда чувствовала свою правоту, оправдывая свою настойчивость, поскольку годовой оборот достигал почти невероятных показателей, а прибыль год от года возрастала.
Когда Стиви впервые сообщила своему свекру, что хотела бы открыть филиал фирмы «Джардин», лондонских королевских ювелиров, за океаном, на знаменитой Пятой авеню в Нью-Йорке, Брюс просто остолбенел, с недоверием глядя на нее. Естественно, он принял эту идею в штыки. С самого начала он предсказывал провал этого начинания. Стиви пришлось использовать много дипломатических уловок, чтобы в конце концов заставить его согласиться.
Стиви понимала, что причина его возражений в большой степени крылась в нежелании расставаться с ней. Брюс хотел бы иметь ее под рукой, в лондонском магазине. И позднее он признался ей, что так и было. Проще говоря, он больше не мог обходиться без нее. Чем старше он становился, тем больше нуждался в ее помощи.
Когда Брюс перестал ворчать и немного успокоился, Стиви объяснила ему, что Найгелу уже двадцать два года и он вполне сможет занять ее место рядом с ним. Молодому человеку требовался простор, он уже давно стремился к самостоятельности.
– Под вашим руководством Найгел сможет прекрасно работать, – убеждала Стиви свекра. Брюс так же, как и она, знал, что это правда, но не хотел признавать это и в который раз отказался открывать отделение в Нью-Йорке. Но Стиви продолжала настаивать, очень мягко и дипломатично подводя его к неизбежности этого и объясняя, насколько прибыльным будет американский филиал.
– Но мне будет не хватать тебя, Стефани, – наконец-то сдаваясь, пробормотал Брюс в один прекрасный день, спустя несколько месяцев после первого осторожного предложения Стиви. Эти неохотно сказанные слова означали, что, несмотря на все свое огорчение, Брюс все же окажет поддержку ее планам. Так и случилось, хотя свекор никогда не упускал случая подчеркнуть, что сделал это против своей воли.
«Добро» на организацию американского филиала Стиви получила в 1987 году, и уже год спустя роскошный магазин на Пятой авеню распахнул свои двери. Через двадцать лет Стиви снова вернулась в город, в котором родилась. Она переехала в Лондон, когда мама вышла замуж за Дерека Райнера. Тогда Стиви было четырнадцать лет. И хотя после этого ей приходилось бывать в Нью-Йорке, город оставался для нее чужим. Но уже через несколько недель Манхэттен стал для нее родным, и она почувствовала себя как дома.
Стиви встала, подошла к камину и подложила в огонь еще одно полено. Затем она вернулась в кресло, откинулась на спинку и закрыла глаза. В этот день ее мысли были полны прошлым.
Двадцать седьмое ноября. Незабываемая дата. День их с Ральфом свадьбы. Если бы Ральф Джардин был жив, они праздновали бы сегодня тридцатую годовщину.
Она больше так и не вышла замуж. Некоторые из ее друзей считали, что это странно, но она была не согласна с ними, абсолютно не согласна. Все очень просто. Она больше не встретила мужчину, которого любила бы так, чтобы связать с ним свою судьбу. Нет, это не совсем так, поправила она себя. После смерти Ральфа она однажды любила, пусть недолго, много лет назад. Но о свадьбе не могло быть и речи. По крайней мере, что касалось его. Со своей стороны, она, не задумываясь, отдала бы ему свою жизнь, если бы он только попросил. Но он не сделал этого. Этому не суждено было случиться, сказала она себе в который раз за все эти годы. Некоторые вещи просто невозможны. Да, в жизни нельзя иметь все, чем-то всегда приходится жертвовать.
Но в молодости мы верим, что возможно полное счастье, неожиданно подумала Стиви. Когда человек молод, он убежден в своей неуязвимости и в своем бессмертии. В этот период жизни мы полны собой, верим в свои силы и пытаемся одержать верх в борьбе с судьбой. Мы уверены, что заставим жизнь покорно следовать нашим желаниям, что все будет так, как мы захотим. Но это невозможно, все происходит совсем не так. Судьба так или иначе заставляет нас идти своим путем. Это причиняет нам страдания, убивает надежды и иногда разбивает сердце. Судьба – великий руководитель и высший закон.
Что ж, ее жизнь не так плоха, напомнила себе Стиви, как обычно, рассмотрев только положительные стороны. У нее выросли хорошие дети; по крайней мере, все они избежали этих бичей современности – алкоголя и наркотиков. А она сама сделала карьеру практически из ничего. В конце концов, у нее есть талант превращать трудности в трамплин к успеху. Она просто практичная женщина с уравновешенным твердым характером и хорошей деловой сметкой во всем, что касается бизнеса и бухгалтерии.
Однажды Стиви сказала об этом Андре.
– Но ты ведь прекрасно разбираешься в бриллиантах, cherie.
type="note" l:href="#n_2">[2]
Ральф научил тебя почти всему, что знал сам! – воскликнул в ответ темпераментный француз, удивленно глядя на нее.
Стиви снова вспомнила слова старого друга. Это было так давно, как будто в другой жизни.
– Это прекрасная идея, Стефани. Иди к Брюсу. Ты увидишь, он прислушается к тебе. На твои аргументы просто нечего возразить. Они идеальны. Это необходимость.
В ее воспоминаниях всплыли события 1976 года, и перед глазами встал Брюс Джардин, каким он был тогда. Высокий темноволосый мрачный красавец. Но, как всегда, упрямый и раздражительный. Несгибаемый человек.
Как хорошо Стиви запомнила презрительное выражение его лица и издевательский смех, когда она сказала, что хочет работать. Работать в фирме «Джардин».
Но прежде чем Брюс ответил ей, она очень тихо и спокойно добавила, что хотела бы, чтобы он обучил ее управлять фирмой.
Брюс смотрел на нее, не веря своим ушам, и, казалось, лишился дара речи. А когда пришел в себя, поинтересовался, не сошла ли она с ума.


Двадцать лет назад


Иногда Стиви кажется, что все это случилось только вчера. Тем летом ей исполнилось двадцать шесть лет. Прошло уже три года после роковой операции аппендицита, которая привела к смерти Ральфа. Ее гнев на судьбу с течением времени стал проходить, но в этот момент она неожиданно вновь испытала приступ ярости и протеста против случайной и бессмысленной гибели мужа.
Как выяснилось впоследствии, у Ральфа был не аппендицит, а прободение язвы двенадцатиперстной кишки. Однако хирург не распознал ситуацию даже на операционном столе. Он удалил невоспаленный аппендикс, не пытаясь выяснить истинную причину болей. Перитонит вызвал сепсис, от которого и умер Ральф. Такая история на современном уровне медицины была просто невероятной.
Неожиданно потеряв сына, Брюс остался единственным Джардином в семейном бизнесе. Его старший брат, Малком, отошел от дел еще несколько лет назад из-за слабого здоровья, и Брюс оказался совсем один.
И вдруг, абсолютно неожиданно, в феврале 1976 года тяжелый сердечный приступ надолго вывел Брюса из строя. Когда он наконец выздоровел, он чувствовал себя очень неуверенно, практически был в панике.
Стиви сразу же поняла причину его нервозности. Несмотря на свою молодость, она обладала безошибочной интуицией, когда дело касалось чувств других людей и мотивов их поступков. Она мгновенно сообразила, что нужно для решения проблемы Брюса. Она сама была решением этой проблемы. Тогда Стиви и последовала совету Андре и жарким июльским днем отправилась на встречу со своим свекром. Когда она без предупреждения появилась в его офисе на Бонд-стрит, Брюс очень удивился, но, будучи джентльменом старой школы и галантным кавалером, пригласил ее в святая святых фирмы – свой кабинет.
– Научите меня своему делу, – попросила Стиви. – В настоящий момент я единственная представительница семьи Джардин, которая может помогать вам. Найгел и близнецы – еще совсем маленькие. Что случится с фирмой, если у вас будет еще один сердечный приступ? А если вы заболеете? Или умрете?
Пораженный ее откровенностью, Брюс растерялся. И пока он недоверчиво смотрел на нее, не зная, что ответить на эти правдивые, но жестокие слова, Стиви мягко продолжила:
– Знаете, большинство людей живут так, как будто они бессмертны. Они не задумываются о том, что произойдет, когда их не станет. Но вы не можете вести себя, как обычный человек. Ральф всегда говорил, что вы самый умный человек из всех, кого он знал. Он считал, что у вас трезвый взгляд на жизнь и ясная голова. Так что давайте разумно оценим сложившуюся ситуацию. Не поддаваясь эмоциям. Вам нужен кто-нибудь, кому вы сможете безоговорочно доверять, человек, который возглавит фирму, когда вы не сможете руководить ее работой. И этот человек должен в первую очередь действовать в пользу ваших внуков. Поскольку я их мать, этим человеком могу быть только я. Это очевидно. Я необходима вам. Посмотрите правде в глаза: я единственная взрослая представительница семьи Джардин.
Брюс Джардин признал ее правоту. Она была единственной Джардин, к которой он мог обратиться, и, следовательно, единственным возможным решением проблемы. Кроме того, искренность, энергия и энтузиазм Стиви убедили Брюса, что она действительно стремится работать с ним и изучать их семейный бизнес. Тогда он взял Стиви на работу в качестве своего помощника, надеясь, что ему не придется разочароваться в этом решении.
– Ты полюбишь свою работу, если достигнешь в ней успеха, – часто повторял ей Брюс в первые годы. И вскоре Стиви поняла, что полюбила свое новое дело, что ей интересно в нем все, каждая деталь, каждая мелочь.
Особенно она любила бриллианты и другие драгоценные камни. Ее завораживала творческая сторона их профессии. Однако больше всего ее привлекали финансовые и деловые проблемы. В первые же полгода работы в фирме Стиви проявила большие способности к бухгалтерскому делу и коммерческим операциям. Брюс был приятно удивлен.
Незаметно она стала абсолютно незаменимой для него. Брюс Джардин – когда-то ее смертельный враг – нашел в ней решение своих проблем. Он признал ее выдающиеся качества: талант, профессионализм, компетентность и умение работать с полной отдачей долгие часы, когда это нужно для дела. Шло время, и постепенно Брюс почувствовал уважение к своей невестке. Он начинал зависеть от нее все больше и больше.
И наконец, когда Стиви уже проработала в фирме «Джардин» больше пяти лет, привычные для нее враждебность и недовольство Брюса исчезли без следа.
Что касается Алфреды, она так никогда и не вошла в круг ее друзей. Однако, будучи членом семьи Джардин, ее вздорная свекровь понимала обоснованность поступков Брюса. Даже ей было ясно, что Стиви – единственный человек, которому можно доверить фирму как матери их внуков и наследников. Поэтому она придержала острый язычок и не встала на пути невестки. Алфреда умерла в 1982 году, почти пятнадцать лет назад, но до своего последнего часа она не любила Стиви, никогда не проявила ни тени теплых чувств и не сделала ни одного дружеского жеста.
Стиви встала и снова подошла к столу. Взяв в руки свою свадебную фотографию, она несколько минут вглядывалась в нее. Как молода она была! Да они оба были молодыми. Особенно она. «Почти ребенок. Всего шестнадцать лет, – подумала Стиви. – Да, я здесь моложе, чем сейчас Хлоя».
«О Ральф, кто бы в это мог поверить? Поверить, что твой отец возьмет меня на работу? Или что в один прекрасный день я стану главой фирмы «Джардин» по обе стороны Атлантики?»
Стиви снова подумала, что жизнь подчас бывает совершенно непредсказуемой. Конечно, она не справилась бы без поддержки друзей, верных друзей, и особенно Андре Биррона. Стиви знала, что Андре научил ее не меньшему, чем Ральф, в том, что касалось ювелирного дела. Знаменитый французский ювелир был ее наставником не только в бизнесе, он стал ей за эти годы почти отцом.
Андре всегда давал ей самые лучшие советы, самые правильные. Когда Стиви было двадцать семь, после четырех лет вдовства она снова полюбила. Через год, когда она обнаружила, что беременна, Стиви сразу же обратилась к Андре. Она полетела в Париж, чтобы увидеться с ним и признаться ему, но, будучи по природе очень замкнутой, она хотела бы ограничить свою откровенность. Но когда Стиви заговорила о своем любовнике, отце будущего ребенка, имя которого она не хотела раскрывать, Андре сам остановил ее.
– Не говори мне, кто он. Я не хочу этого знать. Помни, Стефани, если ты откроешь секрет хотя бы одному человеку, он перестанет быть секретом, – предупредил ее мудрый француз.
И Стиви последовала этому совету, тем более что он совпадал с ее собственными намерениями. Никто так и не узнал, кто был ее любовником, и близкие не мучили ее ни догадками, ни подозрениями. Эта тема не обсуждалась. Даже Хлоя не знала, кто был ее отцом.
Хлоя. При мысли о восемнадцатилетней дочери выражение лица Стиви изменилось, стало мягче. Теперь ее девочку можно было по праву назвать бриллиантом чистой воды. Само совершенство.
Неожиданно для себя Стиви засмеялась. Нет, не совсем совершенство. Ее дочь почти идеальна, но, слава богу, только почти. Никому не интересна ходячая добродетель. В таких людях нет ничего яркого, и они слишком хороши, чтобы быть настоящими.
Хлоя должна была приехать ближе к вечеру. Хорошо, если она успеет к обеду, и они проведут вместе приятный вечер. Завтра из Манхэттена приедут мама и отчим, чтобы вместе отпраздновать День Благодарения, и останутся на выходные. Стиви с радостью ожидала встречи с ними, как и Хлоя.
Дерек Райнер несколько лет назад был посвящен королевой в рыцарское звание, и теперь к нему и к ее матери обращались «сэр Дерек и леди Райнер». Как и предсказывалось много лет назад, он стал великим классическим актером английской сцены и живой легендой в свои шестьдесят восемь лет. Он прекрасно относился к ее матери, к самой Стиви и к ее детям.
Дерек и мать были бездетны, но он был настоящим отцом для нее и дедушкой для ее детей. Он нежно любил всех, но Хлою – просто обожал.
Вместе с Райнерами должен был приехать ее сын Майлс. Он был любимым сыном Стиви, хотя она всей душой стремилась скрывать это. Она не хотела иметь любимчиков среди собственных сыновей.
Майлс стал прекрасным художником, особенных успехов он достиг на театральном поприще. Он жил в Нью-Йорке и оформлял спектакли на Бродвее. В отличие от Найгела и своего близнеца, Гидеона, он никогда не проявлял ни малейшего желания заниматься семейным бизнесом, хотя как художника изящество ювелирных изделий и других предметов искусства, изготовляемых «Джардин», не оставляло его равнодушным.
Несмотря на отсутствие у внука интереса к работе в фирме, Брюс настоял на том, чтобы Майлс стал одним из директоров «Джардин», так как ему принадлежала существенная доля акций. И Майлс сразу же согласился. Фирма «Джардин» была его наследством и важной частью его жизни; об этом позаботилась Стиви, воспитывая мальчиков.
Настоящим ювелиром в семье стал Гидеон. Стиви поняла это, еще когда он был ребенком. Гидеон стал талантливым гранильщиком и унаследовал любовь своего отца к камням, особенно к бриллиантам. Как и Ральф, он был экспертом во всем, что касалось их распиливания, а в качестве одного из ведущих ювелиров «Джардин» участвовал в создании изысканных драгоценностей, которыми фирма – поставщик английской королевской семьи славилась на протяжении столетий.
Найгел – во многих отношениях точная копия Брюса – занимался под руководством Стиви коммерческими вопросами.
Но Найгел хотел, чтобы все это принадлежало только ему.
Стиви прекрасно сознавала это. Бывали даже такие моменты, когда она предполагала, что ее старший сын вынашивает планы, как отстранить ее от семейного бизнеса.
Стиви глубоко вздохнула и снова прошла к камину. Она остановилась, прислонившись к мраморной облицовке, и, глядя на огонь, задумалась о своем первенце. У нее не было никаких конкретных доказательств. Просто интуиция, которая никогда не подводила, сейчас подсказывала, что сын серьезно настроен против нее.
Найгел не был для Стиви загадкой. Он напоминал Брюса в молодости: холодный, расчетливый, замкнутый и очень честолюбивый. В честолюбии нет ничего плохого до тех пор, пока оно ведет человека по правильному пути. Стиви первая готова была подписаться под этим. Но чтобы сын пытался убрать ее со своей дороги? Зачем? В конце концов, ведь это его фирма. Все это будет принадлежать Найгелу. Конечно, он разделит фирму с братьями, но управлять будет старший, и дело не только в возрасте, но и в практической сметке, умении руководить людьми, в конце концов, мышление коммерсанта отличается от мышления художника.
Как ей хотелось бы отбросить неприятные подозрения. Но Стиви чувствовала, что Найгел стремится отстранить ее от руководства фирмой как в Нью-Йорке, так и Лондоне.
– У него практически нет шансов, – прошептала она.
Брюс никогда этого не допустит. Ее свекру исполнилось уже восемьдесят два, и после тяжелых приступов подагры, преследовавшей его уже долгие годы, он стал появляться в офисе от случая к случаю. Но Брюс был все так же бдителен, без всяких признаков старческой безмятежности и забывчивости, и очень бодр, когда не страдал от болезненных приступов. Стиви была убеждена, что он любит ее, хотя Брюс не так часто показывал это.
Кроме того, и это важнее всего, он абсолютно доверял Стиви во всем, что касалось управления фирмой. Она заслужила это доверие, снова и снова на протяжении долгих лет доказывая, что не просто хорошо, а блестяще знает свое дело. Нет, Брюс не допустит никаких интриг, направленных против нее. Он расценит это как «нарушение дисциплины» и будет целиком на ее стороне.
Стараясь отвлечься от тяжелых мыслей, связанных со старшим сыном, Стиви вышла из кабинета и поспешила к лестнице.
Стефани Джардин была привлекательной стройной женщиной среднего роста: темные кудри, светлые серо-зеленые глаза и четкие выразительные черты лица. Высокие скулы и прямой тонкий нос придавали ее лицу выражение решительности. Стиви была одета элегантно, но неброско: шерстяной брючный костюм и свитер защитного серовато-зеленого цвета, подчеркивающего таинственное мерцание ее глаз.
Она слетела вниз по ступенькам, понимая, что слишком надолго задержалась в прошлом, перебирая плохое и хорошее. Завтра ожидались гости, и, хотя все они были членами семьи, Стиви хотелось, чтобы приготовления к встрече были безукоризненными. Ее мать предъявляла особенно высокие требования, так как привыкла к роскоши, как жена знаменитого актера театра и кино.
Когда Стиви подошла к холлу, начали бить дедушкины часы, стоящие в углу. Было ровно шесть. И часа не пройдет, как появится Хлоя. При этой мысли Стиви улыбнулась. Она не могла дождаться встречи с дочерью. Где-то неподалеку стукнула дверь, и Стиви почувствовала, как порыв холодного ветра пронесся по холлу.
«Похоже, это в солярии», – подумала она и прошла к арке, ведущей к нему.
Солярием называлась длинная комната с множеством окон; два ряда французских дверей выходили наружу на крытую галерею, тянувшуюся вдоль всего заднего фасада дома. Одна из дверей растворилась и раскачивалась на петлях, стуча по деревянной раме.
Стиви подошла, чтобы закрыть ее, и остановилась, выглядывая во двор. Вечер был темный; на черном небе, закрытом непроницаемыми облаками, не было ни одной звезды. Яркие лампы солярия освещали балюстраду, смягчая переход от света к темноте.
Стиви вышла из дома. Она часто выходила в сад в сумерках, когда все вокруг кажется замершим, и прислушивалась к тишине, вбирая в себя покой и безмятежность природы. Это было особенно приятно после суматохи и несмолкающего шума Нью-Йорка.
С черного неба взгляд Стиви опустился на лежащие за домом холмы. Она заметила, что поднявшийся туман уже затопил сад. Теперь он казался тяжелее. Туман пригнул траву, свернулся густыми клубами, спрятал каменные скамьи, фонтан и кусты роз. «Сегодня все кажется ненастоящим», – подумала она. Стиви повернулась и направилась обратно к свету.
Когда она входила в дом, Стиви испытала странное ощущение. Она не могла бы объяснить, почему, но знала точно: это предостережение…
Ощущение было близким к пережитому днем в тумане на холмах, но сейчас оно было сильнее, напряженнее.
Стиви постаралась отделаться от дурного предчувствия. Она снова посмеялась над собой и энергично покачала головой. Стиви никогда не верила ни в приметы, ни в предзнаменования. Она, всегда смеявшаяся над суевериями, теперь сама почувствовала приближение опасности. Смешно. Стиви снова рассмеялась.
Но через несколько месяцев она снова вспомнит эти странные ощущения. И вспомнит всерьез.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Власть женщины - Брэдфорд Барбара Тейлор

Разделы:
12345678910111213

Часть вторая

14151617181920

Часть третья

21222324252627282930

Ваши комментарии
к роману Власть женщины - Брэдфорд Барбара Тейлор


Комментарии к роману "Власть женщины - Брэдфорд Барбара Тейлор" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
12345678910111213

Часть вторая

14151617181920

Часть третья

21222324252627282930

Rambler's Top100