Читать онлайн Ее собственные правила, автора - Брэдфорд Барбара Тейлор, Раздел - 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ее собственные правила - Брэдфорд Барбара Тейлор бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.92 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ее собственные правила - Брэдфорд Барбара Тейлор - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ее собственные правила - Брэдфорд Барбара Тейлор - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдфорд Барбара Тейлор

Ее собственные правила

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

16

Мередит стояла в дальнем углу гостиной, прислонившись к буфету. На полках за стеклом посверкивали фигурки мейсенского фарфора.
Несколько минут назад она подошла полюбоваться чудесной коллекцией, но вдруг почувствовала слабость. Мередит не хотелось проталкиваться через гостей, наводнивших гостиную, чтобы найти место и сесть, и она просто стояла, держа в руке бокал с шампанским.
Мередит сделала глубокий вздох, надеясь, что это не «приступ», как она стала называть появившиеся в последнее время неожиданные моменты слабости. Два в январе, когда она была во Франции, затем целых три за один месяц. Что же будет в апреле?
Приступы всегда проходили так же мгновенно, как и начинались, после них Мередит чувствовала себя совершенно нормально. Тем не менее ее это беспокоило, ведь никогда нельзя было предугадать, когда начнется очередной приступ.
Однажды Мередит рассказала Эми о том, что началось это в Париже и продолжается до сих пор.
Эми встревожилась:
– Что-то они участились. Сходи к врачу. Я договорюсь с Дженнифер Поллард.
Мередит отрицательно покачала головой и запретила Эми звонить врачу. Теперь ей казалось, что она поступила глупо. Наверное, следовало прислушаться к совету секретарши. А теперь, пожалуйста, ноги вдруг стали как ватные, и по всему телу начала разливаться невероятная усталость. Мередит с ужасом подумала, как же она продержится до конца вечера.
Она должна продержаться, как бы себя ни чувствовала. Сегодня – большой праздник для ее дочери, да и для нее самой тоже. Сегодня Кэт празднует помолвку, она так ждала этого вечера!
Мередит знала, что, согласно обычаям, прием должна организовывать мать невесты, но Марджери, сестра Кейта, и ее муж Эрик настояли на том, чтобы пригласить гостей к ним – на Парк-авеню. Мередит ничего не оставалось, как согласиться.
Она решила, что в таком случае устроит на следующей неделе торжественный ужин для Кэт и Кейта. Может быть, Люку удастся приехать. Всю прошлую неделю он провел с Мередит в Нью-Йорке и намеревался остаться на празднование помолвки. Но в последнюю минуту ему позвонили из Франции: требовалось его непременное присутствие на строительстве крупного торгового центра в Лионе.
Оба были опечалены разлукой. Однако Люк собирался уже дней через десять вернуться в Нью-Йорк и провести вместе с Мередит выходные на Серебряном озере. Как же ей хотелось, чтобы этот миг поскорее настал! За эти два месяца Мередит и Люк очень сблизились, любовь их разгоралась все сильнее. Находясь вместе, они почти не разлучались, а если их разделял океан, каждый день подолгу разговаривали по телефону. Он был именно таким мужчиной, какого она всегда хотела. «Господи, как же я по нему скучаю, – подумала Мередит. – Мне сейчас было бы легче, будь он тут, рядом со мной».
Мередит не уставала радоваться тому, что узнала Люка, поражалась, как легко они сошлись, как идеально подходят друг другу. Детям Люк понравился, они ему тоже. С Джоном они вообще мгновенно подружились; кроме Йеля, их объединяла любовь к спорту, оба были заядлыми футбольными болельщиками. Кэт тоже быстро нашла с Люком общий язык – сказались артистические натуры обоих. Люк говорил, что Кэт очень талантливый иллюстратор, и считал ее настоящим художником. Мередит засветилась от гордости, когда он с восхищением в голосе поздравил ее с такими замечательными детьми.
Мередит стояла и пыталась разглядеть в толпе гостей Кэт или Джона. На прием пришли человек шестьдесят. Мередит почти никого из них не знала, только членов семейства Пирсонов: Энн и Пола – родителей Кейта, его сестер Марджери, Сьюзан, Розмари, Джилл и Уэнди и двух его братьев – Уилла и Доминика. И еще Эрика Кларка, мужа Марджери, хозяина сегодняшнего торжества.
Семья Пирсонов являла собой многочисленный и шумный американо-ирландский клан. По словам Кэт, их было почти столько же, сколько Кеннеди. Пирсоны не были уроженцами Бостона, их предки, настоящие сельские янки, происходили из самого центра Коннектикута. Мередит вдруг неприятно кольнуло, что сегодня вечером Пирсоны представлены во всей полноте, со всеми своими многочисленными тетушками, дядюшками, кузинами и кузенами и прочее и прочее.
«А нас только трое, – подумала Мередит, – где уж нам тягаться с нашествием Пирсонов».
Печалью сдавило сердце, и внезапно сильное чувство утраты, неподвластное рассудку и испугавшее ее саму, захлестнуло Мередит.
На помолвку приехали Бланш и Пит О'Брайены, почти члены семьи, и все же, все же… Мередит прикрыла глаза, пытаясь отогнать щемящее чувство тоски.
Открыв глаза, она обозрела гостиную, стараясь найти Бланш и Пита. За последний час они их что-то не видела. Может, пошли в столовую, где ломился от деликатесов фуршетный стол.
Мередит стояла, опершись на буфет, и ощущала себя странно одинокой посреди толпы людей. Мне надо сесть, подумала она и направилась к камину, возле которого стояло кресло. И тут увидела дочь.
Кэтрин озиралась вокруг, очевидно разыскивая ее. Мередит помахала ей рукой.
Кэтрин тут же заметила мать, улыбнулась, помахала в ответ и начала торопливо протискиваться к ней.
– Вот ты где, ма, а я тебя ищу, – подлетела Кэтрин. – Правда, чудесный прием? Я так счастлива сегодня! Прямо голова кружится! – Она восхищенно взглянула на свою левую руку, на пальце сверкало кольцо с сапфиром. – Оно восхитительно, правда, ма?
– Да, дорогая. – Мередит неловким движением схватила Кэт за руку.
Та испуганно вскрикнула:
– Мама, что с тобой?!
– Ничего.
– Но ты только что покачнулась и сильно побледнела. И вообще ты вся как-то напряжена. Ты уверена, что все в порядке? Слушай, раз ты здорова, может, что-нибудь не так? Ты ведь не сердишься? Ну, в том смысле, что мы устроили помолвку у Марджери и Эрика?
– Не будь дурочкой, конечно, нет. Просто я немного устала. Наверное, переработала.
– Пойдем-ка посидим, мама. Мои шикарные туфли, конечно, хороши, но ноги в них просто огнем горят.
Мередит благодарно улыбнулась и направилась вместе с дочерью к дивану. Мгновение назад она была на грани обморока. А уж этого никак нельзя было допустить. Как унизительно – хлопнуться в обморок при таком скоплении народа!
Она села и попросила Кэтрин:
– Может, мне поможет стакан воды? Принеси, пожалуйста.
– Конечно. Минуточку. – Кэтрин послала матери ободряющую улыбку и упорхнула.
Летит, как на крыльях, и туфли ей нипочем, подумала Мередит, глядя, как легко и грациозно движется Кэт.
Кэтрин сегодня такая красивая, такая элегантная в этом темно-синем бархатном платье и с жемчугом Амелии на шее. Темные волосы изящно обрамляют открытое лицо, делая его еще более молодым и свежим, широко расставленные синие глаза сияют от возбуждения. Она такая же высокая, как я, и ноги у нее длинные и красивые, думала Мередит. Зачем только она надевает высокие каблуки? Мередит откинулась на спинку дивана и постаралась расслабиться.
Внезапно из толпы показался ее сын. Она смотрела, как он быстро шагает к ней – высокий, стройный, с такими же светлыми волосами и зелеными глазами, как у нее. Кэт внешне походила на отца, тогда как Джон был вылитой копией матери.
Он подошел, на худом лице написано беспокойство.
– Мама, что с тобой? – спросил сын, замерев перед ней. – Кэт сказала, что тебе нехорошо, она пошла за водой. Ты заболела?
– Нет, Джон, совсем нет, – ровным голосом ответила Мередит. – Правда, дорогой. Меня немного замутило, вот и все. Наверное, я просто устала.
– Ты слишком много работаешь. – Джон склонился над ней, опершись рукой о спинку дивана, и чуть понизил голос: – Если хочешь сбежать отсюда, возьми меня с собой. Я и сам не прочь удрать.
– Я в порядке, – быстро ответила она. – И вряд ли мы можем уйти отсюда. Это будет невежливо, да и как мы бросим тут Кэт со всеми этими Пирсонами?
– У нее есть Кейт на случай защиты, и вообще – она сама скоро станет Пирсон.
Мередит нахмурилась.
– Разве тебе не весело, Джон?
– Да нет, нормально… – Он пожал плечами. – Но я здесь только ради Кэт и тебя, мама. У меня мало общего с этой компанией.
– О-о… – Она подалась вперед. – Они тебе не нравятся?
Джонатан помотал головой и хмыкнул.
– Нет, вовсе нет. Пойми меня правильно, мама, мне нравится Кейт. Он славный малый и обожает Кэт. Но его семейство… это совсем другая компания, они мне не интересны и не близки. – Он состроил гримасу и заключил: – Пирсоны – отличные ребята, только слишком уж общительные, на мой вкус.
– Понятно, – пробормотала Мередит. – Но я все равно рада, что ты пришел – хотя бы ради нас с Кэт.
– Мама, ты всегда можешь на меня положиться. Жалко, что Люка здесь нет, он бы тебя расшевелил.
Мередит рассмеялась.
– А вот и Кэт.
– И Кейт за ней хвостиком, – подхватил Джон и выпрямился.
– Вот, выпей воды, мама, – протянула бокал Кэт и села рядом.
– Спасибо, дорогая.
– Мне очень жаль, что вам нехорошо, Мередит. – Кейт склонился над ней так же, как за минуту до этого Джон. – Что я могу для вас сделать?
Мередит взглянула в его веснушчатое лицо и в который раз подумала, какие у него честные глаза и открытый взгляд. Она покачала головой.
– Спасибо, Кейт, дорогой, мне уже намного лучше.
Она весело улыбнулась, любуясь будущим зятем. Мередит была уверена, что он станет для ее дочери хорошим мужем. Джон тоже прекрасно это понимал. За Кейтом Пирсоном Кэт будет как за каменной стеной, он – верный, преданный и любящий.
Кашлянув, Мередит заявила:
– Вы трое обращаетесь со мной, как с инвалидом.
Кейт хмыкнул.
– Вовсе нет, просто мы за вас беспокоимся.
– Ты очень милый, Кейт, – отозвалась Мередит.
– Вы придете ужинать, как мы договаривались? – Серые глаза Кейта смотрели на нее очень серьезно. – Не хочу на вас давить, но все мы будем страшно расстроены, если вас не будет. Без вас все будет совсем не то.
– Конечно, я приду, – ответила Мередит и успокаивающе похлопала его по руке. – Джон меня проводит да заодно и приглядит за мной.
– Мама, Кейт абсолютно прав: без тебя праздничный ужин нам будет не в радость, – подтвердила Кэт.
– Я приду, – пообещала Мередит, с любовью глядя на дочь.
Кэтрин с облегчением улыбнулась и едва успела подхватить расстегнувшуюся жемчужную сережку. Сапфировое кольцо на пальце сверкнуло в ярком электрическом свете.
«И глаза у нее такие же синие, как этот сапфир, – подумала Мередит. – Глаза Джека».


– До чего же ты светская, мама, – сказал несколько часов спустя Джон, помогая Мередит снять пальто и вешая его в стенной шкаф.
– Это был во всех отношениях замечательный ужин. Ты подумай, Пирсоны разорились на банкетный зал в ресторане «Ля-Гренуй». Но все-таки они немножко…
– Надоедливые, – перебил Джонатан, качая головой. – Ох уж эти Пирсоны! Моя сестричка просто героиня, что взваливает на себя этот клан. Я бы не рискнул, честно тебе говорю.
– Я понимаю, что ты имеешь в виду, Джон, но согласись, каждый из них по отдельности очень мил, а родители Кейта весьма симпатичные люди.
– Да, зато сестры Кейта – довольно шумные особы.
– Видишь ли, дорогой, мы привыкли к другой жизни, более спокойной. Ведь нас всего трое, невелико семейство.
– И слава Богу, – ответил он, снимая пальто. – По-моему, ты заслужила медаль за то, что высидела этот ужин и выслушала все эти тосты. Уф, как вспомню!
Мередит рассмеялась.
– Да, с этим они явно переборщили. Но я себя почувствовала намного лучше, когда мы вышли на воздух после душной гостиной. И еда в «Ля-Гренуй» весьма изысканная.
– Ты не слишком на нее налегала. Она улыбнулась.
– Джон, а давай-ка выпьем чаю?
– Отличная идея.
Он прошел в кухню, снял с плиты чайник, налил в него воды, снова поставил на плиту и включил газ. Потом посмотрел в окно. На фоне ночного неба мерцал огнями большой мост. На некотором расстоянии посверкивал еще один. Чудесный сверкающий город. Джон всегда любил Манхэттен. Он смотрел, как течет Ист-ривер, вдали виднелся остров Рузвельта. Забавно, что мать всегда выбирает жилище у воды. У нее было две квартиры в Саттон-плейс. Эта нравилась Джону больше – отсюда открывался прекрасный вид на Манхэттен.
– Когда ты возвращаешься в Нью-Хэйвен? – спросила Мередит, ставя на поднос чашки и блюдца.
– Завтра рано утром. Я доберусь туда часа за два, если дорога будет свободна. Слушай, а Кэт сказала, когда она намерена устраивать свадьбу?
Мередит кивнула.
– В этом году, конечно. Они не хотят с этим тянуть. Может, в сентябре. В это время Серебряное озеро особенно красиво.
– Лучше в начале октября, когда начинается листопад. Свадьба в осенних красках – это здорово!
– Да, ты прав, я им об этом скажу. Кэт намерена на следующей неделе назначить точную дату. Надо же успеть разослать приглашения, все устроить.
– Тетя Бланш обо всем позаботится, – засмеялся Джон. – Она уж все заранее распланирует. Между прочим, сегодня вечером она мне сообщила, что намерена переплюнуть даже твою свадьбу, которая, как я сильно подозреваю, была устроена не без ее участия.
– Еще бы. Действительно, в такого рода делах она не нуждается в помощниках. У нее настоящий талант по части устройства подобных мероприятий. Завари чай, Джон, слышишь, чайник там надрывается.
– Ладно. А ты не ходи на кухню, а посиди в библиотеке. Я принесу чай туда.
– Спасибо, дорогой.
Она послушно прошла через большой холл и вошла в библиотеку, окна которой выходили на реку. Мередит остановилась у одного из окон и стала смотреть на ночной город. По реке плыла большая баржа, очевидно, везла груз в порт.
Мередит никогда не надоедало наблюдать за Ист-ривер. По реке всегда сновали какие-нибудь кораблики, большие или маленькие, баржи, лодки; здесь всегда кипела жизнь.
Мысли снова обратились к Кэтрин. Мередит отошла от окна и села в кресло перед камином. Она устроит своей девочке самую лучшую свадьбу на свете, уж можете не сомневаться…
Размышления прервал Джон:
– Куда поставить поднос? Наверное, сюда, рядом с тобой.
– Да, поставь на кофейный столик. – Мередит сдвинула в сторону груду альбомов по искусству.
Она разлила чай, и несколько минут они молча его пили. Вдруг Джон сказал:
– У вас с Люком серьезно?
Мередит непонимающе уставилась на него.
– Ну, ты собираешься за него замуж, мама?
– Он меня об этом не просил, – отозвалась она.
– А если попросит? – не отставал Джон.
– Если честно, то не знаю.
– Почему?!
– Почему не знаю? Ты это хочешь узнать?
– Да.
Мередит слегка пожала плечами.
– Просто не знаю, и все. Слишком серьезный шаг: это будет означать, что мне придется полностью перестроить свой образ жизни.
– Ну и что? Мне кажется, тебе надо выйти за него.
– Ты правда так считаешь? – вопросительно подняла светлую бровь Мередит.
– Конечно. Ты его любишь, он тебя тоже. Голову даю на отсечение: если дашь ему хотя бы крошечный шанс, он тут же сделает тебе предложение.
Мередит промолчала.
– Мама, ты привыкла, что мы всегда вместе. Три мушкетера, помнишь? Ты нас так обычно называла. Кэт выходит замуж, скоро у нее будет собственная жизнь, собственная семья. Я, может, тоже когда-нибудь женюсь, если встречу подходящую кандидатуру. Я не хочу, чтобы ты однажды осталась одна.
Мередит взглянула на сына, тронутая его словами, потом нахмурилась.
– Тебя тревожит моя одинокая старость, да, Джон?
Рассмеявшись, он покачал головой.
– Ты никогда не будешь старой, мама. Ты всегда будешь молодой и прекрасной. Я никогда не видел, чтобы женщина так выглядела в сорок четыре года.
– А ты, конечно, много повидал на своем веку, – поддела его Мередит. – Знал столько женщин…
Но Джонатан не был расположен шутить.
– Я не хочу, чтобы ты осталась одна. – Он откашлялся и в упор посмотрел на мать. – Когда я был маленьким, я слышал… слышал, как ты ночью плачешь, мама. Всхлипываешь так, словно в твоем сердце незаживающая рана. Я стоял под дверью, слушал и ужасно переживал. А войти не смел, хотя мне очень хотелось утешить тебя.
– Надо было войти, – тихо заметила Мередит. Слова сына ее поразили.
– Я боялся. В те годы ты иногда очень сильно сердилась. Когда я стал постарше, я однажды ночью спросил тебя, почему ты плачешь. Помнишь?
– Смутно.
– Помнишь, что ты мне ответила? Мередит отрицательно качнула головой.
– Ты сказала, что плачешь потому, что потеряла кого-то, когда была ребенком. Я спросил, кого, но ты молча отвернулась.
Мередит смотрела на сына, не в силах вымолвить ни слова.
– Мама, кого ты потеряла? Мне всегда хотелось узнать.
– Не знаю, – проговорила она после долгой паузы. – Если бы знала, я бы сказала тебе, Джон. Честное слово, сказала бы.
Сын встал и подошел к ней, сел рядом. Взял за руку, заглянул в глаза. Во взгляде его читались любовь и нежность. Он медленно начал:
– Я ужасно переживал, что ты плачешь. Хотел помочь, утешить, но не знал как. Сколько мучений доставляли мне твои слезы.
– О Джон!
– Вот почему твои отношения с Люком так важны для меня, мама… Он отличный парень, любит тебя. Может быть, он сможет помочь тебе забыть все прошлые горести и обиды…


Посреди ночи Мередит проснулась.
Она выскользнула из кровати, накинула халат и прошла в библиотеку. Там на сервировочном столике стояли напитки. Она налила себе в высокий бокал немного коньяку, добавила воды и села в кресло. Устроилась поудобнее и сделала глоток.
Мередит обнаружила, что обдумывать свои проблемы, сидя в кресле, куда удобнее, чем лежа в кровати. Она сидела, откинувшись на спинку кресла, старалась расслабиться и думала о словах сына.
Джон удивил ее, но ее также тронули его нежность и забота. Хотя Мередит и не хотелось, чтобы сын тревожился о ней, все же это ей было приятно. Для матери очень важно сознавать, что дети ценят и любят ее.
Она всегда старалась, чтобы у ее детей было счастливое детство, старалась, чтобы им было хорошо. И Мередит хотелось верить, что ей это удалось. Кэтрин и Джонатан выросли замечательными, умными, добрыми, порядочными. Каждый из них нашел свою дорогу в жизни, и, слава Богу, их миновали соблазны, которые, к сожалению, захватили многих их сверстников: наркотики, алкоголь и прочее. Мередит могла чувствовать себя счастливой.
Поразительно, Джон помнит, как она плакала по ночам, полагая, что дети спят и ничего не слышат. Но странная вещь: у нее в памяти совершенно не сохранился разговор с сыном о потере, которую она испытала в детстве. Мередит знала, что Джон ничего не придумал. Зачем бы ему говорить неправду? Просто она забыла, о чем сказала ему много лет назад. Что она имела в виду? Мередит терялась в догадках.
Вздохнув, она допила коньяк, встала и пошла обратно в спальню. Может наконец сможет заснуть. Во всяком случае, надо постараться. Впереди трудный день. Она сняла халат и легла. Почти сразу глаза начали слипаться, и скоро Мередит погрузилась в глубокий сон.


Детей было очень много. Мальчики и девочки. Некоторые – совсем маленькие, года три-четыре, не больше. Другие постарше, лет семь-восемь. Они шли по пустынной выжженной земле. Некоторые держались за руки: мальчик и девочка, две девочки. Другие шли по одиночке. «Как много детей, – думала она, постепенно наполняясь страхом. – Я никогда не смогу снова найти ту девочку. И мальчика. Я их навсегда потеряла. Где они? Должно быть, где-то среди этих детей. Я должна их найти».
Она в отчаянии бросилась к детям, которые спокойно и деловито шагали по направлению к горизонту. Она вглядывалась в их лица, но не узнавала. Дети шагали по сухой, спекшейся грязи, как автоматы: глядя прямо перед собой и не обращая на нее ни малейшего внимания. Их безжизненные, тусклые, тупые лица были лишены всякого выражения.
«Куда вы идете? – закричала она. – Куда?» Никто ей не ответил. «Вы их видели? – снова закричала она. – Девочку с длинным полосатым шарфом? Мальчика в кепи? Пожалуйста, скажите мне, если вы их видели».
Дети единым потоком повернули направо и направились в сторону моря. Она никогда раньше не видела моря. Вода была черной и маслянистой. Содрогнувшись, она закричала детям, чтобы те шли обратно. Но они словно не слышали. Ей стало страшно, она просто вся тряслась от страха. А дети продолжали шагать. «Нет! – закричала она. – Стойте!» Никакого ответа. Они шли и шли и заходили прямо в море, медленно погружаясь под воду и исчезая из виду. «О Господи, нет!» – кричала она. Никто ее не слышал.
Вокруг стало пусто. Осталась только она одна. И тут она увидела их. Они приближались к ней, взявшись за руки. Маленькая девочка с шарфом и мальчик в школьном кепи. Она помахала – дети замахали в ответ. Она побежала. Она была уже совсем близко к ним. Таблички, приколотые к их пальто, были огромными, больше, чем раньше. Они трепетали на ветру, заслоняя лица детей. Вдруг мальчик и девочка повернулись и побежали в сторону моря. «Нет! – закричала она. – Нет! Стойте! Не ходите туда!» Они не слушали. Она тоже побежала. Выжженная земля задрожала и треснула пополам. Она перескочила через трещину и, ловя ртом воздух, побежала дальше. Наконец она догнала детей и схватила мальчика за плечо. Он упирался. А потом медленно стал оборачиваться. Она закричала – у него не было лица. Она рывком повернула к себе девочку и снова закричала.


– Мама, что с тобой, что ты? – ворвался в ее комнату Джон, на ходу включая свет и подбегая к кровати.
Мередит сидела, глаза ее были широко открыты, лицо и шея покрыты холодным потом. Она покачала головой.
Сын сел прямо на одеяло. Он внимательно посмотрел на Мередит и крепко взял за руку, желая успокоить. Потом спросил:
– Что с тобой, мама?
Мередит глубоко вздохнула.
– Мне приснился странный сон, ночной кошмар.
– Он тебя напугал, я слышал, как ты кричала.
– Да, наверное. Извини, что разбудила тебя.
– Ничего. – Джон нахмурился. – Что за кошмар?
– Ничего конкретного, какие-то спутанные отрывки, – заставила себя улыбнуться Мередит, надеясь, что сын поверит. – Забудем. Я уже в полном порядке. Иди спать, солнышко.
Джонатан склонился, нежно поцеловал ее в щеку.
– Если что, сразу зови меня.
– Все отлично, – ответила она.
После того как Джон вышел из комнаты, Мередит долго лежала без сна, припоминая малейшие детали своего кошмара и обдумывая их.
Этот сон привиделся ей впервые много лет назад, когда она была совсем молоденькой и жила в Сиднее. Он повторялся в течение долгих лет, а потом вдруг внезапно прекратился, когда ей было около тридцати. И вдруг кошмар вернулся – она видела его вот уже два раза за последний месяц.
Снилось всегда одно и то же: пустынное место – заброшенное и зловещее. Дети, шагающие в море на свою погибель. И ее собственное отчаяние, что она не может найти мальчика и девочку.
Мередит всегда просыпалась в холодном поту. И всегда после пробуждения ее охватывал страх. Что означал этот сон?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ее собственные правила - Брэдфорд Барбара Тейлор

Разделы:
Пролог

Часть первая

1234567891011121314

Часть вторая

15161718192021222324Эпилог

Ваши комментарии
к роману Ее собственные правила - Брэдфорд Барбара Тейлор



Постепенно развивающийся сюжет, стоит только втянуться и оторваться уже невозможно. Наплакалась. Советую почитать.
Ее собственные правила - Брэдфорд Барбара Тейлориришка
29.12.2013, 9.37





Я бы не стала называть это произведение ЛЮБОВНЫМ романом. Но история интересная.
Ее собственные правила - Брэдфорд Барбара ТейлорНаталья
19.08.2015, 23.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Пролог

Часть первая

1234567891011121314

Часть вторая

15161718192021222324Эпилог

Rambler's Top100