Читать онлайн Перешагнув пропасть, автора - Брукс Хелен, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Перешагнув пропасть - Брукс Хелен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.02 (Голосов: 83)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Перешагнув пропасть - Брукс Хелен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Перешагнув пропасть - Брукс Хелен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брукс Хелен

Перешагнув пропасть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

— Знаешь, Сэнди, я могу представить себе Эмиля здесь гораздо явственнее, чем в Англии, — говорила Энн, лежа рядом с сестрой на одном из топчанов, расставленных возле изумительного пруда — в тени раскидистого бука. — Тебе не кажется это странным?
— Да нет. — Приподнявшись на локте, Сэнди смотрела на сестру сквозь темные очки. — Ведь он был истинный француз, не так ли?
— Да. — Энн отвернулась, и на какое-то время между ними повисло молчание. Тишину нарушил детский смех, и сестры посмотрели в дальний конец пруда, где разрослись деревья и густой кустарник. Там, где растительность расступалась, был вход на пляж, через который сестры и пришли сюда примерно час назад. Теперь же на берег вприпрыжку выбежали трое маленьких детей, и это «явление» заставило Сэнди вскочить с топчана. Она успокоилась лишь тогда, когда заметила следовавшего за детишками ленивой походкой Жака.
— Боже, как я испугалась, — сказала Сэнди, — я думала, что они упадут в воду. Как он мог им это позволить — скакать рядом с прудом? — Гримаса не покидала ее лица, пока группа не приблизилась, и только ироническая улыбка Жака заставила ее опомниться.
— Вы своей паникой их насмерть перепугаете. — Он кивнул в сторону маленьких девчонок, цеплявшихся за его ноги: черные, как у дяди, детские глазенки были широко раскрыты, а лица — невероятно серьезны.
Метнув на него еще один сердитый взгляд, Сэнди опустилась на корточки рядом с троицей. Энн тоже изогнулась на своем ложе, глядя на девчушек с большим интересом; Сэнди не видела такой радости на лице сестры уже много дней.
— Bonjour. Comment alleг vous?
type="note" l:href="#note_2">[2]
— Старшая из девочек, не более четырех лет от роду, видимо произнесла заученное приветствие. Сэнди, не говорившая по-французски, беспомощно взглянула на Жака.
— Она с вами поздоровалась, — пояснил он. В одних узеньких плавках он опустился на корточки рядом с Сэнди, и ее охватило волнение — слишком близко от нее оказались его загорелые мускулистые ноги, широкая, поросшая волосами грудь. — Дети говорят по-английски, — продолжал Жак, — но совсем немного. Когда они пойдут в школу — будут говорить лучше.
Он что-то быстро сказал девочкам на их родном языке, после чего все три широко заулыбались Сэнди, потом повернулись к Энн, и старшая обратилась к ней с тем же приветствием.
— Je vais tres bien, merci. Et vous?
type="note" l:href="#note_3">[3]
— ответила Энн, и девочки, явно заинтересовавшись, придвинулись к ней поближе. — Эмиль научил меня нескольким фразам, — улыбнувшись Жаку и Сэнди, объяснила им Энн, села на топчан и похлопала ладошкой рядом с собой приглашающим жестом. Девчушек не нужно было долго упрашивать, и, усевшись рядом с Энн, они оставили Сэнди в опасной близости от своего дяди.
— Хорошо ли вы спали? — спросил Жак; когда Сэнди поднялась с корточек, он тоже встал. Возвышающаяся над ней его мощная фигура заставила сердце Сэнди забиться, за что она снова себя запрезирала.
Какого черта он шляется почти что голым? — думала Сэнди. Это же просто неприлично. Его плавки открывают гораздо больше, чем скрывают! А потом она вдруг отметила про себя, что разглядывает его большое тело. Он хорошо сложен, подумала Сэнди. Даже очень хорошо.
Погода была не настолько жаркой, чтобы можно было объяснить появившуюся на ее щеках краску. Сэнди опустила голову, и блестящие волосы прикрыли ее лицо прозрачной вуалью.
— Я хорошо спала, спасибо, — ответила Сэнди. Голос ее прозвучал спокойно, но, заглянув ему в глаза, она снова увидела в них дьявольскую усмешку. — Чьи это дети? Наверное, Андре и Одиль? — спросила Сэнди.
— Вы угадали. — Жак повернулся к девчушкам, хихикавшим на топчане рядом с Энн, и пояснил:
— Самые маленькие, Анна-Мари и Сюзанна, — близняшки, хотя внешне они не совсем похожи. Им по три года. Та, что постарше, Антуанетта, умна не по годам, хотя ей нет еще и пяти. Две старшие девочки, Гислен и Шанталь, сейчас в школе, вы их обязательно увидите вечером. Они, как я понял, ни за что не хотели уезжать из дома, не познакомившись со своими новыми тетушками.
С тетушками? Сэнди в смущении отвернулась и уставилась на голубую сверкающую гладь пруда. Она не ответила. Тетушка! У меня, размышляла Сэнди, нет никакого желания ею становиться.
— Вы уже успели поплавать?
Обманутая мягкостью тона, Сэнди хотела ответить какими-нибудь пустыми словами, но увидела, что взгляд этих черных глаз, опушенных густыми ресницами, слишком серьезен и не отрывается от ее лица.
— Я… я… — Сэнди не нашла подходящего ответа, и снова ей стало стыдно. — Нет. — Она набрала побольше воздуха, подумала и сделала вторую попытку:
— Нет, не успела. Кроме того, мы с Энн не привезли с собой купальники.
— Ну, это не проблема. — Глубокий баритон был ровным, но, пока Жак оглядывал ее худенькую фигурку, одетую в маленький топ и длинную белую юбку, Сэнди заволновалась. — Не думаю, — продолжал Жак, — что вам подойдут костюмы Одиль, потому что она слегка… пополнела. Пятеро детей, рожденные за восемь лет, что-нибудь да значат. Зато у моей матери — целая коллекция купальников, и они будут вам впору. Она такая же маленькая и хрупкая, как вы. Я распоряжусь: вам принесут несколько штук в ваши апартаменты.
— Нет, нет, не беспокойтесь, я… я пробуду здесь недолго.
— Может, вы не любите купаться? — спросил он участливо, и снова этот тон обманул ее. Лишь по его взгляду она поняла: он знает правду.
— Честно говоря, не очень. — Это была ложь. Сэнди и сама не знала, зачем нужно было врать по такому незначительному поводу. Разве лишь для того, чтобы Жак не знал о ней решительно ничего. Ей надо было отгородиться от него — это подсказывал ей не разум, а простой инстинкт.
— Ну что ж, очень жаль. Мне кажется, хорошее купанье прямо с утра — большое удовольствие. Разумеется, если не считать других удовольствий. — Снова его тон был обманчиво невинным, и Сэнди не нашла бы, что ему возразить. — Кстати, дети плавают почти с пеленок — их родители правильно использовали пруд. Девчушкам в воде гораздо лучше, чем на суше.
Жак позвал девочек, каждую по имени. Они моментально спрыгнули с топчана и подбежали к нему, торопливо снимая короткие махровые халатики. Оставшись в одних черных купальных трусиках, девочки спустились вслед за дядей в воду по пологой лестнице, при этом они тараторили, как маленькие сороки. Через несколько секунд детские тела рассекали воду так стремительно, что Сэнди и Энн смотрели на девчушек буквально открыв рот.
— Как тебе это нравится! — воскликнула Энн в тихом изумлении. — А ты боялась, что они свалятся в воду. Они плавают как рыбы.
— Мда, — промычала Сэнди; в данный момент ее интересовала только одна фигура из плававших в пруду. Мощный, сильный, почти обнаженный, Жак разрезал воду, как корабль; Сэнди не могла оторвать от него глаз, хотя и пыталась. Она осознала вдруг, что смотрит на него влюбленными глазами, и ее снова охватил страх за свою независимость. Что со мной происходит? — думала она. И отвернулась так резко, что чуть не упала. — Я вернусь в дом на минутку. Хотела принести сюда книжку почитать и забыла.
— Ладно. — Энн сидела на топчане, как раньше, и следила за детьми. Этот взгляд заставил Сэнди задержаться. Она быстро обняла сестру.
— Ты в порядке?
— Сэнди, глядя на этих крошек, я поняла, что во мне… со мной остается часть Эмиля. — В глазах младшей сестры блестели слезы, но Сэнди услышала и мажорные нотки:
— Я так рада, что мы сюда приехали.
— Тебя здесь ничего не расстраивает? Например, тот факт, что Жак и Андре так похожи на Эмиля?
— Нет. Хотя, наверное, я должна бы расстраиваться. Но на самом деле меня это успокаивает.
— Вот и хорошо. — Сэнди обняла сестру еще раз. Итак, прав был Жак, а совсем не она, Сэнди, в отношении того, что лучше, а что хуже для ее сестры. Нет, она, Сэнди, ради Энн готова на все, лишь бы в душе Энн царили мир и покой. Сестренка, с ее покладистым характером, отлично впишется в жизнь семьи Шалье, теперь это совершенно ясно. Так же, как ясно и другое: она, Сэнди, никогда с ними не уживется. Во всяком случае, не с Жаком.
Сэнди не торопилась вернуться к пруду; по дороге она неожиданно встретила Одиль с тремя девчушками — мать уводила их домой: им пора было отдыхать. Головы в мокрых кудряшках, с которых стекала вода, придавали девочкам забавный вид. Женщины поговорили о разных пустяках, и Сэнди сочла Одиль такой же мягкой, приветливой, как и ее свекровь. Потом Сэнди вернулась к пруду и увидела, что Энн сладко спит под сенью огромного дерева, а Жак, к ее досаде, как раз вылезает из воды.
Нарочно все подстроил, подумала Сэнди. Подождал моего возвращения, чтобы похвастать тем, как он прекрасно сложен, показать свое загорелое тело. Оно сейчас сверкает капельками воды, словно алмазами, а мокрые плавки так его облепили, что не знаешь, куда девать глаза. Все это — из набора приемчиков Айана, хотя я бы не разобралась… тогда, думала Сэнди. Впрочем, теперь-то я разбираюсь.
— Перестаньте хмуриться.
— Что? — Сэнди сначала не заметила, что в задумчивости даже рот приоткрыла от удивления, глядя на Жака.
— Каждый раз, когда я оказываюсь рядом, у вас на лице появляется выражение неприязни. — Он сказал это, проходя мимо, после чего растянулся на свободном топчане в трех шагах от нее и подставил себя жарким солнечным лучам. — Это не принято.
— Не принято? — Сэнди все еще стояла у своего топчана, частично прятавшегося в тени. Теперь она стала двигать его поближе к Энн.
— Да, в обществе это не принято. — Он приподнялся на локте и взглянул на нее, удивленно вскинув брови. — Вам незачем отодвигаться: я не кусаюсь.
— Просто я боюсь обгореть.
— Как это му-у-дро с вашей стороны, — протянул Жак. Теперь он лег на спину и подложил руки под голову, выставив на обозрение широкую грудь с выпуклыми мускулами. — Лично мне казалось бы… э-э-э… нелишним покрыть легким загаром такую бледную английскую кожу.
— Вот как? — в ее голосе звучал сарказм. Значит, ему не нравится цвет ее кожи. Впрочем, это ей глубоко безразлично. Сэнди в ярости хлопнулась на топчан, а когда улеглась, какое-то время не двигалась, пытаясь успокоиться. Не получалось. Неподвижная мужская фигура в нескольких шагах от нее слишком раздражала. Словно кто-то дергал ее нервы, как струны гитары, и Сэнди никак не могла мысленно отвлечься от него. Что касается Жака, то он, казалось, сладко заснул.
Сэнди снова бросила на него гневный взгляд. Какого черта он вообще здесь? Сам говорил, что уедет к себе домой. Еще можно было понять, почему он заночевал в замке: хотел отдохнуть после долгого путешествия и не рискнул ехать ночью, но сейчас-то, слава Богу, почти что полдень. Сэнди поморщилась, вдруг подумав о том, что она к Жаку несправедлива. Она в самом деле превращается в мегеру. Однако же под его влиянием.
— В жизни еще не видел женщины, умеющей уродовать свое личико такими гримасами, — протянул он ленивым баритоном, чуть не заставившим ее вскочить. — К тому же не просто личико, а красивенькое. Наверное, вы не цените того, чем вас наградил Господь.
Сэнди выдержала упорный взгляд его черных глаз, хотя и залилась краской.
— Зато вы, напротив, прекрасно пользуетесь всем тем, чем вас наградил Господь. И пожинаете плоды.
— Ну а если конкретно — чем именно? — спросил Жак все с той же ленцой. — Не желая настаивать, я все же хотел бы знать, чем я не угодил. Вы, англичане, умеете превращать простую фразу в судебное обвинение.
— Но… — Сэнди беспомощно уставилась на него, осознав, какую яму сама себе вырыла. Сказать ему, что он намеренно демонстрирует свое тело ей, — значит признаться, что она не отрываясь на него смотрит, то есть признаться как раз в том, в чем она не хочет признаваться. А как иначе объяснить ее сарказм?
— Так что же? — Он откровенно наслаждался ее растерянностью, и Сэнди уже была готова сказать все напрямик, как вдруг чей-то голос позвал Жака. Подняв темноволосую голову, он застонал от досады (или Сэнди послышалось?), но в тот же миг встал и быстро пошел к выходу с пляжа, где стояли высокая, стройная, с рыжими волосами дама, Арианна и еще одна пожилая женщина.
Пока Сэнди слушала, как они втроем быстро говорят по-французски, проснулась Энн и, открывая голубые глаза, спросила:
— Что там такое?
— Кажется, к Жаку пожаловали гости, — ответила Сэнди. Она говорила вполголоса, в то же время рассматривая рыжеволосую, которая беззастенчиво повисла на Жаке: красивые загорелые руки обвились вокруг его шеи, всем телом она прижалась к нему и подняла лицо — для поцелуя. Поцелуй, прямо в губы, тут же последовал.
Сестры встали со своих топчанов, поскольку вся группа двигалась к ним. Сэнди успела разглядеть большие карие глаза молодой незнакомки; лицо ее, в форме сердца, осеняло облако великолепных рыжих волос. Наконец Сэнди сосредоточилась на голосе Арианны, знакомившей гостей.
— Энн, Сэнди, позвольте вам представить мою дорогую подругу Симону Лемэр и ее дочь Монику. А это моя невестка Энн и ее сестра Сэнди.
Сестры пробормотали свое how do you do
type="note" l:href="#note_4">[4]
, а пожилая женщина их обняла и поцеловала, каждую в обе щеки, следуя французскому обычаю.
— Как хорошо, что вы приехали. — Сэнди показалось, что реплика обращена только к Энн, а может, это было и не так. Еще Сэнди показалось, что при взгляде на нее глаза Симоны потемнели. После матери сестер приветствовала Моника, и здесь уж все было ясно: она не одобряла появления Сэнди в замке, карие глаза ее смотрели холодно, в них затаилась даже неприязнь.
— Симона с дочерью останутся обедать, — обратилась к Жаку мать. — Ты не возражаешь, если Пьер организует пикник у пруда? С барбекю
type="note" l:href="#note_5">[5]
?
Все шестеро не спеша проследовали к столу со стульями, установленному под круглым полосатым тентом.
— Я думаю, что для Энн это не будет утомительно, — продолжала Арианна, — а пока что я прикажу горничным подать прохладительные напитки.
— Ты сейчас работаешь, Моника? — спросил Жак довольно равнодушно; он мельком взглянул на девушку, когда та решительно уселась рядом с ним.
— Я только что вернулась из поездки на Бермуды, — ответила Моника голосом, который вполне соответствовал ее облику, — за этот глубокий, мягкого тембра голос с чувственными нотками любая женщина отдала бы полжизни. — Я совершенно измотана, дорогой, мне потребуется море внимания. — Глаза ее пожирали смуглое лицо Жака.
— Моника работает манекенщицей, — с готовностью пояснила Арианна, — и пользуется большим успехом.
— Как интересно. — Сэнди улыбнулась, но не заметила никакого тепла в ответном взгляде рыжеволосой красавицы. — Вам, наверное, приходится много ездить?
— Даже слишком. — Моника с мрачной миной пожала плечами, и снова ее глаза вернулись к лицу Жака, на котором и застыли. — Мне хотелось бы больше времени проводить дома. — Лицо ее просветлело. Не оставалось сомнений в том, какой смысл она вкладывала в эти слова, и Сэнди усилием воли удержала улыбку на своем лице.
Как все прозрачно! Взглянув на сестру, Сэнди уловила боровшиеся в ней чувства: Энн словно бы забавлялась и в то же время возмущалась тем, как беззастенчиво Моника рекламирует свои притязания. Наверное, Жака и Монику сосватали, думала Сэнди, едва прислушиваясь к журчавшему вокруг разговору. Что ж тут удивительного? Эта рыжая — как раз из тех особей, которые, видимо, приводят его в восторг: смелая, красивая, чувственная.
То, что это неприятно задело ее, поразило Сэнди, но она поспешила взять себя в руки. Не мое это дело, твердила она про себя, с кем он крутит роман, пускай спит хоть с половиной Франции, меня это не волнует. Вероятно, все, на что намекал его брат Эмиль, — правда.
— Сэнди.
Она вдруг поняла, что все замолчали и выжидательно смотрят на нее.
— Да, простите? — откликнулась Сэнди и улыбнулась. — Боюсь, я замечталась.
— Моника спросила, в чем заключается ваша работа, — пришла на помощь Арианна. — Она была в Штатах и говорит, что там жуткая конкуренция; если она вас не погубила, значит, вы высокого класса специалист.
— Не знаю, так ли, но я люблю свою работу. Хотя она и требует сил. — Сэнди обращалась непосредственно к Монике; а пока она говорила, две горничные подкатили столик с напитками.
— Могу себе представить, — задумчиво ответила рыжеволосая. — А у вас есть парень — там, в Америке?
— У меня много друзей, среди них попадаются и парни. Но ничего серьезного. — Сэнди знала: Моника хочет услышать совсем другое, и глаза Моники недвусмысленно зажглись, когда она обратила взгляд на Жака. Но Сэнди, увы, сказала правду:
— Меня слишком занимает работа, по крайней мере в данный момент.
— В самом деле? — Моника приподняла красиво изогнутые брови. — Значит, у вас… как это говорится… сердце не занято?
Вот пристала, угрюмо подумала Сэнди, стараясь удержать улыбку на лице. Придется соблюдать вежливость, хотя француженка довольно настырная.
— Да, вы правы.
— Гмм… — Моника слегка изогнулась в сторону Жака, но он уже встал, чтобы помочь горничным разливать напитки. Тогда манекенщица откинулась на спинку своего стула, скрестила длинные, стройные ноги и слегка прищурилась. — Вы долго намерены оставаться здесь, со своими родственниками?
Такой вопрос, возможно, прозвучал бы вполне невинно, задай его другой человек, но в устах француженки это был намек на то, что Сэнди уже надоела своим хозяевам. Именно так Сэнди его и поняла. На какой-то миг ее шокировала эта завуалированная грубость, но выручило полученное в школе жизни воспитание. И, изящно пожав плечами, Сэнди ответила:
— Честно говоря, не знаю, Моника. Сэнди отвернулась, показывая своим видом, что допрос окончен, и тут заметила, что Жак наблюдает за обеими, слегка нахмурившись. Хотя трудно было понять, кем из них он недоволен.
— Держи, Моника, — Жак протянул ей бокал с чем-то похожим на смесь бренди с игристым вином, и у Сэнди слегка заныло сердце: он не спрашивает, какой напиток хочет Моника, он знает это. И не только это — он, видимо, прекрасно осведомлен обо всем, что касается красотки Моники. Да и по ее манере держаться с ним в их близких отношениях не приходится сомневаться. — Сэнди, что налить вам? — Жак обернулся к ней, стоя рядом с горничной, готовой налить, что прикажут.
Почувствовав из-за Жака необъяснимое раздражение, Сэнди одарила Клэр лучезарной улыбкой и ответила:
— Бокал сухого белого, пожалуйста. Эта улыбка была, пожалуй, лучшим образчиком актерской игры за всю жизнь Сэнди. Да, так она и думала: Жак ловелас, он любит женщин, любых и разных. Ну и пусть. Ну и пусть, говорила себе Сэнди, меня это не трогает. Не трогает ничего, что он делает.
— Прошу. — Жак прикоснулся к ее руке, подавая бокал, а она чуть не выронила его, потому что прикосновение подействовало на нее возбуждающе.
— Спасибо. — Что бы ни творилось в ее душе, голос Сэнди прозвучал спокойно, и она тут же повернулась к сидевшей рядом Энн. Сэнди знала, что ненавидит этого человека, этого неуемного самца, уверенного в том, что он слишком красив, богат и обладает слишком большой властью, а поэтому ни одна женщина не откажет ему.
Пикник, во время которого жарили мясо на вертеле, затянулся чуть ли не до вечера. Как только приступили к еде, появилась Одиль с тремя девчушками, чему Сэнди очень порадовалась. Присматривая за тремя непоседами, Сэнди могла держаться отдельно от взрослых, не рискуя показаться невежливой.
После еды Сэнди ушла с девочками в дальний конец пляжа и начала с их помощью учиться основам французского языка, а точнее — самым простым словам. Сэнди прилагала огромные усилия, приводившие ее «учительниц» в восторг, поэтому в их кружке царило бурное веселье. Ближе к вечеру, когда их мать объявила, что пора бы вернуться в дом и поспать часок, малышки долго сопротивлялись, не желая расставаться со своей новой тетей, которая их совершенно покорила.
— Вы очень хорошо ладите с детьми, — сказал Жак, когда Сэнди вернулась к столу, вокруг которого расположилось все общество. С этими словами он отодвинул ей стул, приглашая сесть.
— Они такие забавные, — ответила Сэнди, и сердце ее защемило. Ей казалось, что она давно избавилась от этой боли. Выходя замуж за Айана, она мечтала о детях… Пусть будет много детей — если позволят средства… но, когда Айан исчез, мечта разбилась. И с этим было так же трудно смириться, как с его предательством и смертью.
— Забавные? — в вопросе Моники прозвучали недоверие и насмешка. — Что может быть забавного в этих жадных ручонках? В пронзительных криках? Вам нравятся дети?
Произнося все это, Моника смотрела на Сэнди в упор, и враждебность, которую остальные не замечали из-за сверкающей улыбки Моники, а Сэнди безошибочно читала в жестком взгляде, на секунду парализовала ее.
— А я люблю детей. — В разговор вмешалась Энн, ее мягкий ласковый тон и жест, которым она потрогала руку сестры, успокоили Сэнди. Энн, посмеиваясь, погладила себя по вздутому животу, после чего разговор перешел на несколько иную тему: стали обсуждать имена детей.
Однако упрямая Моника вернула разговор в прежнее русло. Во время небольшой паузы манекенщица, обращаясь к Сэнди, спросила голосом почти без всякого выражения, каким-то равнодушным:
— Почему же вы не выбрали специальность, связанную с детьми? Если уж они вам так нравятся?
Сэнди не могла понять, отчего ее игра с девочками так сильно задела Монику, но было очевидно, что это так: слишком злыми были ее глаза.
— А может, реклама более… денежное занятие? — не унималась француженка. — Впрочем, в Америке так трудно удержаться на плаву. Я-то знаю, как тяжело там добиться успеха.
Если бы пришлось оценивать ее наглость по десятибалльной системе, я бы поставила ей десятку, подумала Сэнди. Просто удивительно, как ловко она добилась своей цели: всего несколькими фразами изобразила меня безжалостной, черствой карьеристкой, для которой деньги — это все… деловой женщиной, шагающей по трупам ради достижения успеха.
— Моника знает, о чем говорит. — Жак вмешался как раз в тот момент, когда Сэнди пыталась придумать достойный ответ. — Бизнес, включающий в себя показ моделей и рекламу, лидирует — в смысле жестокой конкуренции. Ведь так, Моника? — Произнося эти слова, Жак улыбался, но улыбка была вовсе не одобряющей. — Симона очень гордится своей дочерью, сумевшей подняться на вершину в таком деле, где человек человеку волк, — продолжал он.
— Да, это правда, я очень горжусь своей девочкой, — откликнулась мать Моники. Пока она захлебывалась от восторга, рассказывая об успехах дочери, Жак продолжал улыбаться, но эта улыбка явно не нравилась Монике, что было видно по ее лицу.
Вскоре Симона упомянула, что у нее назначена еще одна встреча, а Энн захотела вернуться в дом и немного полежать. Все встали из-за стола и, не сговариваясь, двинулись к выходу с пляжа. За ним простирались изумрудно-зеленые лужайки, где журчали фонтаны; легкие решетчатые беседки, увитые розами, служили прекрасным укрытием от солнечного света и зноя. Куда ни глянь красовались роскошные, ухоженные цветочные клумбы: они поражали разноцветьем и источали нежный аромат. И над всем этим возвышался синий шатер весеннего неба.
Симона и Арианна поддерживали Энн с двух сторон. Моника успела вцепиться в Жака; она шла, не отрывая глаз от его лица, сияя улыбкой и всем своим видом демонстрируя, что он принадлежит только ей. Сэнди ничего не оставалось, как следовать позади компании.
— Сэнди, — позвал ее Жак. Сэнди не успела заметить, отпустила ли его Моника, или он сам стряхнул ее руку. Однако в тот же миг Сэнди оказалась между ними, и Жак очень твердо взял ее под руку. Сэнди посмотрела вверх, ему в лицо, слегка растерявшись. — Хотите, я покажу вам усадьбу? — спросил Жак.
— Я… — Сэнди слишком остро чувствовала враждебность, излучаемую Моникой, хотя та не произнесла ни слова, и поэтому ответила не сразу:
— Нет, пожалуй, нет. Я поднимусь наверх и присмотрю за Энн.
— Вздор. — Взгляд черных глаз прошелся по ее лицу и проник прямо в душу. — Вы весь день отдыхали, кроме того, вы не носите ребенка — у вас нет повода лениться. Так что давайте пройдемся немного перед ужином. — Ответить ей не удалось — Жак перевел взгляд с лица Сэнди на Монику, чьи глаза были почти на уровне его собственных. — Вы с мамой приехали без шофера?
— Да, я сама вела машину. — Ответ прозвучал резко, но тут же ее лицо стало приторно-сладким, характерным для манекенщицы. — Дорогой… — снова взяв Жака под руку грациозным движением, она затараторила по-французски и тем самым исключила Сэнди из разговора.
— Пожалуйста, говори по-английски, — остановил ее Жак.
— У нас сегодня вечеринка, — перевела Моника, мимолетно взглянув на Сэнди, — совсем не официальная, просто предварительное празднование маминого дня рождения. Не хотите ли приехать?
Было ясно, что она приглашает только Жака. Они успели подойти к стоянке, где была припаркована маленькая, но очень дорогая спортивная машина. И здесь же Монику ждала мать. Симона услышала ее последние слова.
— Да, да. Вы должны приехать к нам, Жак. — Мадам Лемэр любезно улыбнулась. — Людей возраста дочери будет мало, так что хорошо бы вам присоединиться.
— Ну, разумеется, мы приедем. — Жак невинно посмотрел на Сэнди. — Ведь вам хочется узнать поближе деревенскую жизнь во Франции, правда?
Сэнди догадалась: он прекрасно понимает, что ее не пригласили, хоть и улыбается так вежливо. Может быть, беспардонное поведение матери и дочери вызвало в нем желание быть подчеркнуто вежливым со своими гостями? А может, ему просто стало ее жалко? Как бы там ни было, Сэнди не хотела ехать куда-то вдвоем с Жаком, тем более — в дом Моники. Это же будет визит в клетку тигра. Точнее, тигрицы.
— Не знаю, право…
— Сэнди, пожалуйста, поезжай. — Это вмешалась Энн. В жизни сестер бывали случаи, когда Сэнди хотела бы, чтобы младшая сестренка оказалась где-то за тридевять земель. Сейчас был как раз такой момент. — Ты только и занималась мною в последние две недели, а теперь тебе следует отдохнуть перед отъездом в Америку, — продолжала Энн. — Ты знаешь, что я права.
— Я и отдыхаю. — Сэнди улыбнулась через силу, но так широко, что чуть не вывихнула челюсть. — Мне здесь очень нравится.
— А от сегодняшнего вечера вы придете просто в восторг. — В словах Жака была ирония, и она не ускользнула от Сэнди. Взглянув ему в глаза, она увидела в них вызов. Значит, Жак считает, что она боится ехать с ним на этот прием? Да, так и есть. Ну что ж… Глаза Сэнди загорелись решимостью.
— Если твоя гостья колеблется… — начала было Моника, придав своему голосу оттенок сожаления и опустив глаза. Это притворство подстегнуло Сэнди еще больше, и с губ ее слетели слова, которые она как будто и не собиралась произносить:
— Я с удовольствием побываю у вас, Моника. Конечно, в том случае, если это удобно. — Сэнди вскинула голову задорным жестом, даже не подозревая об этом своем задоре.
— Да нет, это удобно, я же сказала, что вечеринка неофициальная, — процедила Моника, потом поджала губы, что вызвало у Жака еле заметную довольную улыбку.
Что за игру он ведет? — думала Сэнди, с подозрением глядя на него, в то время как Моника с матерью усаживались в маленькую шикарную машину. Может, он стравливает между собой двух поклонниц — хочет, чтобы они сражались за его персону? Или у него другой замысел: отомстить за что-то Монике? Добиться от нее послушания?
Все эти мысли вызвали у Сэнди горькое сожаление. Зачем я согласилась ехать? — сокрушалась она. Но когда Моника, выставив в окошко ярко-рыжую голову, выкрикнула время приема, Сэнди почему-то не объявила, что передумала. Машина удалялась по аллее, а вместе с ней удалялась всякая возможность предотвратить события надвигавшегося вечера, который мог закончиться катастрофой.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Перешагнув пропасть - Брукс Хелен

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Перешагнув пропасть - Брукс Хелен



классная книга,тонкая,чувственная.
Перешагнув пропасть - Брукс Хеленбирюза
22.07.2011, 18.18





прекрасная история, море приятного
Перешагнув пропасть - Брукс Хеленatevs17
22.02.2012, 13.14





Сколько я перечитала аналогов 3или 4, всё одно и тоже за исключением наций.
Перешагнув пропасть - Брукс ХеленЛика
5.04.2012, 18.46





Думаю, что роман должен был закончиться 8-й главой. Главные герои пересекли точку "невозврата" и это конец отношениям.Но специфика жанра требует хэппи-энда и нам его преподнесли. 9 баллов.
Перешагнув пропасть - Брукс ХеленКИРА
12.09.2012, 20.18





бред какой-то...... а конец вообще
Перешагнув пропасть - Брукс Хеленкэт
12.09.2012, 23.41





господи, такая тягомотина...читала через сторчку...а главная героиня своей холодностью могла бы посоревноваться с айсбергом, тот и то, наверно, теплее на ее фоне.как такая женщина могла понравится?роман не понравился
Перешагнув пропасть - Брукс ХеленТина
13.09.2012, 15.12





Замечательный роман, не могла оторваться от чтения!
Перешагнув пропасть - Брукс ХеленЕлена
2.01.2013, 19.34





полный бред! Тягомотина страшная(((
Перешагнув пропасть - Брукс ХеленЛёля
2.01.2013, 21.02





миленький роман
Перешагнув пропасть - Брукс ХеленНИКА*
9.08.2013, 14.25





мне кажется, что героиня просто дура
Перешагнув пропасть - Брукс Хеленвера
15.12.2015, 22.53





Роман больше психологический, чем любовный. Рассматриваю его как описание психологической катастрофы гг-ни. Многие женщины на всю жизнь остаются психологическими подранками, в этом романе любящий, терпеливый мужчина сделал невозможное и заново открыл гг-не все радости жизни. А вот мамаша гг-я супер-эгоистка косвенно из-за нее погиб младший сын и старшему она едва не испортила жизнь не выполнив его просьбу и не передав письмо гг-не. При этом автор пытается её показать мягкой, обаятельной, милой женщиной.
Перешагнув пропасть - Брукс ХеленВераника
13.03.2016, 3.16





Понравилось! Прочитала за ночь!)
Перешагнув пропасть - Брукс ХеленЮлия
14.03.2016, 2.32





Средненько .
Перешагнув пропасть - Брукс ХеленMarina
14.03.2016, 8.40





Да вообще никак
Перешагнув пропасть - Брукс ХеленElen
14.03.2016, 22.41





Банально,но с хеппи эндом,а я люблю хеппи))Читается легко,один раз прочитать можно. 7/10
Перешагнув пропасть - Брукс ХеленТ.Ж.
30.03.2016, 15.20





Банально,но с хеппи эндом,а я люблю хеппи))Читается легко,один раз прочитать можно. 7/10
Перешагнув пропасть - Брукс ХеленТ.Ж.
30.03.2016, 15.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100