Читать онлайн Ангел, автора - Брэдфорд Барбара Тейлор, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ангел - Брэдфорд Барбара Тейлор бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.84 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ангел - Брэдфорд Барбара Тейлор - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ангел - Брэдфорд Барбара Тейлор - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брэдфорд Барбара Тейлор

Ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

Друзья, выйдя на улицу, остановились, продолжая беседу. Потом Нил взял Кевина за руку.
– Слушай, друг! Я провожу тебя квартальчик до Хьюстон-стрит. Там ты можешь схватить такси. Твоя «девушка из приличного квартала» не рассердится на тебя?
Кевин, стараясь идти в ногу с Нилом, покачал головой.
– Нет, она уже привыкла к моим опозданиям на час и больше. Ей это, конечно, не нравится, но она не выплескивает свое недовольство на меня. Во всяком случае, она будет довольна, нет, просто счастлива, когда узнает, что я перехожу в Отдел уголовных расследований.
Нил бросил на него странный взгляд.
– Но это все же опасная работа.
– Это мы с тобой знаем, Нил, но не она. Как и моя сестра Рози. На днях они обе насели на меня, чтобы я перевелся в другой отдел. Так что я уверен на сто процентов, они будут в восторге от этой новости. Отдел уголовных расследований – это выглядит почти как кабинетная работа, не так ли?
Поежившись, Кевин поплотнее застегнул плащ и засунул руки в карманы.
– Проклятье, сегодня подмораживает! И, конечно, когда надо– ни одного такси кругом.
– Обычно так говорят про копов,– заметил Нил и глухо рассмеялся.
– Какого дьявола тебе нужно всегда выбирать эти забегаловки у черта на куличках? В Бауэри, придумал тоже!
– Чтобы быть подальше от твоей Маленькой Колумбии, но все-таки не в Нью-Джерси,– объяснил Нил, имея в виду часть Куинса, прилегающую к Элмхесту, где обычно работал Кевин.
– Не могу сказать, что мне очень жаль расставаться с этим кварталом,– признался Кевин.– Слава богу, мне больше никогда не придется переступать порог «Мезон Астуриас». Я его уже возненавидел. Подумать только, всего тридцать лет назад этот ресторанчик был типичным ирландским баром, заполненным жизнерадостными Миками
type="note" l:href="#n_4">[4]
, любителями посидеть за стаканчиком «ерша» из виски с пивом, порассказывать небылицы. Но ирландцы давно разъехались из этого квартала, перебрались на Вудсайд, как и мы за несколько лет до смерти мамы. А Рузвельт-авеню стала Маленькой Колумбией, если не похлеще. Пестрый водоворот разряженной толпы, где процветают фешенебельные клубы, стодолларовые купюры обычные карманные деньги.
– И где перестрелки также обычны, как в Кали, Медельине или Боготе,– заметил Нил.– Уж тебе-то это хорошо известно. Уму непостижимо, Кев, Нью-Йорк просто помешался на оружии и наркотиках.
– Мы с тобой, Нил, живем в чреве чудовища. Мы все это видим каждый день: бездомные, голодные, отчаявшиеся люди, а еще умалишенные, наркоманы, преступники. И мы знаем им счет. Большинство людей не видят этого, или не хотят видеть, или смотрят на это сквозь пальцы. Ужасно, но, боюсь, дело обстоит именно так.
Нил остановился, повернулся и схватил Кевина за руку. В свете фонарей было видно, что лицо его вдруг стало решительным и непреклонным.
– Пятнадцать минут на машине от Манхэттена через мост Куинсборо, и ты – в Южной Америке, висишь на волосок от смерти, вращаясь среди наркобаронов, уличных торговцев наркотиками, наркоманов и прочего отребья. Я голову даю на отсечение, ты будешь рад, что перешел к нам в отдел, вот увидишь.
– Я тоже так думаю. Скажем прямо, возможно, этим я прибавлю себе несколько дополнительных лет жизни.– Кивнув, Нил продолжал: – А Бушвик, притон прокаженных, какого я еще не видел: скопище лачуг, кишащее наркоманами: одни обходятся кокаином, другие – крэком, а третьи колются героином, накачивают себе в вены это дерьмо. Человеческие отбросы, они нападут на тебя, ограбят и убьют ради очередной дозы. Это омерзительно.
– Ты совершенно прав, compadre
type="note" l:href="#n_5">[5]
, совершенно прав,– спокойно проговорил Кевин, беря Нила за локоть и направляя его шаги к Хьюстон-стрит.
– И это Америка,– сказал Нил бесцветным голосом,– самая богатая и могущественная страна в мире. Это не просто омерзительно, в этом есть что-то сатанинское, внушающее ужас! Что случилось с прекрасной Америкой? С нашей американской мечтой?
Кевин не ответил. Что можно было добавить к словам Нила?


Кевин вошел к ней в квартиру, открыв дверь своим ключом. Он остановился в холле, ожидая ее появления, как это обычно бывало, когда он приходил. Но на этот раз этого не случилось.
Он повесил плащ в стенной шкаф, снял с плеча кобуру с пистолетом и аккуратно повесил на ту же вешалку в шкафу. Она и так знала, что он живет в мире насилия, зачем ей видеть еще и эти красноречивые доказательства. Во всяком случае он предпочитал не смешивать два разных мира. Затем, недоумевая, насторожился, прислушался, все ли в порядке.
В квартире было тихо, никакого шороха. Но, пройдя небольшую прихожую, он услышал слабый звук радиоприемника, доносившийся из кухни, и сразу понял, что она дома.
Он сунул голову в гостиную: свет горел, но огонь в камине почти погас, на какое-то время оставленный без присмотра.
Повернувшись на каблуках, Кевин прошел по коридору к спальне. Дверь была приоткрыта, он толкнул ее и вошел в комнату. Лампы у кровати были притенены, и в мягком приглушенном свете он различил на кровати ее свернувшуюся фигурку. «Дремлет, а может, и крепко спит»,– подумал он.
Подойдя к кровати, Кевин заметил веером разложенные на одеяле картонные папки; из некоторых высыпалось содержимое. Вероятно, она работала перед его приходом, захотела спать и уснула, не дождавшись.
Склонившись над ней, он шепотом, чтобы не испугать, произнес ее имя. Потом легонько прикоснулся рукой к ее лицу.
Глаза ее мгновенно открылись. При виде его лицо ее просветлело от нахлынувшего счастья.
– Кевин!– облегченно выдохнула она.– О боже, и извини, я задремала.
– Все в порядке, дорогая,– ответил он, опускаясь на колени рядом с кроватью, чтобы видеть ее лицо.– Это мне следует извиниться за опоздание. Я задержался с Нилом О'Коннором дольше, чем планировал. Ты ведь помнишь Нила, вы встречались в прошлом году. В общем ему необходимо было поговорить со мной, и сделать это можно было только сегодня. Очень срочное дело.
– Ничего, Кевин, не беспокойся.
Он посмотрел ей прямо в глаза и пояснил:
– Нил попросил меня перейти в его отдел. Я согласился.
Пораженная известием, она поморгала и сдвинула брови.
– Какой это отдел?
– Отдел уголовных расследований.
– Это кабинетная работа?
– Часть времени – да,– солгал он, желая ободрить ее, избавить от беспокойства.
– А в остальное время? – продолжала выяснять она, не сводя с него пристального взгляда умных живых глаз.
– Мне, конечно, придется бывать на улице. Но эта новая работа совсем не такая опасная, как прежняя. Честное слово.
Кевин помолчал, затем, победно улыбнувшись, быстро сымпровизировал:
– И знаешь, у меня будет больше свободного времени. Гораздо больше.
– Я очень рада, что эта работа не такая опасная,– сказала она, улыбнулась и, протянув руку, погладила по щеке.
Он любил ее улыбку, нежную и невинную, как у маленького ребенка. Она озаряла все лицо, наполняла его светом. Положив руки девушке на плечи, он приблизил ее к себе, коснулся губами ее губ и нежно поцеловал.
Ее руки мгновенно обвили его шею, и она с такой пылкостью ответила на его нежный поцелуй, что мгновенно воспламенила его. Он обнял ее, еще теснее прижал к себе, целуя со все большей страстью, ища языком ее язык. Они замерла в поцелуе, жадно впиваясь друг в друга, пока у них не перехватило дыхание.
Потом Кевин ослабил ленты ее атласного пеньюара персикового цвета и приник к груди. Под пеньюаром была атласная ночная сорочка того же цвета, на тонких бретельках, и рука его легко проскользнула за украшенный кружевом вырез. Припав к ее пурпурному соску, он целовал его до тех пор, пока она не начала тихонько постанывать.
Кевин приостановился, чтобы развязать пеньюар, руки его заскользили вниз по ее телу. Он вновь склонился над ней, целуя и лаская то одну, то другую грудь. Он взглянул на нее: закрытые глаза, слегка раздвинувшиеся губы, учащенное дыхание – все говорило о нарастающем возбуждении.
Выражение отрешенности и исступленного восторга на ее лице разожгло его еще больше. Рука его, скользнув под гладкий атлас сорочки, спускалась все ниже, пока не легла на шелковистый холмик. Когда его ищущие пальцы коснулись потаенной плоти, ноги ее раздвинулись, и он ощутил истекающую из нее жаркую влагу.
– О Кевин,– прошептала она и открыла глаза.
– Что? – удивленно поднял он темные брови.
– Не останавливайся...
– Да,– выдохнул он, опять склоняясь к ней. Расточая поцелуи, он искал губами ее нежную плоть, ласкал ее пальцами. За год их встреч он хорошо узнал ее тело. И сейчас он понимал, что она на грани, что кульминация близка, и желал этого. Но в самый последний момент она вдруг выпрямилась и села.
Крепко охватив рукой его плечи, она прошептала:
– Кевин, пожалуйста, разденься и приходи. Мне хочется почувствовать тебя там, внутри.
– Но я хочу, чтобы сначала тебе было хорошо.
– Я знаю, и я тоже хочу этого, и хочу сделать для тебя то же самое, но, прошу тебя, пожалуйста, разденься скорей.
Вскочив на ноги, Кевин быстро скинул с себя всю одежду, опять лег рядом с ней и стал шарить рукой в тумбочке, ищя презервативы. Проклятье. Он их ненавидел, но после Санни у него время от времени бывали другие женщины, лишь мимолетные связи, ничего серьезного. Хотя он был уверен, что абсолютно здоров, следовало быть осторожным хотя бы ради ее безопасности. Кевин подавил вздох – в опасный век им довелось жить: секс и смерть ходят рядом.
Пока он боролся с пакетиком, она гладила рукой его спину, целовала между лопаток, нежно произнося его имя, нашептывая, как она возбуждена, как сгорает от желания. Ее слова еще больше воспламеняли и дразнили его, возбуждение возрастало.
Повернувшись к ней, он поцеловал ее в губы. После еще нескольких страстных поцелуев он вновь коснулся губами ее обнаженных грудей с отвердевшими напряженными сосками – это вызвало в нем нервную дрожь. Он пробежал руками по ее податливому, закутанному в тонкий шелк телу: ткань была такой же чувственной, как и она сама. Он стал целовать через тонкую материю ее живот, бедра – и тело ее запылало еще сильнее.
В нетерпении он потянул сорочку, и она привстала, помогая ему снять ее. При этом бросила на него отрешенный, полный откровенного желания взгляд. Она опять легла, и какое-то время он не мог отвести глаз, наслаждаясь видом ее прекрасного тела, восхищаясь упругостью светлой, цвета слоновой кости кожи, гладкой и шелковистой, как атлас только что снятой сорочки.
Зная, что она жаждет прикосновения его рук, он позволил своим пальцам проникнуть в самый сокровенный участок ее нежного лона, сначала чуть касаясь, потом все усиливая давление, пока она не задрожала. Припав к бедрам, он стал целовать ее, продолжая ласкать. Через секунду она замерла, сильный спазм потряс ее тело и, достигнув вершины, она сдавленно застонала. Все ее тело трепетало от наслаждения.
– Кевин,– наконец произнесла она едва слышно.– О Кевин, милый!
Кевин лег, положив голову на подушку рядом с ней, и прошептал:
– Тебе хорошо?
– Да. Мне всегда хорошо с тобой, с самого первого раза. Так не было ни с кем.
Она встала перед ним на колени, пристально глядя в его темные глаза, провела пальцем по бровям, по губам, с улыбкой удовлетворения склонилась над ним и нежно поцеловала.
Его желание было так велико, что он едва сдерживался. Он рывком, почти грубо, притянул ее к себе, не переставая целовать и ласкать ее груди. Как всегда, она ответила на его поцелуи с таким же жаром, потом присела на корточки, покрывая поцелуями его грудь и живот, проводя кончиком языка вдоль его тела, от чего он готов был взорваться.
Поспешно он подтянул ее к себе, положил на спину и, опираясь на руки, мощно вошел в нее, двигаясь сильными энергичными толчками. Обхватив его спину ногами, она прильнула к нему, двигаясь в том же ритме. Но он понял, что она старается сдерживаться.
– Ну давай же! – выдохнул он.
– Нет,– прошептала она,– я жду тебя.
Но она еще не успела договорить, когда сильная дрожь пробежала по ее телу, от нее хлынул обволакивающий жар, и она воскликнула:
– Кевин!
То, как она отзывалась на его ласки, неизменно приводило его в крайнее возбуждение, он уже не мог управлять собой.
– О боже, Нелл! Я кончаю! – задыхаясь, проговорил он.– О Нелл! О Нелл!
Она лежала в кольце его рук, склонив светловолосую голову к нему на грудь – глаза закрыты, дыхание легкое и ровное.
Кевин взглянул на нее и про себя улыбнулся. С Нелл он испытывал после их близости такое же наслаждение, как и во время самого акта. Они оба чувствовали приятную расслабленность, им было легко и спокойно друг с другом. Возможно, потому, что они познакомились очень давно, когда ей было еще семнадцать. Теперь Нелл, как и Рози, ее лучшей подруге и его сестре – тридцать один год. Но сейчас она выглядела намного моложе, на двадцать с небольшим: девичья фигура, молодая, без единой морщинки кожа.
Нелл Джеффри стала занимать в его жизни особое место; каждый раз после их встречи он испытывал удивительное обновление. Каждый день город забирал у него частицу его самого, но когда он бывал с Нелл, ей каким-то чудом удавалось восстановить эту частичку, по крайней мере так ему казалось. Сама того не ведая, она возвращала его ему самому.
Нелл помогала ему забыться, избавляя от постоянной невыносимой боли из-за Санни. Ведь та в своем ужасном состоянии была фактически мертва, а живым надо жить, ведь так? Он осознал это за последний год, когда Нелл вошла в его жизнь.
Кевин стал замечать, что последнее время все меньше и меньше думает о Санни – шесть лет, это, конечно, большой срок, что ни говори. Месяцев девять назад он начал сокращать свои посещения Санни, хотя это была не его идея, а ее сестры Элен. «Санни будет легче,– сказала ему однажды Элен в психиатрической клинике,– если ты не будешь так часто навещать ее. Каждый раз после твоего прихода она выглядит слишком возбужденной, как будто из глубины ее помутившегося разума всплывают смутные воспоминания, что вас раньше что-то связывало, и это тревожит ее». Так ему сказала в тот день Элен.
В конце концов он совсем перестал ездить в Нью-Хейвен. Ее семья, по-видимому, с облегчением восприняла его решение; сам он обнаружил, что испытывает то же чувство.
Но все же он не мог отделаться от мысли, не поступает ли он, как трус, уклоняющийся от своего морального долга. Когда же он высказал эту мысль Нелл, она со всей горячностью заявила, что он принял не только правильное, но и единственно возможное решение.
«Ты ведь не можешь помочь ей,– сказала тогда Нелл,– а только сыплешь соль на раны. Более того, она как камень у тебя на шее тянет тебя вниз. Ты должен забыть ее ради своего спасения. Жизнь дана, чтобы жить, пойми это, ради бога!» Убежденность, звучавшая в ее словах, помогла ему: понемногу он начал ощущать, что бремя спало. Нелл права; Санни была частью его прошлого, но он должен забыть, отказаться от нее, чтобы жить дальше.
Теперь он вспоминал Санни в ранние годы, когда оба они были детьми. Это было легче, чем вспоминать ее наркоманкой, рвущейся к дозе наркотика и готовой ради нее на все. И постепенно он сам начал осознавать, что впервые за долгие годы почувствовал себя лучше. И опять за это нужно благодарить его друга – Нелл.
Кевин зарылся лицом в ее волосы. Они были мягкими и шелковистыми, с ароматом лимонной вербены, как и ее свежее, благоуханное тело. Он глубоко вдохнул только ей присущий аромат, чтобы заглушить в своей памяти отвратительные запахи города, казалось, навсегда въевшиеся в ноздри.
Нелл стала занимать такое важное место в его жизни, что он даже не мог себе представить, как бы он жил без нее. Но стали любовниками они всего год назад, довольно странным образом – это случилось как-то внезапно после четырнадцати лет знакомства.
В прошлом октябре Гэвин приезжал в Нью-Йорк, чтобы повидаться с Нелл по работе. Он тогда собирался в Лондон на переговоры по «Делателю королей», подготовку к которому наконец удалось начать. Он позвонил своему старому другу Кевину и пригласил присоединиться к ним и пообедать втроем. У Кевина как раз нашлось несколько отгулов, и он смог принять приглашение. Он не виделся с ними больше года. Они великолепно провели время – легкий юмор, смех, общие воспоминания и море искренней теплоты.
Они обедали в номере Гэвина в «Кэрлайл-отеле», и когда, далеко за полночь Нелл и Кевин вышли оттуда, он вызвался проводить ее до дома. Хотя ночь была холодной, всю дорогу до Парк-авеню они шли пешком, а когда подошли к подъезду, она пригласила его зайти выпить рюмочку.
Пока она наливала «Реми Мартен», он сунул спичку в камин, где уже лежали дрова и бумага. Потом они сидели на диване, с наслаждением потягивая старый выдержанный коньяк, болтая о жизни, прошлой и настоящей.
Никогда он не сможет понять, как это все случилось. Совершенно неожиданно она оказалась в его объятиях, он целовал ее, а она пылко отвечала на его поцелуи. Все закончилось страстной близостью на ковре перед полыхающим камином.
Это произошло в ночь на субботу, и, поскольку в этот день он был свободен от службы, они смогли провести выходные вместе. Разнеженные теплом и удобством ее чудесной квартиры и совершенно покоренные друг другом, они на двое суток забыли обо всем, о своих горестях и тревогах.
Один раз за эти выходные они разговаривали о Мики, исчезнувшем год назад. Его таинственное исчезновение волновало всех, а особенно Нелл. Хотя роман их ранней юности давно закончился, у них сохранились хорошие отношения, а с годами они сблизились еще больше, делясь секретами друг с другом, как это обычно делают старые друзья. В ту ночь, когда Нелл и Кевин впервые занимались любовью, она объяснила, почему ее так беспокоит пропажа Мики: невероятно, просто непостижимо, что он мог уехать из Нью-Йорка, ничего не сказав ей, не оставив адреса.
Тогда Кевин подумал, но не высказал предположения, что у Мики не было возможности предупредить ее. Никто ничего не знал о нем, даже его товарищ по комнате. Он просто исчез.
Кевину часто приходило в голову, что Мики мог легко стать жертвой какой-то грязной игры. Будучи полицейским, Кевин слишком хорошо был знаком с ужасающей статистикой: каждый год бесследно пропадают сотни тысяч американцев. Очень немногие находятся и возвращаются к жизни. Список пропавших лиц только по его участку был километровой длины.
Нелл вздрогнула в его объятиях. Кевин взглянул на нее. Она открыла глаза и посмотрела на него таким же долгим взглядом.
– Что-то у тебя слишком серьезная физиономия, друг мой. Неприятности?
Хотя между ними было не принято изворачиваться – только честность и открытость, сейчас он решил не упоминать о Мики: это было бы неуместно. Поэтому он сказал:
– Я думал о нас с тобой, Нелл. Вот уже год, как мы встречаемся. И никто об этом не знает.
– Нил О'Коннор уж обязательно знает,– засмеялась она.
– Я имел в виду наших ближайших друзей.
– Ты хочешь сказать, что не обмолвился об этом Гэвину?
– В этом году я его почти не видел, кроме тех нескольких дней, когда прилетал в Лондон к началу съемок. Кроме того, тебе следует знать, что я не из тех, кто любит трепаться об этих делах. Ты, между прочим, тоже ничего не сказала Рози, иначе она бы проговорилась.
– Я не знаю, Кев, почему я ей ничего не сказала. Зачем мы делаем из этого секрет, ведь получается именно так.
Нелл теснее прижалась к нему, обвила его руками. Помолчав, добавила:
– Думаю, надо ей сказать. Ведь она моя лучшая подруга.
– Она будет рада... тому, что мы встречаемся.
– О да, она это одобрит! – воскликнула Нелл, закинув голову, глядя на него с некоторым кокетством.– Уж в этом, мой родной, ты можешь быть абсолютно уверен. Да, она с радостью благословит нас.
– Когда она возвращается из Лос-Анджелеса?
– Бог мой, Кевин, она только вчера уехала. Но, думаю, мы с ней вернемся вместе.
– То есть?
– Я тоже еду на Западное побережье...
– Когда? – резко прервал он ее, пораженный этим известием.
– В четверг или в пятницу.
– А я как раз собирался взять неделю отпуска, прежде чем перейти в Отдел уголовных расследований. Надеялся побыть с тобой, дорогая!
Нелл с досадой закусила губу.
– Жаль, что я не знала, Кевин. Это было бы чудесно. Но я уже все подготовила и вряд ли смогу изменить свои планы. У меня назначена встреча с Гэвином: он в понедельник прилетает из Лондона в Лос-Анджелес на неделю. И кроме того, у меня встречи с другими клиентами.
– Понятно.
– Мне, правда, очень жаль. Слушай, у меня блестящая идея! Почему бы и тебе не поехать с нами на побережье? Фантастика, как в старые добрые времена – я, ты, Рози и Гэвин.
При мысли об этом лицо просияло и она взволнованно воскликнула:
– Ну давай же, Кевин, соглашайся! Пожалуйста!
– Я просто не знаю...– Заколебавшись, он оставил незаконченной фразу, не зная, что делать, размышляя над ее предложением.
Нелл села, шутливо поцеловала его в нос и, соскользнув с кровати, направилась в ванную. Обернувшись с порога, бросила:
– Ладно, хотя бы подумай над этим.
– Я уже подумал. Будет лучше, если я не поеду.
– Но почему?
– Вы будете заняты целыми днями, а я буду болтаться без дела. Мне много чего нужно сделать здесь, Нелл. Знаешь, всякие мелкие проблемы, которые всегда остаются нерешенными из-за этой моей работы.
Она кивнула и ушла в ванную. Когда через несколько минут вернулась, на ней был махровый халат, еще один она держала в руках.
– Ну-ка, надень, и пойдем поедим чего-нибудь. Обед на плите.
– Я планировал пригласить вас куда-нибудь, леди.
Она улыбнулась.
– Дай мне сыграть роль домашней хозяйки, пожалуйста. У меня уже готов цыпленок в горшочке, и, заметь, он в духовке уже целую вечность, остается только надеяться, что не превратился в кашу. Иначе тебе придется пригласить меня на гамбургер в ближайшую забегаловку или довольствоваться яичницей здесь.
Следом за ней он вышел из спальни, на ходу надевая халат и посмеиваясь над ее словами.
– Я совсем не так уж голоден, Нелли. Но я бы не отказался от стакана вина.
Цыпленок был изумительным. Они ели его за кухонным столом, запивая прекрасным «Божоле».
– Кто бы мог подумать, что наша Крошка Нелл так преуспеет в бизнесе, сделает блестящую карьеру, будет разъезжать по свету и откроет свою собственную международную компанию, сказал он, чокаясь.
– Я,– ответила она, подмигнув ему с озорным блеском в глазах.
Он подарил ей восхищенную улыбку.
– Ты знаешь, я горжусь тобой. И тобой, и Рози, вами обеими.
– Ты вправе гордиться своей сестрой,– негромко сказала Нелл уже серьезным тоном.– Ее костюмы для «Делателя королей» – это нечто выдающееся, сногсшибательное. Вот подожди, выйдет фильм, ты увидишь, она довольно скоро получит еще одного «Оскара».
– Ты не шутишь? Это замечательно! Да, еще Рози мне что-то говорила насчет следующей картины Гэвина. Она что, собирается в ней участвовать?
– Я не знаю,– слегка пожала плечами Нелл и покачала головой.– Он пока не говорил ни ей, ни мне, что это будет за картина. Возможно, он и сам еще не знает. Но, заметь, что бы он не делал, это обязательно – высший класс.
– Должно быть, я неправильно ее понял. Я думал, что из-за этого она полетела в Лос-Анджелес.
– Не совсем. Она должна встретиться с Гарри Маршаллом, обсудить его следующую картину. Это современная романтическая комедия. Он большой почитатель таланта Рози.
– Его можно понять,– заметил Кевин.– Слушай, если этот парень поставил такие отличные фильмы, как «Пляжи» и «Хорошенькая женщина», с ним, конечно, стоит работать. Я надеюсь, Рози согласится. Было бы просто глупостью отказываться. Это мое мнение.– Он сделал глоток и спросил:– А сколько времени вы пробудете там?
– Несколько дней, самое большее – неделю. Это зависит от Джонни Фортьюна.
– Да? – Кевин бросил на нее испытующий взгляд.
– Мы должны встретиться с ним, чтобы обсудить его будущий концерт весной или летом следующего года. Это опять будет в Мэдисон-Сквер-Гарден. Впереди масса дел.
– Ты его сделала крупной звездой, Нелли.
– Нет, это не так,– покачала она головой.– Он всего добился сам. Своим голосом. И внешностью, и обаянием, и умением сводить женщин с ума.
Кевин с интересом слушал, потом заметил:
– Вы с Рози очень похожи. Никогда не хотите поверить, что у вас что-то здорово получилось. Конечно же, ты помогла ему стать звездой.
– Ты просто необъективен, мой милый.
– В нем есть что-то загадочное, правда?
– В ком? В Джонни? Вовсе нет.– Она нахмурилась.– Что ты имеешь в виду?
– Он появляется из ниоткуда, записывает пару дисков, сходу покоряет женщин, и раз – все готово. Появляешься ты, становишься руководителем его рекламных кампаний, и наутро он просыпается суперзвездой. Нет – мегазвездой.
– Если бы это было так просто. На самом деле все сложнее. Джонни несколько лет работал в маленьких ресторанчиках в Лас-Вегасе и Атлантик-Сити, не говоря уже о ночных клубах. Работал до посинения. Он объездил все – Лос-Анджелес, Чикаго, Бостон, Нью-Джерси, Филадельфию, Нью-Йорк. И так год за годом. Назови любой ночной клуб, хоть самый захудалый, и я могу поспорить, Джонни там пел.
–Что бы ты ни говорила, но именно ты сделала из него нашего американского Хулио.
Нелл расхохоталась и опять покачала головой.
–Ничего подобного. Хулио Иглесиас только один. Он, конечно, настоящая мегазвезда. Кроме того отличный парень. Что же касается Джонни Фортьюна – я думаю, в нем есть от всех понемногу. От Перри Комо, Вика Дамоне, Малыша Оле-Голубые глаза и от Хулио. Вот почему всем так нравится Джонни – он им напоминает их любимых эстрадных кумиров.
–Нет, Нелл, ты неповторима! – фыркнул Кевин.– Всегда все разложишь по полочкам. Боюсь только, самому Джонни не очень понравились бы твои слова. По-твоему выходит, он подражатель?
– В общем да. Но он тоже по-своему неповторим. И, несомненно, он настоящий «бельканто-менестрель» нашего времени.
– Если можно так сказать.
– Я уже это сделала,– парировала она, потянулась к нему и чмокнула в щеку.– По крайней мере я буду его так называть.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ангел - Брэдфорд Барбара Тейлор

Разделы:
1234567891011121314

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

1516171819202122232425262728

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

29303132333435363738394041424344

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

4546

Ваши комментарии
к роману Ангел - Брэдфорд Барбара Тейлор


Комментарии к роману "Ангел - Брэдфорд Барбара Тейлор" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
1234567891011121314

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

1516171819202122232425262728

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

29303132333435363738394041424344

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

4546

Rambler's Top100