Читать онлайн Любовь на старой мельнице, автора - Брукс Хелен, Раздел - ГЛАВА ДЕВЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь на старой мельнице - Брукс Хелен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь на старой мельнице - Брукс Хелен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь на старой мельнице - Брукс Хелен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брукс Хелен

Любовь на старой мельнице

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Мерфи был до смешного рад видеть свою хозяйку, когда та приехала в ветеринарную лечебницу вечером того же дня, и шумный восторг огромного пса чуть-чуть смягчил острую боль и ощущение одиночества, охватившие Генриетту, после того как «рейнджровер» скрылся за поворотом. Но только чуть-чуть.
Весь вечер она ждала, что раздастся телефонный звонок, который так и не раздался, а на следующий день, проспав всего несколько часов, она снова сидела как на иголках, хотя и повторяла про себя, что он все равно не придет. Он не пришел.
На второй день было не легче, и на третий тоже, и по прошествии недели Генриетта смирилась с мыслью о том, что все закончилось, так толком и не начавшись. Впрочем, именно этого она и добивалась. В точности.
Однако к середине второй недели Генриетта все же решила поехать в Лондон и побеседовать с Сарой. Сбор вещей и экипировка Мерфи заняли десять минут.
Сара ждала ее в дверях, и на мгновение Генриетта даже устыдилась при виде ее откровенной радости от неожиданного визита, но, когда они устроились в саду со стаканами холодного апельсинового сока, жена Дэвида сама завела разговор на волнующую тему.
– Итак… – Сара посмотрела на Генриетту из-под полуприкрытых век. – Что пошло не так между тобой и Джедом? – спросила она как ни в чем не бывало.
– Что? – Генриетта не смогла скрыть своей растерянности, и Сара понимающе улыбнулась.
– Ох, Хен, ваши взаимные чувства были так очевидны, – спокойно сказала она. – Даже слепой бы это увидел.
– Правда? – Генриетта мысленно вернулась в прошлое. – Но тогда я сама не знала, – слабо возразила она, – и Джед тоже.
– А сейчас вы оба знаете? – осторожно предположила Сара.
– Да, но от этого не легче.
– И кто испугался? – бесстрастно осведомилась Сара. – Ведь не оба вы струсили?
– Нет, дело во мне. – Генриетта посмотрела на разлегшегося у ее ног Мерфи, от которого исходил неимоверный жар.
– Хорошо. – Сара откинулась на спинку плетеного кресла и надвинула на глаза шляпку. – Расскажи тете Саре.
Опустив самые интимные подробности, Генриетта изложила суть дела, и к концу ее повествования Сара уже сидела на самом краешке кресла, сосредоточенно нахмурившись.
– О, Хен! – Она тяжело вздохнула. – Мне неприятно это говорить, но он абсолютно прав, а ты на сто процентов – нет.
– Не надо ходить вокруг да около, скажи прямо, что ты думаешь, – сухо произнесла Генриетта. Сара обычно высказывалась откровенно.
– Послушай, я понимаю, что твоя семейная жизнь была не из приятных и что ты боишься нырять с головой в омут, но он ведь об этом и не просит, разве ты не понимаешь? Он обещал, что даст тебе время подумать; чего еще можно ожидать от несчастного парня? – логично закончила Сара.
– Мне не нужно время. – Лицо Генриетты выражало упрямство.
– Тогда зачем ты приехала? – Сара внимательно на нее взглянула. – Если ты уверена, что приняла единственно верное решение, зачем тогда снова все обсуждать?
– Я просто хотела с кем-нибудь поделиться, вот и все. Кроме того, мне надо отдохнуть от работы, в последнее время она идет не очень хорошо.
– Хмм. – Сара с удовлетворенным видом допила свой стакан. – Я сдаюсь. Позволь я налью тебе еще сока, и мы продолжим беседу.
Но к тому времени, когда Сара вернулась из кухни, Генриетта поняла, что больше ничего обсуждать не будет – решение в любом случае уже принято. Однако Сара не готова была сменить тему.
– Понимаешь, ваша с Мелвином проблема была отчасти в том, что вы оба художники, – уверенно сказала она. – Я знаю, что он очень странно к тебе относился, но все осложнялось еще и тем, что в вас обоих было это стремление к творчеству, эстетическое начало. Джед не такой. У него своя карьера, он взлетел так высоко, что это могло бы удовлетворить любого мужчину, и его вполне устроит, если ты будешь заниматься любимым делом, и вы, таким образом, отлично дополнили бы друг друга. Он самодостаточный человек, Хен. Ему не надо никому ничего доказывать, он, если хочешь, уже взял от жизни свое.
Генриетта взглянула на убежденное лицо Сары.
– А ты неплохо осведомлена, – без выражения заметила она.
– Ничего особенного, – пожала плечами Сара, но в улыбке ее сквозило лукавство. – Просто твоя мама долго разговаривала с Джедом, и он ей понравился, а Дэвид вообще считает, что он лучше всех.
– Им обоим казалось, что Мелвин тоже ничего, – тихо напомнила ей Генриетта. – В общем, я поняла твою точку зрения, Сара, но давай лучше поговорим о ценах на хлеб или о чем-нибудь в этом роде.
– Конечно. – Сара рассмеялась в ответ на улыбку Генриетты, и девушки провели замечательный вечер в ожидании Дэвида.
– Хен. – Дэвид застыл на пороге кухни, где его сестра и Сара накрывали чай для детей. – Я не знал, что ты собиралась приехать. Значит, мама тебе позвонила?
– Мама? – Генриетта наморщила гладкий лоб. – Нет. А должна была?
– Нет-нет, вовсе нет. – Вдруг стало видно, что Дэвид чувствует себя страшно неловко. – Мы даже договорились, что она не станет этого делать. То есть мы ни о чем не договаривались, конечно, все было немного не так…
– Дэвид, в чем дело? – терпеливо поинтересовалась Генриетта.
– По-моему, ты все испортил, Дэвид. – Сара с трудом сдерживала смех. – В конце концов, не такой уж это и секрет. Скажи ей, ради Бога, и избавь нас от этого мучения.
– Что он должен мне сказать? – осведомилась Генриетта.
– Речь о заказе, который недавно поступил, – осторожно сказал Дэвид, – вот и все. Но это огромный заказ, Хен, и если ты потянешь… – В его голосе сквозил еле сдерживаемый восторг. – В общем, о прошлом можно будет забыть, – слабым голосом закончил он.
– Да? А почему такая таинственность?
– «Визаж» – ну, знаешь, этот оздоровительный центр с лечебными водами, о котором все говорят, тот, куда ты не попадешь, даже если продашь руку и ногу, он только для миллионеров, – возбужденно объяснил Дэвид. – Они хотят заказать тебе скульптуру, Хен. Вчера мы получили подтверждение, они готовы заплатить нужному человеку и считают, что это ты. – Он назвал сумму, от которой Генриетта чуть не свалилась со стула.
– А что надо сделать? Я справлюсь? – чуть слышно спросила она, не веря собственным ушам.
– Запросто. – Дэвид расплылся в довольной улыбке. – Они хотят создать эффект водопада в холле, стилизованный каскад сосудов, чтобы вода перетекала из одного в другой. Что-то вроде иллюзии времени: чтобы некоторые сосуды казались разбитыми, а отдельные должны лежать на боку – ну и так далее. И еще небольшой бассейн с водой, ароматизированной эфирными маслами: это подчеркнет атмосферу здоровья.
– О, Дэвид. – Она восторженно смотрела на него. – Дэвид! – Но тут ей в голову пришла новая мысль.
– И все-таки зачем так секретно? – медленно проговорила она.
– Дэвид, – тоном, не терпящим возражений, обратилась к нему Сара. – Расскажи ей.
– Да ничего особенного, правда, просто мы с мамой разошлись во мнениях: она считает, что надо тебе сказать, а мне кажется, что, если он не хочет афишировать свое участие, это его личное дело.
– Дэвид. – Терпение Генриетты было на исходе. – О ком идет речь?
– Это Джед Винсент.
– То есть? – непонимающе уставилась на него девушка.
– Джед тот парень, который предложил твою кандидатуру владельцам «Визажа», он входит в совет директоров. Он решил, что ты, узнав о его причастности, подумаешь, что не заслужила такое предложение, но он уверен в обратном. Он просто выдвинул твою кандидатуру на собрании, а остальные директора навели справки, и твоя работа им понравилась, так что они готовы заключить договор со мной как с твоим агентом.
– Но если бы не он, эти люди вообще бы обо мне не узнали, – медленно сказала Генриетта, чувствуя почти физическую боль оттого, как сильно начало биться сердце.
– Ага. – Дэвид смотрел на нее с подозрением. Он явно ожидал, что она начнет прыгать и кричать от радости, а она застыла на месте, как будто ее заморозили.
– Понятно. – Ей надо было сказать хоть что-то, постараться вести себя нормально, но это оказалось неимоверно трудно.
Позже, вечером, лежа в душной комнате, Генриетта вновь и вновь прокручивала в памяти разговор с Дэвидом и Сарой, пока наконец у нее не заболела голова.
Со стороны Джеда было чудесно, замечательно сделать такое ради нее, и она ему благодарна больше, чем он мог бы предположить, но… Не было ли это всего лишь средством для достижения все той же цели? Может, он знал, что до нее все равно дойдут слухи о его роли? И предположил, что, узнай она правду, ему будет легче уложить ее в постель? О, она верила ему, когда он твердил, что хочет ее, верила даже, что любит, но вот в природе этой любви Генриетта сомневалась. И продолжала сомневаться, хотя без него жизнь потускнела, а по ночам она пролила немало слез.
Она напишет Джеду – или даже позвонит, – чтобы поблагодарить, но она не пойдет к нему в гости, на это ее силы воли не хватит.
Генриетта несколько успокоилась, приняв решение, и тут же ощутила неимоверную усталость. И все же, несмотря на изнеможение, несмотря на любовь к Джеду, она не имела права дать слабину, только не сейчас.
* * *
Около двух часов следующего дня, после праздничного ленча, Генриетта вошла в галерею рука об руку с матерью и Дэвидом.
Они не сразу заметили крупную, темную фигуру человека, стоявшего у дальнего окна и наполовину скрытого листьями гигантского декоративного папоротника, но Жасмин, помощница Дэвида, сказала:
– Мистер Ноук, этот джентльмен как раз вас дожидается.
Они повернулись к нему, и Дэвид с мамой направились навстречу гостю. Генриетта стояла, как прикованная к полу. Джед взглянул на нее поверх голов мамы и Дэвида и спокойно произнес:
– Привет, Генриетта.
– Здравствуй. – Он явно не знал, что она в Лондоне: девушка прочитала это в его пронзительно-голубых глазах. Однако он справился с трудным положением намного лучше, чем она сама, потрясенно подумала Генриетта, наблюдая за бесстрастным выражением его лица и слушая, как он вежливо и сдержанно отвечает на бесчисленные вопросы матери. А выглядел он потрясающе. Было заметно, что он устал: под его глазами образовались темные круги, – и все же он был удивительно красив.
Генриетта нечеловеческим усилием воли взяла себя в руки и, дождавшись, когда ее мать сделает передышку, чтобы набрать в грудь воздуха, быстро произнесла:
– Я хочу тебя поблагодарить, Джед, за то, что ты рассказал обо мне руководству «Визажа». Это… это уникальная возможность.
– Я рад. – Его голос был глубоким и мягким, и Генриетта едва сдержала внутреннюю дрожь. – Значит, тебе все известно? – Он посмотрел на Дэвида, слегка приподняв брови.
– Прошу прощения, это я виноват, – неловко принялся оправдываться тот, тут же покраснев. – Из меня вышел плохой конспиратор.
– Неважно, – спокойно отозвался Джед, – мне было приятно это сделать, а бизнес редко доставляет искреннее удовольствие. Надо кое-что обсудить, если у вас найдется время, – обратился он к Дэвиду.
– Конечно, конечно. – Дэвид буквально лез из кожи вон, стараясь быть любезным. – Пойдемте в офис. Выпьете кофе? – спросил он, щелчком пальцев подзывая Жасмин.
– Спасибо. – Джед улыбнулся юной секретарше и добавил: – Без молока, пожалуйста, – и повернулся к Генриетте и ее матери. – До свидания, миссис Ноук. Было приятно снова увидеться, Генриетта.
Он уходил, он покидал ее!
– Разве ты не хочешь, чтобы я присутствовала? – Это прозвучало чересчур громко. – Наверняка нам есть что обсудить, раз уж работу поручили мне?
Мужчины повернулись в ее сторону, и на лице Дэвида отразился ужас от ее тона, однако Джед ни одним движением не выдал своих мыслей.
– Нам нечего обсуждать, Генриетта, я уже во всем разобрался. – Он сделал паузу и добавил уже мягче: – Наш разговор затронет только экономическую сторону вопроса, он никак не коснется твоего творчества.
– О… Да, конечно. Прошу прощения…
– Ничего, художники имеют право отстаивать свои интересы. Но можешь быть уверена, что скульптура будет именно такой, какой ты ее видишь, за исключением самых общих требований. Я за этим прослежу.
Он еще раз кивнул и отвернулся, но на какое-то мгновение сердце у Генриетты замерло – она увидела, как в сапфировых глазах вспыхнуло что-то темное и напряженное, когда он прошелся мимолетным, но жадным взглядом по ее лицу.
Она сильно закусила нижнюю губу и крепко сжала кулаки и вдруг поняла, что мать смотрит на нее как-то странно.
– Что-то не так, дорогая? – неуверенно спросила Сандра Ноук. – Ты себя неважно чувствуешь?
– Со мной все в порядке. – Генриетта не смогла улыбнуться. – Мне пора идти, – добавила она чересчур поспешно. – Я обещала Саре, что куплю кое-что к чаю для детей, чтобы она не беспокоилась.
– Хорошо, дорогая. – Голос Сандры Ноук звучал спокойно, но в глазах появилась настороженность. – Беги.
На слове «беги» был сделан легкий акцент, но Генриетта предпочла истолковать слова матери буквально и, криво улыбнувшись, быстрым шагом направилась к двери.
Вечер тянулся для Генриетты нескончаемо долго. Она и сама не понимала, с чем связано ее напряженное беспокойство, пока наконец не вернулся Дэвид – один, и тогда ее тоска только усилилась, ибо он радостно объявил, что приглашал Джеда на обед.
– Я подумал, что было бы очень мило повторить тот апрельский вечер – помнишь, Хен? Но Джед отказался, сославшись на предварительную договоренность.
«Предварительная договоренность». Эти два слова преследовали ее весь вечер.
Что именно могла означать предварительная договоренность, с упорством мазохиста раздумывала она. Деловой обед с коллегой? Может быть, с коллегой-женщиной? Вечеринка у друзей, поход в оперу или в театр с группой единомышленников или – и тут у нее прямо-таки свело живот и ей стало физически плохо – интимное рандеву на двоих в каком-нибудь изощренно дорогом, укромно-уютном ресторанчике, приглушенное освещение и вся атмосфера которого буквально шепчут: ложись со мной в постель?..
Нет, надо перестать об этом думать. Она поняла вдруг, что чуть ли не с отвращением смотрит на шоколадное суфле, которое Сара так долго готовила, и поспешно придала своему лицу более спокойное выражение. Она не имеет права возражать, даже если Джед переспит с сотней женщин, абсолютно никакого права. Она сама себе застелила постель и должна на ней спать – в одиночестве.
На следующий день Генриетта вернулась в Хартфордшир и с головой окунулась в работу, выполняя за день трехдневную норму. Она вставала с рассветом и работала до поздней ночи, едва оставляя время на то, чтобы поесть и попить.
Неудивительно, что в середине августа, во время непереносимой жары, она пала жертвой летнего гриппа, эпидемия которого прокатилась по стране опустошительной волной. Поначалу она просто ощутила некоторую ломоту во всем теле, и лицо ее стало бледнее прежнего, но на второй день, когда Рональд нанес ей очередной визит, для нее стало настоящим испытанием преодолеть путь до входной двери.
– Вы ужасно выглядите, – сказал Рональд, глядя на нее с тревогой.
– Обычная простуда. – Она смотрела на него глазами в красных кругах, а голова болела так, будто сто человек били по ней кузнечными молотами. – Вечером приму аспирин и лягу отдохнуть.
– Вы вызывали доктора? – взволнованно спросил Рональд.
– Из-за простуды? Нет, разумеется. – От подступившего головокружения она чуть не упала. – Я же сказала, сегодня я буду меньше работать и через пару дней снова встану на ноги. Вы ведь знаете, какими могут быть эти летние простуды.
Проводив Рональда, девушка взобралась на второй этаж в гостиную, где упала на диван, закрыв глаза. Видимо, она заснула, потому что, открыв глаза, обнаружила, что вечерние тени заполнили комнату, а Мерфи с тревогой лижет ей лицо, утробно подвывая.
– Хороший мальчик, хороший. – Она не помнила, чтобы когда-нибудь в своей жизни ей было так плохо, но надо было накормить и выгулять Мерфи. Она подняла голову, борясь с приступом тошноты, и, сжав зубы, спустила ноги с дивана. Комната тут же закружилась, и Генриетта снова легла, пока наконец обморок не отступил. Тогда девушка спустилась на пол и начала ползти к лестнице. Только бы выпустить Мерфи на улицу, а там она ляжет в постель и уже наутро почувствует себя лучше. Но, добравшись до нижней ступеньки, она обнаружила, что в состоянии только сидеть, не двигаясь. А потом кто-то позвонил в дверь. От лая Мерфи у нее перед глазами заплясали маленькие человечки, и только желание поскорее открыть дверь и избавиться от шума заставило ее подползти к двери и повернуть ручку.
– Генриетта.
Она упала в объятия Джеда, едва слышно всхлипывая:
– Мне плохо, так плохо… Можешь выпустить Мерфи? – Она буквально повисла у него на шее.
– Ради Бога, женщина, почему ты мне не позвонила! – прошептал он ей в волосы, легко подхватил на руки и понес обратно в дом, по пути отбиваясь от Мерфи, который вертелся и скакал вокруг, как попрыгунчик на пружинке.
Сквозь дымку, накрывшую ее сознание, Генриетта поняла, что ее несут наверх, но даже не открыла глаз, пока не почувствовала, что ее бережно положили на диван. Тогда она с трудом приподняла тяжелые веки и увидела, что Джед стоит возле нее на коленях и с тревогой вглядывается в ее лицо.
– Все нормально, все будет в порядке, – успокаивающим тоном сказал он. – Просто закрой глаза.
– Мерфи… Мерфи голодный, – тихо прошептала она. – И он с утра не выходил на улицу.
– Я сказал, закрой глаза. – У него в голосе послышались нежное недовольство и тревога. – И как, интересно, ты предполагала одна со всем справиться? Этот грипп свалил половину рабочей силы в Англии, с ним нельзя бороться, милая.
Грипп? У нее грипп? Тогда понятно, отчего ей так плохо.
– Как… откуда ты узнал, что я больна? – пробормотала она.
– Рональд, – коротко ответил Джед. – Сейчас я прослежу за Мерфи, принесу тебе воды, а там посмотрим.
Через несколько минут Генриетта очнулась и почувствовала, что ей на лоб легла твердая, прохладная рука, а голова разболелась еще больше.
– Так, с меня хватит. – У нее не хватило сил, чтобы выдержать ослепительно голубой взгляд его глаз, и она снова прикрыла веки. – Ты поедешь со мной, чтобы миссис Паттен смогла о тебе позаботиться, а у меня была бы возможность за тобой приглядывать.
– Но Мерфи…
– Любишь меня – люби мою собаку? – с иронией спросил он. – Разумеется, Мерфи тоже поедет.
Но она не может с ним поехать, хотя это было бы блаженством.
– Я не могу…
– А тебя никто не спрашивает, – мрачно произнес он. – Ты отправишься в Фотрингем, и я вызову своего доктора, чтобы он тебя осмотрел. И ты останешься у меня настолько, сколько будет необходимо, ясно?
Ей было все ясно, но сил не было даже на то, чтобы волноваться по этому поводу. Вернулся Джед и приподнял ее с дивана, закутав в тонкое одеяло.
– Я… я могу идти.
– Не говори глупостей. – Он поднял ее легко, как ребенка. – Мерфи ждет в «рейнджровере», я собрал некоторые вещи, твои и его. Если обнаружится, что я забыл что-то жизненно важное, я вернусь.
К тому моменту, когда Генриетту устроили в одной из огромных комнат для гостей, она уже ничего не понимала и только чувствовала, что горло у нее горит огнем, а головная боль и не думает отступать.
Миссис Паттен суетилась вокруг нее, как вокруг двухлетнего ребенка, заставив девушку проглотить горячий мед с лимоном и пару таблеток аспирина. Спустя некоторое время прибыл доктор, исполнил свои обязанности и объявил, что у нее грипп.
Следующие три дня и три ночи она то и дело приходила в сознание и снова его теряла. Доктор навестил ее еще раз, но Генриетта не поняла ничего, кроме обрывочных фраз, вроде: «Судя по всему, была истощена, поэтому пострадала так сильно» или «Не надо беспокоиться, организм молодой и сильный».
А на четвертое утро она проснулась с ощущением, что наконец-то вернулась к реальности. Она ни о чем не думала, ей было достаточно просто существовать, и она все еще пребывала в состоянии тихой эйфории, когда около семи часов в комнату вошла миссис Паттен с чашкой чая.
– О, замечательно! Вы выглядите намного лучше, – широко улыбнулась экономка.
– Извините… – Генриетта попыталась сесть, но сил оказалось еще меньше, чем она думала. – Я доставила вам столько хлопот.
– Да ладно, такая милая крошка, как вы? – Снова улыбнувшись, миссис Паттен взбила подушки на кровати и протянула Генриетте чай. – Слишком много работы у вас было, да? – Экономка жалостливо прищелкнула языком. – Ну, я ничего не имею против женской карьеры: одна моя сестра доктор, а другая – секретарь в суде, и вы вряд ли встретите двух более милых женщин, но иногда это вредит здоровью. Надо умерить пыл, милая. Только работа и никаких развлечений…
– … И вы оказываетесь в моей постели. – Глубокий, гортанный голос донесся с порога комнаты, и обе женщины обернулись. Джед спокойно улыбнулся, а в его голубых глазах при виде румянца, вспыхнувшего на щеках Генриетты, заплясали веселые искорки. – Правильно ли я понял, что вы встали на путь выздоровления? – мягко осведомился он, входя в спальню. Его крепкая фигура воплощала в себе само здоровье.
– Мне гораздо лучше, спасибо, – неуверенным голосом произнесла она. – А где Мерфи?
– Он на кухне, опустошает мои запасы и выживает меня из дома.
– О! Он хорошо себя вел?
Джед подошел к ее постели и встал рядом, глядя на девушку сверху вниз со странным выражением на лице, отчего у нее задрожал голос.
– Как истинный джентльмен, – вкрадчиво сообщил Джед, когда миссис Паттен вышла, закрыв за собой дверь.
– Я прошу прощения за то, что доставила тебе столько хлопот.
– Да уж, доставила, – серьезно согласился он.
Генриетта смотрела на него, и чашка с чаем начала подрагивать у нее на блюдце.
– Это ведь на самом деле не твоя постель? – едва слышно спросила она. Уж очень трудно было вообразить Джеда в окружении розовых ромашек.
– Одна из них, – хитро ухмыльнулся он. – На самом деле я живу этажом выше, а это одна из комнат для гостей. Сюда было легче ходить миссис Паттен. А почему ты не позвала на помощь – хотя бы кого-нибудь? Ты хотела себя уморить или что?
– Конечно, нет, – слабо возразила Генриетта. – Я просто решила, что это только простуда. Он медленно покачал головой.
– Что-то не верится. – Он укоризненно, как будто разговаривал с капризным ребенком, покачал головой.
– Джед…
Он поймал свое имя на ее губах, прижавшись к ним голодным и властным поцелуем, и, выпрямившись, направился к дверям, оставляя ее растерянной и раскрасневшейся.
– Во-первых, ты останешься здесь, пока я не решу, что ты вполне здорова, свыкнись с этой мыслью, – спокойно произнес он, оборачиваясь к ней и оглядывая ее сквозь прищуренные веки. – И до твоего отъезда мы выработаем некий кодекс правил. Это во-вторых.
– Кодекс правил? – Она с недоверием на него уставилась, пытаясь унять волнение от секундных объятий.
– Именно, – промурлыкал он, рассматривая ее розовые щеки и спутанные волосы. – Я хотел дать тебе время на раздумье. Время привыкнуть к тому, что я тебя люблю, – невозмутимо продолжал Джед. – И что моя любовь не стремится захватить тебя и контролировать. Ты будешь действовать совершенно самостоятельно, но я всегда буду рядом, – тихо добавил он, – на случай, если вдруг тебе понадоблюсь.
– Не понимаю, о чем ты…
– Ты моя женщина, Генриетта. – Его голос стал хрипловатым, низким и грудным, и девушка задрожала в ответ на его звуки. – Согласна ты с этим или нет, это так. Может, тебе понадобятся месяцы, может, годы, но когда-нибудь ты поймешь, – как понял я, – что наши чувства друг к другу – не случайность. Это судьба, и от нее не уйдешь, как от восхода солнца, приливов и отливов. Ты – моя, я – твой, и никакие твои комплексы этого не изменят. Со временем ты начнешь мне доверять, и все станет совсем просто.
– А если не станет? – потерянно прошептала она.
– Станет – Он ласкал взглядом ее лицо. – Ты к этому придешь, я в тебя верю и готов ждать. Правда, с нетерпением, – с мрачноватой улыбкой добавил он, – так уж я устроен, но я буду ждать. От этого слишком многое зависит: остаток наших жизней, наши дети, внуки, – чтобы я сидел сложа руки.
Она смотрела на него с несчастным видом.
– Нет, Джед…
– Да, Джед, – передразнил он ее шепотом. – Я не собираюсь больше держаться в стороне, придется тебе смириться с этим маленьким неудобством. Я не Мелвин, Генриетта, меня зовут Джед, и будь я проклят, если буду действовать вопреки тому, что чувствую вот здесь, – он с силой ударил себя в грудь. – Тебе придется научиться мне доверять, все очень просто.
И он захлопнул за собой дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь на старой мельнице - Брукс Хелен

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Любовь на старой мельнице - Брукс Хелен



скучно!
Любовь на старой мельнице - Брукс Хеленната
14.10.2012, 17.10





Роман дочитала до конца, но перечитывать уже не буду...так себе...понятно,что ГГ боится повторить историю своего брака, у нее страх,он пытается ее переубедить и вот с помощью проб и ошибок они наконец то вместе,но это скорее начинающее пособие для психологов, ставлю 5/10
Любовь на старой мельнице - Брукс ХеленЮлия
19.01.2015, 17.15





Скучновато, читала через главу. Гг-й к ней Гг-ня от него. Он оказался очень терпеливым по-этому все "хеппи энд". Перечитывать не буду.
Любовь на старой мельнице - Брукс Хелениришка
29.11.2015, 0.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100