Читать онлайн Удержать мечту Книга 2, автора - Брэдфорд Барбара Тейлор, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Удержать мечту Книга 2 - Брэдфорд Барбара Тейлор бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Удержать мечту Книга 2 - Брэдфорд Барбара Тейлор - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Удержать мечту Книга 2 - Брэдфорд Барбара Тейлор - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдфорд Барбара Тейлор

Удержать мечту Книга 2

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

У Миранды О'Нил от смеха слезы выступили на глазах. Через несколько секунд, придя в себя, она смахнула их кончиками пальцев.
– Честно говоря, Пола, в жизни я не слышала подобного бреда.
– Ты подтверждаешь мои подозрения, – отозвалась Пола – Я так и думала, что Сара мне наврала.
Мерри достала из сумочки салфетку и высморкалась.
– Наврала – слишком сильное слово. Скажем так – она слишком уж исказила факты. Или, используя одно из любимых выражений дедушки, она подогнала истину под свои цели.
– Так что же на самом деле произошло на Барбадосе? – настаивала Пола – По ее словам, она работала там, как раб на галерах.
– Ерунда. Ей здорово помогали две девушки из местных, которых я наняла, и та молодая женщина, что будет управляющей салоном. – Мерри пересела на диван, расположенный у окна кабинета Полы в супермаркете в Лидсе.
Пола проводила ее глазами и отметила, что давно Миранда не выглядела так хорошо. Под карибским солнцем она загорела, и ее обычно бледное веснушчатое лицо приобрело здоровый, очень шедший ей цвет. Длинное платье необычного желтоватого оттенка удачно гармонировало с ее блестящими медно-рыжими волосами, а ее коричнево-желтые глаза казались сегодня скорее золотистыми, чем карими. Глядя на них, Поле невольно пришло на ум сравнение с осенними листьями в ее саду в Лонг Медоу. Все в Мерри – и волосы, и глаза, и цвет лица, и цветовая гамма ее одежды – вызывало в памяти осеннее буйство красок.
Раскинувшись на диване, Миранда пояснила:
– С первой минуты Сара явно пыталась тянуть одеяло на себя, вела себя свысока, надменно и даже покровительственно. Я предложила посильную помощь, но она фактически указала мне на дверь, заявив, что справится сама. Честно говоря, я даже растерялась, ведь раньше она почти не занималась организацией салонов. Но я решила не вмешиваться. – Каштановые брови сошлись на переносице, выразительные черты лица сложились в раздражительную гримаску. – Она не хотела со мной иметь никаких дел, Пола, вот в чем суть. У меня и правда хватало забот, но не настолько, чтобы несколько раз в день не справиться по телефону, как у нее идут дела. И каждый вечер я забегала проведать, что творится в салоне. – Миранда в упор посмотрела на Полу своими широко расставленными глазами, в которых читался вопрос: «Ведь ты знала, конечно, что там за все отвечала я?»
– Да я подняла эту тему только потому, что Сара подняла такой шум из-за якобы проделанной ею тяжелой работы. Еще она пожаловалась, что О'Нилы устроили ей обструкцию.
– А это уж настоящая ложь! – еще больше возмутилась Миранда. – И отец, и Шейн множество раз заходили в салон, и она получала приглашения на все без исключения торжества. – Миранда опустила глаза, задумалась, потом вновь взглянула на Полу. – Ну, возможно, ей действительно было не слишком весело. Вела себя она как-то странно. Похоже, она решила, будто Шейн обязан не отлучаться от нее ни на шаг, всюду таскать ее с собой и оказывать ей постоянные знаки внимания. Шейн проявлял большое терпение и почтительность, насколько ему позволяли обстоятельства – но, в конце концов, отель ведь отнимал у него массу времени и сил. Мы все работали, между прочим.
– Не сомневаюсь, – ответила Пола. – И я вообще-то не обратила особого внимания на ее рассказ… но должна признаться, сперва я несколько растерялась. И какой смысл Саре врать мне? Ведь она не могла не понимать, что я в конечном итоге узнаю от тебя правду.
– Сара странный человек. Она живет в выдуманном ею мире. – Миранда подалась вперед и со значением поглядела на Полу. – Вспомни те гадости, которые она делала в детстве. И ее всегда переполняло сознание собственной значимости. Такое самодовольство… Бог с ним, она не заслуживает того, чтобы мы столько о ней говорили…
– Я тебе еще не все рассказала. На самом деле она явилась ко мне две недели тому назад, чтобы предложить сделку… Сара хотела купить модные салоны. – Пола замерла в ожидании ответной реакции. Она знала, что это выведет Миранду, но той следовало знать все.
– Вот наглость! Наши салоны! В жизни не слыхала ничего более возмутительного. Чем она, интересно, думает? Ведь вы – акционерное общество. Полагаю, ты выставила ее вон, и с соответствующими комментариями. Надеюсь, я не ошибаюсь?
– Естественно, нет. Но она не смирилась с моим отказом. Угрожала послать телекс бабушке в Австралию.
– И послала?
– Нет. Позвонила по телефону в Данун. Представляешь, беспокоить бабушку по такому вопросу?! – Пола невольно улыбнулась, вспомнив свой недавний разговор с Эммой. – Так вот, Сара сказала, что, на ее взгляд, ей должны позволить купить салоны для ее подразделения, учитывая ее труды, старания, ум и так далее. Бабушка дословно передала мне свой ответ: «Ты действительно так думаешь, Сара? Но не забывай: индюк тоже думал, да в суп попал». А потом объяснила, что ее предложение – глупость, нелепость и что это совершенно невозможно. И добавила, что подобное исключено навсегда и Саре лучше никогда больше не пытаться предлагать такое.
– Да уж, когда тетя Эмма захочет, ей лучше на язычок не попадаться, – прокомментировала Миранда с облегчением. – Я полагаю, наша очаровательная Сара усвоила урок?
– С тех пор ее не видно и не слышно.
– Ну, это еще ни о чем не говорит. Сейчас она готовит летние модели. – Вдруг Миранда оживилась: – Все, что ты сказала, возможно, объясняет кое-что – Сара очень странно держалась со мной, когда я недавно зашла в ее отель. Нельзя сказать, чтобы грубо – она хорошо воспитана, – но необычайно высокомерно, даже для нее. Кстати, очень неплохие модели. Надеюсь, ты их посмотришь, когда на следующей неделе приедешь в Лондон. Нам надо торопиться с заказом.
– Да, знаю. Гэй уже назначила день, когда я пойду в выставочный зал. Что ни говори, но Сара замечательный дизайнер. Коллекция туалетов «Леди Гамильтон» поразительно хороша.
– Верно, – согласилась Миранда, думая про себя, насколько Пола великодушна и беспристрастна, как она стремится найти в каждом хорошую сторону. – Между прочим, на показе мод я встретила еще и Элисон Ридли, и она тоже странно вела себя со мной, словно я из касты неприкасаемых.
– Может, из-за Уинстона и Эмили?
– А я-то тут при чем?
– Ты близкая подруга Эмили, а насколько мне известно, Элисон очень переживает из-за Уинстона. Вчера ко мне приходил Майкл Каллински и говорил, что у нее буквально сердце разбито. Еще он сказал, что они с Сарой в последнее время очень сошлись, и, без сомнения, Элисон считает тебя принадлежащей к враждебному лагерю. Но, впрочем, по словам Майкла, Элисон намерена перебраться в Нью-Йорк. Насовсем.
– Ну и ну… – Миранда не смогла скрыть удивления. – Возможно, она думает о партнерстве со своей приятельницей – Скай Смит.
В голосе Миранды прозвучала такая враждебность, что Пола спросила:
– Тебе не нравится Скай Смит?
– Не особенно, – ответила Миранда, привыкшая ничего не скрывать от своей лучшей подруги. – Должна признать, она очень мила с Шейном со дня его приезда в Нью-Йорк. Дала в его честь несколько обедов, представила его кое-кому из своих друзей, и, похоже, она ему симпатична. Но… – тут голос Мерри дрогнул. – На мой взгляд, она слишком уж хороша, даже слащава, уж если хочешь знать правду. Строит из себя невинного ангелочка, но я не могу избавиться от ощущения, что на самом деле она весьма опытна – во всем, что касается мужчин. Я предупредила Шейна, но он только рассмеялся. Нашел мои слова забавными. Уинстон склонен согласиться со мной. Уверена, он уже рассказал тебе, что Шейн позвал нас обоих на небольшой обед в ресторане, когда на прошлой неделе мы были в Нью-Йорке. По сути, виновником торжества был Уинстон – мы отмечали сделку с канадской бумажной фабрикой.
– Мне казалось, он не упустил ни одной детали, – медленно произнесла Пола, – но, очевидно, я ошиблась – он не упомянул о Скай Смит.
– О! – Мерри показалось странным упущение Уинстона, и она поспешила продолжить: – Но Скай присутствовала там. С Шейном. И мне представилась возможность получше с нею познакомиться, понаблюдать за ней. Обед оставил у меня очень странное ощущение. По-моему, она что-то скрывает – ну, из своего прошлого.
– Что за нелепая мысль, Мерри.
– Вовсе нет. И не спрашивай, почему я так считаю, потому что я сама не могу объяснить толком. Инстинкт, или, если хочешь, интуиция. Однако на обратном пути в Лондон мы с Уинстоном много о ней говорили, и оба сошлись во мнении, что она скользкая личность. Он в ней разочаровался, хотя весной, когда Элисон впервые познакомила его и Шейна со Скай, она ему очень понравилась.
– У них это серьезно? Я имею в виду Скай и Шейна? – Пола сама удивилась, как хрипло звучит ее голос, и по охватившему ее волнению она поняла, что мысль о близости между Скай и ее старым товарищем ей неприятна. Пола не отводила глаз от лица Мерри.
– Искренне надеюсь, что нет! Мне вовсе не хочется, чтобы она постоянно крутилась вокруг нас. Уинстон считает, что их отношения чисто платонические, а уж кому знать, как не ему… А кстати, о Уинстоне. Как дела у Салли?
– Гораздо лучше. Энтони вернулся из Ирландии дней десять назад и сразу же направился в «Гнездо цапли», где остановилась Салли. Вчера я беседовала с ними по телефону, и они наслаждаются тишиной, покоем и обществом друг друга. Между прочим, сегодня днем Энтони собирается зайти ко мне.
– Как вам всем, наверное, тяжело пришлось в связи со смертью его жены. И как назло, я была за границей, Очень жаль, что я не могла хоть морально поддержать тебя, Пола.
– Спасибо, Мерри. К счастью, Эмили тогда уже вернулась из Парижа, и мы с ней подстегивали друг друга. Мы продержались, и это главное.
– Да. Но ты выглядишь очень усталой, – заметила Мерри, прибегнув к самому мягкому выражению. С первой же минуты встречи ее поразило бледное, изнуренное лицо Полы, глубокие тени у нее под глазами. Ее подруга выглядела просто больной. – Разве ты не можешь взять отпуск на несколько дней? Уехать куда-нибудь отдохнуть?
– Шутишь? Посмотри на мой стол.
Мерри не стала продолжать, решив, что умнее не высказывать своей заботы о состоянии здоровья Полы. Надеясь скрыть волнение, она отвернулась в сторону. Ее взгляд упал на группу семейных фотографий, стоявших на большом столе красного дерева и поставленных туда еще Эммой. С карточек на нее смотрели знакомые лица – ее дедушка с бабушкой – Блэки и Лаура – в день их свадьбы; ее отец в младенческом возрасте, лежащий на меховом коврике; они с Шейном в раннем детстве; ее родители в день свадьбы; Эммины дети по мере их взросления.
Она взяла самую большую из фотографий, изображавшую видного мужчину в офицерской форме.
– Твоя мама очень похожа на Пола Макгилла. Да, у тети Дэзи глаза точь-в-точь, как у отца. Впрочем, и у тебя тоже – Довольная, что нашла способ сменить тему разговора, Миранда добавила: – На рамке зазубрина. Ты должна отдать ее в починку. Какая жалость, такая изящная серебряная вещица. Настоящий антиквариат. – Мерри указала Поле на изъян.
– Бабушка не хочет ее чинить, – с легкой улыбкой ответила та. – Когда пару лет назад я предложила то же самое, она рассмеялась и сказала, что зазубрина – часть ее прошлого.
– Что она имела в виду? – поинтересовалась Мерри.
– Дедушка не вернулся в Англию после первой мировой войны. Он остался в Австралии. Там довольно сложная история, но вкратце: как-то раз в приступе ярости и отчаяния бабушка швырнула на пол его фотографию – именно эту, и именно в этой рамке. Стекло разбилось, на рамке появилась зазубрина, но она все равно сохранила ее. Бабушка говорила мне, что с тех пор фотография служит ей напоминанием о том, что любовь требует доверия. Она уверена, что доверяй она Полу, когда тот исчез, и его любви к ней – она непременно дождалась бы его возвращения. Она считает, что тогда избавила бы себя от жутких и горьких лет своего абсолютно несчастного брака с Артуром Эйнсли.
– Но в конце концов они ведь с Полом воссоединились и долго жили счастливо, – тихо проговорила Мерри, внезапно погрустнев.
– Ты так печально это сказала, Мерри. У тебя что, у самой сердечные проблемы? Порастеряла всех старых мальчиков? – сочувственно спросила Пола.
Мерри кивнула.
– И не приобрела новых. Последнее время в этом плане у меня сплошные неудачи. Большинство из тех мужчин, с которыми я встречалась за последние несколько месяцев, не видят дальше денег О'Нилов, моей внешности и так называемой сексуальности. С каждым днем я становлюсь все сварливее и сварливее, – Мерри поморщилась. – Похоже, я закончу жизнь старой девой. Эмили повезло, что она подцепила Уинстона. По крайней мере она точно знает: он любит ее, а не ее банковский счет, поскольку у него своих денег хватает.
– О, Мерри, не все мужчины гоняются за деньгами… – начала Пола, но осеклась, признав определенную правоту в словах подруги. Положение богатой наследницы действительно имеет немало отрицательных сторон, и деньги – только одна из них.
– Возможно. Но беда в том, что мои знакомые мужчины просто не в состоянии видеть дальше своего носа. Они не понимают меня как личность, меня – какая я есть на самом деле. Я ведь не принцесса из сказки, черт возьми, и работаю я до изнеможения. И как тебе известно, я реалистка. Нас с Шейном с детства учили знать цену фунту стерлингов, как и тебя, впрочем. И, не говоря уж об отце и деде – это само собой, – тетя Эмма, конечно же, вбила в меня немало здравого смысла за те летние месяцы, что я проводила в «Гнезде цапли».
– Да, я понимаю, что ты хочешь сказать, – кивнула Пола – У людей о нас совершенно неправильное представление, ведь правда?
Миранда подошла к столу Полы и села напротив. Ее лицо выражало грусть, карие глаза смотрели печально.
– Я тебе еще кое-что скажу, Пола Я хотела бы выйти замуж за человека, которого я знала всю жизнь, который любит меня ради меня самой, любит именно меня, а не плод своего воображения. Как-то на днях я пришла к заключению, что не хочу серьезно влюбляться в восхитительного незнакомца. К чертям восхитительных незнакомцев! Они несут с собой беду и обычно полны неприятных сюрпризов. Им нужны если не деньги, то могущество. А еще есть сексуальные маньяки, их интересует только постель. – Она сухо улыбнулась. – Как любит повторять Шейн, «партнера для секса встретить легко, а найти человека для любви – трудно». В данном случае мне приходится согласиться с братцем.
– Как мило с твоей стороны уделить мне столько времени, Пола, – сказал Энтони. – Я очень тебе благодарен и хочу еще раз повторить: в самый трудный период моей жизни ты вела себя просто прекрасно. Я не могу…
Пола протестующе вытянула руку.
– Еще одна благодарность, и я выгоню тебя из кабинета. – Она налила ему вторую чашку чая. – Я рада оказать помощь, когда это в моих силах, и давай не будем забывать, что ты – член нашей семьи. – Она одарила его теплой улыбкой. – Кроме того, – добавила Пола, – я не так уж и занята сегодня. – Это была маленькая ложь, но ложь во спасение – А теперь, отвечая на твой вопрос. Я думаю, бабушка огорчится – и очень, – если вы с Салли поженитесь до ее возвращения из Австралии.
– Вот как, – пробормотал он с унылым видом. Энтони закурил сигарету и поглубже уселся в кресле и закинул ногу на ногу. Он уставился поверх головы Полы в пространство, в конце концов остановил взгляд на картине, висевшей на противоположной стене над антикварным гардеробом. Казалось, он на миг потерял нить разговора, о чем-то глубоко задумавшись. – А когда, ты думаешь, она должна вернуться? – спросил он, снова возвращаясь мыслями к Поле.
– Она обещала мне успеть к нашему традиционному празднованию Рождества в Пеннистоун-ройял… – Пола запнулась. Ей вдруг пришла в голову отличная идея. Перегнувшись через разделявший их сервировочный столик, она воскликнула: – Вот когда ты должен жениться на Салли. На Рождество. Бабушка будет довольна, и вы сможете оставаться у нее в Пеннистоун-ройял все праздничные дни.
Он ничего не ответил.
– Это же замечательная идея, Энтони. Ну почему ты колеблешься?
Он по-прежнему молчал, и внимательная Пола увидела выражение горечи на его сером изможденном лице. В глазах сквозило беспокойство, даже тревога. Такие же они были у Джима и тети Эдвины. «Глаза Фарли», – бессознательно отметила Пола. Но она тут же отбросила не имеющие отношения к делу мысли и, чтобы связать его по рукам и ногам, добавила:
– Да, Рождество – прекрасное время. Идеальное. Ну, пожалуйста, соглашайся. Мы можем попробовать связаться с бабушкой в Сиднее. Хотя нет, сейчас уже слишком поздно, – вспомнила она о разнице во времени, взглянув на часы. – Четыре часа. Два ночи в Австралии. – Ну, так пошлем телекс, – решила она.
– Полагаю, Рождество нас устроит, – неохотно протянул Энтони. – Но мы хотим скромную свадьбу, Пола. Очень скромную. Потому что к тому времени… – голос его дрогнул, и он как-то неразборчиво закончил: – Салли беременна, и ее состояние будет уже заметно.
Пола моментально почувствовала испытываемую им неловкость и перешла на веселый, беззаботный тон.
– Полагаю, в декабре Салли будет на шестом месяце, так что нам предстоит сшить ей миленькое свадебное платье, способное скрыть деликатные нюансы ее фигуры.
– Ты знала? – Энтони не мог скрыть удивления.
– Нет, но догадалась. Когда мы с Эмили видели ее в сентябре, то обе отметили, что она пополнела, и сделали выводы. Не беспокойся, кроме нас, не знает никто, только Уинстон…
– Ее отец и Вивьен тоже в курсе…
– Я говорю об остальных членах нашей семьи, Энтони. И, как ты уже говорил, мы устроим скромную свадьбу… с небольшим числом приглашенных. Конечно, Харты, бабушка, мы с Джимом, твоя мать и Эмили. Вот она-то очень расстроится, если ее не позовут.
– Да, – согласился он. – Я очень люблю Эмили, и она так нам помогла… – Энтони запнулся и проглотил подкативший под горло комок. – В сложившихся обстоятельствах – как по-твоему, очень неприлично, что я опять женюсь? Я имею в виду так быстро, после смерти Мин?
– Я так не считаю.
Энтони неуверенно посмотрел на Полу. Она же ответила ему прямым и открытым взглядом.
Перед ней сидел мужчина, чьи нервы были на пределе. Это читалось на его изможденном лице, проступало в его безвольной манере поведения и в апатии, которую она заметила в нем с первой же минуты. За последние несколько недель он заметно постарел. На бабушкином дне рождения Пола видела совсем другого Энтони. Тот, белокурый и красивый типично английской красотой, в ладно скроенном смокинге, который носил с элегантной небрежностью, свойственной только ему и Джиму, все время смеялся и казался беззаботным и счастливым, непосредственным и очаровательным. Сейчас же видела перед собой настоящую развалюгу.
Пола быстро приняла решение. Она наклонилась к нему поближе и посмотрела на него пронзительным взглядом.
– Послушай меня, Энтони. Ты не нашел счастья в браке с Мин, вы расстались и собирались разводиться. Тебя подкосила ее смерть, особенно сопутствующие ей обстоятельства, и это естественно. Однако здесь нет твоей вины. Ты должен все забыть, иначе случившееся станет между тобой и Салли и помешает вашему счастью, пустит под откос твое будущее, возможно, даже погубит всю твою жизнь. – Пола чувствовала, что говорит слишком резко, и смягчила тон. – Теперь ты должен думать о Салли и о вашем ребенке. Они отныне – главное для тебя.
– Да, ты совершенно права, – согласился Энтони. – И я не лицемер. Пожалуйста, не думай, что я только и делаю, что оплакиваю Мин. – В голосе его послышались слезы. – Но я никогда не желал ей смерти. И то, что она умерла при таких кошмарных обстоятельствах, для меня…
Пола встала с кресла и подсела к нему на диван, взяла его за руку и заглянула в лицо, испытывая сильнейшее чувство сострадания.
– Понимаю, понимаю, Энтони. И пожалуйста, поверь мне, я не жестокосердная, вовсе нет. Но что бы ты ни думал, твоей вины нет ни в чем. Моя бабушка – наша бабушка – часто повторяет, что каждый из нас в ответе за собственную судьбу, что мы сами пишем сценарий своей жизни, а затем играем роль до самого конца. И знаешь, она права. За себя, за свою жизнь несла ответственность Мин, а не ты. Попробуй найти источник силы и мужества в бабушкиной философия.
– Все равно, – отозвался он. – Но это трудно, так невыразимо трудно.
Пола укрепилась в уверенности, что ее кузен пребывает в страшном упадке духа, и она лихорадочно искала слова, которые могли бы подбодрить его, вывести из нынешнего плачевного состояния. Пола понимала его чувства, но в то же время знала: позволит он смерти Мин подкосить себя, у него не останется никаких шансов начать новую жизнь с Салли.
Тихо и мягко, так, что ее голос был едва слышен, она произнесла:
– Возможно, тебе трудно поверить, когда я говорю, что разделяю твои чувства, но так оно и есть. Ты должен оставить ту трагедию в прошлом. Иначе она погубит тебя. К тому же ты совершишь страшный грех по отношению к своему родному ребенку. – Тут Пола сознательно замолчала в ожидании его реакции.
Энтони заморгал от неожиданности и широко раскрыл глаза.
– Что ты имеешь в виду? – наконец пробормотал он изменившимся голосом. – Не понимаю… какой такой грех по отношению к моему собственному ребенку? – В его взгляде читался ужас.
– Если ты позволишь памяти о Мин, о ее самоубийстве довлеть над тобой, переполнять тебя чувством вины, ты не сможешь любить свое дитя должным образом – всем сердцем, умом и душой. Потому что Мин всегда будет рядом, между вами и, позволь добавить, между тобой и Салли тоже. И еще не забывай: вы с Салли зачали свое дитя в любви друг к другу. Оно не просило вас дать ему жизнь… На свет скоро появится невинное крошечное существо. Не обкрадывай его из-за своих личных проблем. Ему или ей потребуется все самое лучшее, что есть в тебе, Энтони. Дать ребенку меньше… да, это грех.
Он долго смотрел на Полу, часто-часто моргая в попытке сдержать готовые прорваться наружу эмоции. Потом вскочил на ноги, подошел к окну и бездумно уставился на лежащую внизу улицу. Но перед его внутренним взором стояло мертвое лицо Мин, вытащенной из озера. Он невольно закрыл глаза в надежде отогнать страшный образ. Потом достал платок и высморкался. Слова Полы все еще звучали в его раскалывающейся на части голове. Вдруг к ним присоединился голос Салли. «Живые должны жить, – сказала она прошлой ночью. – Невозможно изменить прошлое. Мы не можем занимать остаток своих дней самоистязанием. Иначе Мин добьется своего. Из могилы, но добьется». Он не мог не признать, что устами Салли гласила истина. Тут ему пришла на ум мысль, осознав которую он вдруг расправил плечи. Женщина, с годами превратившаяся в Мин, ничем больше не напоминала девушку, много лет назад завоевавшую его любовь. Мин стала злой, язвительной и злопамятной, и ее желчность и беспощадность с каждым днем убивали его любовь. Салли вовсе не разрушила их семью, как яростно утверждала Мин. Человек со стороны может разбить только неблагополучную семью, счастливые же союзы не боятся никаких вторжений. Теперь он понял: их семью развалила сама Мин. На какой-то миг ему показалось, что он совершил внезапное открытие, но тут же он признался самому себе, что всегда в глубине души знал об этом. Просто, беспрерывно себя казня, он не давал воли таким мыслям. Боль в груди начала отступать, и мало-помалу к нему вернулось самообладание.
Энтони повернулся к Поле, их глаза встретились, и теперь уже он взял ее за руку.
– Ты необыкновенная женщина, Пола, – проговорил он. – Ты мудрая и добрая, в тебе столько любви и сострадания. Спасибо, что ты вправила мне мозги. Я отдам Салли и нашему ребенку всю свою любовь до последней капли. Обещаю тебе.
После ухода Энтони Пола с удвоенной энергией взялась за работу. Она не поднимала головы до половины седьмого, пока в дверь не заглянула Эгнес.
– Мы сегодня надолго задержимся, миссис Фарли?
Пола оторвалась от бумаг, положила ручку и откинулась на спинку кресла. Она провела ладонью по своему усталому лицу, потянулась было за чашкой, но чай давно остыл, и Пола с недовольной гримасой поставила ее обратно.
– Я задержусь еще на полчасика, не больше, но ты, если хочешь, можешь идти уже сейчас.
– О нет, у меня и мысли такой не возникало, – возмутилась Эгнес. От ее взгляда не ускользнуло, как измождена, бледна Пола – Позвольте мне заварить вам чашечку хорошего горячего чая, миссис Фарли. Вы неважно выглядите.
– Большое спасибо, Эгнес. Нет, погоди. Давай-ка лучше выпьем. Мне сейчас рюмочка не повредит, да и тебе, я уверена, тоже.
– С удовольствием, миссис Фарли. А что у нас есть?
Впервые за весь день Пола искрение засмеялась.
– Прости, – извинилась она, заметив обиду и растерянность на лице секретарши. – Но ты так забавно это сказала… И правда, что у нас есть? Боюсь, что с этим неважно. Хотя в шкафу когда-то стояла бутылочка шерри.
Эгнес поспешила к встроенному шкафу, а Пола принялась перебирать бумаги, раскладывая их по разноцветным папкам, и быстро навела на своем столе порядок.
Через несколько секунд вернулась Эгнес с триумфальной улыбкой на лице. Она торжественно подняла вверх руку с бутылкой.
– Отлично. Где у нас стаканы? Мы сейчас сделаем сразу два важных дела – быстренько решим несколько последних вопросов, поскольку завтра суббота. Я решила не выходить на работу, хочу провести день с детьми. И ты тоже отдохни.
– Спасибо, миссис Фарли, – расплылась в улыбке Эгнес.
Десять минут спустя, потягивая шерри, Пола почти освободила свой стол от папок. Большинство из них перекочевали на пол и лежали у ног секретарши.
– Последние три можешь отправить в Лондон Гэй Слоун. В синей – окончательные детали по магазину деловой одежды. Кстати, я решила остановиться на том названии, которое предложила Эмили. По-моему, оно самое удачное… «Деловая женщина» – этим сказано все. Как ты считаешь?
– Мне очень нравится, как я еще на днях говорила мисс Эмили. Она устроила у нас в конторе нечто вроде опроса общественного мнения и интересовалась мнением секретарши и машинисток.
– Вот как, – пробормотала Пола, тепло подумав об Эмили, подобно трудолюбивой пчелке всегда старающейся чем-нибудь помочь. – В красной папке вся информация по январскому показу мод, а в зеленой собраны мои заметки относительно магазина «Ветер удачи», плюс список наших поставщиков в Гонконге, Индии и Японии. У тебя блокнот с собой? Хорошо. Черкни пару строк Гэй и попроси ее снять копии со списков. И еще, пошли записку…
На столе Полы зазвонил личный телефон. Эгнес взяла трубку, послушала и передала ее Поле.
– Мистер Стивен звонит из Одессы, штат Техас.
– Привет, Дейл, – начала Пола. – Как…
Он резко прервал ее:
– Мне очень жаль, Пола, но у меня плохие новости.
– Что случилось, Дейл?
– Боюсь, самое худшее. Случилась беда с одним из наших нефтеналивных танкеров. Сегодня утром он стоял под разгрузкой сырой нефти у берегов Техаса, под Галвестоном, и в машинном отсеке произошел взрыв – очень сильный взрыв.
Пола изо всех сил сжала трубку, вслушиваясь в едва слышный из-за помех голос.
– Надеюсь, обошлось без жертв? – спросила она, полная дурных предчувствий.
– Увы, мы потеряли шесть человек из команды… и еще четверо серьезно пострадали…
– О Дейл, какой ужас! – вырвалось у Полы. – Но как все случилось?
– Пока неизвестно. Еще идет расследование. Огонь охватил все судно. Но сейчас под контролем. Танкер не утонул. Повторяю: не утонул.
В трубке гудело и завывало. Пола воскликнула:
– Я тебя очень плохо слышу!
– Ясно, – крикнул он в ответ. – Сегодня очень сильные помехи. Я сказал: мы не знаем причину взрыва, но состоится расследование. Мы потеряли миллион двести пятьдесят тысяч галлонов сырой нефти, и нам предстоит огромная работа по уборке нефтяного пятна. Оно уже движется по направлению к заливу Галвестон Бэй. Морские птицы и прочая живность находятся под угрозой, как и устричные плантации. Одному Богу известно, сколько нефти дойдет до берега.
– Катастрофа! – дрожащим голосом пробормотала Пола. – На нас сейчас все набросятся – от экологов до – страшно подумать, кого. Семьи погибших – об этих несчастных необходимо позаботиться. Не сомневаюсь, ты и сам все понимаешь. Конечно, денежная компенсация – слабое утешение. Послушай, ты хочешь, чтобы я к тебе прилетела? Хотя не знаю, чем я могу тебе помочь, разве что поддержу морально.
– Нет, нет, Пола, в этом нет никакого смысла. Я со всем справлюсь. Я уже связался со страховой компанией. Очистка места происшествия обойдется нам в несколько миллионов долларов.
– Сколько конкретно?
– Не знаю. Все зависит от размеров пятна и нанесенного им ущерба. Где-то от пяти до десяти миллионов.
У Полы перехватило дух. Но она быстро справилась с собой.
– Черт с ними, с деньгами. Нам все равно придется делать уборку. Не пропадай надолго, Дейл. Я хочу знать, почему мог произойти такой взрыв. Мы всегда гордились высокой безопасностью наших судов.
– Никто не застрахован от бед. Таков нефтяной бизнес. Я позвоню тебе завтра, возможно, даже сегодня поздно вечером, если узнаю что-нибудь новое – Помехи стали слабее, и его голос теперь звучал так отчетливо, словно он говорил из соседней комнаты.
– Я весь вечер дома, – ответила Пола. – И, Дейл, сделай все возможное для семей несчастных.
– Уже делается.
– Случившееся нанесет огромный вред нашей репутации.
– Знаю, дорогая. Я больше не могу говорить. Здесь очень напряженная обстановка.
– Дейл, еще одно… Ты не сказал, какой именно танкер взорвался.
– Извини, Пола. „Эмеремм". Мне очень жаль.
Пола положила трубку и бессильно поникла в кресле.
Ее лицо выражало отчаяние.
– Я поняла суть разговора, миссис Фарли, – озабоченно сказала Эгнес. – Один из танкеров компании «Сайтекс» утонул. – Но в голосе ее звучал вопрос.
Пола кивнула и рассказала все известные ей детали, Потом пояснила:
– «Эмеремм-III» получил свое имя в честь моей бабушки. Некогда она владела компанией под таким названием, и оно очень нравилось дедушке – сочетание слова «изумруд»
type="note" l:href="#n_2">[2]
и ее имени. Его любимый камень и его любимая женщина. – Пола попыталась улыбнуться, но у нее ничего не вышло. – Именно он спустил со стапелей первый «Эмеремм», затем – второй. С тех пор в «Сайтекс» установилась традиция – называть именно этим именем одно из действующих судов…
– Как печально, миссис Фарли, – с сочувствием произнесла Эгнес. – Я знаю, как вы гордились безопасностью кораблей вашей компании. Просто ужасно.
– Спасибо, Эгнес, – отозвалась Пола. – Тяжелый удар, особенно тяжелый, поскольку есть жертвы. – Собравшись с силами, она вздохнула и пододвинула поближе свой блокнот. – Пожалуй, я набросаю телекс бабушке.
Когда Пола взялась за ручку, она почувствовала, как холодок пробежал у нее по спине. Не будучи суеверной по природе, она все же не могла избавиться от предчувствия надвигавшейся беды. Взрыв на „Эмеремм-III" был дурным предзнаменованием.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Удержать мечту Книга 2 - Брэдфорд Барбара Тейлор



Сентиментальной меня никак не назовёшь,но читая этот роман,у меня не раз выступали слёзы!В этой книге вы столкнётесь с большой любовью,но не с пошлостью!С предательством,но и с преданностью!С большой трагедией,а также с огромным счастьем!Читайте обе части,убедитесь сами!!!
Удержать мечту Книга 2 - Брэдфорд Барбара ТейлорТёма
14.09.2014, 16.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100