Читать онлайн Разговоры под водку, автора - Брукс Кирсти, Раздел -

в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Разговоры под водку - Брукс Кирсти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Разговоры под водку - Брукс Кирсти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Разговоры под водку - Брукс Кирсти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брукс Кирсти

Разговоры под водку

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница



Как оказалось, я зря беспокоилась. Я разрешила Нилу остаться дома, когда приедет Ланс, но не запретила ему таращиться на конский хвост моего нового приятеля. Поэтому он решил принять ванну и не путаться под ногами. Я представляла себе всех дизайнеров с хвостиками. Но у Ланса были торчащие волосы и резвая, полная жизни походка. Или, в его случае, клубных наркотиков.
Наложив побольше крем-пудры, я основательно заштукатурила свои синяки, поэтому лицо мое выглядело вполне пристойно. И взяла на вечер у Джози одну из ее сумок — образец творчества неизвестного дизайнера. Так что я чувствовала себя довольно уверенно, когда он постучал в дверь. Поболтав со мной пару минут в дверном проеме, он пустился вскачь по квартире, восхищаясь всем подряд. Напав на кухонную утварь, Ланс назвал каждый предмет поименно. Допускаю, что за свою жизнь я купила несколько безвкусных вещей. Но вообще-то меня с детства приучили покупать все самое хорошее, но не потому, что та или иная вещь была модной, а потому, что она была лучшей. Ланс же дотрагивался до моего тостера так, как будто это было произведение скульптора.
— Ну, Кэссиди Блэр, — он так и продолжал называть меня таким манером, — давай погудим! Я принес кое-что для разогрева.
И он выскочил из кухни, прыгнул на диван и достал белый порошок в пакетике. Я знала, что такое кокаин. Я принимала кокаин. Просто я никогда раньше не делала этого так беспечно.
— Хм, Ланс, это меня не разогревает, — сказала я, глядя, как он вытаскивает свой бумажник, чтобы достать купюру.
Он посмотрел на меня в полном разочаровании.
— Но, Кэссиди Блэр, как же так? А это? — И он вытащил сигареты с марихуаной. — Да ты не бойся, это только чтобы добраться до ресторана. — Он произнес «ресторан» так, как будто был французом. — Там мы разогреемся и коксом.
— Тебе что, Джози сказала, что я люблю ходить по ресторанам? — спросила я, нервно постукивая пальцем по бедру.
— Ага, — он улыбнулся мне так, как будто уже увидел под моим ярко-розовым мини-платьем черное кружево.
Платье было старое, но черные туфли — новыми. Двести двадцать долларов с моей кредитной карточки. Я пожала плечами:
— Ладно.
— Вот и здорово! Давай поймаем кайф, моя маленькая леди!
Вдруг я услышала придушенный смех из ванной. Ланс удивленно покрутил головой.
— Все в порядке. Это просто мой друг, он живет со мной. Старый, добрый друг. Но, увы, изгой общества, — прибавила я, услышав дикое ржание и всплески воды. — Ему негде голову приклонить. Пришлось взять его к себе, бедолагу.
— Конечно, конечно, — сказал Ланс, все еще радуясь неизвестно чему. — Ну, давай повеселимся.
И я так и сделала. Я «веселилась» всю дорогу в ресторан, на террасе внизу, где мы чуть не подожгли бамбуковую циновку, пока курили марихуану, когда возносились в лифте, и в ресторане, в облаке фиолетового дыма. Пока для нас накрывали стол, мы, заказав белое вино, сидели на кожаном диване и глупо усмехались друг другу. Ланс, казалось, всех там знал. Девушки восхищались моими новыми туфлями, пытаясь выяснить торговую марку и страницу в каталоге, на которой они помещены. Я рассматривала, как сумки на прилавке, мужчин. Все «веселились», как и мы. К тому времени как мы уселись за стол, в комнате стоял душный туман.
Ужин я не запомнила, знаю только то, что была адски голодна. Я съела три блюда и залила их вином. Мы пили немерено, и за все платил Ланс со своей кредитной карты.
Из ресторана мы свалили шумной счастливой толпой, и потом еще все вместе где-то танцевали, в каком-то клубе вроде бы. И я была очень рада встретить так много замечательных людей, которые, казалось, были так же взволнованы встречей со мной. Мы все смеялись, шутили и целовались.
В пять часов утра мы с Лансом наконец втиснулись в машину, забитую нашими новыми, самыми лучшими друзьями, чьи имена я уже забыла. Они оставили нас возле моей квартиры. Улица казалась одновременно серой и очень солнечной, и я почувствовала себя тоже немного серой и солнечной. Поэтому, когда Ланс крепко поцеловал меня и, пританцовывая, пошел в направлении своей машины, я не расстроилась и потопала к своей двери одна. С глупой ухмылкой.
Через восемь часов Нил принес мне тот же поднос с завтраком и таблетки. Я их кинула в рот, а тост отодвинула. Есть не хотелось. Страшное чувство голода прошло. Это была реакция на употребление наркотиков. Я сообразила, что вчера явно была не в своем уме, раз не помнила, как добралась до кровати. Я снова влезла под одеяло. На мне была пижама. Хоть это хороший знак.
— Есть не хочу, — прошептала я и, когда Нил отпрянул, вспомнила, что еще не почистила зубы.
Смутившись, я притронулась к своему лицу. Нил кивнул:
— Кстати, у тебя по всему лицу блестки и помада.
Потом мне все время хотелось в туалет. После полуночи я пила стакан за стаканом, мешая воду с вином, и думала, что к утру лопну. Но я не могла вспомнить, пописала ли я хотя бы раз. Сейчас неожиданно все клапаны открылись, притом одновременно. Я то и дело рысила на полусогнутых мимо Нила. После пятого забега в туалет мне все это надоело, и я оставила дверь открытой.
— Раз тебя не тошнит, — отметил Нил из гостиной, — значит, надо полагать, что ты просто обсадилась наркотой, маленькая леди.
— Да-а, — просипела я и дернула смыв. Нила я не стыдилась. Он и раньше все это видел. Поэтому когда я стоически маршировала обратно в кровать, то была несколько озадачена его обеспокоенным видом.
— Значит, я и вправду угадал? Ты что, поддалась на уговоры нашего дизайнера?
— Заткнись!
— Кэсс?
— Что? — нетерпеливо рявкнула я.
— Почему мы живем вместе, а спим врозь?
— Потому.
— Но я не думаю, что я — гей.
Я подняла голову:
— Да уж.
— Да. Очень даже не гей. В любом случае, ни один гей со мной бы не ужился. Я не гей.
— Да, ты это уже говорил. Приятно об этом слышать, — добавила я и провалилась в сон.
На разной работе я сталкивалась с разными идиотами. С социальными изгоями, грубыми, часто дурно пахнущими и всегда бедно одетыми. С мужчинами в кримпленовых брюках и с волосами, зачесанными на лысину (такие всегда критиковали проходивших мимо девушек за короткие ноги). С женщинами на высоких каблуках и в гольфах, которые орали на своих мужей при посторонних (и при этом удивлялись, почему никто не везет их в Париж заниматься любовью). С парнями, которые носили широченные клоунские брюки и называли друзей «кореша». Они никогда не помнили имена своих подружек. Еще сохранились неясные воспоминания о красивых, уверенных в себе людях, которые «отстреливали» не таких красивых и менее популярных людей, как в компьютерных играх.
Так что, когда я утром возилась в ванной — отдирала от волос чупа-чупсы и лечила губы от вчерашних поцелуев, намазывая их двухсотдолларовым кремом для век, — я задумалась: а существуют ли вообще нормальные люди?
Даже Нил стал смотреть подозрительно, когда я в четвертый раз отказалась от еды, перестирала все свои пижамы и простыни, разобрала сумку и выбросила вон все двадцать с чем-то визиток, полученных прошлой ночью.
— Духовное очищение? — спросил он, когда я удалила сообщение Ланса, записанное утром на автоответчик. Он звонил из кафе на Рандл-стрит, приглашая присоединиться к нему, Антуанетте и Раджи, чтобы выпить протеиновых напитков. — Так ты скоро будешь читать деловой журнал «Ойстер» и заведешь электронный органайзер, — высказался Нил и уклонился от подушки, которую я в него швырнула.
Потом день шел как обычно, пока в полдень не позвонила Элен — вся в слезах.
— Он действительно уже встречается с ней!
— Кто? — спросила я, хотя и знала ответ.
— Дэниел. Уже несколько месяцев! Они встретились на помолвке у Робинсонов! Это было четыре месяца назад!
— И что ты собираешься делать?
— Убить его!
— Но ты и сама встречаешься с Малкольмом, — здраво рассудила я, хоть и понимала, как она сейчас себя чувствовала.
— Да, но он спал со мной, а думал о ней!
— Конечно. Возможно. Но, может быть, все было наоборот, — вселяющим надежду голосом сказала я и осеклась: — Ладно. Давай его убьем!
Она шумно втянула воздух, и по телефону было слышно, как сопли и слезы булькали в трубке.
— Правда, что ли?
— Нет, конечно!
Элен горестно прошептала:
— А что же делать?
Я еще не знала, но во мне разгорался огонь возмездия. Хотя, возможно, это просто наркотики взыграли у меня в животе.
— Я сейчас заеду. У меня все еще есть дубликат ключа от его дома. Надо понимать, ты не на работе?
— Я сказала, что у меня понос.
— Хорошая идея, — хмыкнула я, записала ее адрес и повесила трубку.
— Куда ты собираешься? — спросил Нил, глядя, как я, стоя в тапочках, накидываю пальто поверх джинсов. — Что-то произошло? Ты никогда так плохо не одевалась.
— Я еду к Элен.
— К той Элен, которая никак не может послать своего идиота?
Я обернулась к нему:
— Я что, разговариваю во сне?
— Нет, только когда обкуришься или напьешься. Мне не хотелось даже думать об этом.
— Да, к той самой.
— Ты для нее спрашивала у меня про наводки?
— Да, — неохотно признала я.
Он вскочил и натянул джемпер, который ему купил Сэм, когда мы поняли, что вся одежда Нила провоняла наркотиками.
— Я пойду с тобой.
— Нет, не пойдешь! — Я бросила на него сердитый взгляд и сгребла сумку. — Ты останешься здесь.
— Сэм сказал, что ты должна за мной присматривать, а получается — это за тобой надо присматривать.
— А еще Сэм сказал, что ты должен оставаться в безопасности. По крайней мере, моя квартира под надзором полиции, а это уже кое-что. И со мной там будет Элен.
— Шизанутый Джонни сюда уже врывался и чуть не порезал нас на куски, так что это не очень-то безопасно, даже когда Сэм рядом. А Элен может тебе помочь только одним — пырнуть кого-нибудь в глаз своим большим носом.
— Ты же ее даже не видел!
— Ничего, зато я слышал, как ты разговариваешь сама с собой.
— Ох, замолчи.
Я замкнула дверь, и мы прыгнули в машину. Я объехала квартал, пока Нил покупал кофе, и мы отправились к дому Элен, на Парксайд. Всюду были пробки, так что я умирала от страха, что мои шлюзы опять вот-вот откроются. Когда мы подъехали, мне было совсем невмочь.
Элен жила в классическом коттедже. Перед домом, стены которого были выкрашены в персиковый цвет, был сад с ухоженными деревьями и аккуратно подстриженным газоном, на окнах висели занавески кремового цвета. Похоже, она очень гордилась всей этой гармонией, что меня удивило, принимая во внимание ее немного агрессивную манеру держаться. Почему-то я представляла себе квартиру в бетонном доме и мебель в стиле минимализма. Я помчалась прямиком в туалет и облегчилась, а Нил представился Элен и помог ей запереть дверь.
— О черт, что случилось с твоим лицом? — спросила она, когда я вошла на кухню.
Я потрогала свою щеку. Я почти забыла о синяках и не накладывала макияж, кроме теней вокруг глаз. Боль тоже ушла. Возможно, это был побочный эффект от наркотических средств. Вчера вечером меня никто о синяках не спрашивал, хотя ослепительный блеск на веках всех явно сбивал с толку. В принципе, я выглядела уже почти нормально, за исключением слегка заплывшего глаза и яркого румянца.
— Это Нил взбесился, когда я неправильно включила посудомоечную машину, — засмеялась я, а тот бросил на меня сердитый взгляд.
— Не шути так, Кэсс, — сказал он, успокаивающе улыбаясь Элен и рассматривая ее окна. — Мою подругу Фиону, например, избили за то, что она забыла купить туалетную бумагу.
Элен завороженно уставилась на него.
— У тебя на окнах плохие задвижки, — сказал он.
— Да, они заржавели.
— Стекло, задвижка и вор в квартире. Тебя обчистят за полчаса, пока ты будешь спать тут одна.
Он обошел квартиру, поднимая вещи и продолжая монотонно бубнить.
— Где ключи от замка?
— В ящике, — сказала она, не отрывая от него глаз и указывая в направлении кухни.
Он взял ключи и, порывшись в буфете, нашел машинное масло, за пять минут смазал задвижки и закрыл их. Потом велел ей позвать садовника, чтобы тот проредил листву вокруг дома, дабы соседи не заглядывали прямо в окна, и мы уехали.
При выходе Элен отвела меня в сторонку:
— Он что, тайный агент? Коп?
— Нет, он вор и наркоман, — успокоила я ее.
— Тогда ладно.
Она нащупала в сумке бумажный платок и вытерла нос. Глаза ее все еще были красные, но она выглядела более собранной, чем когда говорила по телефону.
— А он очень умный.
— Знаю, — кивнула я. — Если бы он не испортил себе все мозги и не пропускал школу, то, наверно, был бы гением.
— И симпатичный.
Я засмеялась и взглянула на Нила, который оценивающе смотрел на улицу.
— Ты права. Но ты уже встречаешься с Малкольмом.
— Да, конечно.
Я протянула ей ключи от дома Дэниела, и мы все вместе отправились на Риверсайд-авеню. Я то и дело бросала нервные взгляды на Элен, болтавшую с Нилом о стереосистемах. Оказалось, что Нил до того, как начал вести жизнь наркомана, два года проучился на звукооператора, так что он был почти специалистом. К сожалению, это также помогало ему в воровской карьере.
Нил говорил о музыке так, как говорил Сэм в юности — хорошо и немного скучно. Но Сэм перестал, а Нил все еще нет. Так что диагноз замедленного развития ему поставили правильно.
Я отключилась, пока Элен жадно внимала советам Нила о том, как поставить новые усилители к ней в спальню и столовую. Мне немного жаль было Малкольма, который в это время развозил по городу хлеб и фантазировал о ее ноздрях.
Мы остановились перед тихим домом, и Элен выскочила из машины.
— Ты куда? — завизжала я, рванув ручной тормоз и дергая дверцу.
Она наклонилась к окошку с загоревшимися глазами:
— Я не хочу, чтобы вы входили, а то попадете в беду.
— Элен, — сказала я, выключив мотор и тронув рукой Нила, который выпрыгнул из машины вместе со мной. — Я уже и так в беде из-за проникновения в этот чертов дом. А он — вообще преступник. Мы подстрахуем тебя.
— Ладно, — пожала она плечами. — Сядьте на крыльце и, если кто-нибудь появится, постучите в дверь.
— У тебя есть план? — осторожно спросила я.
Она решительно кивнула, дико раздувая свои ноздри. Я почти видела, какие злобные замыслы ворочаются у нее в голове.
Мы с Нилом поднялись на крыльцо, а она зашла за угол дома. Я нисколько не боялась. Мне здесь все было знакомо.
Затем я услышала забавные звуки и оглянулась.
— Что это было?
— Ничего, — невинно сказал Нил. Но я могла поклясться, что слышала первые несколько строк из какой-то песни.
— Нил, заткнись.
— Я ничего не делаю, — засмеялся он, но перестал. Он шлепнулся на крыльцо, спиной к почтовому ящику. Я осталась стоять, наблюдая за улицей.
— Прекрасный район, — сказал Нил.
— Иногда — да, а иногда кругом сплошные дети.
Он обвел вокруг взглядом:
— А ты что, не материнский тип?
— Не-а.
— Значит, никаких детей. Даже в будущем?
— В будущем, может быть. Может быть, лет через пять я захочу выводок незаконнорожденных малюток. Хотя твоя мать убила бы меня, если бы у нас с тобой появились тогда незаконнорожденные.
Я засмеялась, но быстро замолкла, поняв, что ляпнула. Увы, сказанного не воротишь, а время не поворачивается вспять.
Нил засмеялся:
— Кэсс, позволь своему подсознанию сказать за тебя. Я знаю, тебе нравится Сэм. Это видно по всему. Когда он приходит, ты даже двигаешься по-другому. Мне очень хорошо знаком этот твой взгляд. Но знаешь, Сэму это все порядком надоело.
Я услышала только его последние слова.
— Надоело? Господи! — ужаснулась я. А я-то без конца его провоцировала. Как мне не стыдно! Меня затрясло. — Почему ты так думаешь? — осторожно спросила я.
Нил принимал наркотики. Может быть, это все его видения. Его мозг, должно быть, выглядит как старая морская губка.
— Не в том смысле надоело, Кэсс. Он же считает тебя замечательной девчонкой. Это очевидно. Ты что, не замечаешь этого?
— Перестань! — оборвала я Нила, тогда как мое бедное сердце словно стянули веревками.
— Что там ты бормочешь себе под нос?
— Ничего.
— Ты действительно ему очень нравишься, — медленно сказал он.
Мы помолчали.
— Откуда ты знаешь, что я ему, э-э-э, на самом деле нравлюсь? Может, я ему нравлюсь только потому, что присматриваю за тобой.
— Я думаю, если бы это было правдой, он не потел бы так под своим воротничком, когда ты рядом. — Дальше Нил, должно быть, прочел мои мысли. — Я его брат. Мне хорошо известно, что творится у него в голове под благообразной стрижкой. И я знаю, как ты действуешь на парней. — Он засмеялся, увидев выражение моего лица: — Ты, конечно, далеко не идеал! С тобой тяжело, но ты, черт возьми, стоишь всех усилий, и всякий хоть чуточку умный парень это понимает.
Я покраснела и приготовилась что-то сказать, чтобы он не возомнил, что я ему поверила, но тут из дома вылетела Элен и быстро сбежала к нам по ступенькам. Нил вскочил, и мы все кинулись к машине.
Отъезжая от дома Дэниела, я все еще путалась в мыслях о Сэме (мне не давал покоя воротничок). Но Нил проявил неожиданное хладнокровие, указывал мне направление и вовремя предупредил, когда я чуть было не заехала на бордюр. Я была уверена, что ему не раз доводилось бывать в машине, уходящей от погони. Видимо, поэтому он был более рассудительным, чем я. А от меня просто искры летели, так я разволновалась.
— Что ты сделала? — спросил Нил у Элен.
Мы направлялись домой. За нами никого не было. Элен все еще задыхалась, поэтому ответила не сразу. Немного придя в себя, она повернулась ко мне:
— Ты помнишь тот фотоальбом, который он держал под замком?
Я кивнула.
— Я сорвала замок и просмотрела его.
— Думаешь, он не заметит?
— Мне все равно. Кому он может сказать?
— Ну и что было потом?
— Да, к сожалению, Дэниел вел со мной нечестную игру, — сказала она, сделав ударение на последнем слове и пристально глядя на Нила, — поэтому я наказала его.
— Ты что, порезала на куски его одежду? — прошептал Нил с глубоким уважением. Глаза его стали как блюдца. Ему, видно, казалось, что он попал в одну из серий «Секса в большом городе». Вот только стилист ему явно не помешал бы.
— Нет, — улыбнулась она, — лучше. На прошлой неделе он забил холодильник морскими продуктами. Мы готовились к вечеринке по случаю его дня рождения. И я собиралась их приготовить, но думаю, что теперь этого не случится. Я попрятала их везде, где только смогла.
— Он боится морепродуктов? — возбужденно спросил Нил.
— Нет, — засмеялась Элен, — но он их будет искать, пока не наступит день рождения, который не так скоро, а к тому времени они все испортятся.
— И куда ты их положила? — спросила я с сомнением в правильности ее поступка.
Я не могла отделаться от мысли, что все это было как-то несерьезно. Немного по-детски. Это было все равно как забросать дом Дэниела яйцами.
— Ох, да везде, — беззаботно сказала она. — Моллюски в подставке для лампы, креветки застегнуты в диванные подушки, крабовые палочки — за платяным шкафом, мидии засунуты в ножки его весов, клешни омаров — в стиральной машине, а мясо крабов расплющено на дне вазы с сухими цветами. Дары океана теперь просто наполняют его дом доверху.
Вот это другое дело! Мы остановились перед домом Элен, и она рассказала нам остальное.
— Да, а еще я насыпала отбеливатель в стиральный порошок и завела будильник на три часа утра на завтра.
Мы вскрикнули, но она перебила нас:
— И засыпала порошок от блох в его фен.
— Он пользуется феном? — скептически спросил Нил.
— Вообще-то, я знаю многих парней, которые пользуются феном, — сказала Элен. Я согласилась с ней.
— И я где-то читала, что если положить порошковое молоко в постельное белье, то оно размягчается от температуры тела и прилипает к коже комочками. И их почти невозможно отодрать без волосинок.
— Господи, да ты сущая сатана, — уважительно сказал Нил.
— Я знаю, — сказала Элен, с сияющей улыбкой выходя из машины. — Спасибо, что помогли мне. Я чувствую себя просто великолепно.
И она подмигнула пораженному Нилу, а потом, ухмыляясь сама себе, быстро шагнула через порог. Мы с Нилом одновременно расхохотались. Но домой мы ехали молча, задумавшись.
— Вот они какие, обломки любви, — неожиданно сказал Нил.
— Да уж, — согласилась я. — Сначала мечты и надежды, а потом креветки в настольной лампе.
— У меня депрессия, — простонал он.
— У меня тоже.
Мы снова погрузились в тишину. Въехав в город, я вдруг увидела на улице, хм, одну желанную фигуру.
— Там Сэм, — закричал Нил, прежде чем я успела съехать на другую полосу, от обочины подальше. В тот момент мне меньше всего хотелось встречаться с Сэмом.
— Остановись, Кэсс. Я хочу, чтобы ты с ним поговорила.
Сэм, между тем, шел по улице Норт Террас и ел мороженое.
— Не остановлюсь, — упиралась я. — Он ест мороженое.
— Ну и что?
— Значит, он отдыхает. Я не собираюсь задавать всякие глупые вопросы и ставить его в неловкое положение, когда он отдыхает. Неудобно.
— Правильно, правильно, — закивал Нил. — Подожди, когда он будет занят. Это намного удобнее.
— Отвали.
Но тут вмешалась судьба: светофор поменял цвет, и мне пришлось неожиданно остановиться позади какого-то драндулета.
— Давай поменяемся местами, — неожиданно начал канючить Нил. — Выйди! Подойди и поговори с ним.
— Я не собираюсь с ним разговаривать! А вдруг загорится зеленый.
— Ничего. В фильме «Смертельное оружие» так делали. Просто выйди, а я переползу на твое место. Тебе не придется перелезать через меня.
— Слава богу, — пробормотала я, поняв, что я и сама хотела увидеть Сэма.
Что, черт побери, со мной происходило? Я только что своими глазами увидела, какими омерзительными могут быть парни, как далеко мы можем зайти, чтобы отомстить. А теперь я хотела попробовать все снова.
— Ладно, — раздраженно сказала я, делая вид, что меня насильно выпихивают из машины.
Я схватила сумку и открыла дверь как раз в тот момент, когда поменялся свет. Нил перебрался на водительское сиденье и, ухмыляясь, пристегнул ремень.
— У тебя хотя бы есть водительские права? — завопила я через стекло, краешком глаза следя за движением.
— Да, — крикнул он в ответ, — но они недействительны. И не обвиняй меня, если забеременеешь!
И он тронулся с места, бибикая в ответ на гудки машин, которые ехали за ним. Я же стояла, в ужасе прижимая сумку к груди. Мне некуда было ступить. Со всех сторон мчались автомобили. Наконец, увидев между ними просвет, я побежала к тротуару, где, открыв рот, стоял Сэм. Недоеденное мороженое стекало по его руке.
— Какого черта?
— А что? — еле переведя дух, сказала я и сделала вид, что ничего особенного не происходит.
— Тебя чуть не задавили! — выпалил он. — И ты покинула водительское место. Эй! А это не мой брат там поехал? У него же нет водительских прав!
— Нет-нет. Это мой приятель, ты его не знаешь.
— Уф, — с облегчением вздохнул Сэм и слизнул с руки мороженое, — тогда ладно.
— Таккак продвигается дело с Тони? — спросила я, подумав, что в моих брюках, похоже, заработала электростанция. Я могла бы обеспечить электричеством весь город.
— Оказалось, Джессика работает в борделе, который мы хорошо знаем. Они там отличные ребята. Если мы приезжаем, они всегда рассказывают, что слышали. А мы, в свою очередь, не беспокоим их больше, чем положено.
— Даже никаких рейдов не делаете?
— Ну, иногда мы пытаемся, но они ловкие, и ни один коп не будет с этим связываться. А проститутки вообще не прикасаются к наличности, поэтому надо еще изловчиться, чтобы арестовать их. Короче, мы не можем поймать их с поличным, пока не получим показаний от самих любителей быстрого секса, а кто же признается, что ходит в бордель? — Он тряхнул головой: — Как я уже говорил, это все один механизм — арестовать девушку, значит арестовать и владельца борделя. К тому же большинству девушек нравится этим заниматься.
Я посмотрела на него с сомнением. На мой взгляд, только ненормальной могло такое понравиться. Но Сэм, в отличие от меня, видел ненормальных каждый день и привык подразделять их на окончательных психов и лишь слегка сдвинутых по фазе.
Я терялась в догадках, куда же по этой шкале он поместил бы меня.
Мы шли, никуда не торопясь. Сэм доедал мороженое, а я незаметно пыталась передвинуть джинсы, чтобы шов при ходьбе не врезался в клитор. Мне и так приходилось туго.
— Итак, что ты будешь делать с Тони? Есть шанс задержать его?
— Да, мисс Марпл. Я полагаю, у нас есть шанс.
Рассмеявшись, я толкнула его, и он чуть не врезался в почтовый ящик. И вдруг я это почувствовала: как сияет солнце и как в его лучах тает мрак и холод всех моих прошлых дней. И мне стало тепло и хорошо. И не только в джинсах.
— Какой великолепный день! — сказала я и подняла глаза на облака, где словно белой кистью провели по голубому. И тут, кроме полос на небе, я краешком глаза увидела кое-что еще и вздрогнула. Сначала я подумала, что это птичий клюв. Но это был Сэм. Он наклонился и поцеловал меня.
Он поцеловал меня, и это было прекрасно. Нет, не прекрасно. Это было фантастично!
Было все: и липкие губы, и солнце в моих глазах, и нежные объятия. Затем он отклонился, а я облизала губы, на которых все еще оставался вкус от его мороженого, и вдруг закашлялась, наклонившись вперед. Я поперхнулась! Мне показалось, что сейчас я задохнусь и умру, прямо здесь, на улице. Особенно, когда он наклонился ко мне, и я, вцепившись в его свитер, ощутила пальцами ложбинку у основания его позвоночника.
Он несколько раз стукнул меня по спине, и я выпрямилась, вытирая нос и улыбаясь.
— Господи, — расхохотался он.
В полнейшем изнеможении я стояла, сопела и смотрела на него.
— Спасибо, — сказала я, покраснев.
— Спасибо за поцелуй или за то, что я тебе постучал по спине?
— Э-э-э, и за то, и за другое.
— Тогда пожалуйста, — ухмыльнулся он.
Мы пошли дальше. Я продолжала изображать девушку, очарованную облаками. А сама украдкой облизывала губы и прочищала горло от остатков потенциально опасного для жизни молочного продукта. Я шла с ним в ногу, как счастливый зомби.
— Куда мы направляемся?
— В казино.
Я засмеялась, потом остановилась, поняв, что он сказал это вполне серьезно.
— Ты будешь играть?! — поразилась я, потому что никак не могла представить его за рулеткой, хотя и попробовала несколько раз.
— Чувствую, что мне повезет, — сказал он и затем снова поцеловал меня, только на этот раз я была более подготовлена и даже ответила ему поцелуем. Моя рука снова касалась того места на его спине, и я радовалась солнечному свету и тому факту, что не носила солнечные очки, поэтому видела, как у него за ушами покраснела шея.
Я наслаждалась не только солнечным теплом, но и теплом внутри собственного живота. Оно струилось прямо к кончикам пальцев, сопровождаемое миллионом смешных мыслей. Что все это значит? Он живет со своими родителями, а я живу с его братом — где же мы будем заниматься сексом? Можно ли будет иногда водить его машину? А потом всю дорогу до казино я тряслась от волнения, но отчаянно старалась идти нормально.
Когда мы вошли в зал казино, он взял мою руку и держал ее, пока не поставил двадцать долларов и не выиграл сто. Я почувствовала легкое головокружение, так что даже пришлось прислониться к спинке стула. Мое сердце пустилось вскачь, и я увидела себя как бы издалека. Как я смеялась и улыбалась, и напускала на себя невозмутимый вид, хотя на самом деле просто хотела поцеловать его в небритую щеку и пробежаться пальцами по его волосам. Потом он купил мне бокал шампанского в баре у официанта по имени Питер, и мы снова хохотали и хохотали. Как полные идиоты.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Разговоры под водку - Брукс Кирсти

Разделы:








































Коктейль «разговоры под водку»Благодарности

Ваши комментарии
к роману Разговоры под водку - Брукс Кирсти



Прочитал книгу - ну ничего так, можно осилить. Естественно, попробовал и предложенный коктейль, только Абсолюта не было, бал Байкал (ничем не хуже, кстати, а то и получше) - хорошая штука, тысяча чертей!!!
Разговоры под водку - Брукс Кирстиtat8494tat
24.12.2012, 14.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100