Читать онлайн Разговоры под водку, автора - Брукс Кирсти, Раздел -

в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Разговоры под водку - Брукс Кирсти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Разговоры под водку - Брукс Кирсти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Разговоры под водку - Брукс Кирсти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брукс Кирсти

Разговоры под водку

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница



Судя по тяжелой поступи, это должен был быть мужчина. Но оказалось — какая-то женщина в теннисных кроссовках и старых облезлых джинсах. Она подошла к тумбочке, которая ломилась от порно, выдвинула ящик и что-то достала. И не вздрогнула, как я, увидев лежащий наверху журнал про толстяков «Фуд файт фанниез». У меня мелькнула догадка, что она уже бывала здесь. На Элен вроде не похожа — ноги маловаты, да и не представляла я себе ее в кроссовках. Может, это лентяйка-уборщица?
Она упала на кровать. Послышались отрывистые звуки, похожие на утробное хрюканье. Чем она там занималась? Неужели?.. Я с тоской глянула на часы. А ведь почти четыре.
Я застряла в доме дольше, чем планировала. К тому же я замешкалась после слезливых признаний Заре. Пора отсюда выруливать. Мисс Кроссовкинг, как я ее окрестила, тем временем неслабо оттягивались и заканчивать не собирались. Это означало, что мне нужно сматываться, и побыстрей.
Прихватив ремешок часов зубами, я поддела языком его кончик и неслышно расстегнула. Теперь мне нужно было что-нибудь мягкое. Поискав глазами, я вытянула пыльный носок из отпихнутого мной ботинка. Задержав дыхание, чтобы не чихнуть, как в мультике, я положила часы в носок, закрутила конец, а потом вывернула оставшуюся часть носка и еще раз обернула их. Вздохи и стоны раздавались слева от меня. Так что я осторожно, мало-помалу протиснулась в правую сторону кровати, как можно ближе к двери. И слегка замахнулась.
Я левша, и мой удар силен. Я сжала поплотнее узелок с часами в левой руке, раскачала его вдоль плинтусов для скорости и бросила, что есть силы. Почти бесшумно он пролетел в дверь спальни и вылетел в коридор.
Я чуть не присвистнула, когда носок с грузом, пролетев дальше, в открытую дверь комнаты с тренажером, мягко срикошетил, отскочил к окну и приземлился возле ножки тренажера.
Я лежала слишком близко к краю, поэтому не осмеливалась даже пальцем пошевелить, холодея от каждого звука. Я услышала, как она вздохнула, положила что-то в ящик и закрыла его. И вдруг из соседней комнаты раздалось веселое «би-бип». Мои часы! Я и сама испугалась, а уж тетка завопила, как девчонка, прикрыв, наверное, рот руками.
Она осторожно обошла вокруг кровати. Моя рука была всего в нескольких сантиметрах от ее ног, когда она выходила из комнаты. Я быстренько извернулась и отодвинулась. Теперь мои ноги были напротив плинтуса.
Судя по ее реакции, носок с запихнутыми в него часами — это совершенно обычная вещь в тренажерной комнате. Потому что она только нервно засмеялась, когда его развернула, и вышла.
Я услышала, как хлопнула входная дверь, и вздохнула с огромным облегчением. От того, что я так долго сдерживала дыхание и наглоталась пыли, на меня напал чох. Чихнув пару раз, я с ужасом подумала: «А что, если она все еще на веранде?» Но все было тихо, и через несколько минут я поняла, что можно идти смело.
Однако сначала надо было как-то выползти и привести в порядок свой пыльный и мятый костюм. А потом ухитриться проскользнуть через заднюю дверь, мимо мамочки Пенни. Дэниел всегда возвращался домой в 5.25.
Перебирая конечностями, я начала извиваться, как ящерица. Как бы не свернуть себе шею. Выбравшись наконец из-под кровати, я выдвинула ящик тумбочки. Стараясь ничего не трогать, я осторожно приподняла «Фуд файт фанниез» и увидела вибратор. На нем налипло несколько довольно скользких на вид волосков. Я понятия не имела, были ли они тут раньше. Но все равно — фу!
Подняв по дороге часы, я тихонько пошла дальше по коридору. В гостиной никого не было, даже собаки. Сумка лежала там, где я ее и оставила, в целости и сохранности, не замеченная. Я вышла наружу. Собака, свернувшись калачиком, лежала в корзине, сплетенной из тростника. Она спала, так что некому было меня проводить.
Когда я вставила ключ в замок и подняла нижнюю защелку двери, меня осенило, что можно ее зафиксировать в открытом виде — вдруг надо будет опять вернуться. Мне совсем не хотелось повторять трюк с падением на пол ванной. Поэтому я сунула в рот жевательную резинку и пожевала. Потом залепила жвачкой головку защелки изнутри и отошла полюбоваться. Если он заметит, что защелка не опустилась, то заметит сразу, но если прохлопает ушами, то я всегда смогу легко вернуться.
С чувством собственного достоинства я вышла, тихонько прикрыла дверь и прокралась к калитке. Минут через пять я была уже в машине. На улице никого не было, только «фольксваген-жук» так и стоял на своем месте. Наверное, хозяева не могли себе позволить на нем ездить — ну, максимум могли сгонять в ближайший магазинчик за едой, чтоб никто не видел. Я вспомнила, как сама долго не могла заплатить за регистрацию автомобиля, хотя он у меня был. Пять веселых лет в аделаидском университете… Правда, на велосипеде весело было ездить только в хорошую погоду. К тому же мне не нравилось, когда меня дразнили Кэссиди Бутч (а бутч — это лесбиянка-мужик, если кто не знает), когда я приезжала домой вся промокшая, с расплывшимися в дешевом рюкзаке когда-то аккуратными конспектами.
Почувствовав себя в своей машине в полной безопасности, я с облегчением вздохнула и отхлебнула воды из бутылки, которую держала в бардачке. Я была как выжатый лимон. Остановившись у первого попавшегося паба, я вошла, подыскала местечко, заказала пиво и выпила его залпом. Потом прокрутила в голове все увиденное и пришла к выводу, что, несмотря на невинное содержание писем, нужно было прочитать каждое из них. Вдруг там крылась разгадка, зачем он их хранил. И еще пошарить в прикроватной тумбочке — я вспомнила, что мисс Кроссовкинг там что-то искала.
Я заказала еще пива, на этот раз светлого, и, потягивая его, стала наблюдать за парнями, которые играли в бильярд. Они ужасно рисовались, и, глядя на них, я постепенно пришла в норму. Один как будто косился на меня, и я уже было подумала, что он собирается подвалить. Но он прошел мимо и скрылся в туалете, оставив дружков без четвертого игрока. Похоже, игра откладывалась, так что я взяла свое пиво и перешла в кабинку. Оттуда хорошо просматривалась автостоянка. Я осмотрела запястье. Ничего, могло быть хуже. Ноющая боль отдавала в предплечье, но порез был неглубокий, и кровь уже подсохла.
Я достала сигареты и не спеша затянулась. Проходя в туалет мимо бармена, помахала ему ручкой и чуть не столкнулась с парнем из бильярдной команды. Он висел на телефоне. Где я его видела раньше? Только его мне сейчас не хватало — после всех-то шпионских приключений. Так что я вздохнула с облегчением, видя, что он не собирается подходить. С собаками, наверное, я и то лучше управляюсь, чем с мужчинами.
Слава тебе господи, завтра я не работаю. Я предвкушала, как завалюсь на свой диванчик с увесистым тостом и красным вином. Хорошая еда благотворно влияла на мои нервы. Так что в автомобиль я вернулась с легким сердцем.
Где-то на середине пути я глянула в зеркало заднего вида и заметила догонявшую меня машину. Я включила поворотник, чтобы перестроиться на другую полосу — вдруг это какой-нибудь идиот, который считает ниже своего достоинства ездить с разрешенной скоростью. Но тут он в меня врезался, да так, что я чуть не вмазалась в ветровое стекло. Хорошо, что ремни безопасности были пристегнуты. Вцепившись в руль, я старалась удержать несущуюся через две полосы движения к обочине машину. В ушах гудело от возмущенных сигналов других водителей.
Слишком поздно. Передо мной выросла темная стена деревьев и каких-то кустов. Наконец мне удалось окончательно затормозить, и меня снова подбросило — я на что-то наехала. Меня опять спасли ремни. Я еще раз жахнула по тормозам. Наступила полнейшая тишина. Слышно было только, как на пару пыхтели и задыхались я и мотор моей машины. По ветровому стеклу шуршали и скребли ветки дерева. Я отстегнула ремни и откинулась назад, пытаясь прийти в себя.
Удостоверившись, что руки-ноги целы, я покрутила шеей. Нормально, но ощущение такое, как после спортивного массажа. Все ныло. Тело окаменело и стало как будто не мое. Я закрылась в машине. Тишина настораживала, поскольку я вспомнила ту машину, что гналась за мной. Засунув руку в сумку, валявшуюся на заднем сиденье, я достала отвертку.
Ее я носила с тех пор, как однажды ночью несколько отморозков окружили меня на улице и начали требовать наличные. Тогда я удрала. На мое счастье это случилось около ливанского кондитерского магазинчика, и я заскочила туда. Схватив металлический держатель салфеток, я замахнулась и угрозами отпугнула ворвавшихся следом за мной хулиганов. Это, конечно, был блеф, но действенный. К тому же меня поддержал менеджер. Но рассчитывать на подобную удачу каждый раз было глупо. Так что с тех пор я всегда ношу отвертку, на всякий случай. Открыв дверцу машины, я сжала инструмент в руках, как кинжал.
Потом, все еще шатаясь, я вышла, споткнулась, зацепившись за ветку, потом поскользнулась на куче мокрого мусора и полетела вверх тормашками в какие-то щепки. И тут на меня упала страшная тень, и я чуть не оглохла от ужасного грохота. Завизжав от ужаса, я начала наносить удары вслепую, пока не поняла, что молочу воздух и что ноги мои запутались в каких-то веревках и цепях. Замерев, я услышала только свое хриплое дыхание. Оказалось, что так ужасно грохотала автострада позади меня. А напавшей на меня страшной тенью оказались качели.
Я распутала ноги и села, осторожно прислушиваясь. Я была на детской площадке. Между мной и дорогой располагалось квадратное спортивное поле. И никакие психи вроде бы за мной не гнались, ни на машине, ни на своих двоих. Никто не спешил и к съехавшей машине, слышался только шум большого города.
Я подкралась к своей машине и, не поднимая головы, влезла в нее. Мышцы отзывались болью на малейшее движение. Я обследовала машину. Вроде бы ничего не пострадало, кроме кустов, в которые я нечаянно въехала — будто разогнавшийся роллер шмякнулся в гору подушек. Бампер был помят, но не разбит.
Упав в кресло водителя, я решила поскорее слинять с места происшествия, пока никто не явился требовать с меня какой-нибудь ущерб. И, обхватив одной рукой спинку соседнего кресла, тут же дала задний ход, задевая капотом за ветки и кусты и пробивая себе дорогу через игровую площадку. Медленно продираясь сквозь эти заросли, я переехала через бордюр и вырулила на свободную полосу, потом развернулась и, как только появился просвет, влилась в поток машин.
Я включила радио и поехала медленно-медленно, стараясь вести машину плавно, как будто рядом со мной на соседнем сиденье стоял аквариум с рыбками. Минут через десять я припарковалась на свободном месте у своего дома. Как бы мне хотелось, чтобы у нас был крытый гараж! На улице стемнело, и я — уже второй раз за этот день — по-настоящему боялась.
После аварии я целый день провела в постели. У меня ужасно болела голова, и ныли все мышцы. Звякнув на работу, я сказала, что заболела, а потом занялась тем, что, тихо бранясь, разбиралась с Джоком. Этот мерзавец, пощебетав, накакал мне на волосы и, целуя, так клюнул в прыщик на подбородке, что пошла кровь.
Я позвонила Элен и договорилась встретиться, чтобы доложить о том, что узнала, потом закусила шоколадом. После мы с Джоком играли в русскую рулетку с пультом телевизора (у попугая обнаружился отвратительный вкус в выборе телепередач).
А на следующее утро я проснулась и все поняла. Тот, кто спровадил меня ползать на четвереньках по детской площадке, мог быть только Амандин Тони! Больше мне никто на ум не приходил.
Дело было не только в том, что Тони — единственный, кто имел на меня зуб, но и в том, что Тони водил грузовик, а вчера ночью именно высокие, как у грузовика, фары, ослепили меня. Наводил на размышление и тот бильярдист. Вполне возможно, что он не стал заговаривать со мной именно потому, что узнал. Ну почему, почему я не рассмотрела его как следует? Может быть, он тоже был тогда в том пролетарском пабе.
У меня не было врагов. По крайней мере, таких, кто способен на серьезные злодейства. Большинство парней, которым я не нравилась, были обыкновенные идиоты, съехавшие на наркоте. Да и то у них был только один повод не любить меня — я заставляла их мыть посуду. Судя по Нилу, они должны были меня забыть в тот же момент, как я от них съехала. Большинство из них давно потеряли мозги вместе с ключами от машины — если выкурить кучу наркоты, так обычно и происходит. Кроме того, у меня было такое чувство, что меня сбили с дороги неспроста.
В тот вечер я опять работала в одну смену с Амандой, поэтому заранее приготовилась к сражению. Когда она, где-то через три часа после начала смены, явилась и сразу направилась в комнату для персонала, я пошла за ней. Я была такая злая, что мне было до фени, как отреагирует босс. Аманда же так увлеклась разогреванием своей лапши, что не слышала, как щелкнул замок. Но когда она обернулась и увидела меня со скрещенными руками и разъяренным лицом, то отскочила и треснулась о шкафчик с приправами.
— Кэсс, ты чего? — пропищала она, поставив трясущимися руками лапшу на стол перед собой. — Может, лапши хочешь?
— С чего это ты сегодня предлагаешь мне свою занюханную лапшу, если раньше тебе это и в голову не приходило? — спросила я, отпихнув стул и наступая на нее. По замыслу я должна была грозно нависнуть над Амандой, но мои новые кожаные сапоги жали до смерти, так что пришлось сесть. — А может, тебе еще есть, чем со мной поделиться?
— Не понимаю, что ты имеешь…
Но я давила на нее, как в сериале «Закон Лос-Анджелеса»:
— Я знаю, это твой жених сбил меня вчера ночью. Не поверю, что ты настолько глупа, чтобы отрицать это. — И я грохнула кулаком по столу. Солонка и перечница подпрыгнули. — Ты предала меня!
Класс! Не зря мы с Зарой столько времени убили на просмотр полуночного телевидения.
— Я… Я ничего не могла поделать. Они взбесились. Они ищут, кто сдал Тони копам…
Я поняла, что была права. Облегчение и триумф — вот что я почувствовала.
— Это все работники того чертового паба, Аманда. К нам это не имеет никакого отношения!
— Я… Я знаю, но они были как чокнутые, и мне пришлось им хоть что-нибудь рассказать.
Я перегнулась через стол и уставилась на нее:
— Зачем? Ты-то тут при чем? С какой стати они бы подумали, что ты что-нибудь знаешь об этом? Это же смешно.
— Они сказали, что узнали тебя. Они подумали, что ты подруга Саманты, и собирались пойти к ней…
— И что? Избить ее? Поэтому ты их натравила на меня — чтобы не сделать бо-бо своей сестренке?
Я снова хрястнула по столу, в надежде опрокинуть подставку для салфеток. Увы, не получилось.
— Ну ты и дура! Что ты думаешь, они собирались сделать? Сказать, что я не права? Они же могли меня убить! Скажи спасибо, что они не знают девушку, которая помогла мне в ту ночь, а то ты катилась бы сейчас под венец в инвалидной коляске.
По-моему, я уже смахивала на Аль Пачино. Но зато я успокоилась, да и настроение наладилось, хоть я и по-прежнему жаждала мести за полученные шишки. Она же сидела в своих ярко-розовых туфлях без задников и тряслась от страха.
Я глубоко вдохнула, но, заметив, что зрачки Аманды забегали, когда я упомянула о Джози, так и обомлела.
— Нет! — выкрикнула я.
— Мне пришлось. Они хотели знать все.
— Он всего лишь твой жених, а не ФБР. Ты не должна была… — Я тряхнула головой. — Ладно, ничего. Ты ведь не знаешь, где она живет…
И тут я перепугалась капитально — внезапно я вспомнила, как мы обсуждали, что готовить на свадьбу. Черт! Кафе!
Я вскочила:
— Они знают, где Джози работает?
По выражению ее лица я поняла, что онине только знают, но, наверно, уже выпили весь капуччинов кафе Джози.
Я стремглав выбежала из комнаты, растолкав по дороге тинейджеров, которые зависли у полки с новинками недели. На мгновение я почувствовала себя Брюсом Уиллисом, когда довольно удачно сиганула через турникет. Но потом споткнулась о порог и чуть не вспахала носом дорожку.
Захлопнув дверцу, я рванула со стоянки, стараясь вычислить, сколько мне понадобится времени, чтобы домчаться до Джозиного кафе. «Слишком много», — услужливо подсказала мне память, когда перед глазами у меня всплыло выражение лица Аманды. А ведь я еще не разговаривала с Джози после аварии!
Если Зару я знала со школы, то с Джози мы подружились в студенческие годы. Мы встретились, когда мой бойфренд начал, не переставая, бубнить о ней. Однажды ночью он целых три раза упомянул, какая на ней была юбка на лекции по психологии. И в припадке подростковой ревности я помчалась разбираться с ней в университетский бар. Она оказалась так хороша, что я чуть не умерла со стыда. О моем бойфренде она даже не слышала. Да я и сама его бросила через два дня, а с Джози мы стали подружками не разлей вода. Джози была красивой, но никогда не водилась с записными красотками. Она дружила с нами — простыми девчонками, и нам это нравилось.
Гадство! У меня не было мобильника, и я не могла позвонить Гасу — единственному другу в полиции, который у меня теперь остался. В 1989-м, помнится, он был веселым и честным малым и хорошо одевался. Он также наверняка был вооружен до зубов — особенно, если сравнивать со мной. Я в качестве средства самозащиты носила модный зонтик и отвертку. Так что Гас был именно тот, кто мне нужен.
Я проскочила на красный свет и свернула на ту сторону улицы, где в одном из домов располагалось Джозино кафе. Дорожные знаки указывали, что по новым правилам нужно снизить скорость до сорока километров в час. Но мне просто слезы на глаза наворачивались при мысли, что кто-то сейчас волочет Джози в дальнюю комнату, заломив ей руки за спину, одну-одинешеньку… И я только сильней жала на газ. Я еле сдержалась, чтобы не заорать «проваливай» на водителя шикарной машины (этот район славился магазинами одежды вроде тех, что всегда мелькают в полуденных фильмах про Родео Драйв). Потом я пронеслась мимо него и резко затормозила около кафе. Полицейской машины не было, так что я сразу кинулась внутрь. А бегунья я, как я уже говорила, так себе. В школьные годы я пропускала уроки физкультуры, так что мои суставы не были подготовлены к бегу на короткие дистанции.
Прихрамывая и потирая лодыжку, я вошла. И сразу просекла три вещи, которые меня слегка застопорили.
1. Джози выкрасила помещение в красно-каштановый цвет.
2. Она расставила длинные ряды низких ламп, что создавало настроение в духе «дринч-торч-конч».
3. Сама она сидела на черном кожаном пуфике, держа в руках огромный фужер с кусочком лимона на дне.
— Джози, слава богу! — пропыхтела я. — Кто-нибудь приходил? Я имею в виду, ты…
Едва переведя дыхание, я закрыла за собой дверь на засов и шмякнулась на другой пуфик.
— Кэсс, что случилось? — Глаза у Джози стали такие же круглые и большие, как фишки в казино.
— У Амандиного жениха болты срезало, он сбил меня с дороги. Я думала, он и сюда явится. Я так беспокоилась!
Я схватила телефон со стойки в баре, позвонила Гасу и на одном дыхании объяснила, что произошло. Он пообещал прислать машину. После этого я сгребла чашку арахиса и плюхнулась на диван, напротив Джози.
Осмотревшись, я заметила еще больше новых деталей: тяжелые хромовые пепельницы и кактусы, прячущиеся среди камней и стоящие на виду в кашпо из белого камня. Из стерео мягко лилась музыка, разжигающая аппетит к чувственным удовольствиям.
— Вот это да, Джози! У тебя тут теперь как в модном журнале «Уоллпейпер».
— Благодарю. Теперь мне месяц не на что будет есть. Но мне нравится. Последние два дня тут были рабочие, красили и проводили электричество. — Она затихла, и вдруг глаза ее сверкнули: — Подожди! Здесь действительно были какие-то незнакомые парни. Я сначала не обратила внимания — мне было некогда, я была в подсобке с Джоном. Он оборудовал систему аварийной сигнализации. Ребята, которые работали около входа, сказали, что выгнали их. Может, это они и были? — Потом Джози огляделась: — Спасибо тебе, господи, что ремонт закончился.
Я кивнула, уставившись на ее бокал. Перехватив мой взгляд, она встала, подошла к стойке бара и сделала еще две водки с тоником.
— Я не знала, что у тебя есть лицензия.
— Получила на прошлой неделе. Кофе с булочками не давали мне умереть с голоду, но и только. Вот я и сделала лаундж-бар. И работать теперь можно допоздна. Недалеко есть пара ресторанов-клубов, дальше по Дарсон-роуд, всего в пяти минутах отсюда, и мы с ними сотрудничаем. Ну, знаешь, рекламируем друг друга, помогаем и все такое. Вот, например, они не любят, чтобы до одиннадцати часов к ним приходили только выпить кофе или коктейль, потому что в это время они накрывают столы к ужину и готовят танцпол — и они выжимают из площади все, что можно. А теперь и я делаю так же.
Джози выглядела такой довольной, что я не могла не улыбнуться.
— Звучит неплохо, — пробормотала я, потягивая напиток и пытаясь успокоиться. Мои нервные ресурсы были истощены лихачеством на пути к месту возможной трагедии.
Пронзительно взвизгнули тормоза полицейской машины. Она остановилась на середине дороги, и двое полицейских быстро выскочили наружу. Я вышла им навстречу, и, пока мы входили в кафе, они забросали меня вопросами.
Джози принялась складывать пополам огромные красные салфетки. А я рассказала копам всю историю с Амандой. Потом предложила им заняться Тони и его прихвостнями.
— Вам следовало бы раньше сообщить в полицию, — сказал один полицейский, тот, что пониже и погрубей. Похоже, у копов всегда есть, что сказать. Уж я-то знаю, Гас меня всегда поправлял, если я говорила неправильно.
— Конечно, — нехотя промямлила я. Что уж говорить, тут я действительно совершила ошибку.
— Хорошо, мы пришлем кого-нибудь, пусть понаблюдают в течение недели. Если что, звоните.
Когда они ушли, я подлила себе еще водки с тоником и скоро почувствовала себя слишком навеселе, чтобы возвращаться на работу. Так что я навела порядок в задней комнате, где после косметического ремонта был настоящий бардак, а потом вознаградила себя парочкой пирожных. Аманде я позвонить не потрудилась. Пусть подергается.
Было уже три часа утра, когда я добралась до своей кровати. Похоже, поработать над отчетом для Элен вряд ли удастся. Я мечтала поскорее уснуть и снова оказаться в своем любимом сне, где мы с актером Кевином Спейси плывем в круизе по Атлантике. Ведь если вести себя правильно, сны вполне могут воплотиться в жизнь. Вот только просыпаться надо до того, как Кевин исчезнет с палубы.
Наступившее утро было ухлопано на составление чернового отчета для Элен — на следующий день у нас была назначена встреча. Прошла уже неделя с того момента, как я начала работать на нее, и теперь я чувствовала себя обязанной продолжать наше сотрудничество на самом высоком профессиональном уровне. Пусть думает, что я — настоящая сыщица.
Итак, учитывая дни, проведенные в засаде и за сбором информации в Интернете, у меня получилось плюс-минус восемнадцать рабочих часов. Я не включила время, затраченное на дорогу, но зато я включила квитанции на бензин и покупку дневника. «Нет, надо вести дневник расходов и затраченного времени постоянно», — поклялась я себе. А то несколько раз пришлось даже разными ручками писать и почерк изменять.
На уроках в художественной школе я тоже так делала. Только там речь шла о бесконечных творческих «поисках». Я что попало писала на холсте, лепила туда же картинки из журналов, делала бесконечные наброски, снова ляпала краску на холст… Получалась, конечно, мура. Но мне очень нравилось малевать все кругом. Примерно так же я поступала, когда накладывала ночной крем. В этом не было никакого смысла, но зато умиротворяло окружающих (то есть позволяло моей маме спать спокойно).
В отчете я опустила факт ранения запястья (которое хорошо заживало) и инцидент с женихом Аманды. Я также замяла детали о проникновении в дом, однако обстоятельно донесла о проныре, выгуливающей собаку, и заведенном порядке отбытия и прибытия Дэниела. Кроме того, я набросала план работы на предстоящую неделю.
Элен была на собрании, когда я ей позвонила. Приняв к сведению мое сообщение о затраченном времени и ничего не сказав о собачнице, она условилась встретиться со мной завтра утром в кафе и повесила трубку.
В тот вечер я пошла к Заре, чтобы набрать и распечатать отчет на ее компьютере, пока она будет делать тыквенное ризотто. Зара что-то была не в духе и открыла бутылку дешевого шампанского, которую раскопала в холодильнике. Пока я работала, она пыталась развеселиться в гостиной: громко включила Мадонну и так начала скакать в своей коротенькой зеленой ночной рубашке, что хоть сейчас на сцену с ирландским коллективом «Риверданс». Да, видно, дело было не только в неприятностях на ее работе.
— У тебя проблемы? — спросила я, когда она села на диван. — Как Джастин? С ним все в порядке?
Зара тяжело дышала от физических упражнений. У меня же просто глаза слипались — так я устала. Мне стало дурно от одного бокала шампанского.
— Да. С ним прямо зашибись, как все в порядке. У всех все просто в охрененном порядке.
— Да? А зачем ты тогда четыре раза подряд прокрутила песню «Material Girl»?
Я подала ей стакан воды с аспирином. Она залпом выпила, потом хрястнула пустым стаканом прямо по деревянному кофейному столику. Вот те на! Раньше Зара никогда не позволяла себе поставить стакан вот так, без подставочки. Она совсем не какой-нибудь компьютерный червь. Она очень серьезно относилась к чистоте и гигиене и всегда пользовалась подставками. У нее их было столько, что хватило бы на всю Австралию (не то что у Дэниела в доме — дай бог, если одна найдется). Короче, аккуратности ей было не занимать.
А вот скромности…
— Зара, прикрой свой неполотый девственный сад, — сказала я, натягивая ночнушку ей на бедра.
— Ну и что? Все равно никто не хочет сорвать мои цветы, — заявила она и рыгнула. — Я уж и не пропалываю. Земля вся сухая…. — Она поколебалась и пробурчала: — …как глина. Твердая и растрескавшаяся.
— Какие эффектные метафоры! И кто, хм, как ты думаешь, мог бы занять вакантное место садовника?
— Никто, — сказала она, но ее нижняя губа дрогнула.
— Ну правда, кто?
— Ну, есть один… С работы.
На работе Зара ненавидела всех, включая начальника и свою золовку, которая тоже там работала. «Работа с порнопродукцией — это пятно позора, которое никогда не удастся стереть», — всегда говорила она.
— А как же пятно позора?
— Фигня все это!
Она злобно ткнула кулаком подушку, лежащую около нее, и тут заметила на ней грязные пятна. Наклонившись поближе, она стала их разглядывать, потом захихикала. Я напомнила себе, что лучше сейчас не заикаться про утреннее похмелье.
— Что именно?
Романтическая влюбленность и Зара — это просто две несовместные вещи. Раньше я некоторое время думала, что она лесбиянка — пока не узнала, что она семь раз смотрела фильм «Дитя карате». Вообще-то мы уже столько времени дружим, что ничего нового друг о друге уже, наверное, не узнаем. Но все же меня периодически раздирает любопытство — уж не собралась ли Зара соблюдать свой целибат до гробовой доски?
— Все! Все — уроды! — ответила она, вставая. Пошатываясь и спотыкаясь, Зара прошла на кухню и принесла стакан воды и пакет сырного печенья. Плюхнувшись на прежнее место рядом со мной, она разодрала его, как дикарь. Скоро все ее лицо покрылось крошками.
— Зара, что происходит? Если это не Джастин, значит, кто-то с работы. Это же я, Кэссиди. К-э-с-с-и-д-и Б-л-э-р, — повторила я, как будто она оглохла. — Это я убирала за тобой после того, как ты перебрала в колледже. Я три раза подряд смотрела с тобой фильм «Свободные». Это я ходила с тобой учиться танцевать брейк-данс.
Терпение мое было на исходе. К тому же она не предложила мне печенья.
— Знаешь, — дрожащим голосом сказала Зара и вытерла глаза, — мне так грустно.
«Слава богу, она хоть что-то сказала», — устало подумала я.
— Понятно, — сказала я, собираясь произнести какие-нибудь банальности, но она оборвала меня.
— Ничего тебе не понятно! Это из-за Джорджа. С работы. Я люблю Джорджа с работы, — и она залилась слезами.
Я уставилась на нее в недоумении. Ничего удивительного, что Зара почти не пьет.
Не то чтобы я чувствовала себя неловко, если кто-нибудь проявлял излишнюю эмоциональность. Просто этот день, а теперь и вечер вышибли из меня все остатки душевного равновесия. Зара пила, а тем более танцевала, очень редко. Она всегда была опрятной и осторожной, никогда не впадала в истерику, не трепалась о парнях (или о девушках, если уж на то пошло). Я прямо разнервничалась.
Зара же совсем раскисла. Мы сидели на диване, и я нервно похлопывала ее по коленке, а она вытирала нос о свой рукав и мою майку. Она рассказала, что сначала они с Джорджем переписывалась по е-мейл. Потом улыбались друг другу около автомата с кофе и краснели в лифте. Фактически они разговаривали только на собраниях, где кроме них всегда было еще человек десять. А сегодня, о боже, случился облом. Она решила подойти к нему в кафетерии.
— И что? Он ведь тебе понравился, правда же? Ну подошла, что в этом плохого. Вся эта любовь по е-мейлу слишком затянулась, пора с этим кончать. Вы же не сможете проверить, подходите друг другу или нет, без конца обмениваясь электронными смайликами или подмигиваниями.
— У него от ног пахнет! А изо рта несет, как у каннибала!
Я поморщилась:
— Может быть, просто так совпало. Может, он луку наелся. Может, он как раз в эту минуту мучился, вспомнив, что забыл почистить зубы.
— Я просидела несколько часов, все думала об этом. Я больше к нему не подойду.
— Зара, но он ведь тебе нравится? Так в чем же дело? Если у него пахнет изо рта, просто скажи ему об этом и все. Ты думаешь, у тебя одной переживания? А занудушка-Сэм? Помнишь, как он носился вокруг дома в длинных подштанниках и с мешком на башке. А я тем не менее в него влюбилась!
— А ты бы сказала занудушке-Сэму, если бы от него плохо пахло?
К счастью, от Сэма пахло туалетной водой и дорогими вещами из чистой шерсти, но я поняла, куда она клонит, и сказала:
— О'кей, тогда купи ему жвачку: «Ментос» — свежее дыхание и все такое.
— В лифте я разговаривала с посыльным Бенни, — она отхлебнула воды и продолжила: — Бенни у нас — офисный сплетник. Он в курсе всех событий. Как обычно, он начал болтать обо всех понемножку, а потом перешел на Джорджа. Он сказал, что от дыхания Джорджа зачахли два растения, и никто больше не хочет ходить с ним на «Эмото».
— «Эмото»?
— Ну, это такие занятия, полное название — «Эмоциональный отклик». Это тест на эмоциональность и рациональность. Как ты ведешь себя в конфликтной ситуации на работе и все такое. Ну, всякая лабуда. И Джордж теперь сам для себя должен писать отклик.
— Бедняжка Джордж.
— Да уж.
— Тебе его жалко? Так помоги ему. Ведь у парня уже и работа страдает.
— Ну.. — Казалось, она даже протрезвела. Наверное, я слишком сильно на нее нажала.
— Он же тебе нравится, вот и помоги ему. Если ты тоже ему нравишься, он поймет, как тяжело тебе было сказать ему об этом ужасном запахе.
— Но мы никогда не разговариваем. Наверно, еще рано.
— А вдруг поздно? Скорее всего, он сейчас в недоумении, почему никто с ним не разговаривает. Сидит один, переживает.
На сей раз я точно переборщила. Бедный Джордж. Улучив момент, когда Зара отвернулась, смахивая со стола крошки от печенья, я выдохнула себе в ладонь и принюхалась. Вроде ничего. А вдруг таких вещей сам не замечаешь, ну, как не замечаешь, что твои шутки не смешные? Надо будет все-таки купить «Тик-так».
— Он не ребенок.
— Каждый до известной степени ребенок. Знаешь, это ужасно — думать, что другие тебя не любят. А друзья у него есть?
— На работе?
— Угу.
Казалось, она задумалась.
— По-моему, нет. Раньше он водился с Дереком, но тот получил работу в Брисбене и переехал.
— Дерек тоже так благоухал?
— Ну, сосновым лесом от него не пахло.
— Ладно, зайдем с другой стороны. Кто организовал это «Эмото»?
— Дейрдре, девушка из отдела охраны труда.
— Так. А есть у них занятия по укреплению межличностных отношений? Ну, когда каждый пишет о другом все, что ему не нравится. Анонимно. Ну, типа, чтобы открыть глаза тем, которые не подозревают, что они гнусавят, когда говорят по телефону, или тем, которые слишком громко смеются.
Я вспомнила случай из личной жизни — однажды на Рождество на дискотеке мне вручили коробку носовых платков, потому что я все время чихала. Я сделала вид, что мне очень смешно, но на самом деле готова была сквозь землю провалиться от стыда.
— Не дожидайся, пока кто-нибудь опозорит его перед всеми, скажи ему сама — тихо и нежно. Стань ему другом. Кому-то из близких следовало бы это сделать раньше. Может, они и пытались, только он не слушал. Если ты этого не сделаешь, то сама пожалеешь.
Кажется, я ее так и не убедила.
— Ну, не знаю.
— Или пошли ему анонимный е-мейл.
Тут Зара повеселела:
— Вот это хорошая идея. Как я сама не додумалась? Можно послать ему открытку по е-мейлу, а потом сказать… — Тут она снова нахмурилась: — А что, если он поймет, что это от меня?
— Ну, если ты подберешь правильные слова, то не поймет.
— Можно попробовать.
— Послушай, Зара, ты сказала, что любишь его. Может, ты спьяну это ляпнула, но все равно нужно сказать ему правду. Представь, а что, если он сидит и думает: «Мне так нравится Зара, я хочу пригласить ее на свидание… Но эти ее козюли!»
— Да, ты права.
— Ну, вот и хорошо.
Я встала, стряхивая с брюк крошки от печенья, и начала собирать свои вещи. Нужно покормить Джока и на боковую.
— Зара, — сказала я, закидывая ремешок сумки на плечо, — а у тебя и правда козюли.
Выходя, я думала о том, как было бы хорошо, если бы изобрели такую кнопку, нажав на которую можно было бы стереть из прошлого все неудачи. Я понимаю, плохие воспоминания помогают нам не вляпываться в неприятности по второму разу, это такой механизм самозащиты. Но все же так мучительно вспоминать, как я травила на вечеринках дурацкие истории, как забывала имена друзей, представляя их, как к моей туфле однажды прилип кусок какашки, а я так и ходила по школе… Нет, это какое-то самоистязание. Лучше сфокусироваться на чужих обломах. Итак, утром я опять пойду в дом Дэниела, после того как пошлю отчет Элен.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Разговоры под водку - Брукс Кирсти

Разделы:








































Коктейль «разговоры под водку»Благодарности

Ваши комментарии
к роману Разговоры под водку - Брукс Кирсти



Прочитал книгу - ну ничего так, можно осилить. Естественно, попробовал и предложенный коктейль, только Абсолюта не было, бал Байкал (ничем не хуже, кстати, а то и получше) - хорошая штука, тысяча чертей!!!
Разговоры под водку - Брукс Кирстиtat8494tat
24.12.2012, 14.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100