Читать онлайн Разговоры под водку, автора - Брукс Кирсти, Раздел -

в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Разговоры под водку - Брукс Кирсти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Разговоры под водку - Брукс Кирсти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Разговоры под водку - Брукс Кирсти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брукс Кирсти

Разговоры под водку

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница



Когда на следующее утро я вышла на улицу, машина слежки уже стояла у обочины. Парень за рулем не обратил на меня внимания, когда я проходила мимо, но, как только я проскользнула в магазинчик, потянулся к чему-то лежащему на заднем сиденье. Игнорируя пристальный интерес к моему забинтованному лицу, я вышла из магазина, прошла по улице и быстро вернулась в квартиру по боковой пожарной лестнице. Приблизившись к своей двери, я услышала крики, доносящиеся из комнаты. Что такое, ведь я вышла буквально на пять минут!
Повозившись с ключом, я рванула дверь на себя и увидела, как Нил, облаченный в ярко-красную пижаму, отбивается от озверевшего Джока, который пикирует на него, как истребитель. Я постояла, наслаждаясь этой сценой, и тут услышала, как справа от меня открывается дверь мистера Крабтри.
— Все в порядке, мистер Крабтри, — сказала я, стараясь не обращать внимания на ярость на его лице, которая быстро сменилась ужасом, когда он увидел повязку. — Это просто мой уборщик. У него, наверное, проблемы с пылесосом.
И я влетела в квартиру, захлопнув за собой дверь. Внутри шум был ужасающий.
— Джок! — завопила я, обогнув кухонную стойку. Нил, спотыкаясь, бегал по гостиной, руками терзая свои волосы, в то время как Джок громко верещал, словно репетируя главную роль для фильма ужасов «Птицы».
Услышав мой голос, попугай немедленно прекратил преследование и уселся на своем посту, распушив перья. Нил продолжал молотить себя по голове. Подскочив к нему, я схватила его за запястья.
— Нил! — крикнула я, глядя в его широко распахнутые глаза. Очевидно, он не слышал даже, как я вошла. — Нил, — повторила я мягче. Он по-прежнему выглядел испуганным. — Это всего лишь Джок, мой попугай. Помнишь? Ты просто чем-то потревожил его.
— Боже! — Он повалился на диван. — Боже, черт! Он так и налетел на меня! Черт. Я думал, это какой-нибудь тухлый индюк с того света! Думал, это мне примерещилось от ломки. Я так испугался!
Я огляделась. Раздвижные дверцы письменного стола были приоткрыты, на кухне, у шкафа с посудой — тоже.
— Что ты искал, Нил? Если ты воруешь мои вещи, чтобы продавать их, то, конечно же, Джок будет нападать на тебя. Я оставила тебя одного на пять минут. Только попробуй еще раз так сделать! Тебя и машина со слежкой не защитит.
Прикрыв лицо руками, он испуганно выглядывал на меня. На лице его был неподдельный страх.
— Господи, Кэсс. Я искал, чем ты моешь пол, и все остальное для уборки. Я и нашел, вон, под раковиной, — сказал он, показывая на ведро, стоявшее у мусорного бачка. — Я подождал, пока ты уйдешь, потому что знал, что ты мне не поверила. Я просто хотел сделать тебе сюрприз. — Он покачал головой. — Честно.
Мы стояли, уставившись друг на друга, и каждый был взбешен и измучен до предела. Я сдалась первой, поскольку ходила в частную школу дольше, чем он, и научилась быстрее признавать свою вину.
Я взглянула на Джока, который сидел на своем посту и с важным видом чистил перышки, и сказала:
— Прости.
Нил откинулся на спинку дивана, глотая воздух и вытянув свои худые ноги. Выглядел он крайне истощенным.
— Ничего, Кэсс. Я привык, что мне не доверяют. Но не привык, чтобы на меня так нападали. — И он посмотрел вверх с едва заметной улыбкой. — Был я похож на Типпи Хедрен в фильме «Птицы»?
— Да, только ты сильнее прыгал и вопил.
Мы помолчали.
— Ты не доверяешь мне, — печально произнес он.
— Ты только что сказал, что привык к этому. Но вообще-то нет, я не привыкла жить с наркоманом.
— Я уже две недели как не принимаю наркотики, — сказал он твердо.
Я удивилась:
— Но как же тебе это удается?
— Я знаю, звучит неубедительно, но это правда. Я ненавижу наркотики. Я решил бросить, когда впал в депрессию. Теперь мне лучше. Я курю только марихуану, да и лекарства помогают. Так что я хотел тут все вычистить в прямом и переносном смысле, а потом, во время ланча, я думал пойти в клинику.
Я подошла к окну и выглянула на улицу. Машина была все еще там. Я сняла повязку и заменила ее марлевой салфеткой, аккуратно приклеив ее несколькими лейкопластырями. Глаз был все еще темно-фиолетового цвета, но по краям уже немного пожелтел, что было хорошим знаком. Хотя рассчитывать на то, что сегодня меня пригласят в агентство «Алло, мы ищем таланты» было рановато. Конечно, если только им не нужны цирковые уродцы.
— Я собираюсь выйти через заднюю дверь. Если заглянет Сэм, скажи ему, что я пошла за жареным цыпленком, — сказала я, подумав, что будет неудивительно, если события начнут развиваться как в фильме «Трейнспотинг» о наркоманах.
— В девять тридцать утра?
— Да, обожаю жареных цыплят.
— Тогда, может, купишь мне банановые оладьи?
— Я не собираюсь взаправду покупать цыпленка, Нил!
С тем я закинула сумку за плечо и вышла. И это моя жизнь? Когда не знаешь, что застанешь дома, когда вернешься? И то чувствуешь себя виноватой, то подозреваешь, то беспокоишься о своих пожитках? В задумчивости я спустилась по лестнице и, проскользнув через заднюю дверь, вышла на залитую солнцем улицу. Навстречу мне шел Сэм.
— Чуть-чуть рановато для жареных цыплят, а?
Я свирепо зыркнула на него:
— Тебе Нил рассказал?
— Да, я ему позвонил, и он сказал, что ты ушла, вот я и решил, что застану тебя у пожарной лестницы.
— Твой Нил — просто предатель.
Сэм махнул рукой:
— Не парься. Так или иначе, я шел сюда.
— Ты не доверяешь мне!
— А ты бы хотела, чтобы тебе доверяли?
— Да, — сказала я с негодованием, но понимала, что правда не на моей стороне.
— Хорошо, если тебе от этого станет легче, то признаюсь, что угрожал урезать ему денежное содержание, если он не скажет мне, куда ты пошла.
— Тогда понятно. Он — двенадцатилетний ябеда, — сказала я, но потом вспомнила, что он говорил вчера вечером, и мысленно оправдала его. — Ему нужна профессиональная помощь, — я старалась говорить убедительно. — Я не могу отвечать за него. Особенно я, не заслуживающая доверия Кэсс.
— Тогда вы — два сапога — пара.
— Нет, это разные вещи.
— Почему? Вы оба можете загреметь в тюрьму, вы оба врете, вы оба игнорируете свои проблемы. Но вам обоим удается избегать больших неприятностей, потому что вы сообразительные и обаятельные.
— Он — не обаятельный и не может избежать неприятностей, — сказала я, всматриваясь в его более румяное, чем обычно, лицо. Он что, покраснел? На нем был надет джемпер с вырезом мысиком и белая майка. Неожиданно я снова представила его ноги на своем кофейном столике. Как будто он сидит, расслабившись перед просмотром какого-нибудь хорошего старого фильма.
Поморгав, я освободилась от своих мечтаний и снова взглянула на него.
— Что ты так пристально смотришь на меня, как будто напрашиваешься на комплимент? — усмехнулся он и покачался на каблуках взад-вперед.
Я сжала кулаки в карманах, еле сдерживаясь, чтобы не пихнуть его на мусорные баки, стоящие за ним в ряд.
— Хорош комплимент, когда тебя сравнивают с наркоманом.
— Ты знаешь, что я имел в виду.
Мы постояли с минуту, глядя друг на друга, а потом я крутнулась на каблуках и пошла восвояси. Тяжело топая, я поднялась на первый пролет лестницы и подождала. Сквозь матовое стекло окна, выходившего во двор, Сэма не было видно. И на лестнице было тихо. Я снова толкнула дверь на улицу.
— Я заказал по телефону цыпленка, чипсы и банановые оладьи, — сказал он, стоя около двери со скрещенными на груди руками. — Я сам принесу все это вам к часу.
Я потопала наверх, держась за сердце и тихо ругаясь, в основном на себя.
Зара позвонила, когда я наблюдала, как Нил мыл окно. Моим наблюдательным пунктом был диван. От скуки я решила сделать маникюр. Я уже три раза загружала стиральную машину и перестелила постель. Я уговаривала себя, что заниматься домашним хозяйством — это очень хорошо, и иметь кого-то на горизонте (например, Сэма) тоже хорошо.
— Ну, как вам проживание под одной крышей? — спросила она своим звонким голосом.
— Мрачно. Чистый стиль грандж.
Она засмеялась:
— Ну-ну. А знаешь, по-моему, Нил — пылкий, сексуально привлекательный мужчина. Ты раньше считала его неотразимым.
— Времена меняются, — заговорила я потише, переместившись с портативным телефоном в спальню.
— Как в мелодраме, — сказала она. — Ты просто перешла к другому Таскеру. Но они оба дурят тебе голову.
— Я решила держаться от них обоих подальше. Но с тем, который у меня в гостиной, я не могу избежать общения. Должно быть, у него стальной позвоночник, раз он может спать на моем диване. Но я пообещала не спускать с него глаз и сдержу слово.
— Сэм что, сцапал тебя, когда ты вышла на улицу?
— Вроде этого.
— А как размещаетесь на ночлег?
— Собираюсь раскошелиться на более эффективную перегородку. У тебя есть идеи?
— Много. Я видела замечательную деревянную ширму из вишни в магазине «Фридом». Хочешь, я куплю ее по дороге?
— Ты заедешь ко мне?
— Другого выхода нет. Мы с Джози планируем вечером кое-что сделать.
— Но что вы задумали?
Я не на шутку обеспокоилась. Она говорила возбужденно, а Зара редко волнуется. Это означало, что она собирается сделать что-то мне во благо. А наши понятия о добре всегда сильно различались. Благими намерениями вымощена дорога в ад. И бывшими бойфрендами.
— Увидимся в семь. Как твое лицо?
Я осторожно потрогала кожу вокруг глаза.
— Я наглоталась лекарств, так что не очень чувствую. Прикусила язык, кстати.
— Хочешь, мы прихватим какой-нибудь еды навынос?
— Что-нибудь можно, только не цыпленка и не чипсы.
Часом позже пришел Сэм, и вскоре квартира наполнилась узнаваемым запахом еды навынос — спутницы нездорового образа жизни. Не могу сказать, что я большая любительница фаст-фуда, особенно национальной кухни, но время от времени это как раз то, что нужно.
Мы не разговаривали, пока не опустошили пакеты. Потом Нил тихонько ушел продолжать уборку. На этот раз он протирал шкафчики в ванной комнате.
А я незаметно уселась таким образом, чтобы моя юбка заняла как можно больше места. Пользуясь преимуществом отвоеванного пространства, я призадумалась о том, как выглядели девушки Сэма? Их должно было быть много. Или есть одна? Может быть, сегодня она ела салат, а не фаст-фуд.
— Перестань хмуриться, — сказал Сэм. — Дело сделано. Ты забудешь обо всем, когда мы отправим Сьюзен за границу.
Я вскинула на него глаза, избегая, однако, его взгляда:
— Ты думаешь, она преступница?
— Я навел о ней справки. Ее зовут Сьюзен Рейли. Прежде она была бухгалтером в фирме «Гролш и Девайнер». Легенда со свадьбой также проверена. Бывший жених Сьюзен провел медовый месяц в одиночестве и приехал домой разведенным. Его семья окончательно опозорена.
— Ты все это выяснил в полицейских архивах?
— Я попросил кое-кого поспрашивать у людей. Кажется, для соседей это почти сенсация. Сплетни распространяются быстро. Аделаида — большая деревня. Но и в ее деле есть записи длиной в милю, сделанные в девическом возрасте. В основном за ней кражи в магазинах. Пара судебно наказуемых проступков. Правда, потом она исправилась.
— Может быть, эмоциональная травма вернула ее к старым привычкам?
— Или она просто культивирует новые. К тому же она кое с кого берет дурной пример.
Я выпрямилась:
— Что ты имеешь в виду?
— Вчера рано утром она опять ходила в дом Дэниела.
Меня затошнило от воспоминаний. Так что я твердо решила сосредоточиться на его волосах, пока тошнота не уляжется.
— Она пробыла там несколько часов. Потом пошла в бар под названием «Голубая комната». Он открывается в четыре часа, и она ждала в кафе, через дорогу. В баре она просидела пять часов и вышла, слегка пошатываясь. И подружилась там кое с кем.
Я кивнула, ожидая продолжения. Но он просто сидел, глядя на небо за окном.
Отколупнув щепку под сиденьем стула, я кинула ее в него:
— Ну и? С кем?
— С несколькими очень подозрительными типами.
Когда он произнес это, я подавила улыбку. Определенно, он становился со мной более раскованным. Ледяной коп таял и превращался в нормального парня. Нормального, симпатичного парня с чертовски приятным запахом.
— Ты их знаешь?
— Я сам не следил за ней. Это один мой знакомый оказал мне услугу. Так что пока я ездил убедиться, что ты не тратишь наличные на чипсы с утра пораньше, он продолжал наблюдение. Но я догадываюсь, какого типа эти ее новые дружки: волосы, спадающие на лицо, грязные джинсы, мощная машина. Но домой она поехала автобусом, одна.
Я заволновалась:
— И что теперь?
— Подождем, пока она не сделает какую-нибудь глупость. Думаю, что долго ждать не придется. Когда я забирал цыпленка, мне позвонил мой приятель. Он сказал, что Сьюзен выходила из дома с чемоданом. Похоже, она совсем обнаглела.
— Почему ты так говоришь? Что было в этом чемодане?
Я так взбеленилась, что это не я выследила ее, что мне пришлось сесть на свои руки. Нет, мне определенно надо учиться владеть собой и справляться с бешенством. Меня так и подмывало кинуть в Сэма пропитанным маринадом бумажным пакетом с пикулями. Столь странное побуждение к тому же смешивалось с другим — кинуться к нему на колени.
— Скорее всего, она ходила с чемоданом к ростовщику. Я проверил: продано несколько красивых ювелирных изделий — мужские украшения — и две кожаные куртки. И чемодан в придачу. Ты не помнишь, были у Дэниела какие-нибудь куртки?
Я кивнула:
— Да, были, помню длинную черную и короткую коричневую.
— Так точно.
— И чемодан у него был — наверху платяного шкафа. Так чего мы дожидаемся?
— Ничего. Мы арестуем ее в любой момент, когда захотим. Я просто решил рассказать тебе, чтобы ты знала.
Внезапно до меня дошло, что он задумал.
— А мне, пока ее арестовывают твои закадычные приятели, придется сидеть здесь на своей толстой заднице и ждать, пока она станет еще толще?
— Только мои, э-э-э, закадычные приятели, как ты их называешь, мой дорогой Аль Пачино, могут задержать ее на законных основаниях и сделать так, чтобы ничего не случилось с Джастин. Я послал к ней психолога. Этой женщине явно нужна помощь. Никому не следует сидеть дома взаперти, особенно ей — ведь после стольких лет одиночества ее первым опытом общения стало знакомство с уголовницей.
— Может, пошлешь туда и Нила для компании? — сказала я сухо.
— Я все слышу! — крикнул Нил из ванной.
— Меня это не колышет, — отпарировала я. — Я тоже слышу, как ты храпишь.
Нил засмеялся:
— Ну и ладно, зато я не пукаю во сне. А ты издаешь такие звуки, как будто прикончила целый детский набор «Хэппи мил» из «Макдоналдса».
— Ох, заткнись!
— Дитятки вы мои, — с усмешкой проговорил Сэм.
— Ты тоже заткнись, — сказала я, вставая. — И вообще, время для посетителей вышло.
— Я принес кое-что на ужин. Хочешь, приготовлю?
— Нет, — сказала я торопливо.
Мне представилась милая сценка: пришли Зара с Джози и сюсюкают с ним до противности. Им бы все это понравилось, да и мне тоже, что еще хуже. А я по-прежнему сомневалась, нравлюсь ли я Сэму. Я, конечно, оказала ему услугу и, наверно, внесла в его жизнь некий комедийный элемент. Но я ужасно боялась потерять голову. Моему глупому сердечку не выдержать такого: уютный вечер дома, он стряпает вкуснейшие блюда… Мне нужно было держать дистанцию, чтобы научиться не смущаться с ним. Да, большой бокал с коктейлем из дистанции и сарказма.
— Спасибо, но я справлюсь сама.
— Ладно, — пожал он плечами. — Я позвоню вам обоим попозже.
Изгнав романтические грезы, я строго напомнила себе: он позвонит своему брату и его няньке, а не девушке, которая ему нравится. Никак не иначе.
— Конечно, — небрежно сказала я. — Скоро придут Зара с Джози. И я уверена, что они уж удержат Нила, если он станет подбираться к моему горлу.
— Я все равно слышу! — крикнул тот снова.
— Мы знаем, — одновременно ответили мы с Сэмом. Я, смущаясь, проводила Сэма до двери. Но когда он ушел, я поняла, что он забрал и Нила и с полицейским эскортом отправил того в клинику на процедуры. Так что у меня появилась возможность принять ванну и повязать свое распухшее лицо мягкой повязкой. Когда Нил вернулся, я решилась наложить всевозможные крема и кусочки льда, а потом мы помыли с ним кухонный шкаф. Жизнь налаживалась. «Нужно попробовать быть счастливой», — подумала я и попробовала улыбнуться, глядя на свое отражение в консервной банке с побегами бамбука, которую держала в руках. Ужасно больно!
— Ты, похоже, питаешься только лапшой быстрого приготовления, — сказал Нил, выстраивая из упаковок лапши пирамиду на полу.
— И консервированными фруктами, — сказала я, указав на консервные банки. — Я люблю манго. В нем много витаминов.
— А вот в рисовых шариках не очень, как мне кажется, — заметил он, выкладывая штабелем три непочатые коробки на край раковины.
— Ну и что, зато вкусные закуски — это тоже здоровая альтернатива.
Я переступила с ноги на ногу. Мои одеревеневшие конечности ужасно болели. Просмотрев почту, я обнаружила опять слишком много счетов. Деньги Элен не сделали погоды, и пропускать работу в магазине значило задолжать еще больше. Я подавила нахлынувшую панику и глубоко вздохнула. Мне нужно заплатить Заре за ширму для спальни, но это будет моя последняя покупка, если только я не загремлю в тюрьму и смогу спокойно накладывать тени на свое зажившее веко — на свободе.
Значит, он позвонит. Позвонит своему брату и его няньке.
Часа через три в дверь позвонили. Спросонок я подскочила на кровати. Должно быть, я заснула, пока лежала и гадала, что делать дальше, обуреваемая мыслями типа: «У меня начинается новая жизнь» и так далее. Поправив волосы, я сделала вид, что надеваю обувь — как раз вовремя, потому что Зара уже втаскивала ширму в комнату.
Мы устроили мне уголок таким образом, что ширма скрывала меня от гостиной, а стеллаж и шкаф поставили под прямым углом. Стало уютно, хотя и немного необычно. Похоже на общежитие.
Присутствие Нила меня все-таки раздражало. Мне нравилось иметь свое собственное пространство, ходить нагишом в туалет, во все горло подпевать ирландской рок-группе «Крэнберриз» и носить свои старые стоптанные тапочки. При Ниле же мне приходилось прилагать больше усилий, поскольку всегда мог появиться Сэм.
Он позвонит брату и няньке.
В тот вечер Джози приготовила отличные макароны с перцем, да и Нил вел себя очень хорошо. Он убрал со стола и даже вымыл посуду, пока мы сидели и говорили об Аманде.
— Ничего не поделаешь. Никто не видел, кто тебя ударил. Откровенно говоря, это мог быть кто угодно.
— Большое спасибо.
— Но это правда.
— Я знаю, — уныло сказала я.
Моя сыскная карьера застопорилась. Первое дело обернулось ужасной головной болью, а второе оказалось в поле зрения полиции. Таким образом, успех был половинчатый, но зато Элен повстречалась с моим беспутным другом, и у меня появились призрачные надежды, что лет через десять она вспомнит меня благодарным словом.
— И именно поэтому мы решили устроить тебе новую жизнь! — воскликнула Джози, неожиданно захлопав в ладоши.
Я вспомнила веселость, с которой Зара говорила со мной по телефону. Сердце мое так и оборвалось.
— Я и забыла! Вы, подружки, что-то задумали! — с неподдельным страхом произнесла я.
— Да. И это будет что-то грандиозное, — сказала Зара. Я протестующе подняла руку:
— Подождите! С какой стати вам вдруг приспичило именно сейчас взяться за мою жизнь? На меня только что напали. Мне нужно отдохнуть. Моя жизнь — дерьмо. У меня огромный долг, а мое лицо выглядит как цветная карта. Давайте, моя новая жизнь начнется на следующей неделе, а сейчас я буду просто лежать и стараться не подхватить инфекцию.
— Если ты и подхватишь инфекцию, то только инфекцию сексуального желания! После того как мы воплотим в жизнь наш план, — заликовала Зара.
Ликование — это было так на нее непохоже, что я даже слегка испугалась. Мои глаза так заплыли, что не пришлось и стараться, чтобы угрожающе сощуриться:
— Что это с тобой? У вас что, наладилось с Джорджем? Ты последовала моему совету?
— Да, да, мы вчера с ним поговорили — в кафе. В воскресенье собираемся пойти куда-нибудь. Но это не имеет ничего общего с нашим планом, — торопливо сказала она. — Мы собираемся помочь тебе.
— Подожди-подожди. Ты что, собираешься с ним на свидание?
— Да, — гордо улыбнулась она.
Я ничего не сказала, но Джози пообещала взглядом, что она расскажет мне все позже. Мне с трудом удалось скрыть удивление. Зара никогда раньше не ходила на свидания. Во всяком случае, я ничего об этом не знала. А теперь она шла на свидание с парнем, который ей действительно нравился. Но если они были здесь не для того, чтобы сообщить мне столь радостную весть, то тогда я знала точно — меня ожидал какой-то неприятный сюрприз.
— Ну, признавайтесь, что вы задумали, — устало сказала я.
— Мы хотим отправить тебя на несколько свиданий. У нас есть целая куча парней. Ты только выбери. Ты же почти никуда не ходишь! Короче, мы все организовали.
Зара протянула мне блокнот в клеточку.
— Вот, мы записали всех наших симпатичных, успешных и энергичных знакомых. Мы будем знакомить тебя с ними со всеми! Пока ты не найдешь парня своей мечты, или, — тут она многозначительно посмотрела на Нила, занятого на кухне, — пока он сам не найдет тебя.
Нил высунул голову из-за кухонного шкафа:
— А это хорошая идея. Они правы. У тебя нет никакой жизни. Тебе надо пойти сходить куда-нибудь. Я замучился сидеть тут с тобой. Из-за тебя я скоро опять начну принимать наркотики.
— Смойся с глаз! — разозлилась я не только из-за уязвленного самолюбия, но и потому, что была уверена: Нил расскажет Сэму, что девчонки собрались устроить для меня свидания вслепую. С тем же успехом я могла бы написать себе на лбу: «Неудачница». Мне тут же вспомнилось, как он сидел в том клубе с девицами на коленях, и я так и похолодела.
— Я не хочу встречаться с вашими дурацкими парнями, — сказала я, быстро просмотрев список. — Например, что это за, черт возьми, Регги Грин? Что за идиотское имя?
— Но ты же встречалась с Фредериком Джелло, — ухмыльнулась Джози. — Идиоты и идиотские имена — это фактически твоя специальность.
— Исключая меня, — заорал Нил.
— Нет, включая, — крикнула Джози ему в ответ.
— Фред был диджеем, — негодующе сказала я, — и он микшировал композиции специально для меня.
— А Регги — художник по металлу, — сказала Зара с раздражением. — Короче, для этого дела тебе нужна толика любви к приключениям.
— Я не люблю приключения, — сказала я и сама услышала, как голос мой предательски дрогнул. (Боже мой, до чего я докатилась! Подруги устраивают мне свидания! Как в зоопарке, где самку и самца помещают в одну клетку и ждут, что из этого выйдет.) — И вообще, кто захочет встречаться со мной, пока у меня лицо всех цветов радуги?
— До завтрашнего вечера все заживет, и ты будешь чудесно выглядеть, — заверила меня Зара. — Джози, кстати, купила тональный крем, чтобы уравновесить, гм, пурпурный оттенок твоего лица.
Я посмотрела на Джози. Она держала в руках большой пакет из магазина «Боди шоп» и усмехалась. В этот момент я ее просто ненавидела.
— Итак, завтра ты идешь на свидание с… — Зара заглянула в записи, — Джоном Палмером. Вы пойдете в «Уотли». Джон — юрист. И частично похож на киноартиста Джонни Деппа.
— Как это частично? А на кого он еще похож?
— Ну, на Криса Джадда, — призналась Джози. И, поскольку я не помнила, кто это, прибавила:
— Это бывший бойфренд поп-дивы Дженнифер Лопез, Джей Ло то есть.
— У него же поросячьи глазки!
— Ни у какого стоящего юриста не может быть поросячьих глазок, — сказала Джози. — Симпатичная внешность — это залог их успеха. И вообще, он очень хороший.
Я нахмурилась:
— Он что, один из твоих бывших?
— Нет, брат бывшего. Тома Палмера. Помнишь нашу поездку к морю?
— Как можно такое забыть? Том тогда всю неделю клеился к Джози, а потом попросил ее сделать ему минет прямо на пляже, — развеселилась я. — Ну, ладно, кто у вас там еще?
— Бен Хендерсон.
— А это кто?
— Он архитектор. И он моложе тебя.
— Сколько же ему?
— Двадцать пять.
— Она съест его заживо! — крикнул Нил из кухни.
— Замолкни! Я вполне могу сойти за двадцатипятилетнюю, и Диклэн тому подтверждение, — солгала я.
Я и сама знала, что Диклэн был ошибкой. Я попробовала вообразить себя с двадцатипятилетним женихом и не смогла. Что происходит? Всего четыре года назад мне и самой было столько же. А теперь все было так запутано. Может быть, у всех так, пока не исполнится тридцать? В таком случае мне осталось потерпеть всего четыре месяца.
— Нил, ты готовишь нам чай? — пропела Зара, услышав, что чайник засвистел, как паровоз.
— Нет, это я паром отчищаю засохшую еду от кастрюль, — сказал он, и я покраснела.
Черт его побери с таким быстрым превращением в пай-мальчика.
— Но если вы хотите чаю, я снова поставлю чайник.
— Спасибо, — сказала Зара и подняла на меня брови, мол, в какого прекрасного парня он превратился!
Меня это снова разозлило. Ей-то не приходится с ним жить!
— Вот бездельник, — пробормотала я, почесывая живот.
— Эй, Кэсс, — серьезно сказала Джози. — Ты же такая умная и забавная девчонка. Дай же себе шанс!
— Да, покажи, на что ты способна, — с жаром воскликнула Зара. По-моему, Джордж явно плохо влиял на нее.
— Господи Иисусе, да из вас выйдет настоящий женский кружок, — высунулся Нил из кухни, перекрикивая свист чайника.
Я пожала плечами:
— Ладно.
— Правда? — спросила Джози. Я кивнула.
— Великолепно! — Зара подпрыгнула и на радостях достала из своей сумки шоколад.
Она предложила и мне, но я замотала головой:
— Если я уж собралась дать себе шанс, то мне нельзя. Мне нужно немного похудеть.
— Встань-ка. — Джози схватила меня за руки и сдернула с дивана.
Я втянула живот и с неохотой повернулась.
— Тебе нужен новый лифчик. Этот фасон устарел, я могу это определить по форме твоей груди. Но, не считая этого, у тебя прекрасная фигура.
Легко ей говорить: у нее рост пять футов одиннадцать дюймов, и она гибкая, как голливудская кинозвезда Ума Турман. Она легко может забыть про еду. А я всегда забываю остановиться.
— Кому нравятся тощие женщины? Только тем тупицам, которые воображают себя мачо. Настоящий же парень будет сражен твоим остроумием. Но где твоя осанка?
И она принялась толкать меня, пока я не выпрямилась, словно палку проглотила.
С фальшивой улыбкой я смотрела, как она роется в моем гардеробе, хладнокровно отметая большую часть накопленных за всю мою жизнь залежей. Зазвонил телефон. Отстранив Джози, которая принялась прикидывать, как я буду выглядеть с короткой стрижкой, я рассеянно взяла трубку.
— Ты там одна? — спросил знакомый голос.
— Кто это?
— Это Сэм, притворщица. Я звоню сказать, что кто-то направляется к тебе домой. Похоже, из когорты Нила.
Я мельком взглянула на Нила, убиравшего посуду.
— Когорты? Что за когорта? И что нам делать?
В комнате стало тихо от моего тона. Я поймала на себе хмурый взгляд Нила. Джози отошла от шкафа и села на диван, не сводя с меня глаз.
— Мы следим за ним, но вдруг это кто-нибудь из соседей? Тогда мы будем выглядеть глупо. Так что я просто предупреждаю тебя — на всякий случай. Пока он не предпримет никаких действий, мы ничего не можем сделать.
— На какой такой случай? Каких действий?
Неожиданно раздался стук в дверь.
— Кто-то у двери, — прошептала я, тряся головой. Нил обошел вокруг кухонной стойки. Стук перешел в громкие удары. И крики:
— Нил, ты подлюга, выходи. Я знаю, что ты там! Ты мне должен, сволочь поганая!
— Как он узнал, что Нил здесь? — простонала я.
— Не знаю. Но ты пока не открывай. Я никак не припаркуюсь. — И он повесил трубку.
— Где паркуешься? — крикнула я в умолкший телефон. У нас тут не было парковок. Ну что за дурак этот Сэм!
Как будто я собиралась открыть этой обезьяне. Но поскольку Сэма рядом не было, я вспомнила, на ком можно отыграться. Нил! Но он поспешно отступал за кухонную стойку.
Я повернулась к застывшим посреди комнаты подругам и прошептала между воплями с улицы:
— Ничего не отвечайте.
— Ни за что, — пробормотал Нил. — Это Джонни-сдельщик. Он до того докололся, что забыл, что я ему уже заплатил. По-моему, он вообще с ума съехал.
— Да неужели? Спасибо, что хоть намекнул.
Я чувствовала, как колотилось мое сердце, удары которого смешивались с ударами в дверь.
— Ты правду говоришь, что отдал долг? — переспросила я, зная, что слова наркомана не стоят и гроша.
— Конечно. Я продал свою гитару, чтобы достать денег. Он и на мою прежнюю квартиру приходил, хотел выбить дверь.
Я с содроганием вспомнила зарубки на двери Нила. У его кредитора, похоже, и сейчас был с собой топор.
— И что это за Джонни-сдельщик? — прошептала я.
— Раньше он сдельно работал на Фрэнка Сэмсона, подрядчика в районе Уэст Лейке. Работал, пока кто-то не уронил ему на голову черепицу с крыши. С тех пор он и стал таким.
— Каким?
— Буйным, как публичный дом в пятницу вечером. А сейчас он еще и злой, как черт.
— Великолепно!
Наступила напряженная тишина. Нил стоял возле раковины, а мы сели на диван. Нервно переглядываясь, все прислушивались к выкрикам и грохоту за дверью.
Потом донесся голос мистера Крабтри:
— Что здесь происходит? Я желаю спокойно посмотреть новости!
Что-то с силой ударилось о стену, видимо, Джонни-сдельщик переключил свое внимание на моего соседа. Никогда прежде мистер Крабтри не замолкал так быстро. Может быть, его уже нет в живых? Я встала и обошла обеденный стол, просто чтобы успокоиться.
— Ты хоть подоконник вымыл? — спросила я Нила. Тот кивнул.
— Ну, хоть что-то, — пробормотала я.
Затем ругань заглохла, за дверью кто-то зашаркал и задвигался. Я сидела, нервно представляя себе, что Джонни приспосабливает мистера Крабтри под таран, как в мультфильме. Неожиданно прозвучал злобный торжествующий смех, хлопнула дверь на улицу, и все стихло. Стало слышно, как за стеной включили новости. Вот вам таран из мистера Крабтри, знай наших!
Не успела я перевести дух, как услышала, что в мой дверной замок вставили ключ. Ни у кого не было ключа от моей квартиры! Кроме меня, Зары и… Боже, мистер Крабтри!
Увидев, что ручка входной двери поворачивается, я встала и ухватилась за спинку стула. Дверь распахнулась, и вошел приземистый мощный парень, похожий на бультерьера. Он спокойно перешагнул порог и закрыл дверь, накинув цепочку.
Джози пронзительно вскрикнула, а Зара побледнела, как лист бумаги. Он положил ключ, который я всегда покорно сдавала мистеру Крабтри, на маленький стеклянный столик у двери. Я остолбенела, не в силах вымолвить ни слова. Почему, почему у меня нет вооруженных друзей? И тут я вспомнила про газовый баллончик. Он был в сумке, лежавшей на кровати.
— Ну, — сказал он триумфально, — где эта мелкая сволочь?
И, не дав мне опомниться, Джонни-сдельщик метнулся на кухню и шарахнул Нила только что вымытой сковородой. Но тот быстро оправился и опрокинул на нападавшего кастрюлю с горячей водой. Шум поднялся оглушительный. Джонни начал крушить все вокруг, срывая с себя пропитавшуюся кипятком одежду. Он орал так же, как тогда за дверью, но теперь это больше напоминало завывания и стенания, нежели воинственный клич.
Нил схватил со стойки какой-то баллончик и начал опрыскивать Джонни средством для чистки туалета. Стенания перешли в вой и визг, который могли понять только собаки. Эти звуки разом переключили мои мозги на высокую скорость. Я кинулась к кровати, где валялась сумка, а в ней — баллончик. В эту минуту Джонни выхватил нож из кармана, походя ударил Нила вспину рукояткой и одним движением располосовал на себе рубашку. Потом он шагнул к Джози. Его свирепое лицо и грудь были красными, как подрумянившееся мясо. Он схватил Джози за горло. Я похолодела.
Нил, лежавший в неуклюжей позе лицом к шкафу, силился подняться.
— А ты не двигайся, Эльвира!
type="note" l:href="#FbAutId_15">15
— выкрикнул Джонни, глядя на меня. — Где Нил?
— Я здесь, — прокаркал тот, выбираясь из-за стойки.
— Вы все — покойники, — выразительно сказал Джонни. Ни у кого не возникло сомнений, что он навидался в своей жизни покойников и совсем не шутит.
Мне казалось, что из воздуха внезапно испарился весь кислород. Я едва не задохнулась, когда лезвие ножа сверкнуло у горла Джози.
К сожалению, Джок выбрал именно этот момент, чтобы слететь со своего шеста. Я заметила это уголком глаза, пока все смотрели на Джози и Джонни с их пародией на любовные объятия. Глаза у Джози были какие-то странные, и я поняла почему: они закатились так, что виднелись белки.
Я подняла руки вверх, трясясь от страха, что Джок может поразить больное воображение Джонни и тот сделает какую-нибудь глупость.
— Гм, здравствуйте. — Я прочистила горло и начала снова: — Я — хозяйка.
— Ты кто — Эльвира?
— Кэссиди Блэр, — недоуменно отозвалась я. Ужас. Я пыталась вести разговор с человеком, который собирался перерезать моей подруге горло. — Пожалуйста, не могли бы вы опустить нож?
— Ну, здравствуй и тебе, Кэссиди, — растягивая слова, саркастически произнес он. — Приятно познакомиться. А меня зовут Джонни, и я ужасно зол. И нож я не опущу. — Он присмотрелся: — Что это у тебя с лицом?
— Да так…
— Какая же ты страшная, — он с отвращением покачал головой и продолжил: — Ну ладно, ты, синюшная, как считаешь — мне лучше порезать твою подружку или сразу заняться вон тем гадом, который меня обжег? Ты-то небось лесбиянка, тебе все равно, как ты выглядишь, но меня девчонки ждут. А я выгляжу как вареный лобстер! И чувствую себя как вареный лобстер! А ты, сволочь, уже покойник!
И он испепелил Нила взглядом. Но чтобы сделать это, ему пришлось немного повернуться и ослабить хватку. И в это время Джок тихонько спланировал на кофейный столик и сел на дистанционный пульт. В комнату ворвался шум телепередачи.
Все в комнате, включая Джонни, быстро повернулись к телевизору. Рука бандита соскользнула с шеи Джози. Та мгновенно ударила его кулаком в бровь и ловко отпрыгнула. Джонни потерял равновесие и качнулся назад. Я взвизгнула, как щенок, но этого было достаточно, чтобы его отвлечь. По-прежнему держа в руках нож, он повернулся ко мне.
Джози упала на пол рядом с кофейным столиком и поползла прочь так проворно, как только могла. Я же пинком отшвырнула стул и сделала три гигантских шага к Джонни. Размахивая ножом в поисках жертвы, тот непонимающим взглядом уставился на Джока, словно попугай был галлюцинацией. Наверняка, Джонни был на наркотиках, и они затуманили ему мозги.
Так что я не стала мешкать и сбила его с ног всей массой своего двенадцатого, а порой и четырнадцатого размера.
Это было ужасно больно! В первую секунду мне показалось, что я упала на нож, как показывают в фильмах, но потом поняла, что это просто джинсы врезались в мою талию.
На секунду наши глаза встретились. Он схватил меня за волосы, и мы покатились по полу. Он наносил боксерские удары мне по ушам, доставалось и моему отекшему глазу. Туннель, в который сузилось мое одноглазое поле зрения, окрасился красным цветом. Наконец, мне удалось ударить его в пах, и он отпустил мой рукав. Пока он катался в позе эмбриона, стеная и задыхаясь от боли, я, обхватив голову одной рукой и еле волоча ноги, отползла от него подальше. Джонни сделал слабую попытку схватить меня за лодыжку, но я лягнула его, и он, застонав, откатился снова.
И только тогда я поняла, что в комнате полно народу.
— Хорошая работа! — сказал кто-то.
Я подняла глаза. Сэм мрачно смотрел на стонавшего и катавшегося по полу Джонни. Через минуту тот был в наручниках.
— Гады! — воскликнул Джонни, но явно покорился судьбе. — Я так не дрался с тех пор, как в восемьдесят девятом схватился с Симмо по кликухе Дробовик. Только Симмо дрался по-честному. Не могу поверить, что эта сизорылая Эльвира взяла и дала мне по яйцам!
Он с ненавистью посмотрел на меня. Сэм зашел слева от него и одной рукой придержал меня, чтобы я снова не вмазала этому ублюдку. Тут я подняла голову и узнала своего старого друга, полицейского Гаса, стоявшего в дверном проеме. Он явно набрал килограммов пятнадцать лишнего веса и обрюзг, но выражение его лица говорило, что я выгляжу еще хуже. Ну и что! Зато мне не надо было наряжаться в крошечные розовые трусики и прицеплять ангельские крылышки вместе с тысячами других толстячков на параде геев на Марди Грасс!
Гас приобнял меня с отеческим выражением лица: «Ты должна мне все объяснить». Но я притворилась слепой на один глаз и бессмысленно улыбнулась. Он поежился и помог Сэму поставить Джонни на ноги.
— Это я их впустила! — пискнула Зара. Она все еще была бледной, но на щеках у нее пятнами выступил лихорадочный румянец.
Когда Гас с Сэмом вывели Джонни из квартиры, а Зара и Джози собрали свои вещи и уехали (с гораздо более подавленным видом, чем приехали), мы с Нилом и Джоком сели за кофейный столик и уставились друг на друга.
Копы, конечно, молодцы, подоспели вовремя. Но меня все еще немного трясло. Оглядывая квартиру, я ясно представила себе, что могло бы случиться. Какие шансы были у Джози или у меня, катавшейся по полу с парнем, который дрался с самим Симмо-Дробовиком?
Сэм забрал нож. Но когда я включила яркий верхний свет, мне показалось, что каждый металлический предмет в комнате все еще отражает зловещее сверкание его лезвия.
Надо сказать, что Сэм выглядел очень мрачным, когда уводил Джонни. На улице и сейчас стояла какая-то машина, но это не давало мне чувства безопасности. Что остановит парня, который явится следующим? Пошли они к черту, эти правила проживания. Отныне буду хранить запасной ключ дома.
— Хочешь чаю? — спросил Нил, поставив чайник.
— Нет, спасибо, — устало сказала я и потопала спать. Засыпая, я слышала, как он тихо журчит в телефонную трубку, и тихо молилась, чтобы это был не международный звонок. Так денег Элен надолго не хватит.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Разговоры под водку - Брукс Кирсти

Разделы:








































Коктейль «разговоры под водку»Благодарности

Ваши комментарии
к роману Разговоры под водку - Брукс Кирсти



Прочитал книгу - ну ничего так, можно осилить. Естественно, попробовал и предложенный коктейль, только Абсолюта не было, бал Байкал (ничем не хуже, кстати, а то и получше) - хорошая штука, тысяча чертей!!!
Разговоры под водку - Брукс Кирстиtat8494tat
24.12.2012, 14.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100