Читать онлайн Быть лучшей, автора - Брэдфорд Барбара Тейлор, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Быть лучшей - Брэдфорд Барбара Тейлор бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Быть лучшей - Брэдфорд Барбара Тейлор - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Быть лучшей - Брэдфорд Барбара Тейлор - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдфорд Барбара Тейлор

Быть лучшей

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Внутренний голос подсказывал Филипу, что с Маделиной торопиться не надо. Но сегодня, через десять дней, после того, как они познакомились, он спрашивал себя, не слишком ли медлит.
Он прошелся по гостиной своего пентхауза
type="note" l:href="#n_4">[4]
в Башне Макгилла и остановился у окна, рассеянно глядя вдаль и словно бы не замечая красоты бухты, которую так любил. На сей раз Филип был слишком занят своими чувствами.
Инстинктивно он знал, что подталкивать Маделину не следует. Нельзя укреплять в ее глазах свою репутацию. Стоить ей подумать, что она лишь очередная дырочка на его поясе, как прости-прощай, только он ее и видел. А ведь он ни о чем и ни о ком думать не мог. Маделина целиком завладела его мыслями и чувствами, и жажда близости с ней доводила его чуть ли не до исступления. В последнее время ему казалось, что он на грани взрыва. Надо было давно дать ей понять, мрачно размышлял он, ругая себя за медлительность и чувствуя, как уходит время. Ведь она скоро уезжает в Штаты. Впрочем, даже если бы он и решился поторопить события, под ногами все время мешалась Пола.
В Дануне она взяла на себя роль добровольной дуэньи Маделины. Ни на минуту не оставляла их вдвоем. Куда бы они ни шли, она следовала по пятам. А потом забрала Маделину почти на всю неделю в Мельбурн и Аделаиду, и они вернулись в Сидней только в пятницу вечером. Пока их не было, Филип решил, что надо непременно показать Маделине город. Так он если и не достигнет желаемого, зато узнает ее получше. Но Пола и тут увязалась с ними. Время они, надо сказать, провели чудесно, хотя все получилось не так, как задумал Филип. Соблазнять Маделину он и не собирался, но легкий флирт позволил бы прощупать почву. Но что можно сделать, когда рядом постоянно находится третий лишний?
Вспомнив, как прошли последние несколько дней, Филип криво усмехнулся. Если Пола изо всех сил старалась не оставить их с Маделиной наедине, то мама, наоборот, делала все возможное, чтобы они сблизились. Не демонстрируя этого, разумеется. Но ему не составляло труда разгадать ее маленькие хитрости. К сожалению, из-за бдительности Полы ни одна из них не сработала.
И вот наконец нынче утром его сестра улетела в Гонконг. Он отвез ее в аэропорт и по дороге заметил, что собирается пригласить Маделину на ужин.
– Я так и думала, – сказала Пола. Повисло напряженное молчание.
– Ей двадцать семь! – воскликнул Филип. – Она взрослая женщина! Не говоря уж о том, что умная, так что вполне способна принимать собственные решения. Не надо было тебе думать за нее! Это несправедливо по отношению ко мне, да и к ней тоже. И это так не похоже на тебя, дорогая.
Пола извинилась, признала, что он абсолютно прав, и попыталась объяснить свое поведение:
– Маделина мне не безразлична, – сказала она. – Я редко встречала таких женщин, и мне не очень хотелось бы, чтобы кто-нибудь, а тем более ты, причинил ей боль.
И она принялась рассказывать ему о прошлом Маделины, о трагедиях, обрушившихся на ее семью, о ее утратах. Филип был тронут до глубины души. Он клятвенно обещал сестре не делать ее помощнице ничего дурного и собирался сдержать слово.
Филип посмотрел на часы. Без двадцати восемь, пора трогаться. Отвернувшись от огромного, во всю стену, окна, он поспешно пересек комнату, выдержанную в светло-кремовых тонах, и, не замедляя шага, двинулся по мраморному полу холла. Наконец-то он останется с Маделиной наедине.
Спускаясь на своем персональном лифте, он вдруг подумал, что никогда не задавался вопросом, а как Маделина относится к нему. По ее поведению ничего нельзя было угадать. Спокойные серые глаза были непроницаемы. И вполне вероятно, что его ухаживания не будут приняты, она просто его оттолкнет.
В холодных голубых глазах мелькнула тень грустной улыбки. Скоро выяснится, на что он может рассчитывать, если вообще сможет рассчитывать.
Апартаменты Маделины располагались на тридцатом этаже отеля «Сидней-О'Нил». Они занимали целый угол здания, и из окна, представлявшего обе стены гостиной, открывалась захватывающая панорама.
Внизу виднелось здание Оперы, еще ниже – знаменитый Харборбридж. Было восемь. В ночном небе сияли звезды. Город светился мириадами огней.
Этот потрясающий вид уже стал привычным для Маделины, она начала чувствовать себя в Сиднее как дома. Город очаровал ее, как и сами австралийцы, которые нравились ей своей практичностью, открытостью и добродушием. Филип объяснил ей, что свойственная им насмешливость – не более чем защитная реакция на напыщенность и претенциозность. Он сказал, что черта эта сформировалась с давних времен, со времен первых поселенцев, большинство из которых принадлежало к Лондонским низам – кокни.
Отойдя от окна, Маделина присела на диван. На кофейном столике были разложены фотографии, которые она сделала в прошлый уик-энд во время экскурсии по городу. Она начала их складывать, отбирая лучшие для альбома, который купила сегодня днем.
Вспоминая об этой прогулке, она улыбнулась. Вот они с Полой в зоопарке у клетки кенгуру с детенышем. Ей тогда показалось, что кенгуру похожа на косулю с ее узкой нервной мордочкой и грустными глазами. Раньше она не представляла себе, какое это славное животное. Фотография была хороша, и Маделина отложила ее для альбома.
Натолкнувшись на снимок Полы с Филипом, который она сделала рядом с вольером для птиц, Маделина снова полюбовалась на попугаев и других экзотических птах, видневшихся на заднем плане. Это тоже годилось для альбома. Дальше шла небольшая стопка фотографий, которые она сделала на «Сарабанде», яхте Филипа. Собственно, у него было две яхты. Одна называлась, как и ферма, «Данун» и использовалась исключительно для гонок, а «Сарабанда» была прогулочным судном. Остроносая, великолепно оборудованная, она была рассчитана на шесть пассажиров и имела постоянную команду.
Воскресенье особенно запомнилось Маделине. С детства влюбленная в море, она наслаждалась каждым мгновением морской прогулки. Решив, что сюжеты путешествия на яхте могут составить гордость альбома, Маделина выбрала несколько снимков, сделанных на борту «Сарабанды», и веером разложила их перед собой.
Взгляд ее остановился на фотографии Филипа. Она задумчиво всмотрелась в нее.
Пола мало рассказывала о брате в Нью-Йорке, так что все, что Маделина знала о нем, было почерпнуто из различных журналов, где время от времени появлялись его фотографии. Теперь, вглядываясь в собственный снимок, она понимала, что при всем желании не смогла бы подготовиться к встрече с Филипом Макгиллом-Эмори. Он завораживал ее. Было в этом мужчине, в его внешности, в его душе нечто такое, что она ни в ком не встречала. И никто так не волновал ее. Она почувствовала это в тот самый момент, когда впервые увидела его в Дануне. В его присутствии она терялась, у нее перехватывало дыхание словно от удара в солнечное сплетение.
Вглядываясь в фотографию, Маделина не могла не признать, что на палубе прекрасной «Сарабанды» он выглядит неотразимым. Светлый прогулочный костюм оттенял его загар. В воскресенье было ветрено, и его черные волосы растрепались, а в смеющихся голубых глазах отражалось яркое солнце и сверкающая поверхность океана.
Маделину неудержимо тянуло к нему, и это ее пугало. Тому было несколько причин. Прежде всего, он был братом хозяйки. Но независимо от этого вряд ли она могла бы заинтересовать его. Он был сильным, сказочно богатым и обаятельным мужчиной. Так что женщины, конечно же, вились вокруг него. И его репутация плейбоя только подтверждала это. Сомнительно, чтобы юная деловая дама вроде нее, Маделины, которая не вхожа в те круги, в которых вращается Филип, могла стать предметом его романтических воздыханий. Да и ее такая перспектива не увлекала. Менее всего ей нужна была короткая интрижка. К ним она не приспособлена. Нет, Филип Макгилл-Эмори не из тех мужчин, в которых следует влюбляться таким женщинам, как она. Он слишком опасен, из-за него вся жизнь может пойти кувырком.
«Хватит с меня красивых, трудных мужчин», – подумала Маделина, вспомнив роман с Джеком Миллером. Теперь главное для нее – карьера. К тому же через десять дней она уезжает из Сиднея, и все закончится само собой. К счастью, вчера им с Полой удалось найти нового управляющего. Это была молодая женщина. Она удовлетворяла всем требованиям и уже была принята на работу с недельным испытательным сроком. Если все пойдет хорошо, Маделина скоро будет на пути в Нью-Йорк – подальше, подальше от Филипа Макгилла-Эмори.
На столе резко зазвонил телефон.
– Алло?
– Это Филип. Я внизу.
– Спускаюсь.
Маделина повесила трубку. Подхватив сумочку, шелковый шарф и ключи, она вышла из номера. Спускаясь в лифте, она подумала о предстоящем вечере. Маделина приняла приглашение против воли и только потому, что Филип был так мил и даже настойчив, когда позвонил утром. Разве можно обижать такого человека, как он? Но сегодня ей впервые после той конной прогулки на ферме, предстояло остаться с ним вдвоем. И это беспокоило ее.
Выйдя из лифта, она сразу же увидела его. На нем был темно-голубой блейзер, бледно-голубая рубашка с галстуком и серые брюки. Выпрямившись во весь свой рост, распространяя вокруг флюиды силы и уверенности, Филип занимал, казалось, весь холл.
Увидев Маделину, он поднял в знак приветствия руку и поспешил к ней.
Она сразу же напряглась, как в первый раз, когда они встретились в картинной галерее, и даже едва не поскользнулась на мраморном полу. Взяв себя в руки и широко улыбнувшись, Маделина протянула Филипу руку.
Тот взял ее, сжал легонько и сразу же отпустил. Ответно улыбнувшись, он сказал:
– Рад вас видеть, Маделина, вы, как всегда, бесподобны. – Он одобрительно посмотрел на ее широкую темную шерстяную юбку и белую шелковую блузку.
– Спасибо. Вы сказали, чтобы я оделась попроще.
– Ну да, – проговорил он, ведя ее к двери. – Я заказал столик в «Дойле». Это рыбный ресторан на берегу. Очень простой, веселый, но там лучше всего в Сиднее готовят рыбу и жареный картофель. Я уж не говорю о красотах, которые открываются взору из окон.
– Звучит завлекательно.
Они вышли на улицу. Вишневый «роллс-ройс» стоял прямо у входа в гостиницу. Филип открыл Маделине дверцу, обошел машину, сел на водительское место, включил зажигание и мягко тронулся с места.
– Это на Уотсон-Бэй, на берегу, – сказал он. – Ехать примерно полчаса. Так что устраивайтесь поудобнее, отдыхайте и слушайте музыку. – С этими словами он повернул ручку магнитофона, и в кабине зазвучала песня Мела Тормэ «Лунная ночь в Вермонте».
Маделина последовала его совету, даже не пытаясь завязать беседу. Она понятия не имела, о чем можно было бы сейчас говорить. В горле опять встал комок. Как только она выдержит этот вечер? Сидя вплотную к нему, она испытывала настоящий страх и ругала себя на чем свет за то, что приняла приглашение.
– Расслабьтесь, – сказал Филип, словно прочитав ее мысли.
Она искоса посмотрела на него и нервно рассмеялась.
– Да что вы, я в полном порядке.
– Не думаю.
Маделина промолчала и закусила губу. Теперь пришла его очередь рассмеяться, и получилось у него это так же искусственно. В конце концов он негромко сказал:
– Мы оба слишком много работаем. Должно быть, у вас был не менее трудный день, чем у меня. Нужно время, чтобы сбросить напряжение. Черт, как это я не подумал сразу. Следовало сначала зайти в бар, выпить чего-нибудь.
– Нет-нет, право, все нормально, – повторила Маделина, чувствуя, что отчасти так оно и есть.
Страх проходил. «Не будь дурой, – убеждала она себя. – Откуда ему знать, что я влюблена. И слава Богу, что он ничего не знает». В последние дни при встрече с Филипом Маделина надевала на себя маску безразличия. Ясно, что он просто демонстрирует гостеприимство, чтобы сделать приятное Поле. И в ресторан он пригласил ее по просьбе сестры. Пола всегда так заботится о ней.
Снаружи «Дойл» выглядел как старинный особняк в викторианском стиле. Он был двухэтажный, выстроенный из кирпича и песчаника. По второму этажу шли лоджии под резными деревянными крышами, выкрашенными в белый цвет. Так же был оформлен главный вход. Ярко освещенные, веселые, просто обставленные кабинеты создавали атмосферу английского пивного бара.
Ресторан был переполнен, но их сразу же проводили к столику в углу, прямо у окна, откуда открывался вид на море, сливавшееся в ночной тьме с небом. Филип усадил Маделину так, чтобы ей был виден город и возвышающаяся над ним громада Башни Макгилла.
Филип заказал бутылку «Пюле Фисе». Потягивая прохладное сухое вино, они принялись толковать о новой управляющей и начавшейся распродаже. Разговор о таких предметах был для Маделины привычным, и она абсолютно успокоилась. Филип тоже. Он охотно рассказывал ей об опаловых шахтах в Кубер-Педи и Лайтнинг-Ридже, о том, как добывают опалы, и о гигантской сети предприятий, которыми он владел и руководил. „Макгилл Корпорейшн» захватила воображение Маделины. Как всегда, когда речь шла о большом бизнесе, она слушала с огромным вниманием. Незаметно пролетел целый час.
– Наверное, пора заказать что-нибудь, – спохватился Филип, когда официант подошел к ним в третий раз.
– Мне то же, что и вам, – быстро проговорила Маделина, бросив беглый взгляд на меню.
– Жареная рыба с картофелем, подойдет? – улыбнулся Филип.
– Отлично.
Сделав заказ, Филип принялся расспрашивать, в чем именно заключаются обязанности Маделины у Полы. Она рассказала ему о своей работе, в частности о том, как готовится к шестидесятилетию «Харт».
Выслушав, Филип покачал головой.
– А я-то думал, только Пола у нас больна работой. Оказывается, вы – два сапога пара.
– Боюсь, что так, – призналась Маделина.
Ей нравилось быть с Филипом, недавние страхи улетучились.
– Но в таком случае, где у вас время на личную жизнь? И как на это смотрит ваш приятель?
– У меня нет приятеля.
– Вот как? – Филип удивленно поднял брови. – У такой девушки, как вы… такой красивой, такой умной… – Филип не закончил фразы, досказав остальное взглядом.
Пропустив комплимент мимо ушей, Маделина ответила:
– У меня как раз закончился роман.
– О, прошу прощения.
– Ничего, это к лучшему. Вышла ошибка.
Брови Филипа поднялись еще выше.
– То есть как это?
– Я приняла внешность за суть.
– Ясно. – Филип оценил тонкость замечания. Ему стало до смерти любопытно, кто же был приятель Маделины и он не удержался от вопроса.
– А что он делает? Я имею в виду, чем зарабатывает на жизнь?
– Он актер. Довольно талантливый, следует признать. Играет на Бродвее.
– Известный? Я знаю его?
– Может быть. Наверняка. Его зовут Джек Миллер.
– Ну конечно, знаю. Я видел его на сцене пару лет тому назад в Нью-Йорке. По-моему, в одной из пьес Юджина О'Нила.
Маделина кивнула.
– И что же за кошка пробежала между вами?
Маделина закусила губу и посмотрела в сторону.
Впрочем, она тут же снова перевела взгляд на Филипа и улыбнулась.
– Мой папа, – начала она, намеренно произнося слова с южным акцентом, – говаривал, что не найти никого лучше заядлого пьянчужки, чтобы убить любовь в зародыше и излечить женщину от романтических бредней. По-моему, это чистая правда.
Филип улыбнулся. Ему понравился южный говор, его мягкие обволакивающие интонации.
– Вот теперь я могу поверить, что вы из Кентукки, – сказал он. – И с вашим отцом я вполне согласен.
– Дело не только в пьянстве, – продолжала Маделина, на сей раз без акцента. – Джек всегда относился ко мне, то есть к моей работе, несколько странно. По его собственному признанию, он мужчина-шовинист, и ему не нравится мой интерес к карьере. Так или иначе…
В этот момент появился официант с подносом, и Маделина переменила тему, задав Филипу вопрос о гонках на яхтах. Это был его конек, единственное, по сути дела, развлечение, и он с охотой пустился в объяснения.
Выслушав его, Маделина сказала, что с детства обожает море. Она вспомнила, как впервые плавала на яхте в Нантакете, со Смитами.
– Я познакомилась с Пэтси Смит в первый же день, как остановилась в приюте, и мы сразу сделались друзьями. Мы и сейчас дружим, хотя она вернулась в Бостон.
– Что за приют? – спросил Филип, проглотив кусок рыбы.
Маделина рассказала ему о сестре Броне, других монахинях, о жизни в приюте, о том, как прошли ее первые годы в Нью-Йорке. Филип слушал внимательно, время от времени кивая и посмеиваясь над милыми подробностями ее существования. Сегодня она по-настоящему раскрылась перед ним, не таясь, рассказывала о себе, и ему хотелось, чтобы так было и дальше. Он должен знать об этой женщине все. Он уже не мог без нее.
За кофе Филип вдруг неожиданно попросил:
– Может, съездим на уик-энд в Данун, Маделина? После такой тяжелой недели со всей этой беготней отдых вам не повредит. Это ваш последний шанс, ведь в конце будущей неделе вы возвращаетесь в Нью-Йорк, верно?
– Верно.
Маделина отпила кофе. Помолчав, Филип снова попросил:
– Ну скажите «да», Маделина. Мне бы так этого хотелось.
Голос его прозвучал как-то странно, и Маделина посмотрела ему прямо в глаза. Выражение их разобрать было трудно. И тут она интуитивно поняла, что нравится ему. У нее упало сердце. Поездка в Данун – это игра с огнем. Нужно отклонить приглашение. В целях безопасности. Так было бы правильнее всего, рассуждала она и сказала:
– С удовольствием. Спасибо за приглашение.
И тут же подумала, удивляясь собственной непоследовательности: «Дура, сама же напрашиваешься на неприятности…»
– Можно полететь завтра в полдень, – обрадованно сказал Филип.
– Нет-нет, только не завтра, – быстро проговорила Маделина. – Завтра мне надо быть в магазине. Раньше субботы ничего не получится.
– Тогда в пятницу, – настойчиво сказал Филип, не сводя с нее глаз. – В пятницу утром. С магазином все будет в порядке. Чего вы так волнуетесь?
Маделина судорожно вздохнула. Да, она согласилась. Но зачем?
– Я должна зайти в магазин хоть на два часа, – сказала она, все еще пытаясь оттянуть неизбежное.
– Ну что ж, пусть будет так, – согласился Филип. – Кен заедет за вами в одиннадцать и отвезет в аэропорт. Мой самолет будет наготове и, если вы вылетите в полдень, то к обеду будете на месте. – Мягко улыбнувшись, Филип наклонился, взял руку Маделины и задержал ее.
Маделина только кивнула.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Быть лучшей - Брэдфорд Барбара Тейлор



I liked it though it was rather tiring to read it in Russian. But it is worth it!
Быть лучшей - Брэдфорд Барбара ТейлорLawa
4.11.2012, 17.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100