Читать онлайн Мужчины в ее жизни, автора - Брэдфорд Барбара Тейлор, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мужчины в ее жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.6 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мужчины в ее жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мужчины в ее жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдфорд Барбара Тейлор

Мужчины в ее жизни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

– Мне начинает казаться, что мы с Джимом никогда не поймем друг друга, папа, – заявила Пола.
Дэвид Эмори, стоявший около буфета в гостиной своей квартиры на Риджент-парк, резко обернулся. Слова дочери застали его врасплох, тем более что в ее голосе он услышал отчетливые нотки раздражения. Густые брови удивленно поползли вверх.
– В каком смысле, дорогая?
– Мы совершенно по-разному смотрим на вещи. Конечно, так и должно быть, ибо у каждого свой собственный взгляд на мир, на жизнь, и каждый в меру своих сил решает свои проблемы, по-своему оценивает людей и жизненные ситуации. Но Джим никогда не признает собственных ошибок и вечно упрекает меня в том, что я превышаю свои полномочия.
Дэвид ничего не ответил. Горькая улыбка мелькнула на его губах, и холодные умные глаза на миг задержались на дочери, прежде чем он снова повернулся к буфету и еще раз наполнил бокалы. Затем он отнес их к стоящим у высокого окна креслам, вручил Поле ее водку с тоником и уселся напротив нее.
Устроившись в кресле, Дэвид отпил глоток виски с содовой и сказал:
– Он, видимо, находит, что ты слишком бурно реагировала на случившееся в Ирландии.
– Да.
– А как ты сама считаешь?
– Категорически не согласна.
– Ну и умница. Мне всегда нравились твоя решительность и непоколебимость. Ты одна из немногих известных мне женщин, которые никогда не меняют принятых решений. Так что стой на своем и не позволяй Джиму огорчать себя, особенно если уверена в своей правоте. Всем все равно не угодишь, поэтому важно оставаться самим собой. Для тебя нет ничего важнее.
– Я знаю. – Пола подалась вперед и с чувством произнесла:
– У меня хватает здравого смысла признать собственные ошибки, но в данном случае я уверена, что поступила мудро, приняв все меры предосторожности, дабы избежать излишней огласки. Пока что в Ирландии все тихо и национальные газеты не уделяют случившемуся там особого внимания, но это не значит, что опасность уже миновала.
– Естественно. И не минует, пока не произведено вскрытие и не завершено расследование. – Дэвид в задумчивости вертел в руке бокал. – Мне не очень-то понравилось сообщение телеграфного агентства, опубликованное сегодня в некоторых газетах о том, будто бы полиция изучает таинственные обстоятельства, связанные со смертью Мин. С другой стороны, имя Энтони ни разу не упоминалось. Хорошо, что у нас в стране довольно-таки суровые законы о дискредитации личности. Ну что ж, – он ласково улыбнулся дочери, – нам остается только сидеть смирно и ждать. А что касается Джима – он может не соглашаться с твоими решениями и поступками, но бабушка, Генри и я – мы на твоей стороне.
– Ты очень поддержал меня. А перед самым моим отъездом из Лидса бабушка позвонила и подтвердила, что верит в меня и вообще во всех нас.
– Да, ты говорила. Теперь понятно, почему она решила пока не возвращаться. Послушай, Пола, может, сейчас, когда ты в таком напряжении, мои слова покажутся тебе глупыми, но все же попробуй расслабиться. И не беспокойся относительно Джима. Хотя я прекрасно понимаю, как важно для тебя его одобрение, но ты все же достаточно умна, чтобы понять: он никогда не одобрит твоих поступков, потому что он не понимает… – Дэвид запнулся и замолчал, не желая критиковать своего зятя. Он давно уже разочаровался в Джиме, но до сих пор ему удавалось держать свои чувства при себе. Он даже Дэзи ничего не говорил.
Пола никогда ничего не пропускала мимо ушей. Вот и сейчас она быстро спросила:
– Ты хотел сказать, что он не понимает моих мотивов или что он не понимает меня? Наступило неловкое молчание. Пода внимательно смотрела на отца. Тот смело встретил ее вопрошающий взгляд. Он не сомневался, что Джим Фарли не имел ни малейшего понятия ни о характере своей жены, ни о ее деловых способностях. Однако, решив из двух зол выбрать меньшее, ответил:
– Твоих мотивов.
– Я это поняла какое-то время назад. Джим иногда бывает очень наивным, что меня очень удивляет: ведь он газетчик, по роду профессии часто сталкивающийся с худшими сторонами жизни и людских характеров. И тем не менее он часто заблуждается, и порой мне кажется, будто он глядит на мир через розовые очки. – Она тихо вздохнула. – И, честно говоря, я начинаю думать, что он совсем ничего не знает обо мне, о моем образе мыслей, не понимает, почему я поступаю так, а не иначе.
Дэвид отчетливо услышал горькие ноты в голосе дочери и с огорчением отметил грустное выражение ее лица теперь, когда у нее самой начали появляться те же сомнения относительно Джима, что и у него.
– Если не хочешь, можешь не отвечать, Пола, но скажи: с вашим браком все в порядке?
– Думаю, да, несмотря на некоторые разногласия. Я очень люблю Джима, папа.
– Не сомневаюсь, что и он тебя тоже. Но одной любви недостаточно. Ведь ты живешь с человеком бок о бок изо дня в день, из года в год, и надо, чтобы тебе было с ним хорошо. А единственным условием для этого является полное взаимопонимание.
– Да, – согласилась, робко улыбаясь, Пола, не зная, стоит ли взваливать на отца бремя своих забот. В конце концов она решила, что не стоит. Сейчас не самый подходящий момент. Более уверенным тоном она заверила его:
– Мы во всем разберемся, я уверена, ведь мы действительно любим друг друга. Пожалуйста, не беспокойся и ничего не говори маме, хорошо? Обещаешь?
– Обещаю. Она огорчится, если решит, что у тебя с Джимом не все ладится.
– А вы с мамой были очень счастливы, папа? – спросила Пола. Долгая и спокойная семейная жизнь ее родителей всегда оставалась предметом зависти всего их клана.
– Да. Очень. Но и нам встречались подводные камни. – Дэвид усмехнулся при виде искреннего изумления в глазах Полы. – Приятно знать, что ты ничего не знаешь о трудных периодах нашей жизни, тем более что их действительно было немного.
– И они были действительно серьезными? Дэвид покачал головой и снова усмехнулся:
– Теперь, оглядываясь назад, я нахожу их незначительными. Но тогда они казались нам огромными. Вот почему я рад, когда ты говоришь, что вы с Джимом разберетесь. Я уверен, так и произойдет, и ваш брак станет только прочнее. Но если все сложится неудачно, – он пристально поглядел ей в глаза, – тогда не бойся порвать, освободиться, пока ты еще молода и можешь найти себе кого-нибудь другого. И не угоди в ловушку, в которую попадают люди, решившие остаться вместе ради детей, несмотря на неблагополучие в семье. На мой взгляд, это глупость. В конечном итоге все оказываются несчастны, и дети тоже.
– Спасибо, папа, ты такой замечательный друг, – сказала Пола. – И никогда не говоришь свысока, подобно многим отцам. А теперь, может быть, пойдем обедать?
– Замечательная идея. – Он взглянул на карманные часы. – Я заказал в «Зейги» столик на восемь тридцать.
Они вместе вышли в прихожую. Помогая дочери надеть пальто, Дэвид наклонился и, охваченный нежностью, поцеловал ее в макушку. Пола повернулась, встала на цыпочки и в ответ поцеловала его в щеку.
На улице Дэвид быстро поймал такси, и, промчавшись по городским улицам, через пятнадцать минут они уже сидели в обеденном зале на втором этаже знаменитого клуба.
По молчаливой договоренности ни один из них не упомянул о сложной ситуации в Клонлуглине. Обоим хотелось отвлечься от забот. Некоторое время говорила в основном Пола – о сети принадлежавших семье магазинов, чьим председателем правления после ухода Эммы стал ее отец. Автоматически его прежнюю должность генерального директора заняла Пола, и, следовательно, именно на ее плечи легло бремя повседневной рутины.
Он с удовольствием слушал, наслаждаясь обществом дочери, ее остроумием и обаянием, не говоря уж о блестящем уме. Дэвида удивляло, когда некоторые члены семьи утверждали, будто Эмма полностью подавила Полу, превратив ее в свое подобие. Он знал, что его дочь слишком упряма и сильна, чтобы слепо идти за лидером, потерять собственное лицо и безропотно подчиниться чужому влиянию. Все гораздо проще. Эмма действительно многому научила Полу, но та изначально была настолько похожа на свою бабушку, что ее и учить-то не надо было. Не говоря уже о сходстве их характеров, они всегда думали в унисон и с годами так подстроились друг под друга, что, казалось, стали понимать друг друга без слов и часто, ко всеобщему удивлению, одна заканчивала произносимую другой фразу. Но из всех общих для них качеств больше всего поражало Дэвида их умение полностью концентрироваться на какой-то одной, самой важной в данный момент проблеме.
Порой Дэвиду приходилось напоминать себе, что Поле еще нет и двадцати пяти, – вот как сейчас, когда она демонстрировала редкую зрелость и тонкое понимание сложных деловых вопросов. Вслушиваясь в ее речь, он не отрывал глаз от дочери, вновь отмечая про себя присущую ей элегантность и утонченность. Он никогда не думал о Поле как о красавице, да она в общепринятом смысле ею и не являлась, У нее были резковатые черты лица, высокий лоб и ярко выраженная линия подбородка. Скорее ее отличала удивительная привлекательность. Прекрасный цвет лица, изящная фигура, великолепное воспитание. Да, дело в ее безграничной элегантности, решил он, бесспорно, именно это притягивает к ней все взоры. За проведенные в клубе полчаса он не мог не заметить взглядов, украдкой бросаемых на них. Усмехнувшись про себя, Дэвид подумал: уж не принимают ли ее за его молодую любовницу.
Заметив искорки смеха в его глазах, Пола прервала свой рассказ:
– Чему ты смеешься, папа?
– Я объект зависти всех присутствующих здесь мужчин. Скорее всего они думают, будто ты моя подружка, – улыбнулся он в ответ.
Она окинула отца изучающим взглядом. Если окружающие так и считали, то в этом не было ничего странного. Для своих пятидесяти с лишним Дэвид оставался весьма привлекательным мужчиной, пользующимся успехом у женщин. Сильное породистое лицо, красивые ясные глаза, темные волнистые волосы, посеребренные на висках сединой, что его вовсе не старило. Он любил спорт, зимой катался на лыжах и играл в сквош, летом предпочитал теннис и, как следствие, находился в прекрасной форме. Дэвид всегда уделял большое внимание своей внешности и очень хорошо одевался – черта характера, которую Пола унаследовала от него.
– Ты сегодня прекрасно выглядишь. Пола, – сказал Дэвид. – Платье просто замечательное. Ну, конечно, черный цвет всегда тебе шел. Однако мало женщин могут носить его так, как ты. Он довольно суров, и…
– Тебе не нравится?
– Очень нравится. – Он посмотрел на золотое, в египетском стиле, ожерелье, охватывавшее ее длинную шею и частично ниспадавшее на прямоугольный вырез шерстяного платья с длинными рукавами. «Нефертити», – подумал он про себя, а вслух заметил:
– Я никогда не видел у тебя этого ожерелья. Очень красивое. И необычное. Оно у тебя недавно? Джим подарил?
Пола грустно улыбнулась и ответила, понизив голос:
– Никому не говори, но это простая бижутерия. Из нашего супермаркета. Я уверена, что оно даже не из меди и наверняка позолота сойдет с него очень скоро. Но, увидев его, я сразу поняла, что оно словно создано для моего платья.
Дэвид решил завтра же поговорить с ювелиром и к Рождеству преподнести Поле такое же ожерелье, только золотое. Как правило, он не знал, что дарить ей на праздники и юбилеи. Пола не слишком любила драгоценности и прочую мишуру, а из-за ее своеобразного вкуса ей было нелегко угодить.
За время обеда Дэвид и Пола обсудили много тем, представлявших взаимный интерес, но в конце концов Пола вновь вернулась к разговору о бизнесе. Не спеша, в своем обычном уверенном тоне она начала излагать зародившуюся у нее идею относительно сети магазинов.
Дэвид собрался внимательно слушать, заинтригованный ее предложением, в основе которого лежало интуитивное понимание психологии покупателя. И, как большинство толковых идей, оно отличалось простотой. Он удивился, как никто раньше не додумался до такого.
Пола продолжила рассказ и в завершение отметила:
– Но это должен быть совершенно самостоятельный магазин внутри супермаркета.
– Тебе потребуется целый этаж?
– Необязательно. Пол-этажа вполне достаточно. Я полагаю, можно устроить три отдельных салона. В одном продавать костюмы плюс рубашки и блузки, во втором пальто и платья, а в третьем – туфли, ботинки и сумки. Главное тут, конечно, чтобы все салоны прилегали друг к другу, чтобы женщина могла подобрать полный комплект одежды легко и быстро. Таким образом покупатель станет делать меньше ошибок, не говоря уж об экономии времени. А с хорошей рекламой мы легко сможем добиться успеха. – Пола откинулась на спинку стула, внимательно глядя на отца.
– Итак… ты меня благословляешь?
– Естественно, хотя тебе вообще-то и не нужно этого, – с веселыми искорками в глазах напомнил ей Дэвид. – Клан Хартов принадлежит тебе. Пола, со всеми потрохами, и к тому Же ты генеральный директор.
– А ты председатель правления, – парировала она. – И следовательно, остаешься моим начальником.
– Последнее слово всегда должно оставаться за тобой, верно? – пробурчал Дэвид и невольно про себя добавил: «Как и за Эммой».
Без пяти минут три Пола вбежала в контору универмага в Найтсбридже.
– Есть какие-нибудь новости? – спросила она у Гэй Слоун.
– Да. Снова звонила твоя мать. Она хотела передать тебе, что решила после завтрашнего дознания немедленно вылететь в Лондон, – сообщила Гэй, сев по другую сторону стола.
– Я рада, что она изменила свое решение. После дознания мы все сможем вздохнуть посвободнее… я надеюсь.
– Поскольку полиция ничего не предприняла, я уверена, что слушание обернется пустой формальностью, – спокойно заявила Гэй.
– Хорошо бы, – попробовала улыбнуться Пола и только тут впервые заметила мрачное настроение собеседницы. – Ты какая-то грустная. Случилось что-нибудь за время моего отсутствия?
– Извини, что приходится с ходу наваливать на тебя проблемы, но, боюсь, сегодня у нас другого ничего нет.
– Не только сегодня, но и, похоже, всю нынешнюю неделю. Ну ладно, Гэй, выкладывай дурные новости.
– Начну с того, что мне кажется самым важным.
Минут двадцать назад звонил Дейл Стивене. Но не из Техаса. Он в Нью-Йорке. Его голос звучал как-то странно, по-моему, он чем-то озабочен.
– Он дал понять, о чем хотел со мной говорить?
Гэй покачала головой:
– Нет, но он спросил, когда ты собираешься навестить нью-йоркский филиал. Я ответила, что не раньше ноября. Он едва не выругался и спросил: уверена ли я, что ты не приедешь в Штаты пораньше. Я ответила, что нет, если только не возникнет каких-нибудь непредвиденных обстоятельств, которые потребуют твоего присутствия. Я специально так сказала, но он не клюнул на это и ничего не пояснил. Пола потянулась за телефоном.
– Пожалуй, ему надо перезвонить.
– Его сейчас нет на месте, – предупредила Гэй. – Он с кем-то встречается и просил позвонить в шесть по нашему времени.
– И больше ничего не сказал?
– Ни единого слова. Наш мистер Стивене вел себя очень сдержанно. По выражению твоего лица я вижу, что ты обеспокоена и думаешь о самом плохом. Боишься, что-то случилось в «Сайтекс Ойл»? Мне тоже так кажется – уж больно напряженный он был, даже злой.
– Действительно, это на него не похоже. Дейл всегда такой раскованный и жизнерадостный. Но не будем гадать. Что еще?
– Примерно в полдень звонил Уинстон из Ванкувера, и он тоже озабочен. У него возникли неожиданные проблемы с канадской бумажной фабрикой. Все началось вчера поздно вечером, уже после вашего с ним разговора. Переговоры зашли в тупик. Он не хочет, чтобы ты беспокоилась и звонила ему. Но он почти не надеется на благополучный исход. У него чувство, что сделка сорвалась.
– Проклятие! Вот досада! Для нас фабрика стала бы отличным приобретением. Остается только надеяться, что он сможет исправить ситуацию. Продолжай, Гэй.
– Исчезла Салли Харт, – пробормотала Гэй, сочувственно глядя на Полу.
– Дура! Идиотка! – воскликнула Пола, подскочив как ужаленная. – Я же говорила ей не ездить в Ирландию, а у меня нет никаких сомнений – именно туда она и отправилась. Кто звонил?
– Эмили. Она считает, что Вивьен что-то скрывает. Она знает, куда уехала Салли, но не говорит. Эмили предложила тебе попробовать побеседовать с Вивьен, когда у тебя найдется время.
Пола застонала:
– Только этого мне еще сегодня не хватало! Я свяжусь с Вивьен попозже. Где бы ни находилась сейчас Салли, я не могу перенести ее в пространстве или заставить делать то, что я хочу. Сейчас главное – дело. Есть у тебя еще что-нибудь?
– Звонил Джон Кросс. Он в Лондоне и просит о встрече. Если удобно, то лучше завтра утром.
– О! – воскликнула Пола, но на самом деле она удивилась гораздо меньше, чем хотела показать. Уже несколько недель она ждала известий от главы «Эйр коммюникейшнс». Они с бабушкой сошлись во мнении, что рано или поздно он еще приползет на коленях.
Гэй не отрывала глаз от Полы, пыталась разгадать ее мысли. Но та, казалось, надела маску.
– Кросс оставил свой номер телефона, – наконец нарушила молчание Гэй. – Как ты собираешься поступать? Завтра у тебя не очень насыщенный день.
Пола поджала губы и покачала головой:
– Честно говоря, сама пока не знаю… Не вижу особого смысла во встрече с ним. Мне нечего сказать этому джентльмену. К концу дня я сообщу тебе свое решение.
– Твоя кузина Сара вернулась с Барбадоса и хочет с тобой повидаться. Сегодня в четыре. Она сказала, что собирается зайти в супермаркет на встречу с оптовым покупателем и сможет заскочить к тебе на пару минут. Она говорила со мной довольно настойчиво.
– Она вернулась раньше, чем я ожидала. Лучше встретиться с ней. Вряд ли у нее что-нибудь важное, так что много времени я не потеряю.
Зазвонил телефон. Пола яростно поглядела на него и отчаянно затрясла головой.
Гэй подняла трубку.
– Не волнуйся – это Александр. – Гэй поспешила выйти из комнаты.
– Ну и как ты себя чувствуешь, снова оказавшись между жерновами нашей мельницы? – поинтересовалась Пола.
– После двух недель безделья на юге Франции – ужасно. Но где-то я даже рад – наконец избавился от общества моей мамаши, – саркастическим тоном ответил Александр и быстро добавил:
– Ты можешь сегодня поужинать со мной? Я хотел бы кое-что обсудить.
– Что-то серьезное?
– Нет. Но интересное.
– А почему бы тебе все не рассказать сейчас? – разгорелось любопытство у Полы.
– Слишком долгая история. К тому же ровно через десять минут я должен начать совещание. Как насчет обеда в «Белом слоне»? Около восьми тридцати.
– Отлично. Да, Сэнди, закажи лучше столик на троих. Я уверена, что Эмили очень захочется присоединиться к нам.
Пола положила трубку и набрала номер Вивьен Харт.
– Привет, Вивьен. Я очень обеспокоена. Только что до меня дошло, что…
– Если ты звонишь по поводу Салли, то я не скажу тебе, где она! Я пообещала. Папа ничего не смог из меня вытянуть, и у тебя тоже ничего не получится.
– Послушай, Вивьен, – твердо произнесла Пола. – Я уверена, Салли не рассердится, если ты мне расскажешь. Я…
– Еще как рассердится, – горячо перебила ее Вивьен. – Она хочет, чтобы никто не знал, куда она уехала. И даже ты. Пожалуйста, не дави на меня, ты ставишь меня в очень неловкое положение.
– Ты можешь полностью довериться мне… Я ни слова не скажу ни твоему отцу, ни единой живой душе. Даже Уинстону, если он позвонит мне сегодня. Ты должна знать, что я никогда не нарушаю данного слова.
– И я тоже, – ответила Вивьен. – Моя бедная сестричка сейчас похожа на раненую и усталую птицу, и ей нужен мир и покой. Папа с вечера воскресенья не переставал ее пилить и ругать.
– Мне очень жаль. Знаешь, тебе не надо говорить мне, где она. Достаточно сказать, где ее нет, хорошо?
– Что ты имеешь в виду? – насторожилась Вивьен.
– Если я назову место, куда Салли не уехала, ты скажешь мне? Просто произнеси «нет».
– Не разговаривай со мной как с младенцем. Мне уже девятнадцать лет, – вскричала Вивьен, тоже потеряв терпение.
– Давай не будем ссориться, Вивьен. Я могу добавить только одно: если Салли сейчас помчалась сломя голову в Ирландию, она большая дура, чем я считала. Там она только создаст лишние проблемы как для себя, так и для Энтони.
– Салли вовсе не дура. Конечно же, у нее хватит ума не ездить в Ирландию… – Тут Вивьен прикусила язык.
«Это уже успех», – подумала Пола с легкой улыбкой. Ее блеф удался.
– Передай Салли, что, если ей что-нибудь потребуется, пусть позвонит мне. Пока, дорогуша.
Пола долго смотрела на телефонный аппарат, размышляя о только что закончившемся разговоре. Итак, Салли не в Ирландии. Скорее всего и не в Лондоне – ей здесь никогда особенно не нравилось. Может, она в Йоркшире? А если так, то где именно? Слова Вивьен эхом прозвучали в ее голове. Та сравнила сестру с раненой птицей. Что это – просто образ, или в мозгу девушки непроизвольно возникла ассоциация? Раненые птицы стремятся в родное гнездо… «Гнездо цапли»? Ну конечно же. Салли любит Скарборо, и на многих ее картинах изображены места, где они так часто играли в детстве. «Вот куда отправилась бы я, если бы хотела спрятаться, – подумала Пола. – Туда легко добраться, там комфортно, в буфете всегда полно еды, а у старой миссис Боннифейс ключи всегда при себе».
Пола решила позвонить в «Гнездо цапли», потом передумала. Гораздо гуманнее оставить на некоторое время Салли в покое. Если уж на то пошло, в Скарборо она или нет, не имеет большого значения. Важно то, что ее нет в Клонлуглине, и, зная это, Пола стала меньше беспокоиться о Салли, которую очень любила.
Мгновение спустя в кабинет решительным шагом и с таким же решительным выражением лица вошла Сара Лаудер. Прекрасно сшитый габардиновый костюм бутылочного цвета очень шел к ее рыжеватым волосам, роскошными локонами обрамлявшим ее лицо и смягчавшим ее грубоватые, хотя и довольно привлекательные черты.
– Привет, Пола, – коротко бросила она, останавливаясь посреди комнаты. – Ты прекрасно выглядишь. Похудела. Не знаю, как тебе это удается… для меня несказанное мучение сбросить хотя бы пару килограммов.
Пола слегка улыбнулась и, не желая тратить время на пустую болтовню, ответила:
– Добро пожаловать домой, Сара. – Обойдя вокруг стола, она поцеловала кузину в щеку. – Давай присядем у камина, – продолжала она. – Чашечку чаю?
– Нет, спасибо. – Сара изящно повернулась на высоких каблуках и направилась к софе. Усевшись поближе к огню, она откинулась на спинку дивана, забросила ногу на ногу и расправила юбку. Окинув взглядом Полу, Сара отметила простоту и элегантность ее темно-пурпурного шерстяного платья. Чудесная вещица, и, возглавляя отдел мод «Харт энтерпрайзиз», Сара сразу узнала почерк Ив Сен-Лорана. С трудом подавив желание сказать кузине комплимент, она произнесла:
– Джонатан говорит, что ирландская свора принялась убивать друг друга… Странно, как это бабуля еще не примчалась сюда на всех парах.
– Не надо так говорить об Энтони, Сара, – мягко упрекнула ее Пола, усевшись в кресло и нахмурив брови. – Смерть Мин последовала от несчастного случая, и с какой стати бабушке возвращаться? Через день-другой вся эта история уйдет в прошлое.
Сара недоверчиво посмотрела на Полу, подняв каштановую бровь.
– Надеюсь, ты права.
– Расскажи, как прошло открытие нового отеля и нашего салона мод, – спросила Пола, легко сменив тему разговора.
Сара промолчала.
– Ну же, – настаивала Пола. – Я умираю от желания услышать все.
– Нормально, – наконец выговорила Сара. – Но это вполне естественно. Я много месяцев работала в поте лица, чтобы добиться успеха. Честно говоря, поездка выдалась просто ужасной. Я проводила на ногах по двадцать четыре часа в сутки. Миранда с утра до вечера занималась отелем, так что мне пришлось присматривать и за распаковкой и глаженьем платьев, и за оформлением витрин, и придумывать интерьеры. – Она махнула рукой. – Но отобранные мною товары оказались превосходными, хотя так говорить о себе и нескромно. А платья в стиле «Леди Гамильтон» и курортные туалеты вообще произвели фурор. Все говорили, что цвета великолепны, материал замечательный, покрой фантастичный. С первого дня от народа отбою не было, так что перспективы на следующий сезон у нас прекрасные.
– Как я рада! – с восторгом воскликнула Пола, решив не обращать внимания на похвальбу Сары, хотя, честно говоря, ее вклад не стоил и выеденного яйца. – А как дела у Мерри? – спросила она.
– Думаю, нормально. Я не так уж часто ее видела. О'Нилы пригласили полный самолет знаменитостей на торжественное открытие отеля, поэтому вполне естественно, что она постоянно крутилась вокруг сильных мира сего.
Пола напряглась как струна. Прозвучавшее замечание она нашла злопыхательским и неуместным, но мудро решила пропустить его мимо ушей.
– Шейн прилетел из Нью-Йорка?
– Да.
– Ну и?..
– Ну и – что? – переспросила Сара неожиданно злым голосом. Она смерила Полу вызывающим взглядом, от которого сразу повеяло холодом.
Пола отпрянула при виде искаженного неприязнью лица Сары, Однако она собралась с духом и продолжила:
– Но, конечно, ты много общалась с Шейном и дядей Брайаном? Если у Мерри, отвечающей за связи с общественностью, не нашлось для тебя времени, то я никогда не поверю, что О'Нилы уделяли тебе мало внимания. В конце концов, они члены одной семьи, и такая невежливость не в их стиле.
– О да, я получила приглашение на два праздничных вечера. Но, как правило, я чувствовала себя слишком усталой. Мне совсем не удалось развлечься. С этим там было паршиво.
Сара уставилась на огонь, припомнив унизительные дни, полные разочарований и горьких огорчений. Шейн вел себя жестоко и почти не обращал на нее внимания. А когда все же снисходил заметить ее существование, то держался равнодушно, явно игнорируя Сару как женщину. «С Полой ему в голову бы не пришло так мерзко обращаться», – подумала она с горечью, уйдя в свои печальные мысли. В языках пламени она увидела его лицо, полное бесконечной любви и страсти. Сара зажмурилась, надеясь отогнать его образ. Он тогда смотрел не на нее, а на Полу… в тот ужасный день крещения близнецов… Она никогда не забудет тот его взгляд и вообще тот день. Только тогда она, к своему ужасу и горю, поняла, что Шейн О'Нил любит Полу Фарли. Вот истинная причина того, что у него никогда не хватает времени для нее, Сары. Эта ненавистная ей Пола. Она видеть ее не может. Ревность охватила Сару так внезапно и с такой силой, что ей пришлось отвернуться, пока, призвав на помощь всю свою волю, она не смогла подавить свои чувства. На место ярости пришли слабость и опустошенность.
– Очень жаль, что тебе не удалось как следует развлечься, – посочувствовала ей Пола, пытаясь оставаться вежливой и в то же время спрашивая себя, чем она вызвала у Сары такой внезапный приступ ненависти. Пола откинулась на спинку кресла и задумчиво прищурилась. У нее не было причин считать, что Сара соврала насчет торжеств открытия, но все-таки в ее голове зародились подозрения. Она припомнила бахвальство Сары, этот самодовольный тон, в котором та рассказывала о своей тяжелой работе. Все сильно преувеличено. Пола не могла удержаться, чтобы не добавить:
– Конечно, тебе досталось – что ж, таков торговый бизнес, сама знаешь. И, если уж откровенно, именно ты настояла на своей поездке на Барбадос.
Сара откашлялась.
– Вообще-то главной причиной моего сегодняшнего визита является то, что я хочу сделать тебе одно предложение.
– Предложение? – напряглась Пола, гадая, какую еще гадость задумала Сара.
– Да. Я хотела бы выкупить модные салоны и переподчинить их моему отделу мод. С деньгами проблем не возникнет. Нам просто деваться некуда от свободной наличности. Видишь ли, ввиду того что я уже много занималась салонами мод, я предпочла бы объединить их под своей рукой, сделать их составной частью «Леди Гамильтон». Так что назови цену – я заплачу.
Пола едва не онемела от удивления, услышав такое нелепое предложение, но тем не менее взяла себя в руки и не задержалась с ответом:
– Как тебе прекрасно известно, я не могла бы пойти на такую сделку, даже если бы и захотела. Салоны мод принадлежат сети универмагов «Харт».
Сара смерила кузину надменным взглядом. Черты ее лица ожесточились.
– Ну и что? Я предлагаю тебе легкий способ заработать деньги. И немалые. Это должно тебе понравиться, ведь ты на край света пойдешь ради нескольких лишних фунтов.
– Вынуждена напомнить, что сеть магазинов «Харт» является акционерным обществом открытого типа, – воскликнула Пола, приходя к мысли, что ее кузина явно свихнулась. – И, если ты забыла, я отчитываюсь перед держателями акций, перед советом директоров.
Сара саркастически улыбнулась.
– Только не говори мне о совете директоров «Харт». Мы все отлично знаем, что он собой представляет, моя дорогая. В него входят бабушка, ты, твои родители, Александр да горстка старых перечниц, которые всегда пляшут под твою дудку. Если ты захочешь, ты без труда продашь мне салоны. Все зависит от тебя.
Пола ответила кузине ледяным взглядом.
– Компания «Харт» и я лично вложили много сил и денег в создание новых магазинов, и я не имею ни малейшего желания продавать их ни тебе, ни кому-либо другому, даже если бы правление санкционировало подобную сделку. К тому же я…
– Ты еще говоришь о своих усилиях! – вскричала Сара, ухватившись за одну-единственную сказанную Полой фразу. – Не смеши меня! Я работала гораздо больше тебя, я отбирала почти весь товар. Учитывая все обстоятельства, только справедливо, чтобы…
– Замолчи сейчас же! – прервала ее Пола, уже не стараясь скрыть своего возмущения и раздражения. – Я не собираюсь спокойно выслушивать подобную чепуху. Ты явилась сюда, набрасываешься на меня, потом приписываешь себе весь успех салона на Барбадосе… что, кстати, весьма спорно. Но давай обсудим твою работу. Готова отдать тебе должное, что ты выбрала лучшие образцы из серии «Леди Гамильтон». И тем не менее твой вклад в открытие первого модного салона очень и очень незначителен. – Пола встала с кресла и вернулась за свой рабочий стол. Усевшись, она спокойно закончила:
– Что же касается твоей попытки купить у компании «Харт» модные салоны, могу сказать одно: никогда не слышала ничего глупее, особенно если учесть, что уж ты-то отлично знаешь, как бабушка организовала свою империю.
Сара встала, не говоря ни слова, быстрым шагом подошла к столу и остановилась напротив Полы.
Тихим, необычно спокойным для нее голосом Сара произнесла:
– Бабушка может посмотреть на вопрос о модных салонах совсем с другой стороны. Мысль продать их мне вполне может прийтись ей по вкусу. Тебе такое не приходило в голову? – Не дав Поле времени ответить, она продолжила тем же неестественно спокойным голосом:
– Бабушка еще не умерла, и, зная ее, я готова голову положить, что она не передала тебе свои семьдесят процентов акций. Ну уж нет, она их не выпустит из рук, я уверена, для этого она слишком скупа. Так что для меня она остается здесь хозяйкой. Я хочу, чтобы ты поняла одно: я не собираюсь смириться, получив твой отказ. Я твердо намерена послать бабушке телекс. Уже сегодня, Пола. Мы еще посмотрим, кто истинный владелец магазинов «Харт».
Пола с сожалением посмотрела на нее.
– Посылай телекс. Хоть десять. У тебя все равно ничего не выйдет.
– Ты не единственная внучка у Эммы Харт, – ядовито бросила Сара. – Хотя по твоему поведению такого не скажешь.
– Сара, оставь этот тон. Ты ведешь себя как ребенок – ведь ты отлично знаешь, что «Харт» – акционерная… – Последние слова Полы повисли в воздухе. Сара повернулась и ушла. Дверь за нею бесшумно закрылась.
Пола еще какое-то время смотрела ей вслед, покачивая головой и до конца не придя в себя от изумления ее нелепым предложением и безответственным поведением. Потом она вздохнула. Всего две недели назад она говорила Эмили, что с мая, после отъезда бабушки, в корпорации царило спокойствие.
Значит, она поторопилась с выводами. Ей пришло в голову, что самым неприятным моментом состоявшейся встречи была нескрываемая неприязнь Сары. Вспоминая неожиданную враждебность кузины, Пола гадала, не означала ли она начало открытой войны.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мужчины в ее жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор


Комментарии к роману "Мужчины в ее жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100