Читать онлайн Разговоры под водку, автора - Брукс Кирсти, Раздел -

в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Разговоры под водку - Брукс Кирсти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Разговоры под водку - Брукс Кирсти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Разговоры под водку - Брукс Кирсти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брукс Кирсти

Разговоры под водку

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница



«Любимый, я скучаю по тебе. Не могу дождаться, когда приду домой и снова упаду в твои пылкие объятия. Мое сердце изнывает от тоски по тебе. Мои пальцы горят от нетерпения прикоснуться к тебе, мои губы ищут твои…»
Это было уже третье письмо. Я скривилась от смешанного чувства жалости и отвращения. Похоже, эта Сьюзи, библиотекарша на общественных началах, совсем потеряла голову. Прочитав первое письмо, я сначала подумала, что теперь у меня есть, что доложить Элен и растопить ее невозмутимость. Но я ошиблась.
Она прочла отчет, уплетая сандвичи с сыром. Я же потягивала клубничный коктейль и думала, что пора менять запаску. Желудок мой злобно урчал всякий раз, когда мимо проносили горячие блины или яичницу, но я крепилась. Этой ночью мне приснился сон, как будто я сидела на коленях Сэма и мы целовались взасос. А потом мои бедра раздались, превратились в огромные ломти колбасы и придушили его. Я проснулась вся в поту.
Элен кивнула и засунула отчет в портфель. Я набралась храбрости и прошептала, что мне нужно знать, какими противозачаточными средствами они пользовались. Она посмотрела на меня так, как будто я дала ей пощечину.
— Это еще зачем?
— Затем, что я нашла упаковку от презервативов под кроватью Дэниела, рядом с его ботинками.
Судя по выражению ее лица, она явно предпочитала такой метод контрацепции, как спираль.
— Мы отказались от презервативов, после того как оба прошли обследование, — сказала она так, словно это я во всем виновата.
Мне стало понятно выражение «принести плохие новости» и почему того, кто их приносит, обычно убивают. Что ж, на этой работе мне явно не увернуться от пуль. Пора покупать пуленепробиваемый жилет.
— Она, скорее всего, давнишняя, — сказала я обнадеживающе.
— Без сомнения, — фыркнула Элен раздраженно. Казалось, ее огромные ноздри живут своей жизнью.
Мы решили, что все подозрительные факты я отмечу и в другом отчете, в конце недели. Тогда она сможет выбрать, продолжать ли ей роман с Дэниелом или послать его к чертям.
Завернув недоеденный сандвич в салфетку, она встала:
— Позвонишь мне в субботу и сдашь следующий отчет. И я надеюсь получить что-нибудь более конкретное.
С этим она и ушла. Поспешное отбытие. Наверное, хотела показать, что последнее слово все равно за ней.
Я уже сомневалась, действительно ли она хотела, чтобы я нашла компромат на Дэниела. Может, он ей просто надоел и она искала предлог? Возможно, втайне она хотела, чтобы он ей изменил, потому что тогда ее подозрения были бы оправданы, и в результате никакой ее вины в том, что она наняла меня, не было бы. Или я все выдумываю?
Когда я собрала свои вещи и приготовилась отчалить, то обнаружила, что Элен не ушла. То есть она вышла из кафе, но так и стояла на тротуаре, понуро уставившись под ноги. У меня перехватило дыхание, потому что я поняла — Элен плакала. Издалека было видно, что ее большой нос весь покраснел. На душе кошки заскребли, будто я в чем-то виновата, но я сказала им «брысь». У меня достаточно опыта, чтобы знать — мужчины и не на такое способны.
Итак, я думала, что нашла доказательства, пока не увидела на сентиментальном письме номер два дату. Оказалось, оно было написано девять лет назад. Я проверила и другие. Все они были давнишними, как и открытки, вложенные в письма. Они были написаны другим почерком — тринадцать лет назад. У Сьюзи была плохая привычка рисовать вместо точек маленькие любовные сердечки над буквой I. Симона, написавшая открытки, имела склонность к плюшево-игрушечным метафорам: «Ты мой пушистый мишка, ты мой маленький ути-пути». Что за тошнотворная слащавость!
Я торчала у Дэниела уже целый час, было почти одиннадцать. Снова зайдя в чуланчик с рухлядью, я проверила книжный шкаф. Замкнуто. Надо расспросить о нем Элен. Записывая, чтобы не забыть, я оглядела остальную часть комнаты. Потом проверила еще раз тумбочку около кровати. Вибратор лежал на том же месте, но кто-то его почистил.
Я сунула нос и внутрь тумбочки. Там навели порядок. Я сделала опись содержимого, поставила время и дату. Как и в прошлый раз, я обшарила карманы пальто, заглянула за ящики, под ящики, между матрасами и рамой кровати. Под кроватью опять набралась пыль. А в обувном ящике, под грудой старых вонючих кроссовок я нашла диковинную коллекцию.
Там хранилась малюсенькая засушенная розовая роза. Ее увядшие зеленые листья, словно когти, сжимали лепестки. А вот серебряная рамка на несколько фотографий. Я вытащила ее. Внутри была фотография обнаженной девушки с длинными рыжими волосами и мелкими чертами лица, которая лежала на ковре. А рядом была вставлена фотография огромной немецкой овчарки, роняющей слюни на тот же ковер.
Я вытащила заднюю картонку, но никакой надписи там не было, так что я все описала и задвинула ящик обратно. Небольшой дневник путешествий содержал подробности об отпуске, со ссылкой на девушку со странным именем Алекс, или сокращенно «А». Я поняла, что это девушка, потому что там было написано, что ее груди напоминали воздушные шары, готовые лопнуть. Ну и прочая чушь.
Что ж, и это пойдет. Я пролистала дневник. Меж страниц лежали билет на мюзикл «Кошки» (ходил дважды в течение одной недели, в феврале, семь лет назад) и счет за парковку. Зачем это хранилось, я не разгадала, но на всякий случай все записала.
Я опять заползла под кровать и пошарила под сервантом и шифоньером. На мне все еще была униформа «Аделаидских муравьев» — длинная черная прямая юбка и зеленый шерстяной затасканный пуловер, который я раскопала на дне своего гардероба. Я стряхнула пыль с юбки и рукавов — вымыть руки не было времени.
Этим утром я тихонько проскользнула к Дэниелу через боковую калитку. Вокруг никого не было. Я бросила собаке два сандвича. Потом прошла к задней двери и отомкнула ее. Жевательная резинка была на месте.
Ящик для одеял в спальне Дэниела был так плотно заполнен простынями и наволочками, что я встала на него и, поднявшись на цыпочки, потянулась к верхней полке гардероба — там лежал какой-то чемодан. Я расстегнула молнию и, как только взглянула на свалявшийся темно-синий джемпер и джинсы «варенки», сразу поняла, что это было печальное хранилище для старой одежды восьмидесятых годов. Он, наверно, думал, что мода на нее вернется.
— Мечтай, мечтай, приятель! — пробормотала я.
Я положила все эти древние шмотки назад и застегнула чемодан. Потом снова передвинула ящик с простынями, поставив его на прежнее место, к стене под окном.
Я осмотрела комнату повнимательнее. Итак, он хранит всякое утильсырье. Но среди этого второсортного хлама может найтись настоящий золотой ключик. Большинство людей хранят личные вещи именно в спальнях, как будто здесь их не найдет шпионский глаз. Я снова подошла к шифоньеру, где только что прогулялась по карманам пальто. Там висел застегнутый на молнию чехол для костюмов, в котором томился один — из коричневой вискозы с белыми вкраплениями. Возможно, его хозяин надеялся, что в нем можно будет кадрить женщин и двадцать лет спустя.
Но напрашивался и другой вывод. Когда я просмотрела свой список с письмами, дешевыми сувенирами и всякой мелочью, то поняла, в чем суть. Что, если Дэниел копил весь этот мусор потому, что тот что-то значил для него в эмоциональном плане? Что, если большой нелепый джемпер из чемодана надевался по случаю свидания со Сьюзи, а горчичная рубашка с вышитой вставкой помнила груди Алекс? Я осторожно спустила чемодан и тут же нашла подтверждение своих предположений.
За ним висело красное атласное женское белье — комбинация из топа и трусов — с маленькими сверкающими стразами, которых особенно много было по краям выемки на груди. Вещичка из ранних девяностых. Либо Дэниел тайком наряжался в белье двенадцатилетней девочки, готовящейся к первому выходу на рок-концерт, либо это был еще один сувенир.
Заткнув в трусы блокнот с заметками, я двинулась в пропахшую потом комнату с тренажером. Пара снарядов и маленькое стерео были такими же пыльными, как и подоконник, так что я ни к чему не стала прикасаться.
На полке камина были свалены в кучу компакт-диски — звуковая дорожка к фильму «Бойцовский клуб», пара дисков Криса Айзека. Неплохо, хотя было ясно, что в последнее время он их не слушал. Я обнаружила, откуда шел запах пота — воняло отвратительное грязное полотенце. И тогда до меня дошло, что я еще не видела прачечную. Я закрыла комнату и отправилась ее искать.
Собака обнюхивала землю вокруг клумбы. Я дружелюбно помахала ей и свернула направо к ванной, где в прошлый раз так эффектно приземлилась. Прачечная оказалась там же. Это была ничем не примечательная комната с белым кафелем. Слегка грязноватая раковина, зеркало в подтеках, тюбики с зубной пастой, болтающиеся в подвесной чашке. На стенах — смесь мыльной пены и пыли. Корзина для грязного белья была полной. Открыв расположенный за дверью шкаф, я увидела спрятанную там стиральную машину. И сушилка с одежными вешалками тоже была там, между машиной и стеной.
Внезапно у меня за спиной раздался пронзительный звук. Я кубарем отлетела к стене, за стиральную машину. Сообразив, что это всего-навсего телефон, я прыснула в кулак, но сердце так и колотилось в груди. Я вышла из комнаты для стирки как раз в тот момент, когда включился автоответчик. Это была Элен.
— Привет, любимый. Это я. Ты говорил, что твоя мама придет сегодня постирать твои вещи. Но я хотела спросить, может быть, ты пригласишь ее как-нибудь на этой неделе пообедать с нами? Просто пришла такая мысль. Если она придет около двух часов, то будет все еще там, когда ты приедешь домой. Увидимся вечером.
Сердце никак не хотело выходить из панического состояния. Я посмотрела на часы. Было без четверти двенадцать. Я почти дождалась «Ленина», который скоро намеревался прибыть со своим стиральным порошком. Встреча мне не улыбалась. Я проверила, не оставила ли следов. Так, где блокнот? На месте — в трусах. Надо уходить. Вернусь завтра.
Выскользнув из дома, я перешла через улицу и прошла три квартала к своей машине. Мне казалось, я слишком заработалась сегодня и потеряла бдительность. Вдруг меня кто-нибудь видел? Я села за руль, стараясь вспомнить все, что могла. Неизвестно, что из этого пригодится, но если Элен будет здесь вечером, нужно рассказать ей каждую мелочь.
Я надела большие темные очки от солнца, в которых была похожа на Джеки Онасис, и завела машину. Оглушительные звуки музыки группы «Шпандау балет» сопровождали меня, когда я, развернувшись, медленно проехала мимо дома Дэниела. «Ленин» еще не прибыл, и я вздохнула с облегчением, что мне не выпала такая историческая встреча. Слава богу, у Элен не совсем тухлые мозги, раз она таким образом предупредила меня. Он, должно быть, сказал ей про мать сегодня утром, после нашего с ней разговора в кафе, и она сделала все, что было возможно.
Я подъехала к перекрестку и увидела, как дорогу переходит группка школьников со своими родителями. Повернув направо, они пошли вверх по улице, а одна худая женщина в кроссовках и облезлых джинсах, шедшая с ними, отделилась и двинулась в сторону дома Дэниела.
Я повернула налево и, проезжая по улице, вдоль которой росли деревья, прибавила скорость. Потом снова свернула на ту улицу, где был дом Дэниела. Эти загородные улицы все располагались параллельно и упирались в реку Торренс, извилистое русло которой пересекало Аделаиду. Из безвкусно застроенных предместий она текла дальше, куда-то вдаль. Мне никогда не приходилось бывать там, вдали. И я думала, что река там шире, а вода голубее, не то что здесь — совсем потемнела от ила. Но я могла и ошибаться. Ошибаться для меня стало почти ритуалом.
Я превысила скорость, надеясь перехватить незнакомку на пути к дому. Слева возникла дорога с односторонним движением, и я переехала ее слишком резко, чуть не воткнувшись в машину на углу. Повернув на нужную улицу, я притормозила и медленно проехала мимо дома Дэниела. Как раз, когда мисс Кроссовкинг проходила мимо дома Пенни — в противоположном направлении. Она прошла мимо дома Дэниела! Подавшись влево, я посмотрела в заднее стекло. Машин не было, и дорога ясно просматривалась. Мисс Кроссовкинг уходила все дальше.
Замечательно. И что теперь делать? У меня было маловато шпионской сноровки, так что я просто развернулась. И поймала букет цветистых бранных выражений, когда чуть не чмокнулась с другой машиной. Это был подъехавший к дому Дэниела «седан».
Итак, пока я объезжала вокруг квартала, «Ленин» все-таки прибыл. Я проследила, как женщина вошла в кафе-магазинчик дальше по улице.
Когда я проезжала мимо, подыскивая, где можно оставить машину, в дверях появился мужчина в белом фартуке и с чашкой в руках. Я заехала за угол. Мне не хотелось, чтобы меня опознали.
Я схватила джинсовый пиджак с заднего сиденья, закрыла машину и прогулочной походкой пошла обратно. Хорошо, что на мне были очки от солнца. Укрывшись за ними, я наблюдала, как она, склонившись над столом и держа ложечку длинными пальцами без украшений, размешивает кофе. Это была стройная, но явно неуверенная в себе особа. Мы сидели в маленьком кафе, предлагающем сандвичи, плитки шоколада, чипсы и все такое. Я заказала апельсиновый сок и порцию мюсли.
В магазинчике было всего четыре столика, кое-как притуленных к кирпичной неоштукатуренной стене. Женщина сидела за самым дальним столом от входа, лицом ко мне, но спиной к улице Дэниела. Я устроилась по соседству, лицом к стойке, и вытащила журнал.
И тут я заметила, что держу порножурнал «Хастлер», который купила на станции обслуживания и которым вскрывала окна в доме Дэниела. Я быстро перелистнула обложку и посмотрела вправо, на нее. При этом я фактически не повернула головы, но все-все заметила.
Она была очень худой и походила на нервический тип. Наверно, она худела при одной мысли, как много места она занимает и что никто ее не любит. У нее были длинные тонкие светлые волосы. Обычно женщины такого типа носят конский хвост в палец толщиной. Она была бледнокожей, с зелеными глазами, обрамленными длинными ресницами в засохшей туши. И она явно не наряжалась в расчете на тайное свидание, хотя почем мне знать? Мое собственное последнее свидание закончилось тем, что меня вырвало в пластиковую коробку, после того как я выпила зеленого мятного ликера «Крем де мент».
Она с трудом поднялась и прошла мимо меня, прочь от дома Дэниела. Это произошло так быстро, что я поперхнулась, и немножко сока попало мне в нос. Выскочив из кафе, я подкралась к углу здания и выглянула. Мисс Кроссовкинг растворялась вдали.
Когда я вернулась к своим мюсли, маленькая сорока сидела на столе и клевала оставленное. Я вспугнула ее, сбросив еду на землю, взяла сумку и возвратилась в машину. Я решила сделать еще один круг, а потом ехать домой.
Темный «седан» все еще стоял на подъездной аллее к дому. Но на этот раз два передних окна в доме были открыты, и внутри наблюдалось какое-то движение. Я догадалась, что стирка для «Ленина» означала полную генеральную уборку. Интересно, что она сделает с журналами «Фуд файт фанниез»?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Разговоры под водку - Брукс Кирсти

Разделы:








































Коктейль «разговоры под водку»Благодарности

Ваши комментарии
к роману Разговоры под водку - Брукс Кирсти



Прочитал книгу - ну ничего так, можно осилить. Естественно, попробовал и предложенный коктейль, только Абсолюта не было, бал Байкал (ничем не хуже, кстати, а то и получше) - хорошая штука, тысяча чертей!!!
Разговоры под водку - Брукс Кирстиtat8494tat
24.12.2012, 14.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100