Читать онлайн Удержать мечту Книга 2, автора - Брэдфорд Барбара Тейлор, Раздел - Глава 52 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Удержать мечту Книга 2 - Брэдфорд Барбара Тейлор бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Удержать мечту Книга 2 - Брэдфорд Барбара Тейлор - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Удержать мечту Книга 2 - Брэдфорд Барбара Тейлор - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдфорд Барбара Тейлор

Удержать мечту Книга 2

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 52

Суровая зима осталась позади.
Наступила весна, одев в чудесную свежую зелень сады Пеннистоун-ройял. А затем, не успела она оглянуться, как уже и лето наполнило воздух густым ароматом цветов, расцветающих под теплыми лучами солнца и небесами, голубыми, как лепестки вероники и светящимися великолепным сиянием севера.
Она теперь осталась одна. Абсолютно одна, если не считать ее детей. Лорн и Тесса заполняли все ее время, и она черпала радость и утешение в их смехе, их веселье и детских радостях.
Ей удалось наконец взять под контроль горе, едва не уничтожившее ее в конце января.
Пола глубоко заглянула в свою душу и обнаружила в себе огромные запасы терпения и силы, которые помогли ей в пору тревоги, боли и беды. Впрочем, ей ведь не оставалось выбора. Слишком многие люди зависели от нее.
Ее мать и Александр вернулись из Шамони разбитые и раздавленные горем. Интуитивно они обратились к ней за утешением и поддержкой в надежде, что ее бесконечная сила духа поможет им пережить мрачное время похорон и пустоту последующих недель. Постепенно, по мере того, как уходило потрясение и жизнь вступала в свои права, они все горячее оплакивали погибших. Детям тоже требовалась надежная защита ее любви и преданности и все ее внимание, особенно теперь, когда они лишились отца.
И, наконец, следовало крепко держать в руках ее огромную империю, постоянно прокладывать ей путь. Пола всю свою энергию посвятила делу, унаследованному от бабки. Она работала круглые сутки, дабы ему ничего не угрожало, и оно только расширялось и укреплялось. Пола научилась спасаться в работе от жизненных невзгод, как многими годами раньше поступала Эмма.
Но по мере того, как отступало горе, в ней все больше росло чувство вины. Пола свыклась с болью, но именно сознание собственной вины не давало ей покоя, теперь, после стольких месяцев, прошедших со дня трагедии, унесшей жизни ее близких. То было сложное чувство… ей казалось, что она виновата в том, что жива, когда на свете больше нет ее отца, Джима и Мэгги, в том, что они с Джимом расстались в состоянии враждебности в тот день, когда он уезжал в Шамони… и, самое ужасное – что она лежала в объятиях Шейна в тот самый миг, когда трое близких ей людей встретили свою трагическую и жестокую смерть.
Они задыхались под тысячетонной массой снега… а она предавалась любовным утехам с Шейном. Она знала, что это нелогично, но все равно винила себя в их смерти, чувствовала себя в ответе за случившееся. Умом Пола понимала, что она ни при чем, что нельзя давать волю подобным мыслям, но ее чувства отказывались подчиняться рассудку.
И она больше не хотела любви, ибо в ее сознании любовь ассоциировалась теперь со смертью. Сама мысль о сексе казалась ей отвратительной. Все чувства умерли в ней, она стала как физически, так и эмоционально холодной, не способной отдавать себя как женщина.
Постепенно Пола осознала, что ей нечего предложить Шейну О'Нилу. Он слишком страстный, слишком темпераментный мужчина, чтобы довольствоваться малым, а поскольку она не могла заниматься любовью, то пришла к выводу, что их отношения обречены.
И она оттолкнула его. Пола знала, что разбивает ему сердце, и ненавидела себя за причиненную ему боль, но она убедила себя, что поступает так в его же интересах, что в конечном итоге так лучше для них обоих.
Весь февраль Шейн не отходил от нее, он всегда готов был предоставить в ее распоряжение всю свою любовь и дружбу. Чувствительный по натуре, он знал ее, как самого себя, он никогда ничего от нее не требовал. Шейн делил с ней печаль, боль и отчаяние, утешал ее. Да, он – сама доброта. Но после месяца, проведенного в Лондоне и Йоркшире, ему пришлось вновь браться за дела. И он улетел в Австралию, чтобы наблюдать за строительством нового отеля, купленного Блэки во время путешествия с Эммой.
Примерно в то же время Поле пришло в голову отправить свою мать в Сидней вместе с Филипом, который летел с Шейном на самолете О'Нилов. Сначала Дэзи заупрямилась. Она настаивала, что хочет остаться в Англии с Полой и близнецами, но Поле удалось убедить ее. В последний момент Дэзи в спешке побросала вещи в чемоданы и отправилась на противоположный конец земного шара в компании сына и Шейна. Дэзи до сих пор оставалась в Австралии. Она пыталась научиться жить без Дэвида. Вела дом Филипа, занималась делами Макгиллов. И Пола поняла, что ее мать излечивается от боли и вновь открывает для себя мир.
Но в апреле Шейн вернулся в Англию и опять навестил ее в Йоркшире. Снова, как всегда, он проявил понимание стоящей перед ней дилеммы. Он сказал, что все отлично видит: ей нужно время, чтобы привыкнуть к мысли о потере любимого отца и мужа, который, несмотря на возникшее отчуждение, все же являлся отцом ее детей.
– Я хотела только свободы, только развода. Я не желала ему зла, не думала о его смерти. Он умер таким молодым, – прошептала Пола в тот день, когда Шейн с Мирандой улетали в Нью-Йорк.
– Я знаю, любимая, знаю, – с невыразимой нежностью отозвался Шейн. – Если я тебе понадоблюсь – ты только позови. Я буду ждать тебя, Пола.
Но она не хотела, чтобы он ждал, ибо в глубине души знала, что никогда не будет готова для него. Она никогда не выйдет замуж за Шейна. Какая-то часть ее умерла, и она смирилась с мыслью, что ей предстоит жить ради детей, что она никогда не разделит ложе с мужчиной. Отныне это невозможно.
Она ничего не рассказала Шейну об ужасных ночах, когда она просыпалась от одного и того же преследовавшего ее кошмара. Ей снилось, что она задыхается. И происходящее во сне казалось ей таким реальным, что она вскакивала с постели, дрожа и обливаясь холодным потом и крича от страха. И всегда перед ее внутренним взором вставали образы ее отца, Джима и Мэгги – как их подхватывала лавина, как на них наваливалась груда ледяного снега и как бессмысленно и внезапно обрывались их жизни.
Но Шейну О'Нилу нельзя отказать в уме. Он довольно скоро осознал, что Пола изменилась к нему. И она знала, что он все понял. Естественно. Она ведь не могла скрыть своих чувств, как не могла изменить обстоятельства, повлекшие за собой ее холодность. Он видел ее отчуждение и безразличие, ее чрезмерное увлечение работой и детьми, и постепенно на смену удивлению и непониманию пришло мучительное осознание истины.
Порой Пола чувствовала себя одинокой. Часто ее угнетали тоска и печаль, а порой – мучил страх.
Она осталась одна. Бабушка и отец – два человека, от которых она получила столько любви и помощи, – умерли. Она стала главой семьи Хартов. Все относились к ней с почтением, ждали от нее помощи, шли к ней со своими проблемами – как личными, так и связанными с бизнесом. Порой груз ответственности становился слишком тяжел, почти невыносим для плеч хрупкой женщины. Но в такие моменты она думала об Эмме и черпала силы в воспоминаниях о дорогой ей женщине, с которой у нее было столько общего и чья кровь бежала в ее жилах. И каждый Божий день она молилась за Уинстона, ставшего ей опорой, и за Эмили, свою великую утешительницу, лучшую подругу и любящую, верную и преданную сестру. Без них обоих ее жизнь лишилась бы последних красок.
Давно знакомая грусть охватила Полу в субботнее августовское утро, когда она медленно шла по тропинке вдоль высаженных ею рододендронов. Какой давней казалось та весна, когда она сажала эти кусты. Сколько всего произошло в ее жизни за последние несколько лет… столько потерь, столько поражений… но и множество триумфов и приобретений тоже. Она улыбнулась про себя, подумав про детей и про все то счастье и радость, которые они дарили ей.
Печаль немного отступила, улыбка стала шире. Час назад приезжала Эмили и увезла их вместе с Норой на три недели в «Гнездо цапли». Остаток августа и первые две недели сентября они проведут на старой вилле на берегу моря, в то время как их мать отправится по делам в Нью-Йорк и Техас. Дети любили свою тетю Эмили, а также Аманду и Франческу, которые тоже приедут в Скарборо. Как они радовались, ковыляя вниз по ступенькам к машине, сжимая в ручонках совочки и ведерки. И как очаровательно они выглядели в своих летних костюмчиках и шапочках. «Маленькие обезьянки», – пробормотала она с любовью, припомнив всю сцену, разыгравшуюся недавно перед домом. На сей раз их вовсе не огорчила предстоящая разлука с мамой. Они торопливо поцеловали ее, залезли в машину и умчались, даже не оглянувшись.
«Ничего, – подумала она, пускаясь в обратный путь по крутой тропинке. – Солнце и морской воздух пойдут им на пользу, и они прекрасно проведут время с Эмили. И я знаю, что в мое отсутствие они в надежных руках».
Пола вышла на берег заросшего лилиями пруда, лежащего за длинной пологой лужайкой, и остановилась. Ее мысли вновь обратились к Шейну.
Во время последней встречи они сидели здесь, на каменной скамейке над водой. Жарко палило позднее июньское солнце. С тех пор минуло уже почти два месяца. В ту субботу она чувствовала себя истощенной, обессиленной после изнурительной недели, когда она металась между магазинами в Лидсе, Хэрроугейте и Шеффилде. Он приехал после ленча, без предупреждения, и в конце концов они отчаянно разругались. Нет, неверно. Они не ругались. Но он вышел из себя, а она просто сидела и слушала его гневные слова, понимая, что ничего не в силах изменить. Еще в детстве ей часто доводилось испытывать на себе его возмущение, и никогда она не могла переспорить его. Единственный выход – позволить Шейну отбушеваться, выговориться, облегчить душу. В ту субботу у него имелись все основания для гнева. Она не могла не признать его правоту.
Пола опустилась на каменную скамейку, устремила взгляд перед собой и, словно на кинопленке, увидела Шейна и себя в тот удушающе жаркий июньский день.
– Я больше так не могу, – внезапно воскликнул Шейн посреди разговора. Его голос сорвался на крик, что никогда не случалось с ним за последнее время. – Я знаю, что прошло всего лишь пять месяцев, я понимаю твою боль и твое горе. Но ты не даешь мне никакой надежды. Иначе я терпел бы и впредь. Но без надежды невозможно жить. В тот ужасный день у меня дома ты отвернулась от меня и с тех пор уходишь все дальше и дальше, замыкаясь в себе.
– Я ничего не могу с собой поделать, – прошептала она. – Прости меня, Шейн.
– Но почему? Ради Бога, объясни почему?
Она ответила не сразу. А потом тихо-тихо произнесла:
– Если бы только я не была тогда с тобой… я имею в виду интимную близость, то, возможно, сейчас все складывалось бы по-иному. Но в семь утра в тот самый день мы занимались любовью. А во Франции был час – как раз тогда сошла лавина. Неужели ты не понимаешь – я не в силах больше думать о плотской любви. Не могу. Стоит мне только представить это, и я разбита на целый день. Свое нынешнее состояние я связываю с той трагедией, с тем ужасным днем, когда погибли папа, Джим и Мэгги.
Он беспомощно смотрел на нее. Его лицо окаменело.
– Я знал. Я так и знал, – наконец произнес он чужим, изменившимся голосом.
А потом, после недолгого молчания, Пола наконец сказала ему то, что, как она считала, он давно уже понял сам.
– Шейн, нам лучше не встречаться больше, – прошептала она. – Даже в качестве друзей. Я ничего тебе сейчас не могу предложить – и дружбы тоже. Продолжать же, как сейчас – нечестно по отношению к тебе. Возможно, когда-нибудь я смогу возобновить нашу дружбу, но… – Голос ее сорвался.
Он твердо смотрел на нее пронизывающим взглядом, и она видела, как обиду, потрясение, недоверие на его красивом лице сменило выражение гнева.
– Я не верю своим ушам! – воскликнул он, сверкая глазами. – Я люблю тебя, Пола, и хотя ты сейчас не желаешь смотреть правде в глаза, ты любишь меня. Я знаю. У нас столько общего – и в прошлом, и в настоящем. Наша близость зародилась давно, переросла из детской привязанности в зрелую, страстную любовь взрослых людей, мы полностью подходим друг другу во всем. Да, я понимаю твое нынешнее отношение к сексу из-за того, что случилось, когда мы в последний раз занимались любовью, но память о катастрофе в конце концов неизбежно ослабнет. Другой исход просто неестественен.
Пола отрицательно покачала головой, не ответив ни слова и беспомощно сжав лежащие на коленях руки.
– Ты винишь себя! – закричал он, потеряв терпение. – Теперь я лучше тебя понял. Ты в самом деле испытываешь чувство вины и ты наказываешь себя! И меня тоже! Ты совершаешь ошибку, Пола. Роковую ошибку. Ты ни в чем не виновата. Лавина – проявление Божьей воли. Не ты послужила ей причиной. А теперь тебе кажется, что, изнуряя и мучая себя, ты заслужишь прощение! Ведь верно? – Не дожидаясь ответа, он продолжал: – Что бы ты ни делала, их не вернешь. Пойми и смирись. Пойми – жизнь для живых. Ты имеешь право на счастье. И я тоже. Мы имеем право на счастье – вдвоем. Тебе нужен муж, тебе нужен я, а Лорну и Тессе нужен отец. Я люблю твоих близнецов. Я хочу стать им любящим отцом, заботливым мужем тебе Ты не можешь оставаться одинокой до конца дней своих. Это преступление по отношению к себе.
Он замолчал, чтобы перевести дух. Пола мягко прикоснулась к его руке.
– Пожалуйста, Шейн, не расстраивайся так!
– Не расстраивайся? Ты что, смеешься? Ты заявляешь, что мы должны расстаться… судя по всему, навсегда, и находишь такое слово: расстраиваться. Господи! Да я раздавлен, неужели ты не видишь? Ты вся моя жизнь. Если я потеряю тебя, у меня не останется ничего.
– Шейн, – начала она, снова протягивая к нему руку.
Он оттолкнул ее ладонь и вскочил на ноги.
– Я не могу продолжать этот нелепый разговор. Я ухожу. Уберусь подальше отсюда. Не знаю, удастся ли мне когда-нибудь вновь обрести покой, но какое тебе до этого дело, ведь так? Я должен сам решать свои проблемы. – Он отошел от Полы и посмотрел на нее с каким-то странным выражением лица. – Прощай, Пола, – произнес он дрожащим голосом, и когда он отворачивался, она увидела в его черных глазах слезы.
Шейн кинулся бежать вверх по ступеням, ведущим к террасе. Поле захотелось побежать за ним, но она остановила себя. Зачем? Она вела себя жестоко по отношению к нему, но, по крайней мере, сказала ему правду, и, возможно, когда-нибудь он поймет ее. Пола надеялась, что настанет день, и ему откроется, что она вернула ему свободу, поскольку не могла больше мучить его, маня неосуществимым будущим. Нет никакого будущего.
Теперь, поднимаясь по каменным ступенькам к террасе перед Пеннистоун-ройял, Пола припомнила странное состояние отрешенности, которое она испытывала в тот день. Оно беспокоило ее тогда, беспокоило и сейчас. Неужели она навсегда останется такой?
Пола вздохнула, вошла в дом через открытые стеклянные двери, пересекла Персиковую гостиную, а затем – Каменный зал. Легко взбегая по широкой лестнице, она оставила все мысли о личном. Сегодня под вечер ей надо ехать в Лондон, а в понедельник самолетом она вылетает в Техас. Ей предстоит битва за «Сайтекс», и план сражения требовал от нее предельной собранности и полного внимания.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Удержать мечту Книга 2 - Брэдфорд Барбара Тейлор



Сентиментальной меня никак не назовёшь,но читая этот роман,у меня не раз выступали слёзы!В этой книге вы столкнётесь с большой любовью,но не с пошлостью!С предательством,но и с преданностью!С большой трагедией,а также с огромным счастьем!Читайте обе части,убедитесь сами!!!
Удержать мечту Книга 2 - Брэдфорд Барбара ТейлорТёма
14.09.2014, 16.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100