Читать онлайн Мужчины в ее жизни, автора - Брэдфорд Барбара Тейлор, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мужчины в ее жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.6 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мужчины в ее жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мужчины в ее жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдфорд Барбара Тейлор

Мужчины в ее жизни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Это был один из тех вечеров, которые с самого начала проходят исключительно гладко.
За несколько минут до семи часов Пола спустилась вниз в поисках Шейна.
Она надела свободное платье из тонкой шерсти, сшитое Эмили. Темно-фиолетовое, простое, ниспадающее, с необычайно широкими, похожими на крылья бабочки, рукавами, которые тем не менее туго застегивались на запястьях. К нему она выбрала длинное ожерелье из нефритовых бусин – тоже подарок Эмили, привезенный ею из Гонконга.
Она нашла его в главной комнате. Он стоял у большого окна и смотрел вдаль.
Пола заметила, что он зажег многочисленные свечи, расставленные ими ранее, и организовал бар на одном из маленьких сундуков.
Жаркий огонь гудел в камине, уютно светило несколько ламп и тихо звучал голос Эллы Фитцджералд.
Пола подошла к нему и сказала:
– Как я вижу, мне осталась только одна работа – сесть у огня и что-нибудь выпить.
Шейн резко обернулся и окинул ее взглядом.
Она подошла еще ближе, и он увидел, что она наложила на веки пурпурные тени, и поэтому, а также благодаря цвету платья ее опасные глаза казались еще более фиолетовыми, чем обычно. Блестящие черные волосы, зачесанные назад и загибающиеся внутрь, обрамляли бледное лицо, подчеркивая прозрачность ее кожи. Треугольный мысик глубоко опускался на ее широкий лоб. Она была потрясающе хороша.
Напряженность сошла с ее лица. Шейн подумал, что никогда еще она не выглядела такой прекрасной.
– Ты отлично смотришься.
– Спасибо. И ты тоже.
Шейн небрежно хохотнул и сменил тему:
– Ты хотела выпить. Чего тебе налить?
– Белого вина, пожалуйста.
Пока он открывал бутылку, Пола стояла у камина и следила за ним.
Шейн надел темно-серые слаксы, серый, но посветлее, свитер с высоким воротником и черный кашемировый пиджак в спортивном стиле. Глядя на него, она подумала: «Он все тот же старина Шейн, и все же он изменился. Может, дело все-таки в усах. Или причина во мне?» Она тут же подавила самую мысль о такой возможности.
Шейн принес бокал. До нее донесся слабый аромат мыла и одеколона. Он еще раз побрился, тщательно расчесал волосы и обработал ногти. Пола подавила улыбку, вспомнив, что его привычка смотреться в любое встреченное им по пути зеркало доводила ее бабушку до белого каления. Эмма даже пригрозила, что уберет из «Гнезда цапли» все зеркала, если он не обуздает свое тщеславие. В тот год ему исполнилось восемнадцать лет, и он очень гордился своей красотой, своей поджарой спортивной фигурой. У Полы мелькнуло подозрение, что он и сейчас отлично знает о своей внешней привлекательности, хотя больше и не рассматривает себя в зеркала – по крайней мере, на людях. Возможно, он даже привык к своей красоте. Она отвернулась к огню, чтобы скрыть улыбку. Да, он себялюбив, и некоторые его достижения и достоинства вызывают у него самого чувство восхищения, и он очень уверен в себе. И, однако, ему присущи природная доброта, мягкость, и он сердечно любит своих друзей и родных, и он очень ласковый. Вот как хорошо она знает Шейна Десмонда О'Нила! Он налил себе виски с содовой и сказал:
– Не удивляйся, если Санни притащит с собой гитару. Обычно он так и делает. Я могу аккомпанировать ему на рояле – устроим вам концерт. Можем даже спеть что-нибудь.
– О боже! Тени ансамбля «Цапли» витают над нами, – рассмеялась Пола. – Ты ужасно играл, между прочим.
– А я считаю, мы были довольно хорошей группой, – ответил он тоже со смехом. – Ты и остальные девчонки просто ревновали, потому что тем летом мы находились в центре всеобщего внимания. А вы не могли нам простить нашего оглушительного успеха. Удивляюсь, почему вы не организовали девичий ансамбль в пику нам.
Пола снова засмеялась. Он чокнулся с ней.
Она посмотрела на Шейна снизу вверх, чувствуя себя крошечной рядом с этим почти двухметровым Гигантом. Крошечной и еще слабой, беззащитной и бесконечно женственной. Определенно в нем есть нечто неотразимое. Она почувствовала, как где-то глубоко в ней опять зашевелилось непонятное чувство, которое он вызвал в ней прошлым вечером. По коже пробежали мурашки. Сердце ее замерло.
Их глаза встретились.
Пола хотела отвести взгляд, но никак не могла оторваться от его пронзительных гипнотических глаз.
Шейн первым отвернулся, притворившись, что ищет сигареты, иначе он бы не удержался и поцеловал ее. «Будь осторожнее», – приказал он себе. Теперь его одолевали сомнения, правильно ли он сделал, что пригласил ее на уик-энд. Шейн понимал, что ходит по тонкому льду. «Больше я с ней не увижусь до ее отъезда из Штатов». Но ему самому стало смешно. Он знал, что не сдержит слово.
Тишину нарушили радостные возгласы. К бесконечному облегчению Шейна, в комнату вошли Санни и Элайн.
Шейн поспешил им навстречу, широко улыбаясь. Как хорошо, что он пригласил их. Чувство напряжения отпустило его.
Санни прислонил футляр с гитарой к стулу и обнял хозяина.
– Коньяк разопьем после обеда, – объявил он и вручил Шейну завернутую в бумагу бутылку. Элайн сунула ему в руки корзинку.
– А здесь свежеиспеченный хлеб вам на завтрак, – воскликнула она, когда Шейн наклонился, чтобы поцеловать ее в щеку.
О'Нил, рассыпая благодарности, поставил подарки на комод и представил Уикерсам Полу.
Едва увидев их, Пола почувствовала к ним симпатию. Санни оказался высоким худощавым мужчиной со светлыми волосами и бородой и веселыми карими глазами. Элайн, милая и женственная, принадлежала к тому типу представительниц прекрасного пола, чья природная доброта становится очевидной с первого взгляда. У нее было открытое дружелюбное лицо, ярко-голубые глаза и тронутые ранней сединой короткие вьющиеся волосы.
Втроем они уселись, а Шейн отправился налить вина вновь прибывшим. Пола порадовалась за себя, что выбрала платье, хотя Шейн предложил ей одеться попроще. Элайн, в черных бархатных брюках и китайском жакете из голубой парчи, выглядела очень элегантно, но не броско.
С улыбкой Элайн обратилась к ней:
– Шейн рассказал, что вы внучка Эммы Харт и что теперь вы возглавляете ее империю. Я в восторге от вашего лондонского магазина. Я могла бы провести там целый день…
– Святая правда, – перебил ее Санни со смехом. – Моя жена с помощью вашего магазина когда-нибудь вконец разорит меня.
– Не обращайте внимания на моего мужа, он просто шутит, – заметила Элайн и продолжила свою хвалебную песню универмагу на Найтсбридж.
Но когда Шейн вернулся с бокалами для гостей, разговор переключился на события в стране и на местные сплетни. Пола сидела в расслабленной позе, молча слушала и потягивала вино. Шейн болтал с друзьями, и она ясно увидела, как они ему нравятся, как легко и свободно он чувствует себя в их компании. Впрочем, то же относилось и к ней. С ними оказалось очень легко – дружелюбные, раскованные, твердо стоящие на земле люди. Санни обладал умом, таким же живым, как и у Шейна, хотя и не столь блестящим и проницательным, и вскоре они оба увлеченно перебрасывались тонкими замечаниями. В атмосфере царили смех и веселье, у всех было праздничное настроение.
Время от времени Пола украдкой бросала взгляды на Шейна. Он держался как прекрасный хозяин и не знал ни минуты покоя – разливал вино, менял пластинки, подбрасывал дрова в огонь, направлял беседу в нужное русло, не давая никому почувствовать себя выпавшим из разговора. И он явно радовался, что Уикерсы приняли Полу. Он часто улыбался ей, кивая в знак одобрения, и дважды, проходя по делам мимо нее, дружески похлопывал по плечу.
В какой-то момент Пола вышла проверить, что творится на кухне, и когда она поднялась во второй раз, Элайн встала тоже.
– Ты делаешь всю работу, так нечестно, – заявила гостья. – Я помогу тебе.
– Все в порядке, – запротестовала Пола.
– Нет-нет, я настаиваю. – Элайн последовала за Полой на кухню и с порога воскликнула:
– Какой чудесный запах – у меня уже слюнки текут. Ну, так что же мне делать?
– Правда ничего, – улыбнулась ей Пола, вытащила мясо из духовки и поставила на поднос. – Впрочем… не обернешь ли ты его фольгой?
– Сказано – сделано, – ответила Элайн и, оторвав большой кусок серебристой бумаги, обернула ею ногу барашка. Некоторое время она молча смотрела на Полу, затем сказала:
– Какой замечательный вечер. Я очень рада, что ты приехала сюда. И уж конечно, твое присутствие благотворно влияет на Шейна, он так повеселел.
– В самом деле? – Пола с удивлением повернулась к Элайн. – Можно подумать, что без меня он предается мировой скорби.
– На наш взгляд, да. Мы с Санни очень беспокоимся за него. Он такой милый, щедрый, очень обаятельный и приятный человек. Однако… – Она повела плечами. – Честно говоря, он всегда здесь один, никогда не привозит с собой… друзей и порой выглядит меланхоличным и отчаявшимся. – Она повторила прежний жест. – Конечно, Англия очень далеко отсюда, и…
– Да, наверное, он все-таки скучает по дому, – согласилась Пола, снова повернувшись к духовке.
Элайн, подняв изумленно брови, уставилась ей в спину.
– О, я имела в виду другое… – Она резко замолчала, так как на кухню со штопором в руке зашел Шейн.
– Пожалуй, я открою вино. Пусть оно немного подышит, – объявил он. Возясь с бутылкой, Шейн бросил Поле:
– Думаю, мясу надо постоять минут пятнадцать и пустить сок, прежде чем я начну его резать. А пока я могу потолкаться здесь, чтобы тебе не было скучно одной.
Элайн потихоньку вышла, оставив их наедине.
– Обед просто замечательный, – заявила Элайн, положив десертную вилку и ложку на стол. – И я хотела бы узнать рецепт твоих бисквитов. Они восхитительны.
– И еще рецепт йоркширского пудинга, – вставил Санни. Он улыбнулся жене хитрой, но ласковой улыбкой и добавил:
– Я знаю, что Элайн не обидится, если я скажу, что ее пудинги больше похожи на куски сырого теста.
Все рассмеялись, а Пола чувствовала себя польщенной.
– Завтра я их перепишу для вас, – сказала она. – Благодаря вам обоим я очень выросла в своих собственных глазах. Впервые мои кулинарные способности заслужили столько комплиментов.
– Не правда, – воскликнул Шейн. – Я восторгался тобой многие годы. Ты никогда не обращаешь внимания на мои слова, вот в чем беда, – добавил он шутливым тоном, но глаза его были серьезны.
– Еще как обращаю, – возмутилась Пола. – И всегда обращала.
Шейн с усмешкой встал из-за стола.
– Пойду-ка я на кухню, сварю кофе.
– Я тебе помогу, – вызвался Санни и отправился за ним следом.
Элайн внимательно посмотрела на Полу. «Какая интересная и оригинальная внешность, – подумала она. – Интересно, сколько ей лет». Сперва Элайн решила, что под тридцать, даже немного за. Но теперь, в мягком свете свечей. Пола казалась значительно моложе; в ее лице проступала беззащитность маленькой девочки, и она казалась очень привлекательной. Спохватившись, что откровенность ее взгляда граничит с бестактностью, Элайн произнесла:
– Ты очень красивая женщина, Пола, и такая самостоятельная. Неудивительно, что он так часто грустит.
Пола тут же напряглась и дрогнувшей рукой поставила бокал на стол.
– Боюсь, я не понимаю тебя.
– Шейн… он же с ума по тебе сходит, – вырвалось у Элайн. – Это у него на лице написано и видно в каждом его слове. Как жаль, что ты так далеко – в Англии. Вот на что я намекала раньше – на кухне.
Пола сидела как громом пораженная. Наконец она смогла ответить:
– Элайн, но мы же просто друзья, друзья детства. Первую долю секунды Элайн показалось, что ее собеседница шутит, продолжая череду веселых розыгрышей, длившуюся весь обед. Но потом заметила явное смятение на лице Полы.
– О боже, я, очевидно, сказала что-то не то. Пожалуйста, извини. Я просто решила, что вы с Шейном… – Ее голос сорвался, и она замолчала с убитым видом.
Пола с трудом подавила охватившие ее чувства. – Прошу, не выгляди такой несчастной, Элайн. Все в порядке, правда. Я все понимаю. Ты ошиблась, вот и все. Ты приняла братскую привязанность Шейна ко мне за нечто совсем-совсем иное. Любой на твоем месте мог ошибиться.
Наступило неловкое молчание, в течение которого обе женщины в растерянности смотрели друг на друга. Обе не знали, что сказать. Элайн откашлялась:
– Ну вот, я взяла и испортила чудесный вечер… а все мой длинный язык. – Она виновато глядела на Полу. – Санни утверждает, что моим языком можно три раза обернуть земной шар. И он прав.
Надеясь успокоить ее, Пола дружелюбно сказала:
– Пожалуйста, Элайн, не ругай себя. Я не сержусь. Ты мне нравишься, и я хочу, чтобы мы подружились. И если уж на то пошло, твоя ошибка вполне объяснима. Я приехала с ним, живу с ним под одной крышей, и мы очень свободно держимся друг с другом. Просто мы выросли вместе и общаемся с пеленок. Между нами существует определенная близость, которую легко не правильно истолковать. Но у нас совсем другие отношения, чем ты подумала. – Пола попыталась рассмеяться и посмотрела на свои руки. – Я только что заметила, что не надела свои кольца. А поскольку мы не затрагивали тему моей личной жизни, ты никак не могла знать, что я замужем.
– Тогда все понятно! – воскликнула Элайн и тут же покраснела и затрясла головой. – Ну вот, опять… Прости меня, Пола. Я сегодня весь вечер говорю глупости. Наверное, я слишком много выпила.
Пола постаралась еще раз беззаботно рассмеяться:
– Думаю, нам надо сменить тему, да? Шейн и Санни вот-вот вернутся.
– Отлично. И, пожалуйста, ничего не говори Шейну о моем… предположении. Он решит, что я сую нос не в свои дела.
– Конечно, я ничего не скажу, – успокоила ее Пола и встала. – Давай перейдем к камину.
Когда они встали, Пола дружелюбно взяла Элайн под руку и шепнула:
– Постарайся не выглядеть такой огорченной.
Шейн заметит это моментально. Он очень чувствительный. Ирландская кровь, наверное. В детстве я не сомневалась, что он может читать мои мысли… Он всегда знал, о чем я думаю, а я злилась до безумия.
Элайн улыбнулась в ответ и опустилась в кресло. Хотя к ней частично и вернулось самообладание, она не переставала в глубине души ругать себя. «Какая глупость – думать, что у них роман. Но, с другой стороны, кто бы не ошибся… Между ними очевидная духовная близость, они крепко связаны, к тому же Шейн просто пожирает Полу глазами, не пропускает мимо ушей ни одного ее слова. Он явно в нее влюблен, что бы там Пола ни считала. Да и кого она обманывает? Только саму себя. Что ж, самообман свойствен людям, – думала Элайн, украдкой поглядывая на Полу, сидевшую в кресле напротив. – Отдает она себе отчет или нет, но она обожает его. И не по-дружески… Там все гораздо сложнее и глубже. Однако, возможно. Пола еще не разобралась в своих чувствах к Шейну. И я не должна была ничего ей говорить». И Элайн снова занялась самобичеванием.
Однако несколько секунд спустя, когда вошел Шейн с кофе на подносе, Элайн заметила, как Пола моментально вскинула на него глаза, в которых горело любопытство и жадный интерес. «Кто знает, – подумала Элайн, – возможно, я не так уж глупо поступила – а вдруг, сказав правду, я сделала им обоим огромное благо». Шейн раздал чашки с кофе, Санни разлил по рюмкам коньяк, а еще минут через десять взял в руки гитару. Он оказался гитаристом классической школы, к тому же на редкость талантливым, и звуки волшебной музыки захватили и очаровали слушателей.
Но Пола слушала лишь вполуха. Она была благодарна за то, что сейчас нет необходимости поддерживать разговор. Она не знала, что и подумать. Элайн ошарашила ее гораздо в большей степени, чем Пола показала. Но теперь, когда первоначальное потрясение стало проходить, молодая женщина попробовала внести порядок в царившую в ее голове сумятицу.
Она не сомневалась, что Элайн просто не правильно истолковала поведение Шейна, его отношение к ней. Но, с другой стороны, что, если Элайн права? Как она сказала, то, что Пола замужем, объясняет все. Разумеется, имея в виду переживания Шейна, замеченные обоими Уикерсами. Вдруг Пола вспомнила ту незавершенную мысль, посетившую ее днем, когда она задремала на диване. Тогда она думала о последних нескольких днях, о том, что Шейн снова ведет себя как в давние времена, до ее замужества. В тот момент что-то мелькнуло у нее в голове, но она заснула. И теперь мысль вернулась, уже отчетливая и ясная. Шейн изменился, отвернулся от нее сразу, как только узнал о ее помолвке с Джимом. Почему? Потому что ревновал. Совершенно очевидно. Как глупо с ее стороны не понять всего гораздо раньше. Но почему Шейн не открылся ей, пока она еще оставалась свободной? Возможно, он и сам не отдавал себе отчета в своих чувствах, пока не стало слишком поздно. Все вдруг встало на свои места.
Пола прижалась к спинке кресла, потрясенная своим открытием. Она закрыла глаза, погрузилась в звуки музыки, не переставая думать о Шейне. Он сидел всего в нескольких футах от нее. О чем он думает, что испытывает сейчас? Действительно ли он ее любит? Безумно любит, как утверждает Элайн? У Полы сжалось сердце. А она? Как она относится к Шейну? Может быть, она просто бессознательно реагирует на исходящий от него жар страсти? Или она тоже его любит?.. Неужели она, сама того не осознавая, всегда любила его? Пола изо всех сил старалась разобраться в самых сокровенных своих чувствах, разложить по полочкам свои эмоции. Но у нее ничего не выходило.
Гости уехали без четверти двенадцать.
Шейн отправился их провожать.
Пола знала, что ей делать.
Она взяла с сундука бутылку коньяка и перенесла ее к камину. Потом налила рюмки, поставила бутылку на столик, подбросила дров в огонь. И принялась ждать Шейна.
Прошло несколько минут, и Пола услышала его шаги. Она повернулась ему навстречу и улыбнулась. Шейн несколько смешался, увидев ее у камина с рюмкой в руке. Он нахмурился:
– Никак ты собралась не спать всю ночь? Я-то полагал, что ты умираешь от усталости. Позади у нас трудный день, ты так славно потрудилась на кухне.
Так не следует ли нам…
– У меня открылось второе дыхание, – воскликнула она, не дав ему договорить. – Хочу выпить еще на сон грядущий. И тебе налила. Неужели ты не присоединишься ко мне? – Не дождавшись ответа, Пола засмеялась:
– Ну, не будь таким букой, Шейн.
Шейн занервничал. Он боялся оставаться с ней наедине. Слишком уж его тянуло к ней весь сегодняшний вечер. Ему с огромным трудом удавалось сдерживать свои чувства. К тому же он немало выпил. Вдруг он не сможет себя контролировать? Эта мысль вдруг рассердила его. Он не зеленый юнец на первом в жизни свидании, а зрелый мужчина. И рядом – молодая женщина, которую он знает всю жизнь. Да, он любит ее. Но ведь она доверяет ему. И он джентльмен и сможет держать себя в руках. Однако все же Шейн решил, что пора положить конец этому вечеру.
– Ладно, но только одну – перед сном. Я запланировал на завтра верховую прогулку, так что нам следует встать рано и быть бодрыми и свежими.
Он подошел к камину, напустив на себя безразличный вид, взял наполненную ею рюмку и сделал несколько шагов в сторону, собираясь сесть в кресло у камина.
Пола похлопала рукой по дивану:
– Нет, садись сюда. Я хочу поговорить с тобой. Шейн, весь напрягшись, тревожно поглядел на нее, стараясь понять выражение ее лица. Но Пола выглядела спокойной, даже умиротворенной. Он ничего не понимал. Обычно она вела себя гораздо более оживленно.
– Хорошо.
Шейн сел как можно дальше от нее.
– За тебя! – произнесла Пола, придвигаясь поближе, и чокнулась с ним.
– За тебя.
Их руки случайно соприкоснулись. Шейну показалось, что его пронзило током. Он еще глубже забился в угол дивана, закинул ногу на ногу и спросил:
– Так о чем ты хотела со мной поговорить?
– Я хочу задать тебе один вопрос.
– Давай, спрашивай.
– Но ты ответишь правду?
Он подозрительно посмотрел на нее:
– Все зависит от вопроса. Если он мне не понравится, я могу дать уклончивый ответ.
Пола как-то странно взглянула на него:
– В детстве мы всегда говорили друг другу правду. Тогда мы никогда не врали… Я хотела бы, чтобы сейчас все было по-прежнему.
– Но ведь так оно и есть!
– Не совсем. – Пола заметила удивление в его глазах. – О да, – подтвердила она. – Последнюю неделю все шло, как в добрые старые времена, не спорю.
– Но на протяжении почти двух лет между нами возникло отчуждение. И не спорь. Если уж на то пошло, – быстро продолжила она, – ты очень долго держался со мной холодно и настороженно. А когда я спрашивала тебя о причинах твоей отчужденности, о том, почему ты исчез из моей жизни, ты отделывался от меня оправданиями. Мол, много работы, много поездок. – Пола поставила рюмку на стол и прямо взглянула ему в глаза. – В глубине души я никогда не верила твоим отговоркам. Отсюда мой вопрос… – Пола замолчала, отводя глаза от его лица:
– Вот он. Что такого ужасного я сделала тебе, что ты решил со мной расстаться? Ты – мой самый давний и добрый друг?
Шейн молча смотрел на нее, не в состоянии ничего придумать в ответ. Если сказать правду, то он обнаружит свои истинные чувства. Если солгать – он сам себя потом возненавидит. К тому же она очень умна и сразу же почувствует ложь. Шейн сглотнул, тоже поставил рюмку и с задумчивым видом уставился в огонь. Нет, лучше промолчать.
Некоторое время никто не произнес ни слова. Пола, ни на миг не отрывавшая от него взгляда, вдруг поняла мучившую его дилемму. «Милый, – подумала она, – открой мне свое сердце, расскажи мне все». Любовь охватила все ее существо, заставив вмиг забыть обо всем. Она в удивлении затаила дыхание, вдруг осознав все про себя. Как ей хотелось обвить его шею руками, поцелуями заставить развеять ту скорбь, что омрачала его чело. Молчание затянулось. – Я понимаю, – нежно прошептала Пола, – как тяжело для тебя ответить на мой вопрос. – И после совсем небольшого колебания закончила:
– Поэтому я скажу сама. Ты оставил меня, потому что я обручилась с Джимом и вскоре вышла за него замуж.
И все равно Шейн не осмелился вымолвить ни слова, боясь выдать себя. Итак, она угадала. Но как глубоко простирается ее догадка? Шейн заморгал, пытаясь сфокусировать взгляд на танцующих языках пламени. Он понимал, что не должен дать ей взглянуть себе прямо в лицо, пока чувства так легко можно прочитать.
Наконец он сел к Поле вполоборота и медленно вдруг охрипшим голосом произнес:
– Да, именно поэтому я отдалился от тебя, Пола. Возможно, я сделал ошибку. Но… понимаешь… я думал… что стану раздражать Джима, да и тебя тоже. В конце концов, зачем вам обоим нужно, чтобы старый знакомец сшивался вокруг вашего дома…
Он не договорил, запнувшись.
– Шейн… ты говоришь не всю правду… это знаем и ты и я.
Что-то в ее голосе поразило его и заставило резко повернуть голову. В ярких отблесках огня ее бледное лицо казалось светящимся бриллиантовым светом. Фиолетовые глаза потемнели и горели незнакомым ему огнем. На шее у нее быстро пульсировала жилка. Она приоткрыла губы, словно собираясь что-то сказать, но не издала ни звука. Ее глаза… Вновь с неодолимой силой его потянуло к ней, желание охватило все его существо. Сердце колотилось у него в груди, он весь дрожал. Только призвав на помощь все свое самообладание, он сумел усидеть на месте. Теперь он знал, что ему делать: встать, выйти из комнаты, оставить ее одну. Но он не мог пошевельнуться.
Они смотрели друг на друга.
Пола видела в его иссиня-черных глазах любовь, которую он уже не в силах был скрывать. Но и Шейн прочитал любовь на ее лице, любовь и желание, которые так долго оставались только его тайной, его секретом.
Открывшаяся истина ошеломила его. А затем, уверенно и решительно, они одновременно качнулись друг навстречу другу.
Их руки сплелись, их губы встретились. Пола ответила ему теплым и мягким поцелуем, и он языком почувствовал ее язык. Шейн опрокинул Полу на подушки. Левой рукой он ласкал ей затылок, а правой отвел волосы от лица и принялся гладить ее щеки, ее длинную шею. Руки Полы вцепились в его плечи, затем она запустила пальцы ему в волосы. Шейн начал целовать ее так, как мечтал поцеловать очень давно – со страстью и силой, приникнув к ее губам требовательным ртом. Их дыхание перемешалось. Но неожиданно его поцелуи стали нежными и ласковыми. Он положил руку ей на грудь и медленно начал поглаживать, пока сосок не затвердел под его пальцами. Казалось, что их сердца бьются друг о друга.
Наконец они прервали поцелуи, тяжело дыша. Шейн смотрел на нее пронизывающим взглядом. Пола подняла руку и прикоснулась к его лицу, провела пальцем по верхней губе и усам.
Шейн встал, быстро разделся и швырнул одежду на стул. Пола последовала его примеру, и они, сплетясь в объятиях, рухнули на диван. Шейн крепко прижал ее к груди и покрыл поцелуями ее лицо, волосы и плечи. Потом приподнялся на локте и окинул всю ее взглядом. Как хорошо он знал ее тело. Он следил за его ростом – от младенца к ребенку и до молодой женщины. Но таким он его никогда не видел – обнаженным, открытым для него, ждущим его. Он провел рукой по ее высокой упругой груди, по поджарому животу, по внешней стороне бедра, затем перешел на внутреннюю сторону и гладил, ласкал Полу до тех пор, пока его пальцы не прикоснулись к черному треугольнику мягких волос, скрывавших под собой самую суть ее женственности. Он закрыл его своей ладонью и лег, уткнувшись лицом в ее бедро. Его пальцы, словно отдельно от хозяина, вели свою нежную игру. И наконец его губы присоединились к пальцам.
Шейн почувствовал, как Пола моментально напряглась. Он поднял голову и, глянув поверх ее прекрасного тела, встретил взгляд ее расширившихся глаз. Она внимательно смотрела на него с удивлением и растерянным выражением на лице. Он улыбнулся. Вот тебе и замужняя дама. Его ласки явно оказались ей внове – она не смогла скрыть этого. Внезапное прозрение, мысль о ее неопытности обрадовала и взволновала его. По крайней мере, ни один другой мужчина так к ней не прикасался.
Пола напряглась еще больше. Она начала приподниматься на локтях, пытаясь что-то сказать.
– Лежи спокойно, – прошептал он. – Позволь мне любить тебя.
– Но как же… ты? – выдохнула Пола.
– Что такое несколько лишних минут после стольких лет ожидания?
Пола тихонько вздохнула и откинулась на подушки, закрыв глаза и расслабившись. Пусть он делает с ней что хочет. У нее кружилась голова – не только от внезапности случившегося, но и от его страсти и чувственности. Шейн целовал и ласкал ее так непривычно и так приятно. С его опытностью и страстностью он точно знал, как возбудить ее. Никогда раньше Пола не испытывала ничего похожего, и она полностью открылась ему. По ее телу пробегали судороги, в то время как его губы и пальцы то нежно, то требовательно, но всегда искусно ласкали ее. Казалось, от них исходила палящая жара, проникающая в самую глубь ее тела, и она испытывала ощущения, о которых раньше и не подозревала. Тепло растекалось по всему ее телу.
– О, Шейн, Шейн, пожалуйста, не останавливайся, – всхлипнула она, сама не осознавая, что говорит.
Шейн не мог ей ответить, пока не остановится, а остановиться сейчас он уже не мог. Ее все возрастающее возбуждение захватило его. Он и сам распалился не меньше. Никогда раньше он так не возбуждался, и невыносимое желание охватило каждую клеточку его тела. Шейн думал только о ней, наслаждаясь теплом ее тела и с каждой секундой подводя ее все ближе к моменту экстаза. Он знал, что она теперь в любую минуту может достичь оргазма. Когда это случилось, он лег на нее и проник в нее с такой силой и мощью, что у них обоих вырвался крик. Пола припала к нему, без конца повторяя его имя. Шейн впился ей в губы крепким поцелуем. Пола обвила его своим телом, выгнулась под ним дугой. Они двигались в унисон, и с каждой секундой их страсть нарастала.
Шейн открыл глаза. Яркий свет заливал комнату. И он, так недавно мечтавший о темноте, теперь радовался свету… ослепительному, блистающему свету. Шейну хотелось видеть ее лицо, не упустить ни малейшего проявления испытываемых ею чувств. Он хотел убедиться, что в его объятиях действительно лежала его любимая женщина. Он привстал на руках, и она тут же приподняла веки и внимательно взглянула ему в лицо. Шейн не отвел глаз. Он снова начал двигаться, все быстрее и быстрее, и она следовала за ним, и его сияющие глаза ни на миг не оторвались от нее. Вдруг он замедлил ритм, желая продлить их волшебный полет.
Ему в тот миг стало ясно, что между ними происходит нечто большее, нежели просто страсть. Он обладал ее душой, ее сердцем, ее умом, так же как она обладала им всем без остатка. Женщина его мечты лежала в его объятиях… наконец-то она стала частью его. Теперь она принадлежала ему. В его руках был весь мир. Привычная боль вдруг покинула его. Его прежняя жизнь в один миг закончилась… Исчезла в темной бездне прошлого. Начиналось новое существование… И он сам чувствовал себя обновленным. Теперь у него было все… Ему ни о чем не оставалось мечтать теперь, когда он парил и поднимался все выше, выше… Все ближе к ослепительно яркому свету, в эпицентре которого его ждала Пола.
Они не могли оторваться друг от друга. Глаза смотрели в глаза, и зрачки их становились все шире и шире. Каждый из них своим взглядом хотел проникнуть в самую сущность другого и одновременно передать ему всю силу и глубину своих чувств. И перед ними раскрывалась бесконечность, представали их души. И все прояснилось наконец.
«Она – моя жизнь, – думал он. – И мое великое счастье».
«На свете существует только Шейн, – думала она. – И всегда был только Шейн».
Он снова начал двигаться, сперва медленно, потом быстрее и быстрее, больше не сдерживаясь. Пола отвечала тем же, и ее страсть тоже не знала границ. Их тела сплелись. Их губы слились. Они превратились в единое целое.
И как только его жизненные соки излились в нее, Шейн закричал:
– Я люблю тебя. Я всегда любил тебя и буду любить всю жизнь.
Спальня Шейна была больше и просторней, чем та, которую он отвел Поле, но в ней хватало тепла, поскольку дом был подключен к центральному отоплению.
Как и в ее комнате, здесь царила огромная кровать с медными ножками и спинкой. Пола возлежала на груде белоснежных подушек, укутанная в толстое покрывало, оставив неприкрытыми только плечи. Она вздохнула, преисполненная чувством успокоенности и удивительным ощущением совершенности бытия и внутреннего покоя. То, что она испытала с Шейном, оказалось для нее чем-то абсолютно новым. Раньше она никогда не знала физического удовлетворения и теперь заново переживала случившееся, радуясь себе, ему и их любви. Какой он нежный и заботливый, и она… О! Как она отвечала на его ласки, на его неутомимое желание. И благодаря тому, что он прекрасно знал ее, благодаря его вниманию их любовь была естественной, свободной, полной радости и восторга, настоящим союзом душ и тел.
Когда они наконец погасили свет в главной комнате и, взяв одежду в охапку, поднялись наверх, Пола думала, что их взаимная страсть уже Полностью исчерпана. Они без сил рухнули на широкую кровать, соприкасаясь друг с другом, взявшись за руки под простынями, и принялись говорить, говорить без конца. А потом, совершенно неожиданно, желание вновь вспыхнуло в них, и они еще раз слились с тем же восторгом и ненасытностью.
Шейн включил лампу и откинул в сторону одеяло, заявив, что должен смотреть на нее, чтобы убедиться, что это действительно она, чтобы видеть проявления тех чувств, которые он в ней возбуждает. Их поцелуи и ласки были неспешны и чувственны, и он снова довел ее до блаженного состояния завершенности, прежде чем овладеть ею, снова открыл ей новый мир, шепотом руководил, показывая, как она может еще сильнее возбудить его, как доставить ему такое же блаженство, как то, что он дарил ей. И Пола радостно и охотно подчинялась, наслаждаясь его наслаждением. Но, будучи уже на краю свершения, он остановил ее, положил на себя, и они вместе достигли еще более высоких вершин блаженства, чем в первый раз.
Наконец Шейн выключил лампу, и, крепко обнявшись, они попробовали заснуть, но сон бежал от них. Они пережили слишком большое потрясение, слишком любили друг друга, слишком сильно желали продлить вновь обретенную близость. И тогда они начали говорить в темноте, а потом, несколько минут спустя, Шейн отправился вниз заварить чаю.
Пола взглянула на часы, стоявшие на маленьком походном сундучке у кровати. Почти четыре. «Мы занимались любовью бесконечно, но не бессмысленно, – подумала она. – О нет, уж никак не бессмысленно». До сегодняшней ночи она и не подозревала, как прекрасен может оказаться плотский союз между мужчиной и женщиной. Вообще-то Пола всегда считала, что о сексе говорят больше, чем он того заслуживает. Как же она ошибалась! Но, правда, тут требуется тот самый мужчина и та самая женщина. Пола еще удобнее устроилась на подушках и еще раз вздохнула в ожидании Шейна.
Он вернулся через несколько минут с подносом в руках и распевая во все горло.
– Ты за кого это себя принимаешь? За звезду эстрады? – воскликнула Пола с улыбкой и села в постели.
В ответ он сделал несколько танцевальных па и широко осклабился самым ненатуральным образом.
Шейн принес чашку чаю и имбирного печенья, как она просила, а для себя захватил чай и шоколадное печенье. Продолжая напевать, он снял халат и швырнул его на ближайший стул.
Пола с удовольствием посмотрела на его широкую спину, массивные плечи и сильные руки. Она знала, что он крепкий, хорошо сложенный мужчина, ведь множество раз она видела его в плавках. Почему же его ладно сбитая фигура так поразила ее сегодня? Потому что теперь она действительно узнала его? Потому что открыла много о его теле такого, чего не знают другие, и позволила ему узнать то же о себе?
Обернувшись, Шейн увидел, что Пола смотрела на него.
– Что такое? – спросил он.
– Ничего. Просто я подумала, что никогда не видела тебя таким загорелым. – Она хихикнула. – А попка у тебя белая.
– И у вас, мадам, через неделю тоже будет коричневая спина и белая попка. – Он подошел к кровати, не стесняясь наготы, лег с ней рядом и поцеловал в щеку. – То есть насколько это может зависеть от меня.
– Вот как? – переспросила Пола.
– Да. Мне надо во вторник лететь на Барбадос. Составь мне компанию. – В его глазах читалась мольба.
– О, Шейн, какая замечательная мысль. Конечно, я полечу с тобой. – Ее радость моментально улетучилась. – Но я не могу уехать раньше среды.
– Ничего страшного. – Он потянулся за чашкой и отпил глоток. – Тогда и у меня появится возможность кое-что сделать. Вообще-то мне придется каждое утро проводить какое-то время в конторе. Но в нашем распоряжении останутся все дни… и волшебные ночи, – добавил он с многозначительной улыбкой, глядя на нее глазами соблазнителя. Пола слегка улыбнулась:
– Я давно уже мечтала побывать на Барбадосе – проведать наши модные салоны.
– Ага, так вот почему ты так охотно согласилась. А я-то думал, тебя прельстили мои достоинства. Пола шутливо ущипнула Шейна за руку.
– Противный!
Она сделала глоток вкусного, горячего и освежающего чая. И вообще она чувствовала себя просто замечательно. Восторженная радость переполняла ее. Она потянулась, взяла печенье с его тарелки, потом еще одно.
– Интересно, что сказал бы по этому поводу психиатр? – заметил Шейн.
– По какому поводу?
– Ну, о твоем постоянном желании есть из моей тарелки. Ты всю жизнь так поступала. Возможно, здесь таится какой-то скрытый сексуальный подтекст. Может быть, некое оральное выражение признательности.
Пола откинула голову и рассмеялась от счастья находиться с ним рядом.
– Не знаю. Постараюсь справиться с собой, однако от детских привычек трудно избавиться. Между прочим, если уж говорить серьезно, то мне действительно надо обуздать свой аппетит. За все те дни, что мы с тобой вместе, я только и делаю, что ем. Со стороны может показаться, будто я из голодного края.
Они покончили с чаем и печеньем, не переставая болтать о поездке на Барбадос. Шейну было приятно, что Пола так очевидно пришла в восторг от перспективы провести в его обществе пять дней на солнечном острове. Улучив минуту, Шейн встал, достал сигареты и открыл окно.
– Ничего, если я закурю? – спросил он, возвратившись к кровати.
– Конечно, кури. – Пола потеснее прижалась к нему так, чтобы всем телом ощущать близость с любимым.
– Ты счастлива, дорогая? – спросил он, искоса глядя на нее.
– Очень. А ты?
– Как никогда.
После минутного молчания Пола мечтательно проворковала:
– Я впервые получила такое наслаждение от любви.
– Знаю.
– Моя неопытность… так очевидна? Он усмехнулся и молча сжал ее руку.
– Чего не скажешь о тебе, – заметила она. В ней проснулась ревность, до сей поры незнакомое ей чувство. – Ты знал много женщин.
Он не совсем понял, было ли последнее замечание вопросом или утверждением.
– Значит, ты слышала сплетни обо мне и о моих любовных похождениях?
– В них все правда?
– Да.
– А почему же это была не я, Шейн?
– Из-за Эммы и Блэки, их отношений, из-за близости наших семей. Но даже если бы я понял истинную суть моих чувств по отношению к тебе, я никогда бы не осмелился подойти к тебе, начать за тобой ухаживать. Мне бы голову оторвали, сама знаешь. До твоей свадьбы ты считалась чем-то вроде наследной принцессы всех трех кланов. И, следовательно, находилась на недосягаемой высоте. С такой, как ты, не заводят романы и не занимаются просто сексом. Тебе предлагают руку и сердце. К великому моему сожалению, я не осознавал, как сильно нуждаюсь в тебе и что я люблю тебя, тогда, когда ты была свободна. Наверное, не хватало расстояния между нами.
– Понимаю. – Пола взглянула ему в лицо. Чувство собственницы охватило ее, и уколы ревности стали еще больнее. – Те, другие женщины… Ты любил их так же, как меня сегодня?
Вопрос застал его врасплох. Первым его импульсом было соврать, чтобы не причинить ей боль, но затем он понял, что должен оставаться честным.
– Да, иногда, но не всякий раз и не со всеми. Между нами произошло то, что случается только между самыми близкими людьми. В большинстве своем мои прежние подружки не вызывали во мне такого желания и страсти, как ты. Оральный секс – это… очень интимная вещь. Для того чтобы во мне возникли такие чувства, я должен очень крепко полюбить. – Он улыбнулся. – А часто так любить невозможно.
Пола кивнула:
– Наверное, подобные чувства возникают из непреодолимого желания безраздельно владеть другим человеком.
– Совершенно верно. – Он изучающе посмотрел на нее.
– А после твоего переезда в Нью-Йорк, – начала Пола, ругая себя за настырность, но не в силах ничего с собой поделать. Она помолчала, откашлялась. – Ты имел много связей?
– Нет.
– Почему?
– Из-за тебя. – Шейн затянулся сигаретой, выпустил облако дыма. – После того как я понял, что люблю тебя, мой сексуальный опыт был весьма плачевным. – Он повернул голову и заглянул ей глубоко в глаза. – Честно говоря, у меня в этом плане возникли серьезные проблемы… Я стал импотентом.
Он прочел изумление и горечь на ее лице, почувствовал, как напряглось ее тело. Однако она не вымолвила ни слова.
– У меня время от времени кое-что получалось, если в комнате было темно, а моя партнерша не развеивала моих фантазий… Будто на ее месте лежишь ты. Если мне удавалось сохранить в голове твой образ, все обходилось. Но такое случалось редко и с большим трудом.
Не называя имен, он рассказал ей о случае в Хэрроугейте в день крестин, а также о других своих неудачах. Раскрывая душу перед Полой, он не испытывал ни стыда, ни неловкости. Наоборот, он с радостью освобождался от так долго давившего на него груза и по ходу разговора понял, что и сейчас всего-навсего следует давнишней привычке откровенничать с подругой детства.
Когда он закончил, Пола обвила его шею руками и притянула к себе его голову.
– О, Шейн, милый. Как ты страдал из-за меня. Он погладил ее по волосам, крепче прижал к себе.
– Здесь нет твоей вины. – Потом нежно спросил:
– А когда ты поняла, что любишь меня?
– С первого дня моего приезда в Нью-Йорк ты волновал меня. И прошлым вечером, и сегодня опять странные чувства начали возникать во мне. Я поняла, что хочу тебя как мужчину, чтобы ты овладел мной, а я – тобой. И вдруг – во время разговора с Элайн, когда вы с Санни вышли на кухню, – меня осенило, что я тебя люблю.
Несколько секунд он молчал, потом произнес:
– Я привез тебя сюда не для того, чтобы соблазнить.
– Знаю!
– Я только хотел побыть с тобой, хоть недолго насладиться твоим обществом. Я очень по тебе скучал. – После короткой паузы Шейн добавил:
– На протяжении многих лет я руководствовался золотым правилом – никаких замужних женщин. Никогда я не хотел присваивать себе то, что принадлежит другому.
– Думаю, я принадлежу сама себе, – ответила Пола.
Шейн промолчал. Он сгорал от желания узнать подробности о семейной жизни Полы, его терзала ревность к Джиму, но он не хотел затрагивать эту тему из боязни разрушить атмосферу вечера.
– Конечно, ты понимаешь, что я не допустила бы ничего подобного, если бы моя семейная жизнь складывалась счастливо, – сказала она ровным, спокойным голосом.
– Господи, Пола, ну разумеется! Ты вовсе не легкомысленна. Я знаю, что ты никогда не стала бы искать приключений. – Он окинул ее взглядом прищуренных глаз. – Значит, что-то не склеивается?
– Нет. Я старалась, одному богу известно, как я старалась. Я не виню Джима. Наверное, виноваты всегда оба. Во мне нет ненависти к нему, он неплохой человек. Мы друг другу не подходим. Мы абсолютно несовместимы. – Пола прикусила губу. – Давай оставим эту тему… По крайней мере пока. Почему-то мне расхотелось говорить о своей семье.
– Понимаю, родная.
Некоторое время оба молчали, задумавшись каждый о своем. Наконец Пола прошептала:
– Ox, Шейн, что я натворила. Как мне хотелось бы повернуть время вспять.
– Увы, это невозможно… Да и дело не во времени. Не надо думать ни о вчерашнем дне, ни о дне завтрашнем – только о сегодня. Ведь время не отмерено порциями и не выдается нам в капсулах. Оно подобно реке. Прошлое, настоящее и будущее сливаются вместе в один нескончаемый поток. Прошлое находит свое отражение в каждом дне нашей жизни, и сегодня мы видим вдали отблески будущего. Прошедшее и наступающее окружают нас. Время имеет свое собственное измерение.
Пола взглянула в такое знакомое и любимое лицо и увидела в нем черты прежнего мальчишки. Вспомнила его увлечение своим кельтским происхождением, предками и легендами. Знакомый мечтательный взгляд, отзвук былого мистицизма затуманил его глаза, и по его задумчивому виду Пола поняла, что он унесся мыслями в далекое-далекое прошлое. А потом Шейн заморгал, улыбнулся ей своей особенной кривоватой ухмылкой – такой знакомой с давних пор. И сразу же мужчина превратился в маленького мальчика из «Гнезда цапли», и их детство вернулось назад, заполнив все вокруг. Пола поняла, как прав Шейн, уподобляя время речному потоку. Она прикоснулась к его руке и рассказала о своих мыслях.
Шейн медленно, задумчиво проговорил:
– Есть еще кое-что. Пола. У жизни свои сложные и запутанные пути… Но существует предначертанный свыше план. Тому, что уже произошло с нами, было суждено случиться. Возможно, для того, чтобы показать нам дорогу, привести нас друг к другу. И будущее уже с нами, сейчас, в данный момент, понимаем мы это или нет. – Шейн взял ее за подбородок, поднял ей голову и заглянул глубоко в глаза. – И не стоит думать ни о чем, кроме нашего счастливого уик-энда. Каждый последующий день мы будем встречать тогда, когда он настанет. – Он наклонился и легко поцеловал ее. – Не смотри так серьезно. Жизнь сама находит решения, и у меня такое чувство, что нам с тобой суждено счастье.
У Полы пересохло в горле от нежности. Она приникла к нему и прошептала:
– Я так люблю тебя, Шейн. Боже, как я не понимала этого раньше?
– Зато теперь понимаешь. Значит, все в порядке, ведь правда?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мужчины в ее жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор


Комментарии к роману "Мужчины в ее жизни - Брэдфорд Барбара Тейлор" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100