Читать онлайн Удержать мечту Книга 2, автора - Брэдфорд Барбара Тейлор, Раздел - Глава 36 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Удержать мечту Книга 2 - Брэдфорд Барбара Тейлор бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Удержать мечту Книга 2 - Брэдфорд Барбара Тейлор - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Удержать мечту Книга 2 - Брэдфорд Барбара Тейлор - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдфорд Барбара Тейлор

Удержать мечту Книга 2

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 36

Она прилетела на Барбадос в среду днем. Выйдя из зала таможни с переброшенным через одну руку жакетом от костюма и дорожным чемоданом в другой и не увидев его, Пола расстроилась. Радостное возбуждение сменилось чувством разочарования. Она огляделась по сторонам в поисках шофера или кого-нибудь в униформе отеля «Коралловая лагуна», кого он мог послать вместо себя.
Носильщик, который катил тележку с ее большим чемоданом, спросил, не нужно ли ей такси. Пола пояснила, что ее должны встретить и вновь принялась всматриваться в заполнившее аэропорт людское море. Шейна она заметила раньше, чем он ее. Он вихрем ворвался в зал через главный вход, и Пола остановилась как вкопанная, чувствуя, что нервы натянуты до предела. Сердце забилось быстро-быстро. Непонятно – они были вместе еще в понедельник. Всего два дня назад. Но увидев его сейчас, она испытала настоящее потрясение. Все в его внешности показалось ей внове, словно она видела Шейна впервые в жизни. Вьющиеся волосы, довольно длинные, волнами спускались на шею, густые брови и усы показались ей более черными, чем раньше, а глаза блестели на загорелом лице, как два огромных оникса. Даже ямочка на его подбородке показалась ей глубже, чем раньше На нем был отлично сшитый шелковый костюм кремового цвета, кремовая же рубашка в мелкую полоску, и красный галстук. Шелковый платок того же цвета торчал из нагрудного кармана. Мягкие коричневые ботинки сверкали. Безупречный франт с головы до пят. Но все равно все тот же Шейн. Изменилась как раз она. Новая Пола любила и хотела только одного мужчину на всем свете – его.
Наконец, углядев ее, он решительно и целеустремленно начал пробираться сквозь толпу. И вот он рядом – с ласковой усмешкой возвышается над ней, и глаза его лучатся смехом.
Пола почувствовала, что у нее слабеют колена.
– Дорогая, прости, – сказал он. – Я опоздал, как всегда.
Она не смогла вымолвить ни слова и только стояла и глупо улыбалась.
Шейн наклонился, поцеловал ее в щеку, взял за руку и дал знак носильщику следовать за ним.
Шофер, стоявший, облокотившись на капот серебристо-серого «кадиллака», подобрался, распахнул заднюю Дверцу и положил чемодан в багажник. Шейн расплатился с носильщиком, подсадил Полу в машину и сел рядом с ней. Затем он нажал на кнопку, и стеклянная перегородка отгородила их от водителя. Когда автомобиль бесшумно тронулся, Шейн обнял Полу и повернул ее лицом к себе. Он смотрел на нее, словно не видел Долгие годы. Пола ответила ему влюбленным взглядом и увидела в его блестящих черных глазах собственное отражение. Он наклонился к ней, и у нее пересохло во рту. Когда его язык проскользнул между ее приоткрытых губ, кровь прихлынула к ее щекам, и голова закружилась. Он крепче обнял ее. Руки Полы обвились вокруг его шеи, а пальцы запутались в его густых волосах. Пола почувствовала, что он полон желания. Впрочем, как и она.
Шейн отстранил ее от себя и с коротким смешком покачал головой.
– Пожалуй, мне надо быть посдержаннее, иначе все кончится тем, что я овладею тобой на заднем сидении машины, а это чревато скандалом. – Он заглянул ей в глаза со счастливым видом. – Вы лишаете меня душевного покоя, леди.
– Взаимно, сэр.
Закурив, Шейн поинтересовался, как она долетела, и с легкостью пустился рассказывать об острове, по дороге показывая ей местные достопримечательности и рассказывая историю острова. Примерно полчаса он болтал без остановки, время от времени прерываясь, чтобы пожать ей руку.
– «Коралловая лагуна» находится на западной оконечности острова, – пояснял Шейн. – Он недалеко от отеля «Песчаный пляж», мимо которого мы проедем через несколько секунд. Как-нибудь я свожу тебя туда на ленч – там очень мило. Наш отель расположен в местности, известной под названием Платиновый берег. Свое название она получила благодаря белому цвету песка на пляжах. Надеюсь, тебе там понравится.
– О, Шейн, я не сомневаюсь. С тобой мне хорошо везде.
– Правда?
– Да, Шейн.
– Ты меня любишь?
– Безумно.
– Попробовала бы не любить.
– А ты?
– Я с ума схожу по тебе и ни за что не выпущу тебя из рук, – ответил он легкомысленным тоном. Но через миг крепко сжал ее руку и добавил уже серьезно. – Я говорю правду, Пола. Я не отпущу тебя. Никогда.
Пола молчала. Англия и все, что с ней связано, и что было забыто ими в миг эйфории встречи, – все это вновь напомнило о себе. Видя его тревожный взгляд, Пола произнесла, запинаясь:
– Нас еще ждет столько…
Шейн прикрыл ей рот своей огромной загорелой ладонью и покачал головой.
– Извини, дорогая, мне не следовало так говорить. По крайней мере, не сейчас. – Он по-мальчишески ухмыльнулся. – Мы не станем даже думать о проблемах, не то что говорить о них в ближайшие несколько дней. Когда мы вернемся в Нью-Йорк, там у нас будут для этого все возможности.
И прежде чем она успела что-нибудь ответить, машина замедлила ход. Шофер свернул в железные ворота и на ходу Пола успела прочитать название: «Коралловая лагуна». Через несколько секунд «кадиллак» замер у входа в отель.
Шейн помог Поле выйти из машины, и жаркая волна, особенно удушливая после кондиционера ударила ей в лицо. Она огляделась по сторонам. Отель «Коралловая лагуна» оказался больше, чем она ожидала. Его фасад был выкрашен в белый и розовый цвета. Здание гостиницы возвышалось среди целой рощи буйно разросшихся экзотических деревьев. Сразу за зеленью газонов простиралась полоса серебряного песка, а еще дальше блестели на солнце бирюзовые океанские волны.
– О, Шейн, какая здесь красота! – воскликнула она в ответ на его вопрошающий взгляд.
Шейн провел ее через просторный светлый холл, белоснежный и уставленный керамическими горшками с пальмами и множеством других тропических растений. Тихо шелестели укрепленные на потолке вентиляторы, нагоняя слабый приятный ветерок, и все вокруг казалось таким уютным, прохладным и неброским.
Пола хотела задержаться здесь и рассмотреть все получше, но Шейн увлек ее дальше. Он буквально втолкнул ее в номер и, едва за ними закрылась дверь, притянул ее к себе, крепко обнял и покрыл поцелуями. Пола прижалась к нему всем телом, горячо отвечая на поцелуи. Громкий стук в дверь заставил их отпрянуть друг от друга.
– Входи, Альберт, – крикнул Шейн, и поспешил сам принять чемодан из рук коридорного.
Когда они снова остались одни, Шейн заметил:
– Эти поцелуи добром не кончатся. А поскольку я не хочу, чтобы ты приняла меня за сексуального маньяка, лучше устроим экскурсию. – Он вытащил ее за руку на середину комнаты. – У меня уже приготовлена программа на все время твоего пребывания здесь. Солнце, сон и… – добавил он с плотоядной улыбочкой, – и Шейн. Много-много Шейна. Днем и ночью без перерыва. Что скажешь?
– Божественно, – засмеялась Пола – Как и мой номер.
– Я знал, что именно этот номер тебе понравится.
Пола с удовольствием огляделась вокруг, отметив про себя и инкрустации из коралла и известняка, подчеркивавшие прохладную белизну комнаты, и красивую плетеную мебель, и уютные диваны.
Шейн украсил номер морем красок. В вазах и горшках всеми цветами радуги играли и переливались самые диковинные растения.
– Шейн… Цветы… Какая красота! – Пола улыбнулась и ласково дотронулась до нежнейшего пурпурного побега.
– Это миниатюрные орхидеи… дикие. Но скорее всего, ты и сама их узнала Они растут по всему острову. Пойдем, я покажу тебе спальню.
Он проводил ее до открытой двери, и Пола оказалась в еще одной просторной белой комнате, на сей раз с добавлением желтого и светло-голубого. Мебель из покрытого белым лаком дерева и большая кровать под белым муслиновым пологом, выходящая на террасу, что тянулась вдоль всего номера. Здесь тоже повсюду стояли цветы, но чего-то все-таки не хватало. Пола осмотрелась и поняла, в чем дело: и спальня, и гостиная выглядели какими-то необжитыми.
Она обернулась.
– У тебя – другой номер?
– Да, соседний. Я счел, что так благоразумнее. – Шейн сухо улыбнулся. – Не то, что нам удастся кого-нибудь ввести в заблуждение – гостиничный люд славится тем, что от него ничего не скроешь.
Он вынул ключ из кармана, открыл дверь и поманил ее за собой.
Его номер был точной копией предыдущего, но здесь повсюду валялись его вещи: чемоданчик на столе, желтый свитер на спинке стула; стол завален документами и деловыми бумагами; на подносе, стоявшем на белой плетеной тумбочке, бутылка виски в ведерке со льдом и бокалы.
– Но в таком случае, зачем вообще нужен второй номер? – спросила она – Наши родные ничего не заподозрят – нас все считают братом и сестрой.
– Тогда то, что происходит между нами, называется инцестом, и лично я обеими руками за такой инцест.
Пола рассмеялась.
Он вмиг стал серьезным и добавил:
– Кто знает… По-моему, так мудрее… Только для вида – регистрация в отеле, и так далее. Давай не создавать себе дополнительных сложностей. Я отдал распоряжение телефонисткам отвечать на все наши звонки. Так нас не застигнут врасплох. – Он обнял ее, и они вернулись в ее номер. – Не волнуйся, я твердо намерен проводить здесь все свое время. А теперь хочешь освежиться? Чай, кофе? Или ты предпочтешь спуститься в свой салон?
– О, Шейн, конечно. – Она посмотрела на него взглядом деловой женщины. – В конце концов, зачем я сюда приехала?
– Негодяйка.
Модный салон «Харт» располагался в дальнем уголке главного сада. Он представлял собой основное здание в полукруге из пяти магазинов, выходивших дверями на травяную лужайку. В центре журчал фонтан. По краям тщательно постриженного газона яркими пятнами выделялись цветочные клумбы.
Пола почувствовала, как в ней нарастает возбуждение. Вот она – знакомая четкая надпись над ярко-красной дверью: «Э. Харт». Большие витрины по обе стороны от входа Пола нашла очень профессионально оформленными – яркими и эффектными.
Она схватила Шейна за руку.
– Я знаю, что это только салон, его нельзя сравнивать с нашими крупными универмагами. Но я испытываю такую гордость. Вот куда мы добрались – на Карибы! У нашей компании появилась еще одна ветвь. Как я хотела бы, чтобы бабушка могла его видеть. Она радовалась бы так же, как и я.
– Да, это так. И я понимаю твои чувства. Здесь и гордость собственника, и благодарность, и чувство безмерного удовлетворения. И не забывай – он твой, Пола, и твоими будут все остальные салоны, которые откроются при наших отелях.
– Это, между прочим, идея Мерри, а не моя.
– Но ты проделала всю работу.
– Сара так не считает.
– Еще на прошлой неделе я просил тебя забыть о Саре Лаудер. Она ревнует к тебе.
– Потому что я глава фирмы?
– Да. Она тупица. Ей никогда не потянуть бизнес Эммы, и тетя Эмма всегда это сознавала. Поэтому она выбрала тебя. Ну ладно, пошли.
Он распахнул дверь. Зазвенели колокольчики.
Вдвоем они перешагнули порог. У Полы перехватило дыхание. В центре салона блестели многочисленные хромированные детали, а пол был выложен белой керамической плиткой. В глазах рябило от мелких деталей, но на этом фоне великолепно смотрелись яркие туалеты и аксессуары. Маленькая винтовая лестница вела на второй этаж. Многочисленные вентиляторы создавали прохладу.
– О, Шейн, ты превзошел самого себя, – воскликнула Пола.
Он удовлетворенно ухмыльнулся и представил ее менеджеру Марианне и трем ее ассистенткам. Пола пустилась в оживленную беседу с ними. Все четыре молодые женщины оказались милыми, раскованными, хорошо разбирались в модах и, пока они показывали ей товар и рассказывали о ходе дел, Пола почувствовала, что они нравятся ей все больше и больше.
Час пролетел незаметно. Наконец она обратилась к Шейну.
– Пожалуй, мне следует кое-что здесь купить. Я так и не нашла времени приобрести все необходимое в нью-йоркском магазине. Но тебе вовсе не обязательно ждать меня. Мы можем встретиться в отеле.
– Да я вовсе не спешу, – беззаботно бросил он. – Я не видел тебя с вечера понедельника. Тебе от меня так просто не избавиться. Кроме того, возможно, я захочу высказать свое мнение о тех вещах, которые ты захочешь приобрести.
Перебрав несколько купальников и других предметов пляжной одежды и заслужив кивок одобрения от Шейна, Пола перешла к платьям для коктейлей. Она перебросила через руку несколько простых летних вечерних туалетов, а затем и Шейн кое-что выбрал. На всех платьях и вечерних туалетах красовалась этикетка дома моды «Леди Гамильтон», и направляясь в примерочную, Пола невольно подумала о Саре. Шейн совершенно прав насчет ее кузины. Пола тут же прогнала мысли о Саре, не желая испортить себе настроение неприятными воспоминаниями об их последней встрече. Она надела одно из платьев и вернулась в торговый зал.
Обернувшись, Пола увидела свое отражение в большом, во всю длинную стену, зеркале. К ее удивлению, увиденное ей понравилось. И уж бесспорно понравилось Шейну. Он вовсю закивал головой и заявил, что она выглядит великолепно.
Пола остановилась перед зеркалом и принялась рассматривать платье Оно было короткое, сшитое из темно-синего шифона, простого покроя, только с одним плечом и отделанное рюшем на груди. Хотя платью не хватало той изысканности, которую любила Пола, оно явно выигрывало своей женственностью и удивительной сексуальностью. В таком обтягивающем платье Пола выглядела непривычно, но цвет был великолепен.
Шейн пришел в восторг от выбранного им для нее белого шелкового брючного костюма, но сам забраковал короткое красное платье, которое несколькими минутами раньше снял с вешалки. В конце концов Пола купила две отобранные им вещи – белый костюм и синее платье – и длинный желтый сарафан из шелкового джерси, отделанный фиолетовыми ленточками. Шейн терпеливо ждал, пока Пола примеряла сандалии, а когда она приобрела несколько пар, то добавила к своим покупкам еще и пару соломенных шляпок. Наконец Пола поздравила Марианну с тем, как та поставила работу в салоне, и пообещала зайти завтра.
Вдвоем с Шейном они прошли вдоль выстроившихся полукругом магазинчиков, разглядывая витрины.
– Великолепно, – подвела итог Пола – Мерри показывала мне эскизы, но они давали не полное представление. Спасибо, что наш салон выглядит так прекрасно.
– Я славлюсь тем, что делаю все для людей, которых люблю и боготворю.
Не спеша, они двинулись назад к отелю. Шейн не мог сдержать улыбки, заметив, как Пола озиралась на новые для нее тропические растения.
– Что ж, – заявил он. – Теперь я знаю, где тебя искать, если в один из ближайших дней ты потеряешься. Ты взяла с собой мотыгу?
– Нет. И, как ни странно, меня вовсе не тянет копаться в земле. – К удивлению самой Полы, так оно и было на самом деле. – Я хочу одного – находиться рядом с тобой, – добавила она.
Шейн обнял ее за плечи и поцеловал в макушку.
– Поедем в номер, ладно?
* * *
Она лежала в кольце его объятий.
Тени блуждали по полутемной спальне. Тонкий муслиновый полог над кроватью мягко колебался от слабого ветерка, а за открытыми дверями, выходящими на террасу, небо переливалось всеми оттенками темно-синего цвета. Тишину нарушал только шорох пальмовых листьев, да отдаленный гул океана.
Тишина действовала успокаивающе после страстной и пылкой любви, и Пола наслаждалась ею и охватившим ее ощущением умиротворенности. Она сама себе удивлялась. Всякий раз после объятий она чувствовала себя абсолютно изможденной, но всякий раз, когда Шейн снова возбуждался, возбуждалась и она, и ее страсть не уступала его желанию. И каждый раз, когда он брал ее, они вместе поднимались к все более высоким вершинам наслаждения.
Пола тихонько вздохнула, довольная. Она сама себя не узнавала. Всего несколько дней, как она любит Шейна… А он – ее… И где та прежняя молодая женщина? Шейн помог ей сбросить старую оболочку. Он создал ее заново. И тем самым сделал ее своей.
Во вторник она лихорадочно работала, чтобы успеть в тот же день улететь на Барбадос. Металась между своей квартирой, магазином и конторой, и освободилась только в три часа ночи. Почти все время она думала о Шейне, и ни что не могло отвлечь ее от мыслей о нем. Описав круг, их взаимоотношения снова стали такими, как в детстве. Но кое-что добавилось – плотская страсть и глубокая, нежная любовь мужчины к женщине и женщины к мужчине.
И не нужно бороться с раздражающими привычками, закрывать глаза на неловкие шаги. Шейн никогда не замыкался в себе. Он тут же облекал в слова все, что происходило в его быстром, ясном уме. И он делился с ней всем, не утаивал ничего. Она отвечала ему тем же. Его секреты стали ее секретами. Он узнал все ее тайны до малейшей подробности. Пола черпала великое утешение в его реакции, в его мыслях, в его понимании. Благодаря ему она вновь обрела себя и почувствовала себя женщиной. Настоящей женщиной.
Пола бросила взгляд на него. Черты его лица разгладились. Он спал. Ее сердце преисполнилось любовью. Как много всего смешалось в нем: импульсивность, экстравагантность, некоторое тщеславие – и в то же время ум, нежность, умение любить, глубокомыслие и страстность во всем. Благодаря кельтскому происхождению, в нем было нечто мистическое, таинственное, и он мог иногда стать задумчивым и меланхоличным. И, конечно, у него кошмарный характер. В детстве они не раз ссорились до хрипоты. Она часто оказывалась жертвой его капризов, взрывов и жестоких выходок. Но в то же время Шейн гибок, и он всегда мог успокоить и очаровать ее, призвав на помощь умение посмеяться над собой, свой тонкий юмор и всепобеждающее природное обаяние Словом, он не менее сложный мужчина, чем она – сложная женщина.
Вдруг Пола задумалась об их отношениях, о том, как они сложились на данный момент. Они были настолько необычны, что ей показалось непросто даже охарактеризовать их для себя. А потом она сказала себе: «У нас с Шейном единство не только тел, но и сердец, и умов. Вместе мы составляем одно целое. Я чувствую себя женой Шейна в гораздо большей степени, чем женой Джима».
Пола замерла, пораженная тем, что пришло ей в голову. Но мало-помалу она привыкла к новой мысли и признала, что так оно и есть. И тогда она задумалась о Джиме.
«Почему ты вышла за него?» – спросил ее Шейн еще в Нью-Йорке. «Потому что любила», – ответила она. Шейн согласился с такой возможностью, но высказал предположение, что прежде всего ее могла привлечь в Джиме его фамилия. «Из-зa прошлого Эммы все, связанное с Фарли, было запретным плодом», – сказал Шейн и, наверное, был прав. Она действительно верила, что любила Джима, и все же теперь поняла, что ее чувство к нему не шло ни в какое сравнение с нынешней духовной и эмоциональной тягой к Шейну. Они с Джимом – абсолютно разные люди; с Шейном на удивление похожи. И она не знала, что такое настоящий секс, не получала никогда истинного наслаждения, пока не сошлась с Шейном. Она сказала ему об этом. Он ничего не ответил, только вздохнул и крепче сжал ее своими сильными любящими руками.
Обстоятельства ее жизни, ее ответственность перед другими людьми, ее положение в деловом мире и сложности семейных отношений разом вдруг напомнили о себе. Внезапно будущее заглянуло ей в лицо, подобно страшному призраку. Ее охватил страх, что станет с ней, с Шейном? «Забудь о страхе, отбрось печальные мысли, – приказала она себе. – Ради Бога, не копайся в своих проблемах сейчас. Иначе ты испортишь оставшиеся дни. Наслаждайся обществом Шейна, наслаждайся свободой и отсутствием оков».
Пола теснее прижалась к любимому и обняла его за талию.
Шейн пошевелился, открыл глаза и посмотрел на нее. Он улыбнулся своим мыслям. Любовь и нежность переполняли его сердце. Девочка его мечты превратилась в женщину его мечты. Только она – не мечта. Она – реальность. Его реальность. Его жизнь. Она развеяла всю боль, всю горечь, всю тоску, что скопилась в его сердце и душе. С ней он может действительно стать самим собой, может открыться ей полностью, как никогда не мог открыться никакой другой женщине. До этого дня, два года назад, у него было множество женщин. Слишком даже много, и не слишком высокого качества. Теперь он принадлежал Поле – как принадлежал ей всегда в мыслях, сердце и мечтах. И будет принадлежать ей всю свою оставшуюся жизнь. Она завладела им навек.
Пола открыла глаза и улыбнулась ему. Он улыбнулся в ответ, поцеловал ее, провел рукой по высокой груди. Его ладонь скользнула вниз. Пола отвечала ему горячими ласками. Всего через несколько минут оба уже испытывали величайшее возбуждение. Шейн лег на нее и, подсунув руки ей под ягодицы, проник в нее. Он начал медленно двигаться, глядя в эти неестественно синие глаза Полы и радуясь выражению счастья, залившему ее лицо. Он шептал ее имя, признавался в любви, и сердце у него замирало. Наконец Шейн, как и Пола, закрыл глаза, и оба они забыли обо всем на свете. Тишину взорвал резкий звонок телефона. Они вздрогнули и, открыв глаза, недоуменно посмотрели друг на друга.
– О Господи, – застонал Шейн. Он высвободился из ее объятий, включил свет и еще раз оглянулся на Полу.
Та схватила его за руку и, сев в постели, воскликнула:
– Может, лучше мне взять трубку, поскольку мы находимся в моем номере.
– Все в порядке, не волнуйся так. Я же сказал, что телефонистки принимают звонки на твое и мое имя. – После четвертого звонка он поднял трубку.
– Шейн О'Нил. – И после паузы продолжил: – Спасибо, Лоанна. Соединяй. – Он прикрыл микрофон рукой и пояснил: – Мой отец.
– Ой, – пискнула Пола и до подбородка натянула простыню.
Шейн так и фыркнул от смеха.
– Он не увидит, как ты лежишь здесь голая.
Пола нашла в себе силы рассмеяться.
– Но я неловко себя чувствую. Словно на витрине.
– Там и оставайся – при условии, что я буду единственным зрителем, – отозвался Шейн, а затем крикнул в трубку:
– Папа! Привет! Как твои дела? Что ты хотел мне сказать? – Пока на другом конце провода отвечали, он зажал трубку между щекой и плечом, закурил сигарету, поправил поудобнее подушки. – Ну, должен признать, я ожидал такого поворота событий, и следует согласиться: у данной идеи много преимуществ. Но я не могу лететь туда прямо сейчас. Уж конечно не раньше января-февраля. У меня по горло дел в Нью-Йорке. Ты же знаешь: строительство отеля вошло в свою решающую стадию. Если я уеду, все пойдет прахом. И мне казалось, что ты сам хотел, чтобы я провел праздники на островах. Господи, пап, не могу же я оказаться сразу в нескольких местах одновременно! – Шейн стряхнул пепел с сигареты, облокотился о подушки и снова принялся слушать. – Ну, хорошо, – прервал он собеседника – Да, да, я согласен. Ты сам получишь удовольствие от поездки. А почему бы тебе и маму не прихватить с собой?
Пола выскользнула из кровати, нашла в ванной свой халат, накинула его и вернулась в спальню. Там она начала собирать свою одежду, разбросанную по всей комнате. «Мы очень спешили», – подумала она и, усевшись на стул, принялась наблюдать за ним.
Шейн опять слушал. Он подмигнул ей, послал воздушный поцелуй. Потом снова перебил отца.
– Между прочим, только что сюда вошла Пола. Она хочет с тобой поздороваться.
Пола отчаянно затрясла головой. Она почему-то чувствовала себя до крайности неловко.
Шейн положил трубку и сигарету, прыжками соскочил с кровати, схватил ее и потащил к телефону, шепча:
– Глупышка, он же не знает, что мы два безумных часа занимались любовью. Здесь только семь тридцать. Я уверен, что он думает, будто мы пьем аперитив перед обедом.
Поле не оставалось ничего другого, как взять трубку.
– Здравствуйте, дядя Брайан, – произнесла она изо всех сил, стараясь говорить нормальным голосом. Потом замолчала, слушая отца Шейна – О, да. Я приехала сегодня днем. Отель просто превосходен, и салон тоже. Шейн отлично поработал. Он очень способный. Мне все очень понравилось – Она села на кровать, пока Брайан рассказывал лондонские новости. Наконец Поле удалось вставить словечко.
– Значит, вы увидите бабушку раньше меня. И дядю Блэки тоже. Пожалуйста, передайте им от меня привет. И тете Джеральдине, и Мерри. До скорой встречи, дядя Брайан, и хорошей поездки.
Шейн взял у нее трубку, и Пола передвинулась на другой край кровати.
– Ну, хорошо, папа, значит так. Я останусь здесь до утра понедельника. Потом ты найдешь меня в Нью-Йорке. Привет маме и Мерри, поцелуй за меня крошку Лауру и береги себя. Да, послушай. Не забудь передать от меня привет деду и тете Эмме. Ну, пока.
Шейн повесил трубку, поглядел на Полу и закатил глаза. Оба они так и покатились со смеху.
– Иди сюда, моя маленькая колдунья, – воскликнул он, подтащил к себе и крепко обнял.
Пола, шутя, отбивалась и ерошила ему волосы. Они катались по постели, и их веселье все возрастало и возрастало.
– Мой отец не мог выбрать более неподходящего времени для звонка, – выдохнул Шейн. – Только мы собрались уделить несколько минут нашего времени плотским удовольствиям.
– Несколько минут! – вскричала Пола. – Ты, наверное, хочешь сказать, часок-другой?
– Ты жалуешься или поощряешь меня? – Он поцеловал ее за ухом и со смехом передразнил: – Шейн отлично поработал, дядя Брайан. Он очень способный. Мне очень понравилось. – Уже своим нормальным голосом он прошептал, уткнувшись губами ей в шею: – Искренне надеюсь, что Шейн действительно отлично поработал, что он очень способный, и что тебе очень понравилось, киска.
– Ах ты, – Пола легонько стукнула кулачком его по груди, – тщеславный, самовлюбленный, невозможный, чудесный тип!
Он поймал ее за запястье, крепко сжал и заглянул ей в глаза.
– Да, как этот тип любит тебя, дорогая. – Вдруг он отпустил ее и сел.
Пола последовала его примеру.
– Так значит, Блэки решил купить отель в Сиднее, – сказала она. – Ни секунды не сомневаюсь, что это с бабушкиной подачи. – Она пристально посмотрела на него. – Дядя Брайан хочет послать тебя в Сидней, да?
– Да. Дедушка еще не окончательно купил отель. Вот почему он хочет, чтобы папа или я слетали туда незамедлительно и завершили сделку. Но я сказал правду – я не могу уезжать. Я по уши в делах. К тому же, можешь даже не рассчитывать, что я отлучусь куда-нибудь, пока ты в Нью-Йорке. Папе только на пользу покинуть свой кабинет на недельку-другую. Он сказал, что может прилететь в Нью-Йорк в начале декабря вместе с мамой, и они хорошо отдохнут.
Шейн чмокнул Полу в нос.
– Пойду-ка я приму душ, оденусь и спущусь вниз. Мне надо кое-что проверить.
Он соскочил с кровати и поднял Полу.
– Не хочешь ли встретиться со мной внизу, когда будешь готова?
– Разумеется, хочу. Где тебя искать?
– Я буду ждать тебя в баре рядом с главным холлом.
В день двадцатичетырехлетия Шейна, в первых числах июня 1965 года Эмма в разговоре с Полой сделала одно замечание. Она сказала, что Шейн излучает свет. Четыре года назад Пола не совсем поняла, что имела в виду ее бабушка. Теперь она знала.
Пола замерла в дверях бара и глядела на него с неожиданной для себя объективностью. Он стоял в дальнем углу, облокотившись локтем о стойку и поставив ногу на медный брус у ее основания.
Он одел черные льняные брюки, черную тонкую рубашку и пиджак из серо-серебристого шелка. Даже без галстука он казался на редкость хорошо одетым и безупречно аккуратным, как всегда. Но свет, о котором говорила Эмма, не имел никакого отношения к его одежде, подумала Пола, исподтишка наблюдая за ним. Тут дело в его росте, его фигуре, его естественной красоте и силе его характера. Он казался уверенным в себе и привлекал к себе всеобщее внимание. «И от него исходит неотразимое обаяние, – отметила Пола, – вот в чем дело. За такое обаяние любой политик мира не задумываясь отдал бы свою правую руку».
Шейн оживленно болтал с какой-то парой, явно постояльцами отеля. Его подвижное лицо было оживлено. Женщина, явно очарованная, слушала его, раскрыв рот. Но, очевидно, то же относилось и к мужчине.
Шейн в разговоре повернул голову, увидел Полу, весь подобрался и вежливо попрощался с собеседниками.
В баре собралось довольно много народа, и, пока они шли навстречу друг другу, Пола заметила, что не одна пара женских глаз смотрела ему вослед.
– Я рад, что ты надела синее платье, – сказал Шейн, беря ее под руку. Он быстрым шагом повел ее к заранее заказанному столику в уголке. – Оно очень тебе идет. Ты прекрасно выглядишь.
Блеск ее глаз и сияние улыбки ясно показали, как она благодарна и как ей приятны его слова.
– Я подумал, раз уж у нас праздник, то нам следует выпить шампанского, – заявил он.
– Какой праздник?
– Праздник нового обретения друг друга.
– О, Шейн, это просто замечательно!
Рядом с ними мгновенно появился официант и открыл бутылку, уже стоявшую на столе в ведерке со льдом, разлил шампанское и незаметно отошел в сторону.
– За нас, – поднял бокал Шейн.
– За нас, Шейн.
Он полез в карман за сигаретами. Рубашка немного распахнулась на его загорелой груди, и в просвете блеснуло золото. Она прищурилась:
– Боже, неужели ты надел медальон святого Кристофера, который я тебе подарила?
– Он самый. – Он потрогал медальон. – Я не носил его года два. Ты помнишь, когда подарила его мне?
– На твое двадцатилетие восемь лет назад.
– А что я подарил тебе на двадцатилетие?
– Антикварные аметистовые сережки. – Она нахмурилась, потом весело рассмеялась. – Неужели ты допускал, что я могла забыть?
– Нет, я был уверен, что помнишь. Но готов поспорить – ты не вспомнишь мой подарок, сделанный в тот год, когда ты достигла зрелого пятилетнего возраста?
– Еще как вспомню. Набор синих мраморных шариков.
Он с довольным видом откинулся на спинку стула.
– Верно. И ты сразу же начала их по одному терять. И так ревела, что мне пришлось пообещать тебе еще один. Но я не исполнил обещание, и потому… – он сунул руку в карман пиджака – Вот тебе кое-что взамен. – Он положил на стол перед ней маленькую матовую коробочку из пластмассы.
С кокетливым смехом, радуясь его веселому расположению духа, Пола открыла коробочку и заглянула в нее. Вдруг она замолчала. На ее ладони мерцали изящнейшие, прекрасного качества сережки с сапфирами и бриллиантами.
– О, Шейн, они просто восхитительны. Большое, большое спасибо. – Она поцеловала его в щеку и добавила: – Но ты весьма экстравагантен.
– Мне это уже говорили. Понравились?
– Понравились? Он еще спрашивает! Да я в восторге! И особенно потому, что мне подарил их ты. – Пола вытащила из ушей золотые серьги, бросила их в шелковую вечернюю сумочку, достала маленькое зеркальце и надела новые. Посмотрела, любуясь сережками. – Шейн, они мне идут, правда?
– Они почти такие же красивые, как твои волшебные глаза.
Пола сжала его руку. Неожиданный подарок тронул ее, даже поразил. У нее перехватило дыхание. Она вспомнила все, что он дарил ей в детстве. Его всегда отличала редкая щедрость. Месяцами он откладывал из своих домашних карманных денег, чтобы купить что-нибудь особенное. И еще Шейн обладал талантом дарить ей как раз то, что ей нравилось – как сегодня. Почему-то ее глаза наполнились слезами.
– Что случилось, милая? – нежно спросил он, наклонившись вперед.
Пола смахнула слезы и покачала головой.
– Не знаю. Я такая глупая. – Она достала из сумочки платок, высморкалась и растерянно улыбнулась ему.
Шейн молча следил за ней и ждал, пока она успокоится.
– Я вспомнила наше детство, – пояснила она через несколько секунд. – Когда-то мне казалось, что те дни никогда не кончатся – чудесные летние дни в «Гнезде цапли». Но они все-таки прошли, как проходит лето. – И, не удержавшись, добавила: – И это тоже скоро кончится.
Он накрыл ее ладонь своей.
– Пола, дорогая, не думай о грустном.
– Дни, залитые солнцем, волшебные часы… они не более чем короткий просвет в серых буднях, Шейн.
Шейн сплел ее пальцы со своими и медленно произнес.
– Ты говоришь о конце… Я говорю о начале. Вот что происходит сейчас. Начало. Помнишь, что я говорил о времени? Так вот перед нами – будущее. Оно здесь, сейчас. Вокруг нас. Частица вечно текущей реки времени.
Пола молчала, ее глаза внимательно изучали ее лицо.
– Я не хотел пускаться в дискуссию о том запутанном положении, в котором мы оказались, по крайней мере, не здесь. Но, возможно, нам следует поговорить. Хочешь?
Пола кивнула.
На его лице играла уверенная улыбка.
– Ты знаешь, как я тебя люблю. Еще раньше, в машине, я сказал, что никому не отдам тебя, и это так и есть. Мы слишком дороги друг другу, чтобы упустить свое счастье. Мы предназначены друг для друга. Согласна?
– Да, – прошептала она.
– Тогда совершенно очевидно, как тебе придется поступить. Ты получишь развод и выйдешь за меня. Ты ведь хочешь стать моей женой?
– О, да, Шейн. Очень.
Он увидел, как она побледнела, и что ее яркие сверхъестественно синие глаза потемнели от дурного предчувствия.
– Скажи, что беспокоит тебя, Пола.
– Ты говорил, что в детстве я была бесстрашной – но, повзрослев, я изменилась. И я боюсь.
– Чего? – спросил Шейн с нежностью. – Ну, скажи. Если кто-то и может развеять твои страхи, то это я.
– Я боюсь потерять своих детей и боюсь потерять тебя.
– Ты же сама знаешь, такого никогда не случится. Мы все втроем всегда будем рядом с тобой.
Пола глубоко вздохнула и произнесла, как бросившись в омут головой:
– Не думаю, что Джим согласится на развод.
Шейн слегка отпрянул и с подозрением посмотрел на нее.
– Не могу представить, чтобы он повел себя подобным образом. Особенно, когда узнает о твоем намерении покончить с неудачным браком.
– Ты не знаешь Джима, – возразила она дрогнувшим голосом. – Он упрям, и его трудно переубедить. У меня такое недоброе предчувствие, что он займет непоколебимую позицию. Я тебе уже говорила: он уверен, что у нас все в порядке. А детей он использует как орудие, особенно если поймет, что тут замешан другой мужчина.
– У него не будет оснований думать, будто в твоей жизни появился другой мужчина, – спокойно произнес Шейн. – Ты будешь встречаться только со мной, а уж меня-то никто не заподозрит. – Он выдавил из себя смешок. – Я всего лишь товарищ твоих детских игр. – Его брови взлетели кверху, – Ну же, милая, не грусти.
Пола тяжело вздохнула.
– Да, возможно, мне не следует мучиться дурными предчувствиями. – Она покачала головой. – Бедный Джим. Честно говоря, мне жаль его.
– Знаю. Но нельзя строить отношения с человеком на жалости. Никому от этого не бывает хорошо. Ты станешь приносить себя в жертву, а он не перенесет унижения. В конце концов вы возненавидите друг друга.
– Наверное, ты прав, – согласилась Пола.
– Я точно знаю, что я прав. И послушай, не начинай сама себя казнить. Так ты тоже ни к чему хорошему не придешь. – Он крепче сжал ее пальцы. – И у тебя нет никаких причин для самобичевания. Ты старалась спасти свой брак, изо всех сил пыталась укрепить его, судя по твоим словам. Но ничего не получилось. Так что ты должна с ним покончить – как ради себя, так и ради Джима.
Пола прикусила губу. Ее беспокойство не утихало.
– Мне может потребоваться какое-то время, чтобы все уладить, чтобы все сложилось наилучшим образом, – пробормотала она.
– Понимаю. Такое никогда не обходится без проблем. Но я подожду. Я проявлю ангельское терпение. Я всегда буду готов оказать тебе моральную поддержку. И еще – мы оба молоды. У нас впереди вся жизнь.
– Не искушай судьбу, Шейн!
Он покачал головой.
– Ничего я не искушаю, просто говорю то, что есть. – И хотя он доверял ее здравому смыслу и в глубине души разделял ее мнение о Джиме, ему не хотелось произносить свое мнение вслух и тем самым огорчать ее еще больше. Не сегодня. Наоборот, он решил развеять ее грусть, приуменьшив страхи Полы. Поэтому он изобразил самую уверенную из своих улыбок и принял самый веселый тон.
– Давай заключим пакт, – воскликнул он. – Как в детстве.
– Какой пакт?
– Договоримся не обсуждать наши проблемы – а они мои столь же, сколь и твои – в ближайшие несколько недель. А за два дня до твоего возвращения в Англию серьезно поговорим и все обсудим. Вдвоем мы решим, как тебе поступить. Что скажешь?
– Прекрасная мысль. Обстоятельства не должны оказаться сильнее нас, верно? Иначе мы не сможем наслаждаться драгоценными днями, отведенными нам.
– Вот и умница. Давай выпьем за наш пакт. Мы же едва пригубили шампанское.
Пола кивнула. Шейн налил ей и себе и они чокнулись. Их руки невольно соприкоснулись.
Он глядел на нее ласковым и нежным взглядом. Немного погодя, он произнес:
– Ты должна доверять мне. Доверься моей любви, Пола.
Она с удивлением посмотрела на него, вспомнив некогда оброненные ее бабушкой слова, как важно верить в любовь. Когда ее глаза встретились с прямым взглядом темных глаз Шейна, она почувствовала, как ее страхи начали понемногу рассеиваться. Ее настроение стало потихоньку улучшаться.
– Я верю в твою любовь, а ты должен верить в мою. – Уголки ее губ тронула слабая улыбка. – Все образуется. Обязательно, Шейн – ведь мы есть друг у друга.
Но Пола ошиблась. Ее беды только начинались.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Удержать мечту Книга 2 - Брэдфорд Барбара Тейлор



Сентиментальной меня никак не назовёшь,но читая этот роман,у меня не раз выступали слёзы!В этой книге вы столкнётесь с большой любовью,но не с пошлостью!С предательством,но и с преданностью!С большой трагедией,а также с огромным счастьем!Читайте обе части,убедитесь сами!!!
Удержать мечту Книга 2 - Брэдфорд Барбара ТейлорТёма
14.09.2014, 16.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100