Читать онлайн Или все, или..., автора - Брукс Хелен, Раздел - ГЛАВА ДЕВЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Или все, или... - Брукс Хелен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 122)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Или все, или... - Брукс Хелен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Или все, или... - Брукс Хелен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брукс Хелен

Или все, или...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

– Значит, вы и есть та самая Джоанна Кроуфорд, о которой я столько наслышан?
Джоанна вовсе не ожидала такого вступления и несколько секунд в растерянности смотрела на Джеда Маллена, прежде чем овладела собой и пожала протянутую ей руку.
– Добрый день, мистер Маллен, – вежливо поздоровалась она с сильно бьющимся сердцем, что, к счастью, не могло быть замечено ярко-синими глазами, точно такими же, как у внука, которые смотрели пристально и напряженно, словно хотели проникнуть в ее мысли. – Я очень рада с вами познакомиться.
– Взаимно. Садитесь же, юная леди, не церемоньтесь.
– Спасибо. – Джоанна повиновалась, чувствуя, как кровь прилила к щекам. Она не знала, чего ожидать от встречи с дедушкой Хока, и предполагала увидеть человека, измученного долгой болезнью, но Джед Маллен держался прямо и выглядел вполне бодро. Его лицо под шапкой густых белых волос можно было даже назвать красивым, несмотря на глубокие тени, окружавшие ясные живые глаза. Теперь она видела, что такому человеку под силу было пробить себе дорогу, несмотря на неблагоприятные обстоятельства. Хок определенно пошел в своего деда.
– Здесь не слишком жарко? – Джед Маллен указал на огонь, вовсю полыхавший в камине. – Боюсь, что лечение, которое я сейчас прохожу, делает меня чувствительным к холоду.
– Нет, мне вовсе не жарко, мистер Маллен, наверное, я из тех людей, которым никогда не бывает жарко, – быстро ответила Джоанна.
– Гм. И я понимаю, почему. – Пронзительные глаза окинули ее быстрым взглядом. – Слишком вы худенькая – или стройная, как говорят в наши дни. Вы, надеюсь, не сидите на одной морковке? – язвительно добавил он.
– Нет, ничего подобного, – мгновенно ощетинившись, ответила Джоанна, забыв о церемонности, о которой он упоминал, и лицо ее приняло непроницаемое выражение.
– И, разумеется, это вовсе не мое дело, – закончил он за нее с кривой улыбкой, которая напомнила ей Хока. – А знаете, я думаю, мы с вами прекрасно поладим, мисс… можно мне называть вас просто Джоанна? – неожиданно спросил он.
– Да, конечно, – ответила она несколько растерянно.
– Спасибо. – Он откинулся назад в своем глубоком кожаном кресле. – Хок не приехал с вами, не так ли?
– Утром он вылетел в Сан-Франциско по срочному делу на своем самолете…
– Знаю, я сам это организовал. Вы недовольны? Не бойтесь, он вернется сегодня же. Он хороший пилот и не впервые совершает такие перелеты. Я хотел, чтобы наше знакомство состоялось в его отсутствие. Вы хорошо долетели? – Он словно неожиданно вспомнил о правилах гостеприимства, а Джоанна ответила, пряча улыбку:
– Очень хорошо, спасибо.
– Вам нравится мой внук, Джоанна?
– Что? – Она мгновенно забыла, что перед ней глава обширной империи, мультимиллионер, человек влиятельный, беспощадный и даже жестокий, если половина историй, которые она о нем слышала, были правдивы, и встрепенулась на своем стуле, словно ужаленная. Какая разница – нравится или не нравится ей Хок? Ведь она здесь как руководитель издательства «Бержик и сын», разве нет? А если он сомневается в ее способности выполнять эту работу, если полагает, что она спала с его внуком, чтобы заполучить это место…
– Я только спросил, нравится ли вам мой внук. – Тон его был ровным и бесстрастным. – Не надо так пугаться. Достаточно ответить – да или нет.
Несколько мгновений она смотрела в его суровое благородное лицо. Потрескивание поленьев, приглушенное освещение и абсолютная тишина, царившая в огромной комнате, усиливали ощущение нереальности.
– Да, мистер Маллен, мне нравится ваш внук, – ответила она так же бесстрастно и ровно. – Он очень талантливый предприниматель.
Пронзительные глаза всматривались в нее в течение минуты, и все это время Джоанна сохраняла гордое достоинство, затем он улыбнулся и кивнул в ответ на свои мысли.
– Да, теперь я вижу. Вы – другая.
– Другая? – Этот странный разговор становился все более загадочным. – Простите, мистер Маллен, но я не понимаю…
– Зовите меня просто Джед, дорогая. – Он шевельнулся в кресле, и она увидела, как его лицо на миг исказила судорога боли. Перед ней дедушка Хока, он умирает, не следовало ей так раздражаться. – Вы выпьете со мной чаю, Джоанна? – спросил он спокойно, прервав поток ее мыслей и ни словом, ни жестом не выдав, что прочитал их. Итак, ей свойственны сострадание и чувствительность, она также обладает независимым характером, красотой и умом, но, разумеется, он должен был заранее догадаться об этом.
– Спасибо, с удовольствием. – Сострадание смягчило ее тон. – Хотите, я покажу вам документы, которые привезла с собой? – Она кивнула на стоявший у ее ног портфель. – У меня есть несколько соображений…
– В этом нет необходимости. – Он отмахнулся хорошо знакомым ей нетерпеливым жестом. – Теперь, встретившись с вами, я только счастлив оставить все это в ваших умелых ручках.
– Но я думала…
– Выпейте со мной чаю, детка. – На этот раз он улыбался настоящей улыбкой, до того напомнившей ей обворожительную улыбку Хока, которой тот так редко пользовался, что Джоанна затаила дыхание. – И мы просто поболтаем с вами, как старые друзья, если вы не против? У меня сейчас так мало времени для дружеских бесед, Джоанна, а хочется побольше. Вы не сочтете это капризом?
– Нет, – улыбнулась Джоанна. Старик умел пользоваться фамильным малленовским обаянием, когда хотел. Он даже больше походил на своего внука, чем ей показалось вначале.
– Вы считаете меня хитрецом? – Седая голова медленно наклонилась. – Не трудитесь отрицать, у вас очень выразительное лицо. Кстати, вы правы. И я достаточно тщеславен, чтобы считать эту черту характера скорее достоинством, чем недостатком. – Теперь улыбка превратилась в плутовскую ухмылку, и Джоанна громко рассмеялась – настолько не соответствовало это озорное выражение его представительной внешности. Она неожиданно для самой себя почувствовала симпатию к этому гордому вспыльчивому человеку, приводящему в трепет многих своих современников.
Уже вечерело, когда после неторопливой прогулки по громадному дому и чая в элегантно обставленной гостиной он опять заговорил о Хоке.
– Мой внук богат и влиятелен, и часто его преследуют женщины определенного склада, вы знаете это, Джоанна? – спросил он мягко после оживленного обсуждения его коллекции антиквариата. – Некоторые из них по-своему неглупы, другие – пустоголовые куколки, но одно их объединяет – желание переспать с Хоком Малленом. Но вы не такая. Вы знаете, что Хока влечет к вам?
Джоанна потупилась и смущенно кивнула.
– Но вы к нему влечения не чувствуете? – Он говорил очень дружелюбно, но Джоанне все-таки, прежде чем ответить, пришлось сделать глубокий вдох.
– Я считаю, что одного только влечения мало… если нет…
– Да? – Он подался вперед в кресле и, твердо глядя на нее, произнес спокойно: – Вы можете быть со мной откровенны, дорогая, и не сомневайтесь, что наш разговор не выйдет за пределы этих стен. Я не обману вашего доверия. Итак, что же еще требуется, кроме влечения?
– Любовь… – негромко проговорила Джоанна, которую от смущения бросило в жар.
– Любовь. Коротенькое слово с большим содержанием. – Он снова откинулся назад и вздохнул. – Я в своей жизни любил только двух людей, Джоанна. Наверное, вам с трудом в это верится.
– Нет. – Она подняла на него ласковые медово-карие глаза, и он кивнул:
– Ну, разумеется, нет, ведь вам тоже приходилось страдать. – Джоанна, не зная, что ответить, ждала, и минуту спустя он произнес: – Мое детство не было счастливым, Джоанна. Я не стану обременять вас подробностями, достаточно будет сказать, что я не любил своих родителей. Когда я встретил мою будущую жену, я был – ничто, а она – высокородная барышня, но мы оба мгновенно поняли, что предназначены друг для друга. Ее родители были категорически против, но… – В его голосе не было горечи, он констатировал факт. – Она дождалась меня, в чем я не сомневался. Наш брак ознаменовало рождение сына, отца Хока, и это отняло у нее жизнь. Я часто спрашивал себя – не сказалось ли на моем отношении к сыну отчаяние, которое я испытал вследствие этой безвременной утраты, но все же, по-видимому, дело было в другом. Мне не нравился его характер, он весьма напоминал моего отца своей холодностью, мелочностью, эгоизмом. Но мать Хока была доброй женщиной, даже излишне доброй. Она позволяла моему сыну слишком многое. – Он помолчал, несколько изменил позу и начал снова: – Я люблю своего внука, Джоанна, очень люблю и не считаю это чувство признаком слабости.
– А Хок считает! – У нее вырвалось это неожиданно для нее самой, вся ее боль выразилась в этих двух словах. Джед несколько мгновений молча смотрел на нее, затем с трудом поднялся с кресла и, повернувшись к ней спиной, принялся смотреть на пляшущие в камине язычки пламени.
– Я собираюсь поведать вам одну сказку, – произнес он тихо, – довольно мрачную сказку, а вы сами решайте, как с ней поступить.
Джоанна промолчала, чувствуя, что этот разговор ведется неспроста.
– Однажды в богатой семье родился мальчик. Он был единственным ребенком, и когда родители погибают вследствие несчастного случая – а мальчик к тому времени уже вырос, – никто не может разделить с ним его горе. А горе его велико: он узнал о родителях некоторые вещи – темные, сокровенные, – которые изменили его отношение к жизни. Их смерть сделала его еще богаче и… привлекательнее для алчных женщин. Но он вовсе не глуп, он жил в богатстве всю жизнь и знает о его притягательной силе. Но вот на его горизонте появляется одна особа, которая оказывается поумнее прочих – во всяком случае, похитрее. Вы следите за моим рассказом?
– Да. – Сердце Джоанны билось так сильно, что она чувствовала его удары в горле.
– Он влюбляется в нее по уши, как говорили в старину. В то время ему необходим кто-то родной и близкий, чтобы преодолеть боль и сомнения, которые не оставляли его со времени смерти родителей и последующих открытий. Ей это прекрасно известно, она пользуется этим и обводит его вокруг пальца с ловкостью виртуоза – в искусстве обольщения она и впрямь была виртуозом. Он делает ей предложение, и она мило принимает его. Уже разосланы приглашения на свадьбу, начали поступать подарки. И вот он как-то днем заходит к своему шаферу уточнить кое-какие детали свадебного банкета – они знакомы с детства и все равно что братья – и застает его со своей невестой в весьма пикантный момент, в самый момент их близости.
Джед обернулся и посмотрел на нее, и она увидела, что сапфировые глаза, которые он передал своему внуку, пылают непримиримым гневом, несмотря на то, что все случилось так давно.
– Банальный треугольник. Возможно, это было бы смешно, если бы не было так трагично. Но худшее ожидало впереди. Когда о разорванной помолвке стало известно – а подобные вещи быстро делаются достоянием гласности в светских кругах, к которым принадлежал наш молодой человек, – некоторые из его друзей решаются открыть ему то, что боялись сказать раньше: что эта леди не впервые замешана в скандалах подобного рода. Она встречалась с женатыми мужчинами, имела нескольких любовников и до, и после того, как познакомилась со своим бывшим женихом. Подобные вещи вряд ли приятно выслушивать самолюбивому молодому человеку в двадцать лет.
– И… как же он поступил? – спросила пораженная Джоанна.
– Думаю, вы знаете, – ответил Джед спокойно. – Он лишается иллюзий и становится циником. Он берет мир за горло и ведет игру по собственным правилам, со временем все больше ожесточается и делается похожим на… своего деда, – мягко закончил он. – Но в сокровенном уголке его сердца, так глубоко, куда никто не может заглянуть, сохраняется потребность любить и быть любимым.
– Вы так считаете? – спросила Джоанна с болезненной прямотой.
– А вы?
– Я… я думала, что Хока влечет ко мне потому, что я для него недоступна. – Джоанна беспокойно шевельнулась на своем стуле. – Вы сами сказали, что за ним охотятся самые блестящие красавицы – богатые удачливые женщины, которые разделяют его образ жизни и наслаждаются им. Может быть, для разнообразия он решил однажды взять на себя роль охотника?
– Молодой человек, о котором я вам рассказываю, далеко не дурак, – медленно произнес Джед. – Возможно, если он найдет настоящую жемчужину, он сумеет ее распознать.
Джоанна в упор посмотрела в обращенное к ней выразительное лицо. Неужели он хочет сказать, что считает ее подходящей парой для своего внука, или же этот неправдоподобный разговор имеет целью тонко намекнуть ей на обратное? Если она была этой самой «жемчужиной», Хок определенно не оценил ее за несколько месяцев их знакомства, и Джеду Маллену это должно быть известно. Джоанна не знала, что и думать.
– Я очень благодарна вам за сегодняшний день, но мне надо идти. – Она встала и уже хотела протянуть ему руку для прощания, но что-то в лице Джеда – мимолетное выражение печали, одиночества, которое не выразить словами, – заставило ее приподняться на цыпочки и поцеловать его в щеку. – Спасибо, что поделились со мной… этой историей, – пробормотала она.
– Вы подумаете над ней? – спросил он. – Пожалуйста, подумайте.
– Хорошо.
Она не думала ни о чем другом, пока водитель вез ее назад в дом Хока, но в результате только запуталась в бесконечных вопросах. Мог ли кто-нибудь разбить лед, сковавший сердце Хока? А если это случится, захочет ли он связать жизнь с таким человеком? А разве какая-нибудь женщина сможет ужиться с таким холодным циником, в которого превратился Хок? Джоанне казалось, что она не сможет – даже если она нужна ему не только для короткой интрижки. Она не могла черпать уверенность в хорошем происхождении, дружной семье или богатом жизненном опыте, она не была интеллектуалкой, не владела богатством – она всего лишь такая, какая есть, а этого, в чем она уже успела убедиться, недостаточно.
Прежде чем длинный шикарный лимузин остановился перед домом Хока, она нашла в себе силы взглянуть на вещи с точки зрения здравого смысла. Мечты – это одно, реальность – совсем другое. Напрасно она мучает себя. Она для Хока – каприз, кратковременная одержимость навязчивой идеей – по его собственному выражению. Но она не годится для этого – она слишком любит его.
* * *
Следующие несколько дней соединили в себе мгновенья безумного счастья и мучительную боль, разъедающий самоанализ и отчаянную тоску по несбыточному. Хок старался сделать каждую минуту Рождества памятной для нее и слишком хорошо преуспел в этом, усугубив ее душевное смятение. Вскоре Джоанна даже начала подозревать, что сходит с ума, особенно когда Хок после того, первого вечера превратился в идеального хозяина – очаровательного, внимательного, любезного, забавного – и все это время держался от нее на почтительном расстоянии.
В Сочельник он устроил вечеринку, которая началась с певцов, исполнявших рождественские гимны, одетых в викторианские костюмы, с фонариками в руках, и закончилась, когда часы пробили полночь, горячим глинтвейном и миндальными пирожками.
Проснувшись на следующее утро, Джоанна обнаружила в ногах мешок с подарками – она понятия не имела, когда его туда положили. Хок пришел и сидел с ней на кровати и разбирал подарки, был дружелюбен, весел и… сдержан. Он поцеловал ее и пожелал счастливого Рождества, но это был братский поцелуй.
День они провели вместе с Джедом, и Джоанна надела рубиновый кулон и браслет, которые подарил Хок, – они, конечно, стоили сумасшедших денег, – и все это время она ждала знака или слова, которые сказали бы ей, что она значит для него нечто большее, чем… Чем что? – спрашивала она себя ночью в постели. Кто она ему? Джоанна горько заплакала и так и уснула в слезах.
В последний день ее пребывания в Америке Хок вез ее домой от своих друзей – уже немолодой супружеской пары, но очень приятной и забавной. Солнце садилось, и небо переливалось золотым, пурпурным и алым.
– Красиво, правда? – Он остановил автомобиль на вершине холма, где силуэты обнаженных деревьев четко вырисовывались на фоне великолепного неба, и Джоанне показалось, что, кроме них, на земле больше нет ни одного человека. – Когда я дома, то часто приезжаю сюда в это время суток, чтобы полюбоваться закатом.
– В самом деле? – За последние несколько дней перед ней все больше раскрывалась другая сторона его натуры – мягкая и чувствительная. Джоанна узнала, что он не стесняется признаваться в любви к природе и искусству, что может встать на четвереньки и играть с детьми своих друзей беззаботно, словно пятилетний ребенок, что любит животных и нежен со слабыми и беззащитными. Но лучше бы она не знала об этом, это не помогало ей справиться со своей любовью, которая обречена умереть.
– Моя мать тоже приезжала сюда, – продолжал он спокойно. – Она обычно объясняла это тем, что прогуливает собаку, но после ее смерти… – Он замолчал и глубоко вздохнул, прежде чем заговорить снова. – После ее смерти я понял, почему ей иногда хотелось побыть одной.
– А что случилось с собакой? – Это был глупый вопрос, Джоанна поняла это сразу после того, как задала его, но выражение его лица было таким, что у нее разрывалось сердце.
– С Берти? Он умер вскоре после ее гибели. – Хок оторвал взгляд от ветрового стекла и посмотрел на нее, в сумерках его синие глаза казались серебристыми. – Он был уже старый, мама купила его, когда меня отдали в школу – наверное, для компании, – а когда ее не стало, он очень быстро сдал. Он обожал ее.
– Она, наверное, была чудесной женщиной, – проговорила Джоанна тихо.
– Да. – Он повернулся к ней всем корпусом. – И очень похожа на тебя.
– На меня? – Она задержала дыхание, но тут же напомнила себе, что в самом деле это ровным счетом ничего не значит.
– Да, на тебя, – повторил он хрипло, лаская ее взглядом. – У тебя сейчас волосы словно охвачены пламенем, а глаза огромные и золотые. Я хочу тебя сильнее, чем когда-либо хотел других женщин, тебе это известно, Джоанна? Прежде я никогда не действовал так осторожно и терпеливо.
– Тебя увлекает роль охотника за дичью? – спросила она прямо.
– За дичью? – Он насупил черные брови. – Значит, вот как тебе это представляется? Я не думаю о тебе как о жертве, Джоанна, скорее наоборот. Я считаю тебя красивой, очаровательной женщиной, которая умеет тем не менее держаться на плаву в этом безумном мире, и делает это достойно и мужественно. Нам будет хорошо вместе, ты это знаешь. И я имею в виду не только физическую близость, – говорил он, его красивое лицо скрывала тень. – Я хочу, чтобы мы были вместе, Джоанна, хочу просыпаться утром и видеть тебя рядом и знать, что и вечером ты тоже будешь здесь и мы сможем обсуждать все, что случилось за день. Я хочу есть вместе с тобой, смеяться с тобой, переживать хорошие и плохие времена с тобой…
– Как долго? – с трудом выдавила Джоанна.
Это не было предложением руки и сердца, в его красивых синих глазах – зеркале души – она видела только одну тьму.
– Разве это имеет значение? – спросил он вкрадчиво. – Разве нельзя испытывать благодарность за каждый новый день и радоваться друг другу, сколько бы это ни продолжалось? Я не обижу тебя, Джоанна, поверь мне.
– Хок, я уже говорила тебе раньше…
– Я позабочусь о тебе, Джоанна, – произнес он бесстрастно. – Ты сможешь оставаться независимой. Я куплю тебе дом, машину, оформлю пожизненное обеспечение, которое даст тебе уверенность в будущем и позволит быть свободной в своих действиях.
Он не понимал, не мог понять ее. Джоанна на миг крепко зажмурилась, потому что видеть его было слишком больно. Ей не нужны были независимость, обеспечение и пожизненное богатство, ей нужен только он, их общий дом, дети, ей хотелось зависимости – добровольной зависимости ради его любви.
– Джоанна? – Она открыла глаза и увидела, что он напряженно смотрит на нее. – Я для тебя хоть что-нибудь значу?
Этого она не могла отрицать. В следующую секунду он припал губами к ее губам, и ощущение, которые они испытали при этом, могло быть сравнимо со взрывом. Он с силой прижал ее к себе, она обхватила его за шею, и это объятие в лучах заходящего солнца было таким страстным, что воздух в машине зазвенел от напряжения.
– Ты – моя, ты это знаешь, ты не сможешь отступиться… – прошептал он, касаясь настойчивыми и требовательными губами ее нежной шеи, затем снова поцеловал ее с неистовой пылкостью. Это было не похоже на все их прежние поцелуи. Джоанна знала, что должна устоять, но до чего это было трудно! Она таяла в его руках.
Он только что хладнокровно перечислил преимущества, которые она получит, если согласится стать его любовницей. После этого уступить было невозможно. Но по-своему он был честен с ней… Коварный голосок упорно вел свою разрушительную работу. Не лучше ли согласиться на его условия в надежде, что их отношения перерастут в нечто большее, что в один прекрасный день он поймет, что любит ее, не может жить без нее?
Она слышала легкие стоны, скорее напоминавшие всхлипы, и поняла потрясенно, что они срываются с ее собственных губ, что означает конец самообладанию. И Хок, конечно, понял, что с ней творится, и еще крепче сжал в объятиях ее податливое тело.
– Ты хочешь меня так же сильно, как я тебя, признайся… – хрипло пробормотал он, с трудом переводя дыхание.
– Я в самом деле хочу тебя, Хок. – Неведомая ей прежде внутренняя сила заставила ее произнести эти слова. – Мне раньше и в голову не приходило, что я могу испытывать нечто подобное.
– Джоанна…
– Нет, постой! – твердо остановила она его и высвободилась из его объятий. – Я поняла теперь, что это из-за тебя до сих пор у меня никого не было. Я ждала… сама не зная, почему.
– А теперь ты знаешь? – спросил он тихо, и выражение его лица ясно сказало ей – он понял, что сейчас произойдет непоправимое.
На мгновенье, на одно только короткое мгновенье Джоанна захотела солгать, придумать какой-нибудь предлог, делающий невозможным для нее стать его любовницей, – но не смогла. С первой же их встречи она знала, что ей нужно от него или все, или ничего, и долго с этим боролась. Но теперь осталось только ничего, другое невозможно было для Хока. Долг, верность, самоотверженность были для Хока пустым звуком, пятнадцать лет назад он вырвал чувство, которое эти понятия сопровождает, из своего сердца.
– Да, уже некоторое время я знаю, – сказала она, глядя на него в упор, и ее глаза сделались темными, как ночь, так как то, что предстояло сделать, причиняло ей невыносимую боль. – Я никогда не могла бы стать твоей любовницей, – быстро продолжала она, увидев, как он собирается что-то возразить, – потому что это разрушило бы меня, а возможно, и тебя тоже. Я знаю, что у тебя есть моральные принципы и ты не захотел бы намеренно никого погубить.
– Погубить тебя? – Он откинулся на сиденье, его холодное красивое лицо окаменело, а глаза приобрели пронзительную остроту, неизменно приводившую ее в трепет. – О чем ты говоришь? Я не собираюсь губить тебя, Джоанна. Черт возьми, ты должна это знать.
– Я знаю. – Она медленно наклонила голову. – В этом-то все дело.
– Послушай, с меня довольно загадок, – сказал он мрачно. – Мы с тобой испытываем взаимное желание, ты сама призналась. И мы взрослые люди, а не парочка хихикающих юнцов, – добавил он горько. – Я ждал тебя дольше, чем чего-либо в жизни, и больше я не намерен ждать ни дня.
– Ты возьмешь меня силой? – спросила она, задрожав.
– Придется. – Он свирепо взглянул на нее. На фоне быстро темнеющего неба за окном автомобиля он выглядел зловещим темным силуэтом. – Но через несколько секунд после того, как я к тебе притронусь, ты уступишь вполне добровольно, – продолжал он безжалостно. – Мы оба это знаем. Черт побери, Джоанна… – Его голос превратился в стон, стоило ему заметить, как побледнело ее лицо. – Чего ты от меня хочешь?
– Только одного, и как раз этого ты не можешь ни дать, ни купить, – сказала она дрожащим голосом, испытывая мучительную боль. – Мне не нужен ни дом, ни машина, неужели ты не понимаешь, Хок? И не нужна мне независимость – я хочу только тебя, всего тебя, целиком. Я хочу жить с тобой, заботиться о тебе, иметь от тебя детей, стареть вместе. И я хочу знать, что ты видишь во мне что-то большее, чем хорошенькую вещь, с которой не стыдно показаться на званых обедах, и когда у меня появятся первые седые волосы, а тело утратит свежесть, это ничего не изменит.
– Джоанна…
– Нет, ты дослушай! – воскликнула она гневно. – Я еще не кончила. Я не хочу мучительно гадать, с кем ты и что делаешь, когда ты не со мной. Такая жизнь не по мне, как ты не поймешь! Я хотела бы, чтобы ты любил меня так же, как я люблю тебя, а ты не можешь, не можешь! – закончила она, и из ее груди вырвалось рыдание, едва ее не задушившее.
– Ты не понимаешь, что говоришь. – Но голос его дрожал, он замер на своем месте, и именно в этот миг за окном угас последний луч солнца.
– Я понимаю, Хок. – Она гордо выпрямилась. – Я люблю тебя, хотя тебе и трудно поверить в это. Может быть, какая-нибудь другая женщина могла бы, любя тебя, все-таки согласиться на твои условия, но я не могу. Я не хочу тебя на несколько месяцев или даже лет, я хочу тебя навсегда, и утверждать что-либо другое было бы ложью. Ты всегда требовал правды, вот тебе правда.
– Иными словами, ты хочешь получить кольцо на палец, прежде чем ляжешь со мной в постель, – подвел он итог ее пламенной речи.
Джоанна побледнела еще сильнее, но заставила себя прямо взглянуть ему в лицо.
– Нет. Это был бы шантаж, абсолютно бесполезный с большинством мужчин, а тем более с тобой, – произнесла она дрогнувшим голо сом. – Даже если бы ты и предложил мне выйти за тебя замуж, я сказала бы «нет», – храбро продолжала она. – В кольце или клочке бумаги не смысла, если не придаешь им значения, как ты.
– Так какого же черта тебе надо? – прорычал он яростно.
– Я хочу, чтобы мы расстались, – с трудом выговорила она. – Сказали друг другу «прощай» – без упреков и обид. И… еще я хочу, чтобы ты подыскал другого руководителя для «Бержика и сына». Я, конечно, останусь до тех пор, пока ты не найдешь кого-нибудь, но потом я хотела бы уйти.
– Ты только что сказала, что вроде меня любишь, и тут же собираешься меня подвести, – воскликнул Хок с яростью, которая ошеломила ее. – Что же это у тебя за любовь такая?
– Такая… моя любовь, – спокойно ответила Джоанна, приподняв подбородок.
– Тогда она ничего не стоит. – Он схватил ее за плечи и рывком притянул к себе. – Считается, что если кого-то любишь, то хочешь быть вместе с любимым, – злобно отчеканил он.
– Откуда ты знаешь? – Внезапно по ее жилам расплавленным свинцом заструился гнев, и она обрадовалась его обжигающей силе, которая запечатала ее истекающее кровью сердце; она стряхнула с себя его руки с не меньшей, чем у него, злобой.
– Знаю. – Он тяжело дышал, в глазах вспыхивало синее пламя. – Когда-то я любил, целую вечность назад, и я хотел быть с ней, но у нее на этот счет были свои соображения.
– И ты позволил ей уйти? – спросила она спокойно, ее гнев утих так же внезапно, как родился. – Ну, конечно, вот это была настоящая любовь!
– Я позволил ей уйти, потому что презирал ее. – Его голос был холоднее льда. – Она изменила мне с другом, которого я любил, как брата. Они за моей спиной крутили роман уже несколько недель, прежде чем я все узнал. Но им пришлось очень раскаяться. Однако тот случай объяснил мне, чему я очень рад, что любовь – просто еще одно название секса.
– Нет, – прошептала она с болью. – Просто ты любил женщину, которой на самом деле не существовало, любил образ, который она создала. Ее ты никогда не любил.
– Что ты об этом знаешь? – произнес он угрожающе.
– Твоя мать не могла разлюбить твоего отца, несмотря ни на что, – сдавленно произнесла Джоанна. – Я уверена, что она пыталась, тогда все было бы намного проще, но не смогла, так и я не могу разлюбить тебя, что бы ты ни делал. Я не хотела этой любви, Хок. Но это выше моих сил. Единственная моя защита, единственное, что я могу сделать, чтобы не стать такой, как твоя мать – сломленной, страдающей, – это прожить свою жизнь без тебя. Я именно это имела в виду, когда сказала, что не выйду за тебя, даже если ты попросишь. Тогда история повторится снова, и я думаю, что в этом случае тебе будет противно еще больше, чем мне.
– Значит, все кончено?
– А ничего и не начиналось.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Или все, или... - Брукс Хелен

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Или все, или... - Брукс Хелен



ПУСТЬ И БАНАЛЬНО, НО ЧИТАТЬ МОЖНО
Или все, или... - Брукс ХеленВаля
17.03.2012, 16.02





Скромно.Мужик супер.
Или все, или... - Брукс ХеленОльга
5.07.2012, 17.56





мне эта тематика очень нравится есть книга в моей библиотеке прочитав наслаждалась мне понравился роман сдержанность главной героини поражает любить и не попасть в руки к человеку который не верит в любовь для этого надо иметь мужество ну а если девушка смогла покорить такого мужчину только хвала ей за это
Или все, или... - Брукс Хеленнаталия
12.08.2012, 12.31





ДА МУЖИК ТОЧНО СУПЕР. тАКИЕ ТОЛЬКО В РОМАНАХ ЖЕНСКИХ БЫВАЮТ. РОМАН ЗАХВАТЫВАЕТ.
Или все, или... - Брукс ХеленОКСАНА
12.08.2012, 23.09





Никакой интриги...Читала по диагонали.
Или все, или... - Брукс ХеленНика
14.08.2012, 9.13





а бедная героиня в 29 лет до конца книги так и осталась девственницей...
Или все, или... - Брукс ХеленЛиза
9.10.2012, 22.43





начало было иногообещающим,но потом все сдулось, как мыльный пузырь,разачаровалась и еще заметели ли вы,что на сайте не было обновления с 08.04,что не издаются новые романы или другая причина,нашумевший роман"50 оттенков серого"где он, и все остальные?????????????
Или все, или... - Брукс Хеленatevs17
11.12.2013, 18.21





Помогите пожалуйста найти роман.Там главная героиня -старая дева ,ухаживает за двумя пациентами и они оба влюбляются в нее,один такой романтик ,умеет красиво ухаживать,а другой грубиян и она с ним постоянно ссорится .
Или все, или... - Брукс ХеленАрия
11.12.2013, 19.38





Ария, это похоже на роман "колибри" Спенсер Лавирль. Кстати, действительно очень жаль что на этом сайте нет романа"50 оттенков серого". Я прочитала все 3 книги на другом сайте, просто восхитительно!!! Долгое время была под впечатлением, даже не ожидала что так понравится! Особенно понравилась 2-ая книга!
Или все, или... - Брукс ХеленЛюдмила Кл.
11.12.2013, 20.14





Может, и мне поможете? rnГГ, хоккеист, помогает ГГ-е сбежать с ее свадьбы. Везет к себе домой, секс, расстаются. Через несколько лет случайно встречаются (она организовывала банкет) и оказывается, что она родила от ГГ ребенка. . rnЗаранее спасибо!
Или все, или... - Брукс ХеленЩу роман
11.12.2013, 20.34





Щу роман если не ошибаюсь это роман "Просто неотразим" Гибсона Рэйчела.Сама тоже захотела еще раз почитать))Спасибо что напомнила))
Или все, или... - Брукс ХеленTiko
11.12.2013, 21.27





Tiko! Спасибо большое!! Это именно то, что я искала.
Или все, или... - Брукс ХеленИщу роман
11.12.2013, 21.45





Спасибо.
Или все, или... - Брукс Хеленсв
23.10.2014, 21.19





да,умная женщина и--мудрая.оценка-10
Или все, или... - Брукс Хеленл.а.
24.10.2014, 18.38





Молодец, девочка, не поддалась соблазну. Но как сладка будет победа!
Или все, или... - Брукс ХеленЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
7.02.2015, 15.25





Мне понравилось. Кому-то, может, не хватило интимных сцен, но я к таким сценам отношусь с осторожностью, хотя вовсе их не отрицаю - мне больше нравится, когда развитие интриги происходит в области чувств. И перевод очень хороший, как много зависит от переводчика! Среди переводчиков любовных романов есть люди, одарённые писательским даром - взять, хотя бы, Наталью Миронову, переводчика Норы Робертс...
Или все, или... - Брукс ХеленИрэна
7.02.2015, 19.05





Так себе.
Или все, или... - Брукс ХеленКэт
6.03.2016, 15.07





Понравился больше,чем романы с более высоким рейтингом у Брукс.10/10
Или все, или... - Брукс ХеленТ.Ж.
31.03.2016, 12.38





Супер! Главная героиня вызывает огромное восхищение,хотя и герой весьма неплох. Спасибо автору за огромное удовольствие!
Или все, или... - Брукс Хелензара
2.04.2016, 12.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100