Читать онлайн Любовь на старой мельнице, автора - Брукс Хелен, Раздел - ГЛАВА ПЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь на старой мельнице - Брукс Хелен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь на старой мельнице - Брукс Хелен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь на старой мельнице - Брукс Хелен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брукс Хелен

Любовь на старой мельнице

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ПЯТАЯ

– Это был чудесный ужин, Сара. – Джед откинулся на спинку стула и улыбнулся жене Дэвида той самой улыбкой. Он их всех покорил, беспомощно думала Генриетта.
Ее невестка, проницательная, умная, искренняя невестка, стала мягче глины в его руках. Даже дети были от него в восторге и с удовольствием с ним общались, пока их не отправили спать.
Только Мерфи не поддался обману. Огромный пес, положив голову на передние лапы, охранял порог и, не мигая, смотрел на Джеда. Когда взрослые переместились в столовую, чтобы поужинать, Мерфи бесшумно последовал за ними и снова устроился в дверях, отказываясь уйти.
Он меня охраняет, подумала Генриетта, почувствовав прилив нежности к верному животному. Его не проведешь обаятельным поведением и разговорами о дружбе.
Генриетта неожиданно заметила, что Джед смотрит на нее в упор, и постаралась придать лицу беззаботное выражение.
– Сара замечательный кулинар. Дэвиду безумно повезло, – сказала она, заставив себя широко улыбнуться.
– Знаю, – довольно подтвердил Дэвид, похлопав себя по животу, но Сара уже махала ему рукой, призывая на кухню.
– Я помогу тебе с посудой. – Генриетта почти поднялась со стула.
– Ни за что. – Иногда Сара говорила совершенно серьезно. – Побеседуйте тут с Джедом, пока мы загрузим тарелки в посудомойку и немного приберемся. Минут через двадцать будем пить кофе. Идите в гостиную, там окна выходят прямо в сад, а вечер такой прелестный!
Все будто сговорились против нее. Генриетта бросила взгляд на самодовольное лицо Джеда и признала свое поражение.
– Сколько они уже женаты? – Вопреки ожиданиям Генриетты, Джед не спешил воспользоваться создавшимся преимуществом. Он только слегка приподнял брови, увидев, что она устроилась на стуле, а не на мягком, обитом плюшем диване.
– Десять лет. Дэвид женился, когда ему было восемнадцать, а Саре – семнадцать, – осторожно ответила Генриетта.
– Так рано. – Он едва заметно нахмурился, но тут же спокойно добавил: – Они, наверное, были абсолютно уверены в своих чувствах, чтобы взять на себя такую ответственность.
– Да, вероятно. – Генриетта решила поставить точку в этом разговоре. – Все получилось просто прекрасно, они по-прежнему влюблены друг в друга, как и до свадьбы.
– Исключение, которое подтверждает правило, – сухо заметил Джед.
– Немного цинично звучит, – начала было Генриетта и тут же сама себя остановила. Если Джед не верит в любовь до гроба, ей ли его не понять.
– Может быть, – медленно кивнул тот. – Давайте посидим на свежем воздухе, если вы не против? Я обожаю это время суток.
В его словах девушке почудился вызов, и она его приняла.
– Давайте, только скоро будет готов кофе.
– Тогда мы вернемся. – Он сказал это мягко, будто успокаивая капризного ребенка, и Генриетта ощутила прилив ярости. Он думает, что она нервничает, оставшись с ним один на один? Думай что хочешь, Джед Винсент, мысленно сказала она, следуя за ним в сумерки, напоенные теплом и ароматом летнего вечера.
На лужайке была только одна деревянная скамейка, на которую Джед и предложил Генриетте присесть. Когда он опустился рядом с ней, сердце у девушки забилось быстрее – она ощутила прикосновение его бедра к своему. От Джеда пахло тем же одеколоном, который понравился Генриетте еще раньше; едва уловимый лимонный аромат, смешиваясь с естественным запахом загорелой кожи, заставил девушку затаить дыхание, и мышцы ее живота невольно сжались, когда ее сосед вытянул руку вдоль спинки скамейки, придвигаясь ближе.
– Очень мило, – спокойно пробормотал он. – В доме было немного душно, вам не показалось?
Откуда она знает, что ей показалось?
– Вы были правы, назвав меня циником, – после продолжительной, наэлектризованной паузы произнес Джед. – Но ведь это вовсе не так ужасно, как вы считаете? – мягко спросил он.
– Я? Я… я не знаю. – Она действительно ничего не знала, когда аромат его тела обволакивал ее сознание.
– Я думаю, цинизм – это синоним осведомленности, – невозмутимо продолжал Джед, – а это может случиться в любом возрасте, в зависимости от обстоятельств.
– С вами это произошло рано. – Это было скорее утверждение, чем вопрос, но Джед охотно кивнул.
– Моя мать умерла, когда я родился, – бесстрастно заговорил он. – Я был единственным ребенком, так что детство мое прошло в некоторой изоляции. Отец так больше и не женился, хотя у него не раз завязывались… отношения, которые обычно продолжались не дольше нескольких месяцев. Он не очень хорошо умел общаться – вернее, вообще не умел, – но мы неплохо ладили, по крайней мере внешне. Наверное, потому, что он часто отсутствовал. А потом мне исполнилось восемнадцать.
За этим скупым рассказом явно скрывались далекие глубокие переживания. Генриетта чувствовала, что Джед, скорее всего, никогда раньше не распространялся на эту тему.
Она спросила совсем тихо:
– И что тогда случилось?
– Я познакомился с девушкой. – Он грустно улыбнулся. – Любовь на всю жизнь – знаете, как это бывает в восемнадцать лет. Я встретил ее в первый же день учебы в университете, и она приехала ко мне домой на Рождество, после того как я рассказал отцу, что мы безумно влюблены друг в друга.
– И она не понравилась вашему отцу?
Вероятно, отец Джеда очень настороженно относился к любовным связям сына, зная, что женщин будет привлекать как сам Джед, так и власть и богатство семьи Винсент.
– О, она ему понравилась. – Что-то в его голосе заставило Генриетту повернуть к нему голову, но она увидела лишь жесткий профиль. – Очень понравилась.
– Вы хотите сказать… – Генриетта не знала, как продолжить фразу.
– А ей понравилось то, что он мог ей купить, – хрипло произнес Джед. – Думаю, отец использовал ее, чтобы на практике доказать мне: все имеют свою цену. Я отлично усвоил этот урок.
– Я не верю, что… что всех можно купить, – поспешно возразила Генриетта. Рассказ привел ее в ужас. Отец – отец! – демонстративно и хладнокровно украл у сына его первую возлюбленную, так сказать в воспитательных целях.
Джед пожал плечами, его спокойный голос ничем не выдал эмоций:
– Как я и сказал, всегда есть исключения, подтверждающие правило.
– И сколько… это продолжалось? – рискнула спросить Генриетта.
– Несколько месяцев, романы моего отца никогда не тянулись дольше. Он откупился от нее спортивной машиной и парой других безделушек, так что расстались они, насколько мне известно, довольно мирно. В разгар романа она жила в Фотрингеме, а потом исчезла. Один друг рассказал мне, что она перешла в другой университет. Она умела выживать, – закончил он, и в его интонации прорвалась горечь.
Так вот почему он не любит бывать в Фотрингеме. Дом будит в нем воспоминания, от которых он предпочел бы избавиться.
– Вы говорили о ней с отцом, когда она уехала?
– Нет. – Джед бросил на нее холодный, непримиримый взгляд. – С того Рождества в Фотрингеме и до дня его смерти мы общались только по телефону. Он ни разу не предложил встретиться, чтобы все мне объяснить, а я не настаивал.
Зачем, зачем он ей все это рассказал? Она не хотела воспринимать его как ранимого человека из плоти и крови, которому может быть больно и плохо. Это опасно, очень опасно.
– Мне очень жаль, Джед. – И ей действительно было от всего сердца его жаль.
– Сам не знаю, зачем я вам все рассказал. – В его угрюмом голосе ей послышалось удивление, и девушка почувствовала, что он говорит правду, отчего ее собственная растерянность только усилилась.
– Может… просто настало время с кем-то поговорить? – неуверенно предположила она и, встретившись с ним взглядом, прошептала: – Джед, не надо…
Этот поцелуй был совсем не похож на предыдущий, тот, много недель тому назад. Джед прижимал ее, и сила, дикая и необузданная сила его объятий кружила девушке голову, наполняя все ее существо сумасшедшими ощущениями. Она чувствовала, как он дрожит, и неожиданно это вызвало в ней примитивный отклик. Генриетта с ликованием отдалась его пьянящей силе, ее самообладание исчезло без следа.
Джед отпустил ее так же неожиданно, как и поцеловал. Тяжело дыша, он поднялся на ноги и проговорил срывающимся голосом:
– Лучше вернуться в дом, Генриетта.
– Да… – Она не могла пошевелиться, голова кружилась, колени подгибались. Это было унизительно, стыдно, но она ничего не могла с собой поделать.
– Боюсь, твой брат и его жена не пришли бы в восторг, увидев нас лежащими под цветущими яблонями, – мягко заметил Джед, повернувшись к Генриетте, и она увидела, как блеснули в темноте его голубые глаза.
– Вряд ли что-то подобное могло произойти, – с трудом выговорила она.
– Да? – Он пронзил ее взглядом. – Даже не знаю, обрадоваться мне или обидеться. Вы действительно верите, что я смог бы остановиться? – Он лукаво приподнял бровь. Генриетта смотрела на него, не двигаясь. Что-то он больно развеселился.
– Я не имела в виду, что вы сможете остановиться, – железным тоном произнесла она, и кровь отхлынула от ее щек, делая их белее бумаги. Неужели Джед всех женщин целует так! Эта мысль ранила ее сильнее, чем она могла бы предположить, и окончательно уничтожила зародившуюся после его признания нежность.
– Очень любопытно! И что же тогда…
– И вы ошибаетесь, – перебила она его, не успев справиться с болью и стыдом. – Между цинизмом и осведомленностью огромная разница. Первое – результат пережитого унижения, а второе – просто синоним мудрости. И это совершенно разные вещи.
– Вы так думаете? – спокойно произнес он, однако Генриетта знала, что он злится, но ей было все равно. По крайней мере, она останется честной до конца. А если ему надо, чтобы кто-то гладил его по головке и говорил только приятное, пусть лучше позовет одну из своих подружек.
– Хен, ты здесь?
Вслед за голосом Сары послышался тихий звон кофейных чашек, и в дверном проеме появились Дэвид и его жена.
– Мы уже идем. – Джед пришел в себя быстрее, чем Генриетта, и его ответ прозвучал совершенно спокойно. – Мы с Генриеттой просто решили подышать свежим воздухом, а здесь такой восхитительный аромат. Там, под окнами, кажется, растут лекарственные травы?
Они шли к дому, и, пока Сара увлеченно рассказывала Джеду о травах, которыми очень гордилась, Генриетта исподтишка за ними наблюдала. Только что его сердце билось как кузнечный молот и он так сильно прижимал ее к себе, что она чувствовала каждый сантиметр его сильного тела. Он был возбужден, и он се хотел. А до этого, говоря о своем детстве и предательстве отца, был совсем другим Джедом Винсентом и будил в ней совсем иные чувства.
А теперь? Теперь это снова был человек, которого знали все, – спокойный, обаятельный, богатый бизнесмен и землевладелец, уверенный в своем настоящем и будущем.
Джед остался еще на час, и все, кроме Генриетты, получили огромное удовольствие от общения с ним. Когда же он наконец встал, чтобы уйти, Генриетта вскочила со своего места так проворно, что это не ускользнуло от внимания Сары и Дэвида. Сара заговорщически ей улыбнулась и слегка кивнула.
– Ты проводишь Джеда, Хен, правда? А мы с Дэвидом пока отнесем посуду на кухню.
Ох, они решили, будто ей хочется остаться с ним наедине. Генриетта буквально вытолкала Джеда из комнаты, надеясь, что он быстро уйдет и она сможет вернуться на кухню и хоть немного привести свои мысли в порядок.
– Успокойтесь. – Он откровенно развлекался, глядя на нее.
– Что? – Голос прозвучал слишком резко, и Генриетта попыталась сбавить тон: – Не понимаю, о чем вы.
– Милая, вы как кошка на раскаленной крыше. – Он прислонился к косяку, как будто собирался обосноваться там надолго, и Генриетта ощутила нарастающее отчаяние.
– Неправда. – Она метнула на него злобный взгляд. – Просто…
– Да-да! – Он скрестил руки на груди. – Так в чем дело?
– Они подумали…
– Да, и что же они подумали? – спокойно спросил он.
Он же смеется над ней, лихорадочно размышляла девушка, у него на лице это написано. Он прекрасно знает, что она чувствует.
– Они подумали, что мы… заинтересовались друг другом, – наконец выговорила она, боясь, что румянец вот-вот сожжет ей кожу. – И мне не нравится, что у них создалось неверное впечатление.
– А по-моему, все верно, – невозмутимо возразил он, – но мы уже об этом говорили. – Меня вы интересуете, Генриетта, очень интересуете.
– Вы говорите о сексе. – Она в ужасе уставилась на Джеда: он сам ее спровоцировал, он раздражает ее, как никто другой.
– Генриетта, вы меня удивляете. – Он покачал головой, а в голубых глазах зажглись лукавые огоньки. – Какие плотские мысли! Я и представить себе не мог, что они посещают вашу головку.
– Послушайте, Джед… – Она остановилась, пытаясь отдышаться и успокоиться. Надо сказать все как есть. Против такого мужчины нет другого приема. – Я… я хочу кое-что прояснить, – глухо произнесла она и вдруг поняла, что не хочет обижать Джеда. – Сейчас я меньше всего хочу вступать в какие-либо отношения с мужчинами, даже если речь идет о дружбе. – Она нервно сглотнула, видя, что задумчивое выражение на его лице не исчезло. – Дело не в вас, правда, просто я и так счастлива, – отважно продолжила она, – хотя, безусловно, мы принадлежим к разным мирам.
– Это не так. – Он не шевелился, внимательно глядя на ее взволнованное лицо. – У вас есть профессия, которая доставляет вам удовольствие, у меня тоже. Вы все свое время посвящаете работе, как и я. Вы не хотите рисковать своими чувствами, а я никогда не умел строить цветочно-конфетные отношения. На мой взгляд, мы просто идеальная пара.
– Да нет же! – Она смотрела на него с отчаянием. – Я не готова к роману, я это точно знаю. Я для этого не предназначена. Мел… Мелвин был первым мужчиной, с которым я легла в постель, и… – она запнулась, но потом решила, что хуже уже не будет, и закончила: – И если честно, то эта сторона брака не особенно мне понравилась.
– Значит, он что-то делал не так, – невозмутимо сказал Джед, как будто они разговаривали о погоде или о последнем матче по крикету. – Вы не фригидны, Генриетта, если вы это пытаетесь сказать. Наоборот, по-моему, под вашими чопорными манерами недотроги скрывается очень страстная женщина.
– Джед! – Она тревожно обернулась в сторону холла. Они же в доме ее брата, ради всего святого! Похоже, его это не волновало.
– Ты хочешь меня, Генриетта, и мы оба это знаем. А я хочу тебя. Это на самом деле очень просто и честно, – мягко произнес он. – Ты свободна, и я тоже. Тогда что мешает нам получить друг от друга удовольствие?
Все. Абсолютно все.
– Пожалуйста, уходите, Джед. – Ей хотелось плакать. За дверью подвывал и скреб пол Мерфи, и девушка добавила: – Мне надо заняться Мерфи, извините…
– И дело не только в сексе. – Его голос заставил ее снова взглянуть ему в глаза. – Я наслаждаюсь вашим обществом, Генриетта. Мы же высекаем искры, правда? Нам никогда не будет скучно, – прошептал он.
– До свидания, Джед. – Она открыто встретила его взгляд, и в ее глазах появилось нечто, заставившее Джеда изменить позу и прищуриться в недоумении.
– Это ваше последнее слово? – тихо спросил он, уже зная ответ.
Она кивнула, не решаясь заговорить.
– Оно мне не нравится, – мягко ответил он, слегка улыбнувшись, – но вы ведь на это и рассчитывали, правда?
– Джед…
– Это слишком резкое, слишком злое слово, – медленно продолжал он, притягивая ее за руки, обнимая и целуя так нежно, так ласково, что под закрытыми веками у нее выступили слезы, а губы задрожали в ответном поцелуе. И только тогда он ее отпустил. – Слишком злое. – Он поцеловал кончик ее носа, а когда она удивленно открыла глаза, он уже вышел из дома, аккуратно прикрыв за собой дверь.
Генриетта бросилась вслед за ним, крикнув:
– Я серьезно, Джед! – Она задохнулась, увидев, что он обернулся и смотрит на нее из тени сада. – Я не хочу, чтобы у вас создалось неверное впечатление, ничего не изменилось!
– Я знаю, – медленно сказал он.
– И не изменится, – увереннее произнесла девушка.
– Может быть. – Голос его был спокойным и беззаботным. – Но сейчас уже поздно, а у вас был напряженный день. Идите спать, Генриетта.
Она смотрела, как он уходит, и чувствовала, что ей еще хуже, чем в первые дни после смерти Мелвина.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь на старой мельнице - Брукс Хелен

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Любовь на старой мельнице - Брукс Хелен



скучно!
Любовь на старой мельнице - Брукс Хеленната
14.10.2012, 17.10





Роман дочитала до конца, но перечитывать уже не буду...так себе...понятно,что ГГ боится повторить историю своего брака, у нее страх,он пытается ее переубедить и вот с помощью проб и ошибок они наконец то вместе,но это скорее начинающее пособие для психологов, ставлю 5/10
Любовь на старой мельнице - Брукс ХеленЮлия
19.01.2015, 17.15





Скучновато, читала через главу. Гг-й к ней Гг-ня от него. Он оказался очень терпеливым по-этому все "хеппи энд". Перечитывать не буду.
Любовь на старой мельнице - Брукс Хелениришка
29.11.2015, 0.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100