Читать онлайн Испанский любовник, автора - Брукс Хелен, Раздел - ГЛАВА ДЕВЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Испанский любовник - Брукс Хелен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.38 (Голосов: 334)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Испанский любовник - Брукс Хелен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Испанский любовник - Брукс Хелен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брукс Хелен

Испанский любовник

Читать онлайн


Предыдущая страница

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Джорджи спала долго и крепко. Причиной тому была то ли теплая ванна, то ли усталость. За последние двадцать четыре часа она истратила столько нервной энергии, что и десяти женщинам мало не показалось бы. Сны ей не снились. По крайней мере, она не помнила, чтобы ей что—то приснилось.
Проснулась она свежей и бодрой. Ее разбудило появление Пилар, которая поставила на тумбочку рядом с кроватью дымящуюся чашку кофе.
– Который час?
Джорджи села на кровати, опираясь на подушки. Горничная отдернула шторы, и комната наполнилась солнечным светом.
– Десять часов, сеньорита. – (От удивления Джорджи открыла рот.) – Сеньор, он сейчас плавает, он сказал, что ждет вас на завтрак, да? Через… – Пилар расставила пальцы рук.
– Десять минут, – подсказала ей Джорджи.
– Да, да, сеньорита. Десять минут. Хорошо?
– Хорошо.
Как только Пилар вышла из комнаты, Джорджи, оставив кофе остывать, быстро приняла душ. Затем слегка подсушила волосы феном и залпом выпила кофе.
Натянув джинсы и темно—синий топик, она бросила взгляд на часы. Прошло ровно десять минут. Пора спускаться.
Мэт уже сидел за столом и читал газету. Было видно, что он недавно принял душ. Просторная рубашка из черного шелка была распахнута до пояса, открывая великолепную мускулистую волосатую грудь. Влажные вьющиеся волосы падали на лоб, смягчая резкие черты, делая их более живыми. Джорджи почувствовала слабость в ногах.
– Доброе утро, – непринужденно поздоровался Мэт.
– Доброе утро, – после небольшой паузы ответила она.
Джорджи растеряла всю свою уверенность и неуклюже проковыляла через комнату к столу.
– Ты хорошо спала? – мрачно спросил Мэт, делая вид, что не замечает пунцового румянца на ее щеках.
– Прекрасно, спасибо. – Джорджи откашлялась. – Ты уже звонил в больницу? Как мама?
– Операция назначена на завтра, а сегодня сделают необходимые анализы.
Джорджи кивнула. Ей казалось, что все идет своим чередом и Мэт абсолютно спокоен.
– Кофе?
Мэт наливал кофе в чашку, и движения его большого мужского тела заставляли Джорджи трепетать.
– Спасибо.
Джорджи взяла чашку и, обжигая рот, начала суетливо пить, пряча выступившие на глаза слезы.
– Угощайся фруктами, круассанами и хлопьями, – предложил Мэт. – Скоро Флора принесет завтрак.
– Она принесет еще и завтрак?
– Я предупредил, чтобы она много для тебя не готовила, – примирительно сказал он. – Ты не ешь много, не так ли?
– Я ем достаточно, – возмущенно произнесла Джорджи. – Не забывай, что я намного ниже тебя и вешу вполовину меньше. Женщины устроены не так, как мужчины.
Это была не самая умная мысль.
– Я знаю об этом, Джорджи, – повернувшись к ней, заметил Мэт.
Джорджи отвела глаза от лица Мэта и его обнаженной груди и стала изучать изобилие продуктов, разложенных в центре стола. Она схватила спелый персик и стала разрезать его на своей тарелке. Если съесть завтрак, приготовленный Флорой, она просто не сможет встать из—за стола.
Мэт с удовольствием уплетал мюсли, в которые он добавил порезанные банан и персик, затем съел два круассана, смазанных черносмородиновым вареньем. Вскоре появилась Флора. Она катила перед собой тележку с подогретыми тарелками.
Содержимое тарелки Мэта просто заворожило девушку: полфунта сосисок и бекона, три яйца, грибы, помидоры, жареный картофель и лук.
– Я все еще расту, – весело сказал Мэт, заметив ее изумленный взгляд. – Я должен поддерживать свои силы для…
– Для чего?
Молчание длилось слишком долго. Джорджи подняла глаза и посмотрела на Мэта.
– Да мало ли что может произойти, – мрачно ответил он.
Перед глазами Джорджи предстала картина его смятой постели, и она быстро опустила глаза. Он был так сексуален, так элегантно одет – слегка одет.
Джорджи откусила кусочек сосиски, умоляя Бога о том, чтобы он избавил ее от этих грешных мыслей. Кусочек попал не в то горло. Она закашлялась. Мэт поднялся, подошел к ней, похлопал по спине и предложил воды. Но это не помогло.
– Со мной все в порядке, – промямлила Джорджи, громко хлюпая носом.
Она старалась не смотреть на его обнаженные мускулистые ноги. Мог бы хоть какие-нибудь штаны надеть, подумала Джорджи.
– На, возьми.
Мэт наклонился, чтобы промокнуть ее влажные глаза салфеткой. Джорджи ощутила запах чистого мужского тела и аромат дорогого геля для душа.
К счастью, в это утро за завтраком с ней больше ничего страшного не произошло. Она сидела за столом, как натянутая струна, и ловила каждое слово Мэта. Мэт, напротив, чувствовал себя превосходно. Он с аппетитом ел и наслаждался тем, что происходило вокруг.
– Итак…
Джорджи подняла глаза. Она как раз проглотила последний кусочек своего завтрака.
– Да? – осторожно отозвалась она.
– Мы поедем в больницу после ланча, – решительно заявил Мэт. – Чем ты хочешь заняться утром?
– Мне все равно.
Мэт чуть не рассмеялся, так забавно она произнесла эту фразу.
– Ну, если так… Что ж, ленивое утро в постели нам не подходит. Сад ты осмотрела вчера. Тогда, может быть, я покажу тебе окрестности? А затем мы перекусим где-нибудь поблизости от больницы.
– Как тебе будет угодно.
– Какая ты послушная.
Джорджи посмотрела на Мэта, пытаясь понять, зачем он так говорит с ней. Внезапно выражение его лица изменилось. Он грустно улыбнулся.
– В каждом мужчине есть что—то от шаловливого ребенка, pequena. С тех пор, как встретил тебя, я понял, что я такой же, как все. Мне не нравится это. Я понимаю, что веду себя недостойно, но ты заставляешь меня быть таким. Если бы мы стали любовниками, это напряжение между нами исчезло бы. Жизнь стала бы лучше для нас обоих.
– Жизнь и так достаточно хороша. Спасибо, – ядовито заметила Джорджи.
– Лгунья, – насмешливо произнес Мэт и улыбнулся.
Джорджи было очень трудно ответить ему улыбкой. Рядом с ним она всегда чувствовала себя неловко. Последние несколько недель она будто ходила по лезвию бритвы. Это измучило ее.
– Идем. – Мэт поднялся из—за стола и протянул ей руку. – Если ты так настаиваешь на этом, мне ничего не остается, как только терпеть и ждать, когда ты сама поймешь, что ошибаешься.
– Мэт…
Голос Джорджи сорвался. Он притянул ее к себе и начал жадно целовать ее губы, уши, шею. Все ее существо охватил трепет. Пальцы Джорджи скользили по мускулистому телу Мэта под шелковой рубашкой, путались в кудрявых волосах, ласкали его плечи, шею и грудь. Он был так красив, так невероятно сексуален, что Джорджи позволила себе еще минуту—другую побыть в раю, но потом решительно остановила его.
– Я знаю, ты не такая девушка, – буркнул Мэт, отводя от нее взгляд пылающих глаз, но все еще не выпуская из рук.
– Какая «не такая»?
– Ты не из тех, кто занимается любовью на полу столовой сразу после завтрака.
«Когда люди любят друг друга, они могут заниматься любовью где угодно, даже на столе. Какое это имеет значение?» – подумала Джорджи.
Сделав шаг назад, она освободилась из его объятий.
– Когда ты хочешь ехать? – спокойно спросила она.
– Через полчаса. Я должен принять душ.
– Но ты уже был в душе! – удивленно сказала Джорджи.
– Мне нужно принять холодный душ.
Через полчаса Джорджи вышла из дома. Мэт ждал ее. Жаркий день благоухал ароматами. Мэт сидел за рулем «мерседеса», мотор которого призывно урчал, приглашая в путь. Девушка села в машину.
– Еще одна мужская игрушка? – непринужденно спросила она, пытаясь скрыть впечатление, которое на нее произвела стройная фигура Мэта, облаченная в черные брюки и рубашку.
– Совершенно верно.
Мэт улыбнулся своей белозубой улыбкой.
Джорджи понравилось их маленькое путешествие. Она полюбила Испанию так же страстно, как любила Мэта. Они обедали в открытом ресторанчике на тенистой площади симпатичного городка с булыжными мостовыми. Вдалеке на фоне голубого неба возвышалась церковная колокольня. Джорджи казалось, что она попала в рай. И тем не менее чувство опасности не оставляло ее.
Когда они приехали в больницу, Джорджи вдруг обнаружила, что волнуется. Волнуется, как никогда в своей жизни. Мать была для Мэта самым близким человеком, и, хотя он не любил говорить об этом, Джорджи понимала, как сильно он к ней привязан.
Больница была роскошной. Как только они переступили порог, Мэт сразу же превратился в послушного мальчика. По устланному мягким ковром коридору они прошли к палате его матери. Дежурная сестра попросила их подождать.
– Просто будь собой. Ты вся как на иголках.
Может быть, Мэт и не знал, как сильно она волнуется, но старался успокоить ее.
Джорджи не успела ответить ему. Постучав, Мэт открыл дверь палаты.
– Посетители к сеньоре де Капистрано!
– Мэт… – Голос явно принадлежал англичанке, но долгие годы, проведенные в теплом климате, придавали ему особую мягкость и мелодичность. – Я давно жду тебя и Джорджи.
Джорджи не помнила, как она вошла в комнату.
Сеньора де Капистрано была из тех женщин, чей возраст не влияет на красоту. Ей должно было быть хорошо за пятьдесят – Мэту ведь тридцать шесть, – но светловолосая женщина, лежавшая в постели, выглядела на сорок. Легкие морщины не портили ее лица. В светлых волосах была видна седина, но она только подчеркивала красивый кремовый оттенок кожи. Глаза, похожие на две фиалки, притягивали к себе.
Мать Мэта обладала какой—то особой, удивительной красотой. Ее искренняя улыбка обезоруживала. Когда Джорджи шла сюда, она не знала, как ее встретят. Тот факт, что мать Пепиты была ближайшей подругой матери Мэта, настроил Джорджи враждебно по отношению к ней. Однако либо мать Мэта была хорошей актрисой, либо она действительно рада была видеть Джорджи.
– Проходи. Садись сюда, дорогая. – Худая бледная рука указала на стул рядом с кроватью. Мэт поставил себе стул и сел рядом. – Если я правильно поняла, милый, твой друг доктор Джефф Эдлестон хочет поговорить с тобой. Он настаивал на том, чтобы ты связался с ним, как только приедешь сюда. Я думаю, он очень хочет спать. Его нужно срочно отправить в гостиницу. – Сеньора де Капистрано проникновенно посмотрела на Джорджи своими фиалковыми глазами. – Мой сын разбудил мистера Эдлестона посреди ночи и заставил прилететь сюда с другого конца света. И он прилетел. Это и есть настоящая дружба, не правда ли, Джорджи?
Джорджи была уверена в том, что Мэт может вызвать среди ночи кого угодно, и никто не сможет отказать ему – такой уж он человек, – но она просто улыбнулась в ответ и промолчала.
– Ты хочешь, чтобы я пошел к нему прямо сейчас? – Мэту явно не хотелось уходить.
– Да, сейчас, дорогой. – Сеньора де Капистрано нежно улыбнулась сыну. – Он замечательный врач. Перед ним здесь все благоговеют.
По выражению лица Мэта было ясно, что он не причисляет себя к числу тех, кто благоговеет перед мистером Эдлестоном.
– Я скоро вернусь, – сказал он.
– Не спеши, дорогой. Нам с Джорджи нужно получше узнать друг друга. – Когда дверь за сыном закрылась, сеньора де Капистрано посмотрела на Джорджи. – Ну, вот мы и одни, – сказала она нежно.
– Простите? – смутилась Джорджи.
– Мэт много рассказывал мне о своем английском «друге». Я не думала, что наше знакомство произойдет в больнице, – грустно сказала сеньора де Капистрано.
– Вы чувствуете себя немного лучше? – осторожно спросила Джорджи.
– Да, да, – поспешила заверить ее сеньора де Капистрано.
Именно в этот момент Джорджи вдруг поняла, как Мэт похож на эту красивую женщину.
Какое—то время они обе молчали. Первой заговорила мать Мэта:
– Меня зовут Джулия, Джорджи. Буду очень рада, если мы станем друзьями.
– Взаимно, – задыхаясь от волнения, ответила Джорджи.
– Могу я поговорить с тобой откровенно? – Фиалковые глаза пристально вглядывались в лицо девушки. – Ты знаешь, что завтра меня будут оперировать? – (Джорджи кивнула.) – Тогда давай отбросим все условности и сразу перейдем к сути дела. Я люблю своего сына. – В голосе Джулии послышалось волнение. – Я хочу для него всего самого лучшего. Он этого достоин. – (Джорджи внимательно слушала Джулию. Она понимала: сейчас ей лучше помолчать.) – Когда я повстречала своего будущего мужа и мы полюбили друг друга, его семья была против нашего брака. – Джорджи совсем не ожидала услышать такое. Ее глаза округлились от удивления. Джулия продолжала: – Нам пришлось преодолеть много трудностей, прежде чем жизнь вошла в нормальное русло. Это произошло, когда родился Мэт. Только после этого семья мужа приняла меня. Я родила сына, и все нормализовалось, теперь было не важно, что я англичанка. Впрочем, для нас с отцом Мэта это вообще никогда не имело значения. Мы искренне любили друг друга. Даже если бы у нас не было детей, мы все равно прожили бы вместе всю жизнь в любви и согласии.
– Вам очень повезло. Мой брат и его жена тоже любили друг друга.
Джулия кивнула, давая понять, что она знает об этом.
– Мэтью вырос в атмосфере любви, – тихо продолжала Джулия, – но в его венах течет кровь предков по отцовской линии. Мой муж был чудесным человеком, добрым и деликатным, однако его родители были гордыми и жестокими людьми.
– Не понимаю, – в недоумении произнесла Джорджи.
– Они были из числа тех людей, которые никогда не забывают оскорблений и вреда, причиненных им. Вендетта, кровавые распри, честь семьи. Они жили по этим законам. Мой сын… в нем есть немного от всех его пращуров. Жизнь заставит его стать самим собой, взяв от своих предков все самое лучшее. И в этом заключается большое преимущество Мэта. Жизнь… или женщина.
Джорджи посмотрела на даму, которая лежала перед ней.
«Джулия считает, что Мэт любит меня – лихорадочно подумала она, – но это вовсе не так. Я не имею никакой власти над ним. Для него это просто физическое влечение. Но как сказать все это его матери?»
– Если такого человека, как мой сын, ранят или предают, это не проходит бесследно.
Джулия больше не смотрела на Джорджи. Сейчас она глядела в большое венецианское окно, напротив которого находилась ее кровать. За окном виднелись верхушки зеленых деревьев и безоблачное голубое небо.
– И для того, чтобы рана затянулась, нужно такое же сильное чувство.
– Джулия! – Джорджи не знала, как начать, но ей нужно было сказать что-нибудь, чтобы вывести Джулию из заблуждения. – Если вы хотите знать мое мнение о том, что вы говорите… Будто бы я могу залечить рану, которую Мэту нанесли в прошлом… вы ошибаетесь… Мэт не любит меня. Он сам сказал мне, что не верит в любовь и преданность.
– Это все честолюбие и гордость, – со вздохом сказала Джулия.
Джорджи сделала глубокий вдох и тихо продолжала:
– Он хочет только романа, и все – короткой интерлюдии. Он… он увлекся мной только потому, что я не легла с ним сразу же в постель.
Изумленная Джулия смотрела на раскрасневшееся лицо Джорджи и не могла оторвать от него восхищенных глаз.
– Ты нужна ему, Джорджи, – наконец произнесла она. – Но что ты сама чувствуешь? Сможешь ли ты заботиться о нем? По—настоящему заботиться.
Джорджи было трудно раскрыться перед матерью Мэта, но, сбросив с себя свою броню, она твердо сказала:
– Да, смогу, но я предпочитаю, чтобы он об этом не знал.
– Я понимаю тебя и обещаю, что никогда не скажу ему об этом. В ответ на твою откровенность, я хочу тебе кое-что рассказать. Это очень личное. Об этом никто не знает. Никто. Но тебе… ты должна знать. – (У Джорджи по спине прошла дрожь. Беседа обещала быть не самой приятной.) – Когда Мэтью поступил в университет, он был красивым, сильным мальчиком с неиссякаемой жаждой жизни. Он был таким же добрым, как его отец. Когда Мэт окончил учебу, красота и сила оставались при нем, но жажда жизни превратилась в желание брать все нахрапом, и доброта куда—то исчезла. И это… это произошло из—за девушки…
– Ее звали Бегония, – подсказала Джорджи.
– Он рассказал тебе о Бегонии? – Джулия была очень удивлена.
– Нет. Вернее, да. Совсем немного… – Джорджи попыталась собраться с мыслями. – Он сказал, что они были знакомы полтора года, а потом все кончилось.
Джулия посмотрела на девушку долгим испытующим взглядом, затем покачала головой.
– Все было не так просто. Когда ты лучше узнаешь моего сына, ты поймешь, что иначе и не могло быть. Мэт был влюблен в Бегонию, а она предала его. Но не в обычном смысле. Они были вместе год. Ты знаешь?
Джорджи грустно кивнула. Да, она знала.
– А потом произошло что—то ужасное. Нам позвонили из университета и сказали, что Мэт отчислен, что им интересуется полиция. Затем мы получили письмо с требованием выкупа. В нем говорилось о том, что Мэта похитили и мы должны заплатить за него определенную сумму денег, которую нужно доставить в определенное место. Мы привезли деньги. Мэта освободили из крошечного подвала, в котором его держали целых пять дней. Его вывезли в незнакомую местность и там оставили. Но мой сын не дурак, Джорджи… Глаза Мэту завязали, руки были в наручниках, но он по звукам запомнил те места, в которых его держали. В конце концов, полиция нашла улицу и сам подвал. Потом было еще хуже. Я не хочу утомлять тебя деталями, но его похитили друзья, которым нужны были деньги на наркотики.
Клаустрофобия. Джорджи с ужасом смотрела на мать Мэта.
– Бегония была одной из них? – прошептала она.
Джулия кивнула.
– Мэт не знал, что она наркоманка. Если бы знал, он помог бы ей вылечиться. Не стоит и говорить о том, что похищение очень подействовало на него. Он… он стал другим, циничным и холодным.
Джорджи кивнула, соглашаясь со словами матери Мэта. Она—то уж знала об этом не понаслышке.
– А что Бегония? – осторожно спросила она.
– Бегонии и другим участникам этого преступления был вынесен суровый судебный приговор, по которому они должны были отбывать тюремное заключение. Родители одного из мальчиков, замешанных в этом деле, наняли хорошего адвоката. Он настаивал на том, что это была всего лишь злая шутка. Однако из—за суммы, которую требовали похитители, этот аргумент не прошел. Потом выяснилось, что у Бегонии одновременно с Мэтом был роман и с этим мальчиком.
Джорджи грустно покачала головой. Волосы упали ей на лицо. Да, первая любовь Мэта принесла ему много боли…
– Конечно же, после этого у Мэта были женщины. Он выбирал только красивых и легкомысленных, которые разделяли его образ жизни. Франсиска называет их куклами, и она права. Мэт посмеивается, когда сестра говорит о них, но, рассказывая о тебе… он не смеялся. Нет, он не смеялся.
– Джулия! – Джорджи чувствовала себя неуютно на роскошном стуле, – Мэт не любит меня. Он ясно дал мне понять, что это не любовь.
– Ну, тогда он дурак, – нежно сказала Джулия, ласково глядя на хорошенькое личико сидящей перед ней девушки.
– Так Мэт говорил про Глена. Это мой бывший жених, – грустно пояснила Джорджи. – Он обошелся со мной довольно жестоко.
– И Мэт назвал его дураком? Ну, ну! – Джулия откинулась на мягкие подушки и будто в первый раз посмотрела на Джорджи. – Не уходи от него, Джорджи. Подожди немного. Для того чтобы выйти из темноты на свет, нужно время. Особенно если эта темнота – единственная защита, которая у тебя есть. Я знаю своего сына. Я знаю, что он унаследовал от отца. Мой муж любил меня до самозабвения. Мэт будет любить так же.
А если она не его любовь? – размышляла Джорджи. С чем она тогда останется? Ее зеленые глаза помутнели. Мэт красив, богат и могущественен. А она – всего лишь простая девчонка из маленького английского городка, которая случайно встретилась на его пути. Она оказалась не похожей на тех, с кем он привык общаться. Это заинтересовало его, даже заинтриговало. Но что будет, когда охота закончится и преследователь настигнет свою жертву?
– Я думаю, вы ошибаетесь, Джулия, – тихо сказала Джорджи. – Мэт не любит меня, но спасибо вам за то, что рассказали мне о его прошлом. Это… это многое объясняет.
– Я рада, что ты понимаешь меня, Джорджи. А ошибаюсь я или нет… Что ж, время покажет.
Время. Кто оно: друг или враг? Трезвый расчет говорил Джорджи, что время – враг.
Но дверь открылась, и на пороге палаты появился Мэт. Сердце девушки радостно забилось, несмотря на все ее страхи.
Они провели в больнице чуть больше часа, но Джорджи всем сердцем полюбила мать Мэта. Джулия была такой доброй, такой нежной. Теперь Джорджи понимала, что привлекло отца Мэта в его английской невесте. Он вырос в богатом, но лишенном любви и радости доме.
– Ты зайдешь ко мне еще перед отъездом в Англию? – спросила Джулия, когда Джорджи прощалась с ней.
– Если вы этого хотите.
– Да, хочу, – без колебаний подтвердила сеньора де Капистрано.
Как только молодые люди вышли в коридор, Мэт взял Джорджи за руку и повернул к себе.
– Я же говорил, что вы понравитесь друг другу.
Может быть, Джорджи все это только показалось, но за время разговора с Джулией ее чувства обострились. У нее возникло странное ощущение, что все идет совсем не так хорошо. Серые глаза' Мэта смотрели прямо на нее, но их выражение было ей непонятно. Потом Джорджи на время забыла про свои предчувствия. Остаток дня они весело провели вместе.
Операция прошла успешно. Мэт навестил свою мать в больнице, а затем вернулся домой. Джорджи гуляла в саду.
– Бери купальник, полотенце и пошли на пляж. Я знаю одно место, где мы можем прекрасно провести время, – предложил он.
– Но как же ланч?
– Флора даст нам что-нибудь с собой. Там мы сможем спокойно перекусить, не мешая пищу с песком.
Джорджи кивнула и осторожно улыбнулась. Мэт изменился после их визита к Джулии. Вчера они прекрасно провели остаток дня и вечер, осматривая достопримечательности, поужинали в маленьком ресторанчике, утопающем в благоухании миндальных деревьев. Все казалось просто волшебным сном. Однако Мэт стал более сдержанным. Он все время держал дистанцию, по крайней мере, ей так казалось.
Джорджи благоразумно захватила с собой купальник из Англии. Это был обыкновенный закрытый купальник темно—синего цвета. Стащив большое банное полотенце с вешалки в ванной комнате, Джорджи быстро вышла на улицу и присоединилась к Мэту, который ставил в машину корзинку с закусками.
Изучающим взором он окинул стройную фигурку Джорджи, одетую в укороченные джинсы и обтягивающий ярко—красный топик.
– Воплощенная молодость, – сказал он.
– Ну—ну. – Джорджи убрала за ухо выбившуюся прядь шелковистых волос. – Мне уже двадцать три.
– Старая развалина, – съязвил Мэт.
Джорджи посмотрела на Мэта. Что—то в его тоне показалось странным. Это не нравилось ей.
Джорджи молча села в машину. Если ему хочется поспорить, пусть спорит с собой. Они здесь провели вместе всего несколько дней, а воспоминаний хватит на целую жизнь.
В дороге раздражение постепенно исчезло. Живописные пейзажи сменяли друг друга. Белоснежные домики с железными балконами, утопающими в цветах, сады, церквушки, дворики, обнесенные живой изгородью из гибискуса и палисандрового дерева. Джорджи растворилась во всей этой красоте и забыла о неприятностях.
Машина проехала мимо двух босоногих малышей. По пыльной дороге они за веревку вели бородатую козочку.
Джорджи поклялась себе, что проведет рядом с Мэтом всю свою жизнь, не прося ничего взамен. Она не хочет отравлять такой чудесный день плохими мыслями. Так она решила. Ей нужно обдумать все, что сказала Джулия. Она надеялась на чудо.
– Приехали. – За маленькой деревенькой раскинулись зеленые луга. Мэт свернул с дороги. – Здесь есть отличное место для пикника. – Примерно через двести ярдов он остановил машину. – Посмотри туда. Родители приводили нас с Франсиской сюда перед тем, как пойди на пляж. Сестре здесь больше нравилось. Понимаешь, она боялась волн, а здесь можно спокойно побарахтаться в воде.
Покрытый травой берег спускался к маленькому, кристально—чистому ручью, журчавшему по гладкой гальке. Это была очаровательная лесистая долина. Джорджи представила себе двоих маленьких детей, сидящих на берегу ручья.
Интересно, приводил ли Мэт сюда других женщин? Ведь здесь он был счастлив и беззаботен. Джорджи не решилась спросить его об этом.
– Франсиска приводит сюда своих детей? – осторожно задала вопрос девушка.
– Это племя обезьян? – Улыбнувшись, Мэт сощурил свои темные глаза, и сердце Джорджи наполнилось любовью. – Она потом никогда не соберет их, если выпустит здесь.
– Не преувеличивай, – с упреком сказала Джорджи.
– Ты просто не можешь себе представить. Они такие шалуны!
Мэт открыл дверцу машины, обошел капот и помог Джорджи выйти, затем достал из багажника одеяло и корзину с едой.
– Никто не сможет переубедить меня в том, что брак, семья и дети – не для меня. Навещая свою сестру, я все больше и больше убеждаюсь в этом. Бедлам. У нее дома всегда страшный бедлам.
Это было сказано с такой страстью! Джорджи замерла на месте. Она смотрела, как Мэт несет корзину с едой вниз к ручью. Это было предупреждение или, по крайней мере, напоминание о том, что он уже говорил ей. Да как он посмел?! Как он осмелился предупреждать ее вот так? В следующую секунду Джорджи пронзила страшная мысль: неужели мать рассказала Мэту о том, что Джорджи доверила ей вчера? О том, что она любит его. Нет, нет. Она доверяет Джулии. Просто Мэт – это Мэт. Он всегда остается самим собой.
Джорджи села на одеяло, которое он расстелил на траве, но едкие замечания Мэта заставляли ее в буквальном смысле подпрыгивать на месте. «Впрочем, это как раз то, что мне нужно», – грустно подумала Джорджи.
Пикник был в духе де Капистрано. Вино, вкусный домашний лимонад, тонко нарезанная ветчина, индейка, говядина, свинина, хрустящий хлеб, маленькие кусочки масла, спелые помидоры, листья салата, сваренные вкрутую яйца, паштет, крошечные шарики картофельного пюре, козий сыр, оливки – казалось, этому изобилию не будет конца, а их еще ждали восхитительные десерты.
– Флора, наверное, думала, что на этот пикник соберется целая толпа? – спросила Джорджи после недолгого молчания.
– Только ты и я, pequena.
Выпив красного вина, Мэт наполнил свой бокал лимонадом, налил Джорджи черносмородиновой воды, лег на спину и закрыл глаза.
Джорджи украдкой смотрела на Мэта. Он был похож на большого грациозного хищного зверя, растянувшегося на земле, чтобы немного отдохнуть и на минуту забывшего о своей жертве. На его смуглой шее пульсировала маленькая жилка. Джорджи вдруг захотелось поцеловать его, но, собрав в кулак все свое мужество, она подавила в себе это желание.
Мэт умел держать себя в руках. Он прекрасно контролировал свои эмоции. Почему же она не могла? Сделав несколько поспешных глотков, Джорджи допила вино. Его тепло помогло ей освободиться от неприятных мыслей. Она тоже легла на одеяло.
Солнечные лучи согревали ее лицо. Легкий ветерок лениво ласкал кожу, разнося вокруг запах множества диких цветов под звуки журчащего ручья. Джорджи, должно быть, заснула. Ей казалось, что чьи—то губы прикоснулись к ее губам. Это был сон, тревожный эротический сон.
Джорджи в изумлении открыла глаза. Она увидела над собой лицо Мэта. Они долго лежали без движения и смотрели друг на друга. Вдруг он повернул ее и положил себе на грудь. Ее участившийся пульс бился в такт ударам его сердца.
Поцелуй был томительно сладким. Они оба получали огромное удовольствие. По всему телу Джорджи разливались волны тепла. Внутри медленно зрело желание.
Неожиданно Мэт отстранил ее.
– Пора, иначе мы не успеем на пляж. – Голос его немного дрожал.
Но она уже не хотела идти на пляж! Она хотела остаться здесь навсегда, здесь, в этом уютном месте, вдалеке от реального мира. Мэт сел. Спина его была напряжена, но когда он повернулся к Джорджи, лицо его снова стало спокойным. Эротический сон рассеялся.
– Это недалеко.
Поднявшись с одеяла, Мэт протянул руку Джорджи. Она взяла его за руку и заставила себя улыбнуться.
– Море сегодня прекрасное, спокойное.
Не то, что она! Мэт собирал продукты в корзину. Джорджи на секунду закрыла глаза. Когда она снова открыла их, корзина уже была упакована. Движения Мэта были рассчитаны и точны. Впрочем, он все делает так же легко и точно, почему—то с горечью подумала Джорджи.
Было уже начало четвертого. Солнце сильно припекало. Мэт вырулил с узкой извилистой тропинки на густую упругую траву. Вдалеке виднелся красивый пляж. Раньше такие пляжи Джорджи видела только по телевизору.
Уединенный залив лежал на фоне красивых, покрытых соснами холмов. Вдалеке возвышались розовато—лиловые вершины гор. Ослепительно белая морская галька была усыпана нежными розовыми и перламутровыми ракушками. У берега трепетала бирюзовая волна.
Мэт остановил машину. Джорджи поймала на себе его взгляд, но она далеко не сразу смогла оторваться от раскинувшегося перед ней великолепного вида.
– Это самое красивое место на земле, Мэт. Спасибо за то, что ты показал его мне, – тихо сказала она.
В лице Мэта произошла какая—то перемена, но голос его прозвучал натянуто, когда он ответил ей:
– Не за что, мисс Миллет.
– Мэт…
Джорджи осеклась, не зная, что сказать, но она чувствовала, что под маской спокойствия скрывается боль. По спине у Джорджи пробежали мурашки. У Мэта была железная воля и сильный характер, но в глубине души притаился страх. Ей никогда не узнать, что это за страх. Никогда не проникнуть в глубины его души. Она просто не знает, как это сделать.
– Да, – отозвался Мэт.
– Нет, ничего.
Когда Джорджи натягивала на себя купальный костюм, прикрывшись полотенцем, Мэт уже плавал в море. Покачиваясь на легких волнах, он махнул ей рукой.
Горячий песок обжигал ступни. Джорджи осторожно пощупала ногой воду у самого берега. Несмотря на жаркое солнце, вода была почти ледяной. У Джорджи захватило дух. Она медленно начала заходить в воду, потом поплыла и сразу же перестала чувствовать холод. Вода приятно ласкала кожу, и маленькие бирюзовые волны больше не пугали ее.
Она уже почти подплыла к Мэту, но вдруг потеряла его из виду. Минуту Джорджи не знала, что делать, но тут он, вынырнув, появился прямо перед ней, как джинн из бутылки. Взвизгнув от испуга, она набрала в рот соленой морской воды.
– Зачем ты делаешь это? – закричала Джорджи.
Мэт притянул ее к себе и поцеловал. Они вместе погрузились под воду, и Джорджи совсем забыла о своей злости. Она снова почувствовала себя как в раю. Да, собственно, это и был рай.
Никогда раньше Джорджи не испытывала такой радости просто от того, что она живет на этой земле. Живет, дышит и… любит.
С полчаса они барахтались в воде, как дети, сбежавшие с уроков. Утомленная этой сумасшедшей возней, Джорджи направилась к берегу. Мэт хотел еще поплавать. Джорджи достала из машины одеяло и, прежде чем лечь, несколько минут следила за Мэтом.
Сильное мужское тело стремительно рассекало морские волны. С безжалостной решительностью Мэт выжимал из себя последние силы. Многие люди относятся к плаванию как к оздоровительной процедуре, но для Мэта это был еще один способ доказать самому себе, что он может выжить в одиночку. Это открытие огорчило Джорджи.
Усталость взяла свое. Она прилегла на одеяло. Воздух был теплым и соленым. Крошечные волны ритмично бились о прибрежную гальку, убаюкивая все вокруг, но Джорджи никак не могла расслабиться. Солнце все еще сильно пекло. Девушка села, закуталась в полотенце и стала искать в воде Мэта.
Наконец—то он вышел. Джорджи восхищенно смотрела на него. Он медленно шел по пляжу. У него было гибкое смуглое тело. Волосы на широкой груди от воды собрались в узкую полоску посередине подтянутого живота. Гладкие мускулистые бедра и длинные сильные ноги были великолепны. Он весь был великолепен, каждый сантиметр его тела.
Джорджи не могла оторвать от него глаз. Он подходил все ближе и мог заметить, что она влюблено смотрит на него. Только когда Мэт был уже совсем близко, Джорджи нашла в себе силы отвести взгляд. Она притворилась, что расправляет полотенце.
– Как настроение?
– Что?
В эту минуту Джорджи поняла, что выглядит очень глупо.
– Море во много раз лучше самого хорошего бассейна, правда?
– Конечно, – выдавила из себя Джорджи.
– Хочешь выпить чего-нибудь? – спросил Мэт.
– Что?
«Боже мой, что это со мной?»
– Выпить, – повторил Мэт. – Я принесу корзину.
– Отлично.
«Отлично! Отлично! Отлично! Пожалуйста, надень на себя что-нибудь», – пронеслось у нее в голове.
Джорджи видела, как он подошел к машине, как потом вернулся. Ей было интересно, понимает ли он, насколько ненужным выглядит на его теле этот клочок черной материи вокруг бедер. Но его не беспокоили такие мелочи. На секунду Джорджи зажмурила глаза. Открыв их, она увидела его рядом с собой.
– Вино или лимонад? – спокойно спросил Мэт.
– Лимонад, пожалуйста. – Джорджи не требовалось разогревать свою кровь еще сильнее.
Мэт налил ей лимонада, затем наполнил свой стакан. Быстро выпив лимонад, он лег на спину.
– Здорово.
– Да, очень мило, – слабо отозвалась Джорджи.
– О заливе знают всего несколько человек. Обычно здесь пусто.
Эта фраза встревожила Джорджи. Она осторожно посмотрела на Мэта.
– Ты, наверное, очень устал. Ты плавал больше часа.
– Нет, я не устал, Джорджи.
Она знала, что за этим последует. Увидев пляж, Джорджи сразу поняла, зачем Мэт привез ее сюда. Когда он перевернулся и обнял ее, она даже не пыталась освободиться. Она хотела его. Ее оставили все сомнения.
Его губы были сначала нежными, а затем, когда она начала отвечать на поцелуи, все более и более агрессивными. Движения его языка отзывались чувственными ощущениями во всем ее теле, от самой макушки до кончиков пальцев на ногах.
– Какая ты вкусная и ароматная, – задыхаясь, прошептал Мэт. – Такая нежная и такая сладкая. Ты сама не знаешь, Джорджи, что делаешь со мной!
Сдерживаемая мощь его мужского начала была слишком очевидна. Это вызвало в ней почти животное удовлетворение тем, что его тело не может обойтись без ее тела. Она чувствовала, как он дрожит от предвкушения. Она ликовала.
Она властвовала над его силой, над его мужественностью.
Она любила его. Она хотела познать его любовь. Может ли быть что—то более естественное на этой земле?
Его руки медленно скользили по гладкой материи купальника. Ее тело оживало под его пальцами. Она вся дрожала от напряжения. Соски стали твердыми.
Джорджи открыла глаза. Лицо Мэта было рядом. Он не сводил с нее потемневшего взгляда. Он не торопил ее. Она чувствовала это. Его ласки были настойчивы. Они разжигали огонь в ее крови. Мэт знал, как это делается. Он был искусен в любви.
На умелые ласки Мэта Джорджи отвечала со всей страстью. Любовь к нему рождала в ней желание. В какой—то момент она решила, что ведет себя неправильно. Он действовал трезво. Для него это был просто секс.
Но вдруг Джорджи почувствовала на себе тяжесть его тела. Она перестала думать. Она забыла обо всем. Ее поглотили ощущения.
– Джорджи, скажи мне, что ты хочешь меня, – страстно шептал Мэт. – Скажи мне, что ты хочешь меня так же, как я хочу тебя. – Приподнявшись, он обхватил ладонями ее щеки. – Джорджи, скажи мне: «Раздень меня и возьми здесь, на этом песке, под этим небом». Скажи, Джорджи!
Задыхаясь, она смотрела на Мэта затуманенными от желания глазами. Его руки скользили по ее телу. Сквозь тонкую ткань купальника он чувствовал ее круглые упругие груди. Джорджи могла сказать ему только то, что она испытывала.
– Я люблю тебя, очень сильно люблю.
Она закрыла глаза.
– Нет! Не притворяйся! Только не со мной, Джорджи. Скажи, чего ты хочешь?
У Джорджи кружилась голова. На какое—то время она выпала из реальности. Перед глазами все плыло, когда его пальцы прикасались к ее груди. Мэт начал снимать с нее купальник, и тут Джорджи поняла, чего он от нее требует. Это должно произойти на его условиях. Он хочет получить приглашение. Она должна сказать, что хочет его, однако нельзя говорить «люблю». Но она любила его.
– Я люблю тебя, – повторила она.
Сейчас Джорджи сказала это не в бреду желания, а осознанно. Мэт понял. Его руки замерли.
Она спокойно лежала и смотрела на него, не отводя глаз. Она хотела, чтобы он увидел в них искренность ее чувства. Но в глазах Мэта было отчаяние, потом оно сменилось холодностью. Джорджи поняла, что запомнит это на всю жизнь.
– Нет. Нет. Ты не любишь меня.
– Люблю.
Поправляя купальник, Джорджи села. Она накинула на плечи полотенце. Несмотря на жару, ей неожиданно стало холодно.
– Возможно, ты думаешь иначе, – сказала Джорджи отвернувшемуся от нее Мэту, – но тем не менее это так. – По голосу было ясно, что самолюбие девушки задето. – Ты сам просил, чтобы я не притворялась. Ты сам все прекрасно понимаешь. Я хочу тебя, потому что люблю. Я никогда никого не любила так, как тебя.
– Ты хочешь сказать, что не спала с Гленом?
Мэт спросил об этом очень спокойно, но Джорджи поняла, как он удивлен.
– Не спала. Тогда я считала, что не должна делать этого. До встречи с тобой я не понимала, почему. Я не любила его.
Вот она и сказала то, что должна была сказать. Возможно, ничего хорошего из этого не выйдет, но она понимала, что дальше так продолжаться не может. Она не хотела до конца жизни мучиться вопросом, был ли их роман чем—то большим, чем просто физическое влечение.
Каменное лицо Мэта постепенно смягчилось. Джорджи поняла, что он услышал ее. Он принял ее такой, какая она есть. Это успокоило девушку. Теперь очередь за ним.
– Я никогда не давал тебе никаких обещаний, Джорджи, – не глядя на нее, холодно сказал Мэт. – Я уже говорил тебе, как отношусь к любви. Я не создан для семейной жизни. Я не хочу этого.
– Почему ты так боишься любви? – мягко спросила Джорджи. – Потому что любовь для тебя неразрывно связана с предательством и потерей? – (Мэт повернулся и посмотрел ей в глаза.) – Эта девушка из университета, Бегония, о которой ты мне рассказывал… Она причинила тебе боль?
Джорджи помнила, что Джулия никому не рассказывала об этом. Она понимала, что Мэт тоже никому никогда не говорил о Бегонии.
– Что тогда произошло, Мэт?
Джорджи очень хотела, чтобы Мэт сам рассказал ей обо всем, чтобы хоть чуть—чуть приоткрылся.
– Что было, то быльем поросло. Не стоит говорить о том, что осталось в прошлом.
– Но для тебя это не прошлое, – продолжала настаивать Джорджи. – Пока ты не расстанешься с этим, у тебя не будет будущего.
– Избавь меня от этих пошлостей, Джорджи!
– Ты хочешь разругаться со мной? – сказала Джорджи, стараясь сохранять спокойствие. – Ты просто не хочешь признаться в том, что боишься доверять людям.
– Ты настаиваешь, чтобы я рассказал тебе о Бегонии? – горько спросил Мэт. – Что ж, слушай! Я расскажу тебе все до мельчайших подробностей… отвратительных подробностей.
И Мэт обо всем рассказал Джорджи. Его голос был зловеще тихим и очень холодным.
Джорджи не отрывала от него глаз. Мэт оказался прав. Это ничего не изменило. Она только заставила его возненавидеть ее. Джорджи думала, что, поделившись с ней, Мэт испытает облегчение, но для него это стало унижением. Мэт был очень гордым человеком, гордым до самозабвения. Он никогда не простит ей этого.
Какое—то время оба молчали.
– Она была больна, Мэт, – первой нарушив мучительную тишину, прошептала Джорджи. – Больна душой и телом. Такие люди не могут любить. Любовь – это…
– А что дает тебе право судить об этом? – Мэт вызывающе посмотрел на Джорджи.
– То, что я знаю о тебе, Мэт.
Он встал. Его лицо было холодным, как лед.
– То, о чем ты говоришь, всего лишь сексуальное влечение, – каменным голосом сказал Мэт. – Просто люди приукрашивают это, чтобы оправдать тысячелетия цивилизации. Ты обманываешь себя, Джорджи. Чувство, о котором ты говоришь, не существует в чистом виде. Инстинкт продолжения рода, желание чувствовать себя защищенным, жить в тепле и безопасности вместе с другими людьми – все это составляющие того чувства, которое ты называешь любовью. Это противоестественно, когда двое людей всю жизнь живут вместе. Человек не моногамное животное.
В эту минуту Джорджи показалось, что она потеряла Мэта. А может быть, она никогда не знала его?
– Я не верю в это, Мэт, и думаю, что ты тоже не веришь, по крайней мере в глубине души. – Голос Джорджи дрожал. – Есть люди, которые могут любить друг друга всю жизнь. И это не значит, что они отказывают себе в сексе и ласках. Мой брат и его жена именно так любили друг друга. Я думаю, твои родители тоже.
– Ты ничего не знаешь о моих родителях, поэтому, пожалуйста, избавь меня от нотаций.
Джорджи вскочила на ноги и резко вскинула голову. Высокомерие Мэта задело ее за живое. Впервые за все время их разговора гнев охватил ее, и она не пыталась его сдерживать.
– Нотаций? – повторила она с ядовитой издевкой. – Ну как же! Учить тебя, великого Мэта де Капистрано? Да как я посмела! Как смогла я, простая смертная, не согласиться с такой высокопоставленной персоной?
– Не говори глупостей.
– Лучше быть глупым, чем таким бесчувственным, как ты, – с яростью ответила Джорджи. Холодность Мэта еще больше распаляла ее. – В конце концов, я живая, Мэт! Я чувствую радость и боль, я плачу. Я делаю все, что положено делать нормальному человеку. Конечно, иногда жизнь заставляет нас пожалеть о том, что мы появились на свет, но люди все равно борются за жизнь. Ты позволил Бегонии разрушить себя. Пойми это! Люди освободили тебя из темного подвала, а ты сам закопал себя в глубокую могилу. Ты не человек. Ты мертвец!
– Замолчи! – грозно потребовал Мэт.
– О да. Слава богу, теперь я сказала все, что считала нужным. Хватит! Тебя, этого позорного фарса, этой страны! Я хочу домой. – Последние три слова Джорджи произнесла чуть не плача.
– Обещаю тебе, что завтра ты будешь дома, – язвительно отрезал Мэт. – Я посажу тебя на первый же самолет в Англию.
– Будь осторожен, Мэт, – не осталась в долгу Джорджи. – Ты ведь не любишь давать обещания.
Возвращение с пляжа было похоже на ночной кошмар. Такого Джорджи не пожелала бы даже врагу.
Мэт сидел, словно каменный. Он не сказал ни слова, ни разу не посмотрел на нее. Вжавшись в сиденье автомобиля, Джорджи вспоминала их разговор. Боже мой! Что она ему наговорила! Сейчас она жалела об этом, потому что любила Мэта, любила всем сердцем. И что же она сделала? Обрушилась на него с упреками. Она должна была понять его, быть доброй, нежной, показать ему, что любит его таким, какой он есть. Любящий человек должен подставить и левую щеку, если его ударили по правой. Она обожает его.
Но он был так высокомерен, так зол. Это просто невыносимо! До того как Джорджи встретила Мэта, она и не предполагала, что у нее есть характер. Но что она натворила… Джорджи закрыла глаза, потом снова открыла их, продолжая слепо глядеть в лобовое стекло. Как могло получиться, что человек, которого она так любит, заставил ее наговорить ему столько резкостей?
Наконец они подъехали к дому. Мэт вышел из машины и, галантным жестом открыв дверцу, помог выйти Джорджи. В последний раз, подумала она. Он не сказал ни слова до тех пор, пока они не вошли в холл.
– Ты, наверное, очень устала. День был тяжелым, – деловым тоном произнес он. Его серые глаза сверкали холодным металлическим блеском. – Я скажу Флоре, чтобы она принесла тебе поесть.
Другими словами, он не хотел видеть ее до того, как она улетит завтра в Англию. Джорджи чопорно кивнула, вскинула подбородок и с достоинством произнесла:
– Спасибо, я не голодна.
– И, тем не менее, еду тебе принесут.
«Делай все, что хочешь. Ты всегда так делаешь».
Она слегка наклонила голову, повернулась и на дрожащих ногах пошла к лестнице. Он просто бесчувственный монстр. Вот он кто!
Войдя в спальню, Джорджи долго сидела на кровати, не в состоянии даже пошевелиться, потом встала и медленно пошла в ванную.
Ей хотелось плакать. Слезы помогли бы избавиться от тяжести на душе, но их не было. От этого ей было еще хуже.
Приняв теплую ванну, Джорджи, накинув махровый халат, через гостиную вышла на балкон.
Сгущались сумерки. Последние лучи солнца золотили благоухающие растения в саду. Кругом раздавалось щебетание птиц, устраивавшихся на ночлег на ветках деревьев. Джорджи не понимала, как она еще может ходить и дышать, когда ее сердце разорвано в клочья нестерпимой болыо. Но это только начало. Она должна будет научиться жить с этой болью всю оставшуюся жизнь – жизнь без Мэта.
Через десять минут Флора принесла поднос с ужином. Джорджи поблагодарила ее и даже улыбнулась, но она знала, что не притронется к еде. Девушка взяла лишь бокал белого вина и, усевшись в плетеное кресло с мягкими подушками, потягивая вино, бессмысленно смотрела на раскинувшийся перед ее взором красивый пейзаж.
Она не жалела о том, что сказала Мэту, но ей нужно было сделать это иначе – спокойно, без злости.
Темнело. По небу разлились алые, золотистые и оранжевые ручейки. Пейзаж был изумительный, великолепный, но сегодня эта красота не трогала Джорджи, не наполняла ее сердце радостью. Внутри у нее что—то умерло. Сейчас с ней происходило то же, в чем она еще недавно упрекала Мэта.
Джорджи слышала, как к ней подошла Флора.
– Поднос на столике, – сказала Джорджи, не поворачиваясь. Ее голос был тусклым и безжизненным. – Мне очень жаль, но я совсем не хочу есть. Наверное, я перегрелась на солнце.
– Прости меня, Джорджи.
Резко повернувшись, Джорджи опрокинула бокал с вином. У нее за спиной стоял Мэт.
Он выглядел ужасно и одновременно был прекрасен. Сердце ее сжалось и снова бешено заколотилось в груди. Джорджи поняла: она жива, жива, несмотря на все перенесенные страдания, несмотря на боль.
– Что… что тебе нужно?
– Чтобы ты любила меня, – сказал Мэт, даже не пытаясь подойти ближе.
– Ты не веришь в любовь.
Минуту назад Джорджи думала, что разучилась плакать, но сейчас по щекам ее текли слезы.
– Если то чувство, которое ты вызываешь во мне, не любовь, то все поэты – лжецы. – В голосе Мэта слышалась боль. – Я полюбил тебя с первого взгляда, Джорджи. Я пытался убедить себя в том, что на свете существует много других вещей, кроме любви. Впрочем, ты все это уже слышала… Я умру, если ты уйдешь, Джорджи. Я просто не мог понять, что творилось со мной все это время.
Произнеся последнюю фразу, Мэт так смутился, что в других обстоятельствах это было бы даже смешно.
– Ты не умрешь, Мэт. У тебя есть Пепита и множество других женщин.
Только сейчас, произнеся вслух имя Пепиты, Джорджи поняла, как сильно ранит ее присутствие других женщин в жизни Мэта.
– Пепита?
Он раздраженно махнул рукой. Этот жест заставил Джорджи пожалеть о том, что она только что сказала о красавице испанке.
– Пепита мне как сестра. Я уже говорил тебе об этом. Никаких других женщин в моей жизни нет и больше никогда не будет, потому что я встретил тебя. Ты победила.
– Ты говорил… – Джорджи глубоко вдохнула, пытаясь сдерживать пульсирующие движения нижней губы. – Ты говорил…
– Я знаю все, что я говорил, – почти простонал Мэт. – Я говорил тебе, что ты обманываешь себя, но я знал, что это не так. Это я обманывал себя, а не ты. Ты упрекала меня за то, что я боюсь произнести слово «любовь», так как оно слишком много значит. Это правда. Правда.
– Так что же изменилось? – спросила Джорджи, глядя на Мэта сквозь слезы. – Почему ты изменил свое мнение?
– Я не хочу терять тебя, моя любовь. Джорджи не ожидала услышать такое от Мэта, поэтому она не сразу поверила ему.
– Ты хотел романа, – дрожащим голосом сказала она.
– Я и сейчас хочу. Романа, который будет длиться всю нашу жизнь и после нее. Я хочу настоящего любовного романа с тобой, Джорджи, а не просто теплого тела в постели. Я хочу, чтобы мы стали друг для друга всем – мужем и женой, любовниками, друзьями. Да, семейная жизнь все еще пугает меня, но значительно меньше, чем жизнь без тебя. Я понял это сегодня, когда ты призналась мне в любви. Ты помнишь, я купил землю? Там, где живут бабочки? – внезапно спросил Мэт.
– Бабочки? – Джорджи не сразу поняла, о чем он говорит. – Ах, да. Дальний луг.
– Я не буду там ничего строить, – сказал он. – Я уже купил другой участок для стройки. Там раньше была фабрика. Это – новый контракт Роберта. Я проинформировал власти о том, что Дальний луг станет заповедником.
– Когда ты сделал это? – прошептала Джорджи, глядя на него восхищенными глазами.
– Когда я встретил девушку, которую ждал всю свою жизнь. Несколько недель назад. Заповедник будет называться «Джорджина».
Джорджи подняла на Мэта удивленные глаза.
– Как?
– «Джорджина». – Он подошел к Джорджи и поцеловал ее. – Он будет носить твое имя, моя любовь.
– Я хочу детей, – сказала Джорджи, поражаясь тому, как быстро один поцелуй смог избавить ее от переживаний.
– Я тоже, pequena. Много.
– Они будут такими же, как дети Франсиски.
– Они будут просто великолепными. Они не могут быть другими, раз у них такая мама, ангел.
Мэт поднял Джорджи на руки, опустился с ней в кресло и поцеловал еще раз.
– Мэт? – Джорджи посмотрела ему в глаза.
– Да, моя любовь?
– Я не ангел, – абсолютно серьезно сказала сна.
– Ангел. Для меня ты ангел.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Испанский любовник - Брукс Хелен

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Испанский любовник - Брукс Хелен



кто ещё не успел прочитать эту книгу - ОБЯЗАТЕЛЬНО ПРОЧИТАЙТЕ!!! НУ ПРОСТО СУПЕР!
Испанский любовник - Брукс Хеленелена
11.07.2011, 1.28





СУПЕР!!!!!!!!
Испанский любовник - Брукс ХеленОЛЬГА
11.07.2011, 14.03





совсем не понравилось,только жаль время
Испанский любовник - Брукс Хеленмарина
4.09.2011, 3.55





я получила удовольствие! книга супер
Испанский любовник - Брукс Хеленнаташа
22.09.2011, 0.09





книга хорошая,а концовку можно было бы немного продлить сделать эпилог
Испанский любовник - Брукс Хеленманюня
11.10.2011, 3.14





Очень милая книжка!)
Испанский любовник - Брукс ХеленNasty
11.10.2011, 18.47





Да, немного кратковато окончание, но ведь и в жизни иногда бывает краткий конец красивого романа. А потом быт...и только 38 % пар справляется с ним. Но надо верить в лучшее. Судьба найдет каждого - только не надо сидеть и ждать ее дома у экрана компа или с книгой в руке! Всем удачи!
Испанский любовник - Брукс ХеленДжули
13.10.2011, 10.23





Мне не понравилась!Скучная и не интересная.Не захватывает.
Испанский любовник - Брукс ХеленЛю-ла
3.11.2011, 13.27





надо верить в сказки.и жить веселей.мне нравится.
Испанский любовник - Брукс Хеленалена
16.12.2011, 18.06





чушь какая-то.. пресно очень
Испанский любовник - Брукс Хеленоля
16.12.2011, 21.16





Очень интересная книга,которая точно улучшит настроение!
Испанский любовник - Брукс ХеленЛиса
17.03.2012, 20.35





ничего особенного
Испанский любовник - Брукс ХеленКатриша
29.03.2012, 12.36





Очень мило!!!!Легкий роман!!!
Испанский любовник - Брукс ХеленВера Яр.
8.04.2012, 22.42





Ну не супер, и настроение не поднялось, скучно и сухо
Испанский любовник - Брукс Хеленбелка
20.04.2012, 19.10





Супер!!!мне понравилось!!!
Испанский любовник - Брукс ХеленЛена
26.04.2012, 17.15





это конечно не шедевр,но почитала с удовольствием
Испанский любовник - Брукс Хеленatevs17
15.06.2012, 13.36





Одна банальщина. Не стоит вашего внимания
Испанский любовник - Брукс ХеленДиана
10.07.2012, 6.44





Takoi ciuvstvennii roman, kak mnogie romani etogo avtora, prosto ne otorvatsea.
Испанский любовник - Брукс ХеленPolina
25.07.2012, 17.58





Роман очень эмоциональный, просто обожаю такие.Никакого особого напряга. Супер!
Испанский любовник - Брукс ХеленЛюдмила
9.09.2012, 13.00





отдых прекрасный вечерний за прочтением этого романа доставляет удовольствие любовь всегда прекрасна а если еще такая - ну просто супер может победить все и принести наслаждение
Испанский любовник - Брукс Хеленнаталия
9.09.2012, 17.21





она убегает - он догоняет... всё как в доисторическое время ничего нового дочитала только до 7гл
Испанский любовник - Брукс Хеленлюдмила
9.09.2012, 18.35





Еще раз убедилась, в ненаучно-фантанстичности романов где-ГГ - латинос, любого рода. На самом деле много фурора, шума, гама и амбиций и 3 мин в постели. За это время нужно успеть и постанать, и подражать и не забыть сымитировать оргазм. Ну а не успела - все проблемы в тебе, ты и фригидна и бесчувственна и вообще не любишь... В прочем это так - личные впечатления о двух годах в Испании с регулярными командировками в Португалию и Италию
Испанский любовник - Брукс ХеленЭлени
10.09.2012, 4.01





я даже третью главу не осилила. такая примитивная манера пера у автора. прямо нископробная самодеятельность
Испанский любовник - Брукс ХеленЛиза
12.10.2012, 21.47





5++++++
Испанский любовник - Брукс Хеленнастя
18.10.2012, 14.20





Ne stoit vnimaniya.
Испанский любовник - Брукс Хеленaura
10.01.2013, 10.18





Сладко, очень сладко...горечи не хватает, чтобы герой там гадостей наговорил, ножки об героиню вытер. Чтоб прямо переживания за нее были. Можно было наивной дурой назвать, а его козлом, а потом бы они помирились и притерлись.
Испанский любовник - Брукс ХеленПупсик
16.01.2013, 19.41





я читала уже такой роман. только гг звали поль и он был француз. такое ощущение что автор скопировала сюжет.
Испанский любовник - Брукс Хеленюлия
27.01.2013, 10.14





мило и скучно одновременно.7
Испанский любовник - Брукс Хелентася
10.02.2013, 0.51





точно,я вже читала такий роман
Испанский любовник - Брукс Хеленалеся
26.05.2013, 13.59





пустышка
Испанский любовник - Брукс ХеленНИКА*
26.09.2013, 19.44





Ерунда!!
Испанский любовник - Брукс ХеленИрина
21.10.2013, 12.46





10
Испанский любовник - Брукс ХеленСветлана
9.11.2013, 13.58





Банально. Не верю, не верю, раз, два и Гг-й изменился. Не ве-рю.
Испанский любовник - Брукс Хелениришка
27.12.2013, 15.03





За неимением лучшего и это сойдет
Испанский любовник - Брукс ХеленИринка К..
10.05.2014, 10.46





Романчик как есть. Ничего сверхестественного. Можно почитать. Автор правда так часто описывает их завтраки, обеды, ланчи, ужины, что удивительно как они сохраняют хорошую форму, обжоры ей богу :))
Испанский любовник - Брукс Хелендиля
5.06.2014, 21.09





книга так себе.
Испанский любовник - Брукс Хеленлюся
9.06.2014, 21.47





концовка все испортила надо было растянуть...а то в одно мгновение понял все и бах -бах речь уже идет о детях...кошмар ...не читать...все очарование и весь настрой испортила эта тупая концовка....8 баллов из-за солидарности к автору...
Испанский любовник - Брукс Хелениии
27.07.2014, 15.51





Одно точно название книги не подходит содержанию. Однако все мило ,почитать и поспать
Испанский любовник - Брукс ХеленЗара
27.07.2014, 17.28





Даже и не знаю,что сказать; миленько!
Испанский любовник - Брукс ХеленНаталья 66
25.08.2014, 18.38





интересная книга
Испанский любовник - Брукс Хеленсв
22.10.2014, 20.45





повелась на отзывы. тягомотная банальщина. абсурд
Испанский любовник - Брукс ХеленЛюдмила
22.10.2014, 23.15





мне понравилось
Испанский любовник - Брукс Хеленлара
5.01.2015, 18.40





Можно не читать.
Испанский любовник - Брукс ХеленЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
8.02.2015, 7.31





ОЧЕНЬ МИЛО
Испанский любовник - Брукс ХеленИРИНА
16.02.2015, 18.44





Фу,какая фигня! Скучно,нудятина.
Испанский любовник - Брукс ХеленТаня
1.02.2016, 10.11





Роман конечно на любителя!!! 7 из 10!
Испанский любовник - Брукс ХеленЮлия
20.03.2016, 13.54





не зацепил, слишком пресно
Испанский любовник - Брукс Хеленфлора
19.05.2016, 15.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100