Читать онлайн Удержать мечту Книга 2, автора - Брэдфорд Барбара Тейлор, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Удержать мечту Книга 2 - Брэдфорд Барбара Тейлор бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Удержать мечту Книга 2 - Брэдфорд Барбара Тейлор - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Удержать мечту Книга 2 - Брэдфорд Барбара Тейлор - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдфорд Барбара Тейлор

Удержать мечту Книга 2

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

Эмили не могла справиться с нахлынувшими эмоциями.
– Посмотри, какое платье. Само очарование, – прошептала она, доставая из вместительной коробки обернутый в бумагу вечерний туалет.
Александр, развалившись на кровати одной из комнат для гостей в квартире Эммы на Белгрейв-сквер, кивнул в знак согласия. Добродушная улыбка осветила его серьезное лицо, когда Эмили выпорхнула на середину комнаты, бережно держа платье перед собой.
Тысячи крошечных бисеринок, от бледно-голубого до изумрудно-зеленого, почти полностью усеивали длинное изящное платье из бирюзового шелка. Эмили пошевелилась – и по платью словно пробежали волны. Свет упал на бусинки под другим углом, и они тут же заиграли по-иному. От такого зрелища захватывало дух.
Склонив голову набок и не отводя от сестры внимательных глаз, Александр произнес:
– В нем сведены воедино все краски юга Франции, и, конечно, оно отлично гармонирует с твоими глазами. Как жаль, что ты не можешь оставить его себе навсегда. Оно совсем не выглядит вышедшим из моды.
– Да, я знаю, и мне оно очень нравится, но такое платье представляет собой слишком большую ценность. Кроме того, я не могу подвести Полу. Платье ей нужно для январского показа мод.
Глядя, как Эмили умело укладывает платье в коробку и накрывает его оберточным материалом, он заметил:
– Подумать только, бабушка хранила свое платье все эти годы. Ему ведь лет сорок пять, и оно насквозь пропахло нафталином. – Александр поморщился и добавил: – Но готов держать пари – бабушка, с ее огненно-рыжими волосами и зелеными глазами, выглядела в нем поразительно.
– Ну еще бы. И ты абсолютно прав насчет его возраста. Перед самым своим отъездом бабушка сказала, что мы найдем ее платье в одном из кедровых шкафов на верхнем этаже, среди прочей одежды. Бабушка припомнила, что впервые одела его на вечере, который она устроила в честь помолвки дяди Фрэнка и тети Натали. – Эмили захлопнула коробку, застегнула ее и добавила: – Знаешь, ведь к нему еще прилагается пара атласных, вышитых изумрудами туфель, и они тоже в прекрасном состоянии. По ним не скажешь, что их одевали больше чем один-два раза.
– Да, все здесь хранилось очень тщательно, – отметил Александр, знавший о ставшей легендарной бережливости своей бабки.
Описав ногами арку в воздухе, он соскочил с кровати, подошел к длинной металлической вешалке для одежды у окна и провел по ней рукой. Он пробежал глазами по этикеткам на костюмах, платьях и вечерних туалетах и прочитал вслух:
– «Шанель», «Вионне», «Баленсиага», «Молине»… и все как будто новое, Эмили, а ведь их сшили ну никак не позже двадцатых-тридцатых годов.
– Конечно. Именно потому они так нужны для показа. Еще несколько женщин – из списка самых элегантных дам – предоставили Поле аналогичные шедевры, и все они приняли приглашение на коктейль в ночь официального открытия выставки. – Тем временем Эмили подошла к туалетному столику, взяла в руки лист бумаги с отпечатанным на машинке текстом, сделала на полях какие-то заметки, положила его в папку и сказала: – А теперь пойдем вниз. Сегодня у меня совсем нет времени. Я пообещала помочь Поле за субботу и воскресенье разобраться с туалетами, поскольку у нее сейчас дел выше головы.
– А кстати, где она? – поинтересовался Александр, следуя за Эмили из комнаты для гостей на лестничную площадку второго этажа. – Только не говори мне, что она до сих пор в магазине.
– О нет, она здесь, – бросила Эмили через плечо, легко сбегая вниз по лестнице. – После того как мы распаковали все вещи и развесили их, чтобы посмотреть, не требуется ли каким-либо из них мелкий ремонт, она отправилась переодеться. Возможно, по пути она свернула в детскую.
Александр распахнул перед сестрой дверь в гостиную и последовал за ней.
– Ее близнецы тоже здесь? – удивился он.
– Да, и Нора. Днем в понедельник Пола привезла их всех в город. Посмотри, Сэнди, старина Паркер приготовил для нас бутылочку белого вина. Выпьем по бокалу? – Эмили устремилась к столику.
– А почему бы и нет? – Он уселся в кресло у камина, скрестив свои длинные ноги, и закурил сигарету, не отводя взгляда от разливавшей вино сестры. Хотя она была не ниже большинства женщин, он всегда считал ее маленькой, возможно, из-за хрупкости и изящества фигуры.
Александр кивнул в ответ на свои мысли. За последние несколько лет Эмили превратилась в очаровательную молодую женщину. Какими вредными были в детстве по отношению к Эмили и он, и его кузены, когда дразнили ее Пончиком за неуемный аппетит и шарообразную фигурку. Теперь Эмили в платье из розовой шерстяной ткани напоминала задорную фарфоровую куколку.
– Ничего себе куколка, – пробормотал он, припомнив ее невероятную физическую и умственную энергию и, как не раз бывало, поразившись, откуда в ней столько силы. От бабушки? Уж, конечно, не от родителей. Их мать представляла собой ленивую, пресыщенную, избалованную светскую даму без единой серьезной мысли в голове. А отец – опустившийся неудачник, так ничего и не добившийся в жизни – вечный аутсайдер. «Бедный папа, – подумал Александр, – бесспорно, он самый милый и добрый человек на свете». Александр твердо решил завтра же позвонить отцу и договориться пообедать или поужинать вместе. Последнее время они слишком редко виделись.
– О, Сэнди, пока мы находились наверху, я не заметила, как ты славно загорел, – заметила Эмили, подавая ему бокал и окидывая брата внимательным взглядом. Она плюхнулась в кресло напротив. – Ты замечательно выглядишь. Тебе следует побольше бывать на открытом воздухе.
– И бросить «Харт Энтерпрайзиз» на произвол судьбы? Ни за что на свете. – Он поднял бокал.
– За тебя! – произнесла Эмили и, отпив глоток, спросили: – А где старушка Мег?
– Сегодня утром отправилась в Шотландию посмотреть на охотничий домик, выставленный на продажу. Владелец хочет поручить дело фирме по торговле недвижимостью, в которой она работает, так что Мэгги ожидает интересная поездка. Если домик ей понравится, они возьмутся его продавать. Хотя одному Богу известно, кто его купит. Кому в наше время нужен охотничий домик, скажи на милость.
– Какому-нибудь богатому американцу, – предположила Эмили. – Вы уже назначили день свадьбы?
– Где-то в июне… наверное.
– Нечестно! – вскричала Эмили. Ее глаза метали молнии. – Ты же знаешь, что в июне женимся мы с Уинстоном. Будь так добр, последи, чтобы Мэгги посоветовалась со мной, прежде чем вы определитесь конкретно.
– Мы могли бы устроить сдвоенную свадьбу, – предложил он и расхохотался, глядя на выражение ее лица. – Почему ты так па меня смотришь?
– Если сам не понимаешь, то нечего и объяснять, – мрачно бросила она. – С другой стороны, возможно, надо открыть тебе глаза.
– Забудь, что я говорил. Да я, в общем-то, шутил.
– Нет, не шутил. Я и объясню, – заявила Эмили. – Есть три серьезные причины. Первая: каждая невеста в день своей свадьбы хочет быть в центре всеобщего внимания, что невозможно, когда рядом крутится другая новобрачная. Вторая: бабушка устроит скандал, сочтя такой поступок неуместным и безвкусным. Третья: мы не можем разочаровать бабушку, которая надеется закатить следующим летом два супершикарных, умопомрачительных свадебных пира со всеми подобающими прибамбасами.
– Ты убедила меня, Эмили, – сдвоенная свадьба отпадает, – ответил он насмешливо. Но сразу посерьезнел, затянулся сигаретой и тут же загасил ее о пепельницу. Во всех его жестах сквозило неожиданное волнение.
– Что-то случилось? – воскликнула наблюдательная Эмили.
– Возможно, Поле и удалось задушить в зародыше один скандал – в Ирландии, – но боюсь, на нас надвигается следующий. Дело в том…
– Скандал, – тихо повторила Пола, входя в комнату. Она закрыла за собой дверь и с озабоченным выражением на лице посмотрела на Александра и Эмили.
– Пола! – сказал Александр, вставая с кресла и от всего сердца обнимая ее. – Позволь мне налить тебе бокал вина, а затем, прежде чем отправиться в «Белый слон», мы немножко поболтаем.
Пола уселась на диван, неотрывно следя за перемещениями Александра. Со вздохом она спросила:
– Что еще за скандал, Сэнди?
Он принес ей бокал и вернулся в свое кресло.
– Опять мамочка. Мне очень печально вам это говорить. – Он обвел Эмили и Полу сочувствующим взглядом. – Она позвонила мне из Парижа сегодня утром в совершенно невменяемом состоянии. Очевидно, Джанни Равиоли…
type="note" l:href="#n_1">[1]
– Не будь таким вредным, – прервала брата Эмили. – Сколько раз говорить тебе, что его зовут де Равелло, и он очень мил.
– …подал на развод, – продолжил еще более твердым тоном Александр, укоризненно посмотрев на Эмили. – И она утверждает, что находится на грани истерики.
– А чего она еще ожидала? – снова вмешалась Эмили. – Ведь она сама смылась с тем мерзким французишкой.
– Если ты все время будешь меня перебивать, мы останемся без обеда, – заметил Александр и погрозил сестре пальцем. – Так или иначе, нашу мать очень огорчает упрямство Джанни. Видите ли, хотя она и дала ему все основания, он отказывается назвать Марка Дебоне виновником.
– Но почему? – спросила Эмили. В ней проснулось любопытство.
– А кого он называет? – вступила в разговор Пола. – Очевидно, здесь-то и кроется причина огорчения твоей матери.
Александр бросил на нее проницательный взгляд.
– Умница. Ты угадала. – После короткой паузы он продолжил бесстрастным тоном: – Похоже, в качестве соответчиков он намерен назвать несколько… королевских министров. Милая мамочка, похоже, пользовалась большой популярностью среди членов кабинета.
– Ты шутишь! – воскликнула Пола, глядя на него со смешанным чувством удивления и тревоги.
– Если бы! – ответил Александр, все более мрачнея при мысли о последствиях сумасбродства его матери – о позоре для всей семьи и особенно для бабушки. Она такого не перенесет.
Эмили вспыхнула от негодования. Широко раскрыв глаза, она вскричала:
– Голову даю на отсечение, это все дружки дяди Робина! – Она театрально застонала и закатила глаза. – Я так и вижу заголовок на первой полосе «Дэйли мирpop»: «Итальянский граф обвиняет все британское правительство в нарушении супружеской верности». А как насчет вот такого, в «Ньюс оф зе уорлд»: «Светская дама пошла по министерским рукам». Газеты здорово поживятся на этом деле. – Она язвительно ухмыльнулась.
Губы Полы против ее воли сложились в улыбку, и она не смогла удержаться от смеха, несмотря на возмущение легкомыслием ее тетки и на серьезность ситуации.
– Прекрати, Эмили, ты невозможна – Пола попыталась подавить подступающий к горлу смех частично, как она знала, объяснявшийся сегодняшним ее нервным состоянием.
Александр, отнюдь не разделявший их веселья, грозно посмотрел на обеих женщин.
– Тут нет ничего смешного… – Он замолчал и покачал головой, вдруг не найдя нужных слов. С того самого момента, как утром ему позвонила мать, он места себе не находил. Как и Эмму, его всегда возмущало безответственное поведение матери, и, будучи человеком консервативных взглядов, он не мог мириться с ее аморальностью.
Повинуясь внезапному импульсу, Эмили добавила:
– А я очень хотела бы знать, кто крутил романы с мамочкой. – Ее глаза приняли задумчивое выражение, и она сморщила носик. – Нет, не могу представить нашу неотразимую Элизабет в постели с Толстяком Дабсом.
– Толстяком Дабсом? – недоуменно переспросила Пола.
– Эмили, замолчи! – взорвался Александр.
Не обратив на брата ни малейшего внимания, Эмили сказала:
– Робина хватит удар. Не следует забывать, что наш очаровательный дядюшка – член парламента от юго-восточного Лидса – и входит в кабинет министров Гарольда Вильсона. И если на следующих выборах лейбористы снова победят, он рассчитывает занять пост канцлера казначейства. Ох, Сэнди, ты прав, грядет огромный скандал. Что-то вроде дело Профьюмо, да? Эту историю нам заглушить не удастся.
– Мне дела нет до драгоценной политической карьеры дяди Робина, – язвительно произнес Александр. – Кроме того, он такой скользкий тип, что сумеет отвертеться, не сомневаюсь. К тому же, наверное, он сам во всем и виноват. Ты попала в точку, Эмили. Уверен, что мама познакомилась с известными джентльменами через пего. Она постоянно бегала на его замечательные вечеринки на Итон-сквер. – Он бросил на Полу обеспокоенный взгляд. – Когда в суд поступит заявление на развод, газетчики налетят на них, как мухи на варенье, и Эмили не слишком далека от истины, говоря о заголовках в прессе.
Пола помолчала в задумчивости и наконец сказала:
– Сколько? За сколько он пойдет на попятную?
– Не знаю, – ответил Александр.
– Не думаю, что ему вообще нужны деньги, – воскликнула Эмили.
Пола пригвоздила кузину к месту холодным, всезнающим взглядом:
– Меня удивляет твоя наивность, Эмили. Нас воспитала женщина, которая всегда говорила, что каждый человек имеет свою цену, и вопрос только в том, сколько он стоит. Конечно, он хочет денег. И, получив их, он поступит благородно и назовет Марка Дебоне.
– Я знаю его лучше, чем вы оба, и я не думаю, что он согласится, – возмущенно отозвалась Эмили.
– А еще бабушка любит говорить, что цена не обязательно выражается в деньгах, – быстро напомнил Александр. – И если подумать, я склонен согласиться с Эмили. Я не убежден, что ему нужны деньги. Но кое-чего ему хочется. Отмщения. Уверен, он все еще любит нашу мать – хотя один Бог знает, почему, учитывая ее отношение к нему. И он сильно обижен. Посему он хочет ответить ударом на удар, сделать ей больно в ответ, и он представляет только один способ – опозорить ее.
– Возможно, – согласилась Пола, почувствовав логику в теории Александра. – Очевидно, у него есть все необходимые доказательства? – в последних словах прозвучал вопрос.
– О да, – уверил ее Александр. – Мама совершенно ясно дала понять, что он располагает всеми необходимыми фактами. Он не занимается пустыми угрозами.
– Она точно не сказала тебе, кто из министров замешан? – поинтересовалась Эмили.
Александр с сожалением посмотрел на нее:
– Послушай, я согласен, что она неумная и запутавшаяся женщина, но в глубине души она порядочный человек. Конечно, она не называла имен.
– Твоя мать сказала, что она ждет от тебя, Сэнди? – спросила Пола.
– Да. Она хочет, чтобы я встретился с Джанни и убедил его назвать Марка Дебоне в качестве соответчика. Похоже, она верит, будто я могу повлиять на него, но здесь она глубоко заблуждается. Я не настолько хорошо его знаю, и вообще он больше любит Эмили.
– О нет! – вскричала Эмили. – Только не я! Александр и Пола обменялись заговорщическими взглядами, и Пола сказала:
– Дорогая, возможно, никто лучше тебя не сможет поговорить с ним.
Эмили застонала и забилась подальше в кресло.
Мысль о разговоре с Джанни относительно неверности матери пугала ее. С другой стороны, он ей нравился, а Александр может себя вести с ним бестактно. Она выпрямилась в кресле и твердо произнесла:
– Я совершенно определенно отказываюсь предлагать Джанни деньги, и тут вы меня не собьете!
– Что же ты собираешься ему предложить? – спросил Александр, с огромным облегчением поняв, что она определенно согласна взять на себя эту неприятную миссию.
– Ну, я… – Эмили глубоко задумалась и вдруг просияла. – Ну, я взову к его совести, объясню, что он нанесет Аманде и Франческе больше вреда, чем маме, – а он очень любит девочек. Он не захочет, чтобы они пострадали.
– Очень хорошо, попробуй так, – протянула Пола с сомнением в голосе. – Однако тебе следует иметь что-то про запас, на случай, если призыв к его совести не сработает.
– Ты порой бываешь цинична, – осуждающе надула губы Эмили. – Я не собираюсь оскорблять деньгами этого бедного, обиженного человека.
Не обращая внимания на раздраженный тон кузины, Пола пожала плечами:
– Ему можно предложить работу – если он станет стоять на своем намерении назвать половину нашего чертового правительства.
– Работу? Где? В качестве кого?
– В корпорации «Харт», Эмили. Я давно ищу, кто возглавит «Ветер удачи», новый антикварный магазин аксессуаров, который я скоро собираюсь открыть. Поскольку Джанни – специалист в данной области, возможно, он предпочтет работать на нашу семью, чем в той компании, занимающейся импортом антиквариата, с которой он связан сейчас. Тогда мы одним выстрелом убьем двух зайцев – добьемся того, что он окажется на нашей стороне – пусть не на стороне вашей матери – и не станет особенно путаться у нас под ногами, ведь ему придется много разъезжать. К тому же, я, возможно, заполучу хорошего работника в «Ветер удачи». И он, уж конечно, заработает больше у «Харт».
– Какое замечательное решение! – вскричал Александр, моментально воспрянув духом.
Эмили закусила губу.
– Я скажу о работе у Хартов, только если он проявит упорство, – предупредила она, уверенная, что Джанни не станет торговаться, и быстро добавила: – Я знаю, что смогу с ним договориться, он поступит так, как надо. У меня нет сомнений.
– Поживем – увидим, – пробормотала Пола.
Александр встал и прошелся взад и вперед по комнате.
– А теперь, когда мы разобрались с любовными приключениями мамы, есть еще одна проблема, которую нам следует обсудить. – Он задержался у дверей. – Я сейчас… Когда я приехал, я забыл свой чемоданчик в холле.
Воспользовавшись его отсутствием, Эмили наклонилась к Поле:
– Джанни действительно очень милый. Ты просто не слишком хорошо его знаешь.
– Не сомневаюсь – при нормальных обстоятельствах. Но лучше быть готовыми к худшему.
Эмили промолчала.
Через минуту вернулся Александр. Он достал из чемодана папку и передал ее Поле.
– Что это? – спросила она.
– Отчет мистера Грейвса из фирмы „Грейвс и Сандерсон". Но сейчас нет необходимости его читать.
– Он касается Джонатана? – спросила Пола, вертя в руках папку. От дурного предчувствия у нее перехватило дыхание.
– Нет. Себастьяна Кросса.
– А… – Пола приложила руку ко рту, вспомнив тот день в Эйре и предвкушая какую-то неприятность.
– Я думаю, получится быстрее, если я вкратце изложу его содержание, – пояснил Александр. – Отчет действительно довольно длинный и местами скучный, вот почему я предлагаю тебе изучить его подробнее как-нибудь на досуге.
– Ну так давай рассказывай, Сэнди, – сказала Эмили. – Через несколько минут нам придется отправляться на обед. Я умираю от голода.
– Мистер Грейвс копал несколько месяцев подряд, пытаясь найти что-нибудь на Себастьяна, как вам обеим хорошо известно, – начал Александр. – Сперва его расследование велось в сфере бизнеса, в соответствии с указаниями бабушки. Когда в очередной раз его постигла неудача, он решил заняться личной жизнью Себастьяна. После ряда неудач и встреч с некоторыми людьми в Лондоне он отправился в Йоркшир. И там, если хотите знать, он наткнулся на кое-какие неприятные факты. Выяснив, что многие сотрудники «Эйр Коммюникейшнс» собираются в баре «Полли» в Лидсе, он принялся околачиваться там. Как-то раз в обеденный перерыв он разговорился с молодым парнем, некогда работавшим в «Эйр». В конечном итоге Грейвс и тот парень крепко подружились и в течение трех недель регулярно встречались там за выпивкой. Как-то вечером Томми Чарвуд – так звали парня – рассказал Грейвсу, что Себастьян – порядочная скотина, что он с удовольствием встретился бы с ним на узкой дорожке и задал ему жару. – Александр прервался, чтобы закурить сигарету, затем продолжил: – Когда Грейвс поинтересовался, почему, Томми Чарвуд поведал ему, что он когда-то ухаживал за девушкой, тоже работавшей в «Эйр», и что Себастьян увел ее. Теперь, судя по всему, та девушка, Алис Пил…
– Я знаю Алис, – быстро вставила Пола, оживившись. – Она работает в отделе по связям с общественностью, и как-то раз интересовалась у меня насчет работы в «Харт Энтерпрайзиз».
– И что она собой представляет? – полюбопытствовал Александр.
– Разбирается в своем деле. Довольно приятная. Я ее запомнила потому, что она была хорошо одета и вообще привлекательна. Высокая, смуглая, очень хорошенькая.
Александр откашлялся и долгим взглядом посмотрел на Полу.
– Я не уверен, что она осталась хорошенькой до сего дня. По словам Томми Чарвуда, Себастьян Кросс не раз избивал ее. И в последний раз так сильно, что ей пришлось сделать пластическую операцию. Чарвуд рассказал Грейвсу, что, не получи она срочную помощь в Лидской больнице, оставаться бы ей изуродованной до конца дней своих. Видишь ли, Кросс так ее избил, что сломал ей челюсть, подбородок, и вообще все ее лицо являло собой кровавое месиво.
– О Боже! – воскликнула Пола. – Как отвратительно, какой кошмар!
Эмили тоже побледнела. Вздрогнув, она поглядела на Полу и прошептала:
– Что касается Себастьяна Кросса, твой инстинкт тебя не подвел. – Проглотив комок в горле, Эмили повернулась к брату. – Девушка подала в суд? Обратилась в полицию? Потребовала компенсации?
– Очевидно, нет. Чарвуд сказал Грейвсу, что она до смерти боится Кросса. Ее отец действительно хотел идти в полицию, но Алис упросила его не делать этого, считая, что так будет только хуже. Именно тогда мистер Пил поделился своей бедой с Томми, с которым он дружен. Томми пытался уговорить Пила обратиться в лидское отделение отдела по борьбе с преступностью – у него там есть знакомые, – но тот колебался и в конце концов так и не решился. Примерно через месяц после последнего ужасного избиения Джон Кросс нанес визит в семью Пил и предложил мистеру Пилу денег. Тот – очевидно, он отличный мужик – швырнул деньги в лицо Джону Кроссу. Как только Алис немного оправилась, ее отправили к женатому брату на Гибралтар. Брат служит во флоте, в вертолетной части, по-моему, и живет там постоянно. Томми Чарвуд полагает, что она до сих пор там.
– Какая мерзкая история, – сказала Пола, не в силах унять бившую ее дрожь. – Меня не удивляет, что Алис Пил боится Кросса.
Она запнулась и отвернулась, переполненная чувством брезгливости:
– Наверное, он маньяк! – выдохнула Эмили. – Семье девушки следовало бы подать на него в суд несмотря ни на что.
Александр кивнул. Его лицо, как и лицо Полы, выражало безграничное презрение.
– И это еще не все, – заявил он хрипловатым голосом. – Чарвуд дал Грейвсу кое-какую другую информацию, когда наш хитрый детектив еще больше втерся к нему в доверие. Чарвуд готов поклясться, что Себастьян, помимо горького пьянства, балуется наркотиками, а также является записным игроком и недавно здорово проигрался в одном из заведений.
– И это – лучший друг Джонатана Эйнсли, – проговорила Пола. – Просто ужасно.
– Да, ужасно, – согласился Александр. – И хотя из информации о Кроссе мы не можем извлечь непосредственной пользы, однако она выставляет в весьма непривлекательном свете Джонатана, поскольку они близкие приятели. Разве не так?
Пола кивнула.
Эмили перевела взгляд с Полы на брата:
– Ты полагаешь, Джонатан тоже наркоман? И игрок?
– Лучше бы ему не оказаться наркоманом, – отрывисто бросил Александр. – Если он, конечно, хочет оставаться во главе нашего подразделения по торговле недвижимостью. Не стоит забывать, что в его распоряжении находятся огромные деньги и ему порой приходится принимать весьма важные решения. – Александр встал, подошел к буфету, налил бокал вина и пробормотал: – Отныне я стану проверять каждый его шаг и следить за ним еще тщательнее, чем прежде. Я просто не могу себе позволить, чтобы он наделал ошибок. Что же касается игры, – Александр передернул плечами и покачал головой. – Не стану гадать. Но возможно, он действительно время от времени садится за стол, и вот еще одна причина, почему я намереваюсь повнимательнее приглядывать за подразделением по торговле недвижимостью. Как я уже говорил, через него проходят огромные суммы наличными.
– Полагаю, ты поручил мистеру Грейвсу продолжать расследование, Сэнди, и копать еще глубже? – спросила Пола.
– Да, конечно.
– Странное совпадение, – задумчиво продолжала Пола. – Джон Кросс звонил сегодня в контору и просил о встрече.
– Ты собираешься встретиться с ним? – поинтересовался Александр, вновь усаживаясь в кресло.
– Не знаю – возможно, нет. Под вечер Гэй пыталась найти его в отеле, но не смогла дозвониться. Полагаю, утром он снова позвонит.
– Вообще-то любопытно бы узнать, чего ему надо. Он не может знать, что мы интересуемся их компанией. Особенно сейчас, когда он продал здание, являющееся их главным имуществом.
Пола пожала плечами и быстро сменила тему разговора, рассказав о приходе Сары и не опустив ни одной подробности. Закончив, Пола откинулась на спинку кресла, ожидая реакции своих собеседников.
На протяжении всего рассказа Эмили слушала ее, не упуская ни слова.
– Хотела бы я ознакомиться с версией Миранды о днях открытия, не говоря уж о всех десяти сутках, проведенных Сарой на Барбадосе. У меня есть довольно сильное подозрение, что их рассказы во многом не сойдутся. Сару всегда отличала способность присваивать не принадлежащие ей заслуги.
Поле немедленно припомнились детские годы в «Гнезде цапли». Уже тогда им с Эмили открылась вся неискренность Сары. Их кузина вечно пыталась выторговать себе благорасположение бабушки и выставить себя в наилучшем свете, часто за их счет.
– Сара вовсе не такая дура, – вмешался Александр. – Она знает, что, не посоветовавшись с правлением, ты не можешь продать салоны мод. Точно так же ей отлично известно, что она не в праве тратить деньги отдела мод по собственной прихоти, предварительно не получив моего согласия. Следовательно, она наверняка убедила себя, будто может обойти нас и добиться своего, обратившись непосредственно к бабушке. Я уверен, что она выполнила свою угрозу и отправила ей телекс.
– И я тоже, – пробормотала Эмили, в глубине души проклиная Сару последними словами. А что касается Полы, так у нее и без Сары сейчас хватало своих забот и проблем.
Пола слегка улыбнулась:
– Я с вами и не спорю. Однако могу вас уверить, что телекс в конце концов оказался в корзине для бумаг. Сара не знает, что перед своим отъездом в мае бабушка загорелась идеей модных салонов. Она уверена, что салоны повысят стоимость наших акций – разумеется, так оно и случится, – поэтому она хочет их продать ничуть не больше меня.
– Да, но ты только что сказала, что Сара этого не понимает, – ровным голосом заметила Эмили. – И к тому же, я всегда считала, что она в ярости из-за того, что сеть универмагов «Харт» досталась тебе, а не ей. Все-таки она действительно старшая внучка и весьма высоко ставит свой талант деловой женщины.
– Эмили опередила меня, – сказал Александр, быстро повернувшись к Поле. – Сегодняшний визит Сары, возможно, преследовал цель огорчить тебя, заставить нервничать, выбить тебя из колеи. – Тут ему в голову пришла еще одна мысль: – Послушай, а если это – начало той самой партизанской войны, о которой мы говорили и которую ждали?
– Я тоже допускаю такое, – ответила Пола.
– В таком случае, чего же она хочет добиться, а, Сэнди? – требовательно спросила Эмили.
– Получить удовлетворение от сознания того, что Пола расстроена, что у нее прибавилось забот. К тому же, нервничающий человек не всегда мыслит ясно и хладнокровно, и подчас ему не удается должным образом собраться. – Александр со значением оглядел обеих. – Сара и Джонатан здорово сдружились за последнее время. За ней следует следить не менее тщательно, чем за ним.
– Хватит о них, по крайней мере, на сегодня. Поехали обедать. – Пола встала, желая окончить неприятный разговор. – Сегодня был трудный день, да и вся неделя пока складывается просто ужасно. – Она устало вздохнула. – Не хочу взваливать на вас свои проблемы с «Сайтекс Ойл», но мне с ним тоже сегодня пришлось разбираться. Кажется, мои силы на исходе. Мне нужно немного развеяться – скажем, провести приятный вечер в «Белом слоне».
– У тебя серьезные проблемы? – спросил Александр, когда они втроем вышли в прихожую. Он ласково потрепал Полу по плечу. – Может быть, я могу чем-нибудь помочь?
Пола благодарно улыбнулась в ответ.
– Спасибо, Сэнди. Я контролирую ситуацию… – Немного поколебавшись, она добавила: – Дейл Стивенс хотел сегодня подать в отставку с поста президента. Я больше часа говорила с ним по телефону, пока не убедила его остаться. У него в правлении много врагов – таких, что ни на жизнь, а на смерть, – которые постоянно стараются связать ему руки. – Она печально покачала головой. – Но он согласился остаться президентом до конца года. По сути, я только выиграла немного времени.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Удержать мечту Книга 2 - Брэдфорд Барбара Тейлор



Сентиментальной меня никак не назовёшь,но читая этот роман,у меня не раз выступали слёзы!В этой книге вы столкнётесь с большой любовью,но не с пошлостью!С предательством,но и с преданностью!С большой трагедией,а также с огромным счастьем!Читайте обе части,убедитесь сами!!!
Удержать мечту Книга 2 - Брэдфорд Барбара ТейлорТёма
14.09.2014, 16.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100