Читать онлайн Быть лучшей, автора - Брэдфорд Барбара Тейлор, Раздел - Глава 34 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Быть лучшей - Брэдфорд Барбара Тейлор бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Быть лучшей - Брэдфорд Барбара Тейлор - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Быть лучшей - Брэдфорд Барбара Тейлор - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдфорд Барбара Тейлор

Быть лучшей

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 34

Позднее, когда свекровь уехала домой, Маделина надела теплую накидку из светлой шерсти и вышла в сад. Неспешно прогуливаясь по дорожкам – такую прогулку она совершала дважды в день, – она с наслаждением вдыхала свежий воздух.
Хоть ветер и стих, на улице было прохладно. Сгущались сумерки, и в эти чудесные минуты перехода от дня к ночи все окружающее выглядело как-то по-домашнему уютно.
Небо утратило свою ослепительную дневную прозрачность и медленно темнело. Опускавшееся в океан солнце отбрасывало на воду полыхающие янтарно-розовые блики. В настороженной тишине сада не было слышно звуков, только набегающие волны ударялись о край мыса, на вершине которого стоял дом.
Дойдя до конца широкой аллеи, Маделина остановилась и вгляделась в бесконечный водный простор, приобретший в этот момент чернильный оттенок. Океан выглядел таким холодным, неприветливым, бездонным, что даже в теплой своей накидке Маделина вздрогнула. Резко повернувшись, она быстро зашагала назад, к дому. Там уже зажигали лампы, и из окон, освещая ей путь, падали на землю узкие полоски света. На фоне мрачного океана дом выглядел еще более теплым и приветливым. Маделина ускорила шаг. Мгновение спустя она уже была внутри. Пройдя сквозь высокие стрельчатые двери в библиотеку и дальше в просторный холл, она, все еще дрожавшая, сбросила накидку. Из кухни доносились оживленные голоса. Там бойко, как воробьи, щебетали служанки Элис и Пегги и экономка миссис Орденс. Эта троица оказывала Маделине и Филипу неоценимую помощь, ведя сразу два дома в Сиднее – этот и жилые апартаменты Башни Макгилла. Маделина шагнула было к двери, но передумала, решив сначала переодеться к вечеру.
Поднимаясь по лестнице на второй этаж, она счастливо улыбнулась. В последние дни Маделина испытывала какое-то особенное чувство умиротворенности. Любовь Филипа и дитя, шевелящееся у нее в чреве, наполняли ее необыкновенной радостью. Скоро их будет не двое, а трое. Скорее бы уж. Ей не терпелось прижать к груди младенца.
Маделина вошла в спальню. В камине приветливо потрескивали дрова, отбрасывая красноватый отблеск. Спальня была одной из двух комнат, которые она немного переделала после переезда, использовав в ее убранстве светло-зеленые тона и белизну вощеного ситца, разукрашенного красными пионами, алыми розами, желтыми лилиями и темно-зелеными листьями. Сочетание зеленого и белого еще более подчеркивало размеры просторной спальни. Из большого эркерного окна открывался вид на сад и океан. Рядом с огромной кроватью на гнутых ножках стояла кушетка с подушками.
В углу у камина пристроился старинный письменный столик. К нему Маделина и направилась. Здесь лежало письмо сестре Броне в Рим, которое она как раз заканчивала, когда чуть раньше, чем она ожидала, появилась Дэзи.
Маделина быстро перечитала письмо, добавила несколько слов и поставила свое имя. Надписав адрес и заклеив конверт, она положила его поверх небольшой стопки уже готовых к отправке писем – в Нью-Йорк сестре Мэрид, в Бостон Пэтси Смит, в Лондон Поле. Мэдди была прилежным корреспондентом и регулярно писала этой четверке, делясь последними новостями и разного рода забавными историями. Сегодня после обеда она решила написать очередную партию писем – перед тем, как ее увезут в больницу. Маделина была уверена, что на этой неделе ребенок появится на свет.
Усевшись на стул, Маделина принялась перебирать в памяти события последнего дня. Как все замечательно повернулось. Просто не верится. Да и года-то не прошло, подумалось ей. Филипа она встретила в сентябре, а сейчас август. И сколько всего произошло за этот небольшой отрезок времени. Маделина скрестила руки, поддерживая снизу живот, и снова подумала о ребенке. В голове роились планы на будущее.
Наконец она подняла глаза. Взгляд ее остановился на игольнице, которую она знала с детства. Она взяла ее с собой в Австралию вместе с другими памятными вещами и повесила на стену над столиком.
«Богу – дань, прочь всякая дрянь». Эту присказку ее мать аккуратно вышила по краям голубой подушечки, в которую были воткнуты иголки.
«О, мама, – мысленно обратилась к ней Маделина, – как же все замечательно получилось – точь-в-точь, как ты предсказывала мне в детстве. И впрямь выходит, я – твоя золотая девочка. На мне Божье благословление».
Мэдди перевела взгляд на обрамленные в серебро фотографии на столе: родители, Кэрри-Энн, Джо-младший, Лонни. «Всех вас давно уж нет, – прошептала Маделина почти беззвучно, – но в моем сердце вы навсегда».
Не отрывая взгляда от фотографий, она вдруг поняла, что нынешние ее воспоминания о родных лишены обычной тоски.
Не иначе от того, что все у нее складывается так хорошо и она больше не одинока. Острое чувство утраты если и не исчезло вовсе, то во всяком случае притупилось.
Через полчаса Мэдди, подкрасившись и облачившись в темно-синюю шелковую блузку и того же цвета брюки, вышла из спальни. Подаренная Дэзи изумрудная брошь была приколота к плечу. Ее удачно дополняли ожерелье и крупные серьги из жемчуга. Через плечо Маделина перебросила шарф из тяжелого синего шелка, в руке у нее была сумочка в тон наряду, куда она сложила письма. Она отправит их из отеля „Сидней-О'Нил».
Перед тем как спуститься вниз, Маделина задержалась у двери в соседнюю комнату. Не удержавшись, повернула ручку и вошла внутрь. Включив лампу и окинув взглядом бывшую комнату для гостей, ныне переделанную в детскую, она не смогла сдержать улыбки. Они обставляли эту комнату вместе с Филипом. Здесь преобладали желтые и белые цвета с редкими вкраплениями ярко-красного. Они остановились на этой цветовой гамме, ибо в ней не было ничего ни определенно мужского, ни определенно женского, и потому она подходила как для мальчика, так и для девочки.
Маделина любовно провела рукой по краю детской кроватки, подошла к окну, поправила висевший рядом на стене плакатик с колыбельной песенкой и двинулась дальше по просторной комнате, в который раз оглядывая ее придирчивым взглядом. Затем Маделина выключила свет и, выйдя за дверь, снова удовлетворенно улыбнулась: все было прекрасно, все готово к появлению младенца.
Мэдди поспешила в прихожую, где ее уже ждала миссис Орденс.
– Ага, вот вы где, миссис Эмори, – ласково произнесла экономка. – А я уж собиралась к вам наверх, сказать, что Кен здесь и готов отвезти вас в город.
– Благодарю, миссис Орденс, – с ответной симпатией сказала Маделина, – но у нас еще полно времени. Давайте-ка заглянем на минуту в кухню, я хочу до отъезда кое-что посмотреть.
«Никогда еще Маделина не выглядела такой прелестной, как сегодня вечером», – подумал Шейн. Их с Филипом откровенная взаимная влюбленность чувствовалась во всем, что они делали и говорили.
Первое, что заметил Шейн по прибытии в Сидней несколько дней назад, это то, как округлилось ее лицо со времени их последней январской встречи в Йоркшире. Оно перестало быть скуластым, и полнота явно шла Маделине. Щеки у нее немного раскраснелись, в больших серых глазах горели искорки света, она словно излучала сияние, словно вся светилась изнутри. Не удивительно, что многие в ресторане не могли отвести от нее глаз. Правда, и таких, как Филип, тоже нечасто встретишь. Его мужественное, выразительное лицо было хорошо известно многим в Австралии, что, возможно, отчасти объясняло всеобщий интерес к их столику. Да, эти двое составляли потрясающую пару, их окружал поистине романтический ореол.
Вечер складывался на редкость удачно. Все трое, не переставая, смеялись за ужином, который был сервирован в «Зале орхидей». Да и раньше, с того самого момента, как Маделина вошла в апартаменты Шейна, где они с Филипом потягивали аперитив, установилась атмосфера радости и веселья. Филип все время хлопотал вокруг Маделины: усаживал ее в удобные кресла, наливал минеральную воду и вообще вел себя, как глуповатый влюбленный, что вполне соответствовало действительности. А она только улыбалась милой, спокойной улыбкой. Шейн был счастлив за них. Уж он-то знал, что значит мир в семье. Этим двоим повезло не меньше, чем им с Полой.
– Словом, Шейн, на этот уик-энд мы в Данун ехать не собираемся, – говорил Филип. – Все сроки вышли, и доктор Хардкасл настаивает, чтобы мы оставались в Сиднее. Он, как, кстати, и Мэдди, уверен, что роды вот-вот начнутся, так что лучше никуда не трогаться.
– И он абсолютно прав, – заметил Шейн. – Меня, эгоиста, это, кстати, устраивает. Может, в воскресенье я к вам заеду, если, конечно, вы сможете принять меня, то есть, если к тому времени цыпленочек еще не вылупится.
– Мы как раз об этом думали, – широко улыбнулся Филип, – только надеялись, что ты приедешь на весь уик-энд. Тогда бы ты как следует отдохнул и хоть ненадолго забыл обо всех этих проблемах с отелями.
– Отличная идея. Так и сделаем. Хорошо будет просто побыть у вас: поболтать, почитать, послушать музыку и ни о чем не думать. По-моему, у меня и минуты свободной не было с тех пор, как я в Сиднее.
– Чудесно, что ты приедешь к нам, Шейн! – воскликнула Маделина. – Миссис Орденс прекрасная кулинарка. Она приготовит, что захочешь, только скажи.
Шейн рассмеялся и покачал головой:
– Никаких изысков, детка. Пола держит меня на строгой диете. Она считает, что нынче летом во Франции я слишком растолстел. Сама-то Стручок такая худющая, что рядом с ней любой покажется толстым. – Шейн лукаво подмигнул Маделине. – Ты и сама кожа да кости, когда не беременна, разумеется.
– Точно, – согласилась Маделина. – Мы с Полой в работе себя сжигаем. Сколько нервной энергии расходуется, шутка ли?
– Коль скоро уж мы заговорили о делах, хочу спросить, ты что, по-прежнему собираешься заниматься делами «Харт» в Австралии? – Шейн с любопытством поглядел на Маделину.
– Скорее всего, – ответила та, – месяц-другой после родов я побуду дома – бумажной работой и звонками можно заниматься и там. А потом снова в офис, с девяти до пяти, как обычно.
– Между прочим, я приготовил для Мэдди апартаменты в Башне рядом со своими, – сказал Филип. – Так что до детской будет рукой подать – только на следующий этаж подняться.
– Пола нередко затаскивала нас всех в свой кабинет, да и Эмили тоже, – засмеялся Шейн. – Похоже, у них это семейное. Вступай в клуб, Мэдди!
Маделина послала Шейну лучезарную улыбку и приложила руку ко рту, пряча неожиданный зевок. Она зевнула еще несколько раз, и это не укрылось от Филипа.
– Отвезу-ка я свою даму домой, в постель, – заявил он, вскакивая со стула и помогая подняться Маделине. – Надеюсь, ты извинишь нас, Шейн.
– Да о чем ты. – Шейн поднялся вслед за ними. – Мне тоже, ради разнообразия, не помешает хоть раз лечь не за полночь.
Шейн проводил Маделину и Филипа к лифту и вместе с ними спустился в отделанный зеленым мрамором вестибюль.
– Кен уже ждет вас, – сказал он, когда они вы шли на улицу. Он поцеловал Мэдди, обнял шурина и с силой захлопнул дверцу, когда те устроились на заднем сиденье.
«Роллс-ройс» плавно отъехал от тротуара, и Филип, обняв Маделину за плечи, мягко привлек ее к себе.
– Ты что, неважно себя чувствуешь, дорогая?
– Да нет, все нормально, Филип. Просто устала. – Она положила ему голову на плечо. – Так неожиданно навалилось… я имею в виду, вдруг почувствовала себя, как выжатый лимон.
– Может, схватки начались?
– Нет. – Маделина улыбнулась и, сунув руку Филипу в карман пиджака, еще теснее прижалась к нему. – Как только что-нибудь почувствую, сразу же скажу, будь уверен.
Он погладил ее каштановые волосы, наклонился и поцеловал в макушку.
– Я так люблю тебя, Мэдди. Даже выразить не могу, как я люблю тебя.
– Да неужели? – сказала она, улыбаясь сквозь зевоту. – Я тоже люблю тебя. И когда только мы доберемся до дому? Спать страшно хочется. – Веки у Маделины отяжелели, глаза закрылись сами собой. Всю оставшуюся дорогу до Пойнт-Пайпер она продремала.
На следующее утро, позавтракав, Филип поднялся в спальню попрощаться с Мэдди.
Но она еще крепко спала. Ее каштановые волосы разметались по подушке, выражение лица было безмятежным, лишенным той живости и энергии, которые ей были присущи наяву.
«До чего же хороша», – подумал Филип, склоняясь и легонько прикасаясь губами к щеке Маделины. Он не решился ее будить. Накануне она была такая усталая. Пусть отдохнет как следует. Он откинул у нее со лба прядь волос, еще раз поцеловал и на цыпочках вышел из спальни.
Кен уже поджидал его у подъезда. Было без малого семь часов, когда машина направилась в город. Филип открыл дипломат и погрузился в чтение самых срочных бумаг, которые накануне вечером прихватил с собой из офиса. Это была обычная процедура – зачем терять попусту полчаса, которые занимает дорога до Сиднея? Проглядев часть бумаг, Филип сделал пометки в блокноте и обратился к обстоятельному отчету Тома Патерсона, главы горнорудной службы корпорации и одного из ведущих экспертов по опалам; далее последовали памятки от руководителей других подразделений. Покончив с ними, Филип сложил бумаги и застегнул дипломат. Остаток пути он продумывал прочитанное.
Ровно в семь тридцать Филип вошел в свой кабинет на верхнем этаже Башни Макгилла. Его личный помощник Барри Грейвз и секретарша Мэгги Болтон уже ожидали в приемной. Приветливо поздоровавшись, все трое направились к Филипу в кабинет на ежедневную утреннюю летучку.
Садясь за стол, Филип сказал:
– Самое важное в сегодняшнем расписании – встреча с Томом Патерсоном. Надеюсь, он благополучно добрался из Лайтнинг-Ридж вчера вечером?
– Конечно, – откликнулся Барри. – Том звонил десять минут назад, и я подтвердил, что мы ждем его в половине двенадцатого и что обед будет накрыт в вашей личной столовой.
– Отлично, – сказал Филип. – Давненько не видел старого хрыча, не болтал с ним. Даже не вспомню, когда он в последний раз был в Сиднее. В его записке очень много толкового. Я еще раз прочитал ее в машине по пути сюда и хочу, чтобы он при встрече развернул несколько пунктов поподробнее. Впрочем, подождем, пока он появится – Филип посмотрел на Мэгги, которая пристроилась с блокнотом и карандашом у противоположного конца стола.
– Что-нибудь важное в сегодняшней почте есть? – спросил он, бросая взгляд на кипу бумаг на столе.
– Да нет, пожалуй. В основном, личные письма, несколько приглашений, переписка с благотворительными обществами – как обычно. Да, и письмецо от Стива Карлсона. Он все еще в Кубер-Педи. У него все хорошо. – Губы Мэгги тронула едва заметная улыбка.
Филип тоже не смог подавить усмешку.
– Да неужели? Стало быть, «оголец» оказался не таким уж простаком.
Все трое обменялись понимающими взглядами и дружно кивнули при воспоминании о молодом американце, который около года назад приходил к Филипу за советом по поводу добычи опалов. Тогда он показался им совершенно зеленым.
– Везунчик, – кисловато заметил Барри. – Помяните мое слово, он еще полетит вверх тормашками. – Барри открыл одну из папок и быстро заговорил: – У меня тут собрана информация, которая вам нужна, о газетном концерне в Квинсленде. Их самый главный, вроде бы, готов продавать. У меня есть все цифры и наиболее важные подробности. Да, вчера вечером, едва вы ушли, звонил Грегори Кордовиан. Он хотел бы встретиться с вами.
– Ах вот как! – с оттенком удивления произнес Филип – Он что, хочет идти на мировую?
– Трудно сказать. Это ведь такой хитрец. Но у меня возникло ощущение, что он не прочь дружески потолковать с вами. Прежде так не было. Допускаю даже, что он захочет продать телевизионные станции в Виктории. А главное, Филип, ведь это он позвонил нам, не мы ему. Мне кажется, это хороший знак.
– Согласен. И насчет этих станций – может, вы правы.
Барри кивнул и постучал ногтем по другой папке.
– Тут отчеты о деятельности наших газовых и нефтяных компаний, о недвижимости в Сиднее и горнорудных разработках. Вам придется просмотреть их до четверга будущей недели, на который у нас намечена встреча с руководителями этих подразделений.
– Хорошо. Оставьте все это здесь, Барри. Что там у вас еще, Мэгги?
Секретарша перелистнула страницу в блокноте.
– Вчера под конец дня звонил Йен Макдональд. У него есть что предложить вам из парусов. Он спрашивал, когда вы сможете с ним встретиться. Например, пообедать у него.
– Завтра или в пятницу… У меня ведь ничего нет на эти дни?
– Завтра – нет. А вот в пятницу не получится. У вас назначена встреча с вашей матушкой и советом попечителей «Фонда Дэзи Макгилл-Эмори». Рабочий обед здесь, в вашей столовой.
– Да-да, конечно, совсем вылетело из головы. – Филип на минуту задумался. – Знаете, назначьте-ка лучше встречу с Йеном на будущую неделю. Так будет удобнее.
– Хорошо. – Мэгги поднялась. – Если это все, оставляю вас наедине. Позвоните, если захочется кофе, Филип.
– Спасибо.
Барри подошел к столу.
– У меня, собственно, тоже больше ничего нет. Если не возражаете, пойду к себе и займусь отчетом о зарубежных инвестициях вашей матушки. Я и так уж опаздываю к сроку, который вы мне дали.
– Ладно, Барри, вам виднее. У меня дел тоже хватает, – Филип кивнул на кипу бумаг, которые Барри только что положил на стол. – Увидимся, когда Том подойдет. Как только появится, сразу дайте мне знать.
– Ладно.
Оставшись один, Филип погрузился в изучение двух отчетов о деятельности железнорудных компаний, принадлежащих корпорации. Он начал с того, в котором было пятнадцать машинописных страниц. Час спустя, когда Мэгги принесла ему кофе, он читал второй отчет, делая время от времени развернутые пометки на полях. До сиднейской недвижимости Филип добрался только в десять. Не успел он дочитать материал и до середины, как на столе зажглась лампочка селектора и послышался голос Мэгги.
– Филип…
– Да, Мэгги?
– Извините, что отрываю, но звонит ваша экономка. Говорит, что срочно.
– Соедините.
Слева раздался звонок. Филип взял трубку.
– Да, миссис Орденс?
– С миссис Эмори что-то не так, – без предисловий заявила экономка. В голосе ее звучала растерянность.
– Что вы хотите сказать? – резко произнес Филип, выпрямляясь и изо всех сил сжимая в руке трубку.
– Я никак не могу разбудить ее. Как вы велели, я зашла к миссис Эмори в половине десятого, но она спала так крепко, что я не решилась будить ее. Просто оставила в спальне поднос с завтраком. Но потом я зашла снова и вот уже десять минут не могу ее добудиться. Мне кажется, она без сознания.
– Боже мой! – Филип в сильнейшем волнении вскочил из-за стола. – Выезжаю! – крикнул он. – Нет-нет, это не поможет. Надо отправить Мэдди в больницу. Я сейчас позвоню туда, пусть высылают «скорую». Поезжайте с ней. Встретимся там в кабинете доктора Хардкасла. Но я еще перезвоню. Вы сейчас где, в спальне?
– Да.
– Ну и оставайтесь там, пока не появится «скорая». Не отходите от жены ни на минуту.
– Разумеется, сэр. Но, пожалуйста, мистер Эмори, поторопитесь. По-моему, дело плохо.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Быть лучшей - Брэдфорд Барбара Тейлор



I liked it though it was rather tiring to read it in Russian. But it is worth it!
Быть лучшей - Брэдфорд Барбара ТейлорLawa
4.11.2012, 17.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100