Читать онлайн Или все, или..., автора - Брукс Хелен, Раздел - ГЛАВА СЕДЬМАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Или все, или... - Брукс Хелен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 122)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Или все, или... - Брукс Хелен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Или все, или... - Брукс Хелен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брукс Хелен

Или все, или...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Через девять часов – ровно в семь утра – Хок позвонил и сказал, что его неожиданно вызвали в Штаты и он должен лететь незамедлительно. Он пожелал ей успеха на новом поприще, пообещал непременно звонить, и все…
Джоанна положила трубку. Итак… Беспокойная ночь, волнение, вызванное перспективой новой встречи с ним утром, которое подняло ее ни свет ни заря, – все это кончилось ничем. Он преспокойно снялся с места и отбыл в свою Америку.
Она опустилась на ближайший стул. А почему, собственно, он не может уехать? Он ее шеф, и ничего больше. Все, что требовалось, он сделал, сотрудникам издательства ее представил. Не было причин задерживаться ему во Франции, за Джоанну он не несет никакой ответственности. И она несказанно рада, что прошлой ночью между ними ничего не произошло. Его поведение утром лишний раз подтвердило, что все ее опасения оказались справедливы, сказала она себе горестно.
В восемь часов, когда приехала машина, Джоанна была полностью готова. Но адреналин, щедро выделившийся в ее кровь при первых размеренных словах Хока, так и продолжал выделяться весь день, что было очень кстати по мере того, как она знакомилась с новыми и новыми фактами, а Антуанетта и прочие, видимо, склонные к летаргии, сновали вокруг, как безмозглые цыплята. Не оставалось сомнений, что томная апатия, которой потворствовал Пьер, пропитала фирму насквозь и что ряд сотрудников – первая из них Антуанетта – не пребывали в восторге оттого, что их уютный мирок потрясен до самого основания. Джоанна уже решила сделать выговор надутой французской девице после того, как три раза подряд попросила принести ей скоросшиватель, который так и не появился, когда, подняв глаза, увидела в дверном проеме высокого полноватого цветущего мужчину, устремившего на нее внимательный взгляд.
– Вы, должно быть, и есть Джоанна Кроуфорд? – Не успела она ответить, как он продолжал на почти безукоризненном английском: – Я Пьер Бержик, мисс Кроуфорд, прошу простить, что не смог вчера лично представить вам своих сотрудников. – Он улыбнулся широкой, похожей на крокодилий оскал улыбкой, не коснувшейся холодных черных глаз. – Надеюсь, Антуанетта заботится о вас тут без меня?
– Доброе утро, Пьер.
Хок предупреждал ее, что она с самого начала должна взять верный тон с Пьером, и она сразу увидела, что совет очень уместен. После ее сдержанного приветствия его широкая улыбка слегка потускнела. Она не могла позволить ему отнестись к себе с чувством превосходства, которое слышалось в его обращении, как не могла делать вид, что он по-прежнему значительная фигура в издательстве. Ведь он отлично сознает свое положение и должен радоваться, что не угодил за решетку, думала Джоанна.
– Очень приятно увидеться с вами наконец. Я уверена, что дела пойдут на лад. Не сомневайтесь, я непременно обращусь к вам за советом, если потребуется.
Холодные черные глаза долгое мгновенье всматривались в решительные медово-карие, затем Пьер взял ее руку, поднес к губам и поцеловал, после чего проговорил, на этот раз вкрадчиво:
– Вы очаровательны, моя дорогая. Я и подумать не мог, что наш отважный новый лидер окажется таким молодым и привлекательным. На Хока, должно быть, произвели сильное впечатление ваши… таланты.
– Спасибо. – Джоанна с трудом не поддалась искушению выдернуть свою руку из его руки и вытереть ее, чтобы избавиться от неприятного ощущения, которое оставили на ее коже мясистые губы. Но она заставила себя улыбнуться, пропустив мимо ушей подтекст его слов.
– Как я понимаю, отныне вы станете работать дома, Пьер, – холодно произнесла она. – В будущем я рассчитываю, что вы станете заранее договариваться со мной о встрече, чтобы я успевала освободиться к вашему приходу и не заставляла вас ждать понапрасну.
Хок дал понять Пьеру, что его присутствие в издательстве, помимо редких отдельных визитов, нежелательно, а погашение долгов и щедрое ни за что ежемесячное жалованье послужат своеобразной компенсацией.
– Ну разумеется, – согласился он охотно и быстро. – Все, как вы скажете.
Но она почему-то ему не поверила.
– Прекрасно. – Она еще раз принудила себя улыбнуться, но по спине ее пробежал легкий озноб. Она подумала мрачно, что предпочла бы не иметь дел с этим человеком. Несмотря на вальяжный вид, дорогой костюм и улыбчивость, он, как ей показалось, мог быть очень неприятен. Джоанне приходилось сталкиваться с подобными людьми достаточно часто, чтобы не сомневаться в своей интуитивной догадке. Теперь она внутренне согласилась с Хоком, который настаивал на ограничении Пьеру доступа в издательство, хотя вначале эта мера показалась ей излишне суровой.
– Может быть, вы доставите мне удовольствие и пообедаете со мной в один из ближайших дней? – Сейчас он включил свое обаяние на полную мощность, но было слишком поздно.
– Спасибо, но в ближайшие дни я буду чрезвычайно занята – надо как можно скорее разобраться с делами, – произнесла она вежливо. – Может, как-нибудь потом… – И снова они оба поняли, что это «потом» никогда не наступит.
– Конечно-конечно, только дайте мне знать, когда вам это будет удобно, – пробормотал Пьер с преувеличенной любезностью.
Когда дверь за ним закрылась, Джоанна вздохнула с облегчением. Что за отталкивающая личность! Коварный, скользкий, опасный человек – ей следует об этом помнить. Он много лет дурачил людей, пока не появился Хок и не испортил ему игру. Ей следует быть с ним начеку.
Как всегда бывает на новом месте, на Джоанну навалилось столько дел, что к вечеру она чувствовала себя как выжатый лимон и, добравшись до дома, буквально падала от усталости.
Хок звонил два-три раза в неделю, и всегда к концу разговора она дрожала с головы до ног и была счастлива, что он не видит, как действует на нее его глубокий хрипловатый голос. Бесполезно было твердить себе, что звонит он только затем, чтобы узнать, окупается ли последнее из приобретенных Малленами предприятий, что лично она ничего для него не значит, что она – одна из многих, многих сотен женщин, которых он приглашал разделить с ним постель. Она слышала его голос – и таяла.
В середине ноября, в одну особенно унылую пятницу, когда дождь хлестал в окно кабинета и все валилось из рук, она вдруг увидела в дверях призрак, который был, определенно, плодом ее воспаленного воображения. Она не сомневалась в этом, пока он не заговорил.
– Вы сейчас очень заняты?
Занята? Она смотрела на Хока, и мозг ее мучительно подыскивал ответ. Он прислонился к дверному косяку, высокий, смуглый, в тяжелой кожаной куртке и черных джинсах. Эта одежда совсем не походила на его обычные деловые костюмы.
Осознав, что перед ней Хок из плоти и крови, она перестала дышать. Нужно было все же что-то сказать, и она произнесла:
– Я не знала, что вы приехали.
– Я еще утром сам не знал, что приеду. – Он не шевелился, не улыбался. Джоанна ждала продолжения, но его не последовало, тогда она тихо встала из-за стола, натянула на лицо вежливую маску, приличествующую скромной служащей, приветствующей главу корпорации.
– Как приятно снова вас видеть. Какое конкретное дело вы хотели со мной обсудить? – спросила она спокойно.
– Не искушай меня, Джоанна. – Он смотрел на нее с таким откровенно жадным выражением, что, протягивая ему свою маленькую ручку для рукопожатия, она покраснела до корней волос. И когда он на миг быстро привлек ее к себе и, окинув голодным взглядом лицо, легко поцеловал в губы, она, все еще не успев прийти в себя после его внезапного появления, не оказала никакого сопротивления.
– Так что же? – Он отодвинулся на шаг, не сводя с нее блестящих глаз. – Вы, конечно, скучали по мне? – спросил он с присущим ему самомнением.
– Скучала? – И как это ему всегда удается в одно мгновение рассердить ее? – Конечно, нет!
– Лгунья. – Он сказал это как бы между прочим, но Джоанна обиженно сжала губы.
– Хок, я приехала сюда работать, и я работала, – твердо заявила она. – С чего вам пришло в голову, что я скучала?
– Потому что мне не хотелось бы испытывать подобное одному. – Это прозвучало так неожиданно, что она растерянно уставилась на него. Сдержанный надменный бизнесмен в один миг уступил место страстному мужчине. – Я с ума схожу, Джоанна. Стоит мне лечь в постель и закрыть глаза, как передо мной появляется стройная красавица с каштаново-рыжими волосами, золотисто-медовыми глазами и фигурой, от которой мужчина теряет покой.
– Хок! Я уверена, что мужчина с вашим богатым опытом может очень легко отыскать нужный номер в своей маленькой черной книжечке, чтобы поправить дело, – твердо сказала она, словно не слыша его слов. Она не даст снова увлечь себя, чтобы потом оказаться внезапно выброшенной на обочину.
– А может быть, никакой черной книжечки не существует?
– Ой ли? – с сомнением покачала головой Джоанна.
– Вы считаете меня худшим типом донжуана. – Это было утверждение, а не вопрос. – И это после того, как я проявил такую выдержку! – добавил он хитро и, не дав ей сказать ни слова, схватил ее в охапку и, захлопнув ногой дверь, закружил по комнате. – Я приглашаю вас на уикенд.
– Нет! – Ей было трудно размышлять в такой близости от него, но ответ вырвался сам собой.
– Подумайте еще раз. – И он поцеловал ее снова, но сейчас поцелуй был долгим и требовательным. Ее руки невольно поднялись, чтобы лечь ему на плечи, и Джоанна крепко стиснула зубы, чтобы удержаться, твердо решив не поддаваться сладостному возбуждению. – Пожалуйста! – Он заглянул ей в глаза.
– Нет. Я здесь, чтобы работать.
– Но не в выходные, этого не требует даже жестокий эксплуататор Хок Маллен. Вы и так перетрудились, – сказал он серьезно. – Вы похудели и осунулись.
– Ох, спасибо, – пробормотала она насмешливо, безуспешно пытаясь высвободиться. Значит, ему не нравится ее вид!
– Но стали еще красивее, – добавил он мягко, слегка усмехнувшись.
– Хок, отпустите меня! – Она обернулась на дверь, боясь, как бы не вошла Антуанетта или кто-нибудь из служащих.
– Только после того, как вы дадите согласие провести со мной выходные.
Она не сомневалась, что он не шутит.
– Что вы подразумеваете под словами «провести выходные»? – спросила она, с трудом переводя дыхание.
– Я просто хотел показать вам Францию, моя подозрительная маленькая сирена. – Он заглянул в ее пылающее лицо. – Хотя при желании планы могут и измениться, – добавил он тихо. – В моем гостиничном номере стоит двуспальная кровать потрясающих размеров.
– Хок!
– Ну хорошо, хорошо. – Он улыбнулся своей неотразимой улыбкой, и Джоанну пробрала дрожь. – Я обещаю вести себя прилично: никаких нежностей, никаких кроватей – просто культурный отдых. Утром в понедельник я снова улетаю в Штаты и следующие две недели буду работать как проклятый. Я только хотел побыть с тобой, Джоанна, вот и весь секрет.
Наверное, он все рассчитал заранее и снова вертел ею, как хотел, но Джоанна не могла противиться сокрушительному желанию быть с ним рядом – когда он смотрел на нее так, как сейчас. И он ведь дал обещание…
– Хорошо. – Она испытала при этом такое счастье, что еле удержалась от искушения обхватить его руками за шею и тесно прижаться к нему. – Но помните о своем обещании… – предупредила она дрогнувшим голосом.
– Не сомневаюсь, что вы не дадите мне забыть о нем, – кисло отозвался он. – Я всегда считал женщин слабым полом, но, встретив вас, изменил мнение. Я думаю, что не ошибся, поставив вас во главе «Бержика и сына».
Он сказал это шутливо, но Джоанна ощутила холодок в сердце. Она хотела быть с Хоком потому, что любила его, пусть это самая большая глупость в ее жизни. Но Хок? Ему неизвестно слово «любовь», ему нужно только ее тело, а также свой человек в паучьем гнезде, и разве могла она надеяться на что-либо долговременное в будущем?
Выходные начались в пятницу вечером с чудесной прогулки по освещенным улицам, бульварам и мощеным закоулкам. Но Джоанна не видела прекрасного города с сотнями памятников, музеев, соборов, фонтанов и площадей, так как весь мир замкнулся для нее на этом высоком, темноволосом, невообразимо привлекательном мужчине.
Они поужинали в одном из ресторанчиков, которых в этой столице гурманов было бесчисленное множество. Снаружи, как и внутри, ресторан был маленьким и невзрачным, но еда там подавалась отменная. Когда Джоанна попросила вторую порцию десерта, Хок не смог скрыть своего удивления по поводу ее аппетита.
– Вы сами сказали, что я слишком худая, – сухо напомнила она, вооружаясь ложкой и готовясь атаковать изумительное блюдо. – Так что должны радоваться.
– О, я очень радуюсь, – уверил он серьезно. – Но я вовсе не утверждал, что вы худая. У вас усталый вид, и только…
Усталый? Скорее измученный – от снедающей ее день и ночь тоски по нему, с которой она безуспешно боролась.
– Я прекрасно себя чувствую. – Она лучезарно улыбнулась, полная решимости сохранить свою тайну любой ценой. – Хотя, конечно, работа отнимает много сил и нервов. Кстати, мне надо обсудить с вами несколько вопросов. Нам придется, кажется, пересмотреть…
– Не сейчас, – оборвал он ее, подняв руку ленивым и в то же время властным жестом. – Посвятим эти выходные только друг другу. Скоро наступит понедельник, и вы снова станете той деловой, энергичной дамой, которую знают и любят в «Бержике и сыне».
– Не уверена, что так уж любят, – пробормотала она. За последние несколько недель Джоанна с удовлетворением поняла, что служащие относятся к ней с уважением – невольным в некоторых случаях. После той сцены с Пьером в ее кабинете Антуанетта как по волшебству преобразилась. Но – и это было гигантское «но» – Джоанна не могла поверить в искренность прекрасной француженки. Превращение произошло слишком быстро и слишком радикально, чтобы не казаться сомнительным.
Тот вечер был началом двух безумно счастливых дней. Поразительно, но Хок сдержал свое обещание – кроме одного поцелуя, который, как он ее уверил, не считался, между ними ничего не произошло.
В субботу Хок заехал за ней домой ни свет ни заря. День обещал быть погожим, поскольку ноябрьскому холодному, но яркому солнцу после недели проливных дождей было дозволено, наконец, искупать все в своих лучах. Низкий и длинный спортивный автомобиль, взятый Хоком напрокат, жадно поглощая километры, мчал их в Дижон – главный город Бургундии, одной из французских провинций, где средневековый мир сохранился во всем своем великолепии.
Позавтракали они в маленьком мотеле жареной ветчиной и бутербродами с сыром и попробовали божественно вкусные песочные корзиночки, наполненные каштановым кремом, кофейным мороженым и миндальной пастой и покрытые молочным шоколадом. Но, может, такими они казались потому, что рядом был Хок, и временами Джоанне становилось страшно – несмотря на радостное возбуждение, владевшее ею. Ведь все это рано или поздно кончится.
В Дижоне они остановили машину на краю старинной торговой площади, и Хок купил им по огромной порции фисташкового мороженого.
– Начнем нашу экскурсию? Можно сходить в музей изобразительных искусств, а потом, если захочешь, посмотреть на Моисея у Источника. Это впечатляющая статуя, очень трогательная.
– В самом деле? – Она слизнула каплю мороженого с уголка рта, а блестящие глаза Хока проследили за движением ее розового язычка. – Мне все равно, куда идти.
– Как приятно, когда красивая женщина покладиста, – усмехнулся Хок и предложил прогуляться вечером но парку. Джоанна беспокойно взглянула на него. Она уже заметила этот парк несколько раньше. Это место было идеальным для влюбленных парочек – полное укромных беседок, крошечных фонтанчиков и скамеек, скрытых в живописных уголках.
– Даже не знаю. – Две рюмки несравненного местного вина, которые она позволила себе за ужином, не способствовали должному самоконтролю.
– А я знаю. – И он разрешил ее сомнения, крепко взяв ее за руку и подняв со стула. И снова Джоанна испытала восторг перед его силой и мужественной грацией. За ужином она видела, как на Хоке то и дело останавливались женские взгляды. Большинство из этих женщин думали, конечно: «Ну что он в ней нашел?» Но именно ей он предложил пойти прогуляться с ним…
Опьяненная этой мыслью, Джоанна вышла в сад, но стоило свежему ночному воздуху овеять ей лицо, как о себе заявил холодный рассудок.
Когда Хок взял ее за руку, ее мозг лихорадочно заработал. Она знала, что он не верит в брак, даже не захочет попытаться. Для него она – мимолетная прихоть, ну, может быть, своим упорным сопротивлением ей удалось на время разжечь его желание. Нельзя сбрасывать со счетов и то, что она оказалась полезна для «Бержика и сына». В действительности он эгоист, человек, не признающий ни перед кем обязательств. И его это устраивает.
– О чем задумались?
Его голос был глубоким и мягким, и эта мягкость побудила Джоанну ответить прежде, чем она успела обдумать свои слова:
– О моей матери.
– Вам ее не хватает? – спросил он без тени удивления, хотя вряд ли ожидал именно этого ответа.
– Не могу сказать, что не хватает – в том смысле, который вы в свой вопрос вкладываете. Мы не были с ней близки, – ответила Джоанна с горькой искренностью.
В этой части парка все вокруг дышало очарованием и тайной. И когда он увлек ее вслед за собой на резную деревянную скамью, Джоанне показалось, что они двое – единственные люди на земле. Было поразительно тихо, ни единый звук не нарушал покоя ночи.
– Расскажите мне о себе, о своем детстве, – сказал Хок, и именно эта странная сонная тишина помогла ей разговориться.
Хок был хорошим слушателем – чересчур хорошим, поэтому, когда она минут через двадцать замолчала, у нее появилось чувство, что она сказала гораздо больше, чем хотела.
– Мне очень жаль, Джоанна. – Ему в самом деле было жаль ее, и в то же время он испытывал острую ненависть к женщине, которая бросила свою дочь.
– Сейчас все это уже прошло, – сказала она. Конечно, ему не понравилась ее откровенность, подумала она с запоздалым раскаянием. Ей не следовало всего этого говорить.
– Нет, не прошло, – сказал он все тем же грозным тоном. – Каждому ребенку необходимо чувствовать себя любимым и нужным.
– А вы это чувствовали? – В другое время она не решилась бы задать такой вопрос, но сейчас это не казалось невозможным, а ей хотелось увести разговор от своей персоны.
– Моя мать была из тех женщин, цель жизни которых – счастье окружающих. Вся ее жизнь вращалась вокруг моего отца и меня и ее родных. Можно сказать, ее злейшим врагом была она сама.
– Оттого, что она любила свою семью? – удивилась Джоанна.
– Слишком любила – по крайней мере моего отца. – Он провел рукой по волосам. – Она никогда – ни словом, ни поступком – не обнаруживала перед ним боль, которую он ей причинял. Я считаю, что подобное чувство не может называться любовью – это одержимость, худшая из его форм.
– Вы так говорите просто потому, что не признаете самого существования любви, – возразила Джоанна. – Может, она считала, что то короткое счастье, которое она с ним испытала, стоит всех последующих страданий.
– Тогда она была дурой! – Эти слова вырвались из самой глубины его души, голос был грубым и прерывистым. – Такой же, как и ваша мать. И я уверен, что то, что моя мать чувствовала к моему отцу, а ваша – к ее мужьям и любовникам, было одержимостью, а не любовью. Не могу согласиться… – Он замолчал, и на его скулах заходили желваки, потом заговорил снова: – Впрочем, какого черта? Все это уже давно не имеет значения.
– Хок…
– Однажды я покажу вам реальность. – Голос его зазвучал жестко и холодно, отчего его последующие слова показались особенно жуткими: – Я стану целовать вас до тех пор, пока вся вселенная не исчезнет для вас и не останусь один только я. Я перецелую каждый сантиметр вашего тела, увижу, как вас охватывает страсть, услышу, как вы станете умолять меня дать вам то, что могу дать один я. И вы будете безумно хотеть меня – но оба мы будем отдавать себе полный отчет в своих действиях.
– И это ничего не будет значить? – пробормотала она едва слышно, погружаясь вслед за ним в непроглядный мрак.
– Конечно, кое-что это будет значить. – Он обхватил ее лицо ладонями, его глаза смотрели требовательно, и гнев постепенно исчезал из них. – Это будет значить очень много, но разве ты не понимаешь, что мы не станем притворяться друг перед другом? Ты – жертва одержимости своей матери сказкой под названием «любовь»…
– Нет, не хочу больше слушать! – воскликнула она дрожащим голосом и отшатнулась. Все было не так, он выворачивал все наизнанку, а она не могла найти слов, чтобы объяснить…
– Тсс, тише. – Он привлек ее к себе и поцеловал в дрожащие губы. – Такая сердитая, такая храбрая и такая красивая, – проговорил он ласково, и Джоанна не смогла оттолкнуть его. Один миг он был воплощением гнева, следующий – неистово нежен. Джоанна не могла его понять, не находила ключа к тому, что происходило в его голове, но, возможно, в этом и не было надобности – до тех пор, пока ему неведомы ее истинные чувства. Однажды он увлечется кем-нибудь еще, прекратит преследовать ее и, раскланявшись, удалится…
Хок помолчал и задумчиво спросил:
– Ты все еще требуешь от меня выполнения обещания?
Его голос был чересчур сухим, и Джоанна поняла, что он догадывается, до чего ей хочется сказать «нет». Она кивнула.
– Жаль. – Он наклонился и поцеловал ее в кончик носа. – Очень жаль… – добавил он беспечно и, обняв ее за талию, повел дальше по дорожке.
– Я первый, кому ты рассказала о своей матери?
Его глубокий хрипловатый голос был лишен каких бы то ни было эмоций, а выражения его лица Джоанна не могла разглядеть, чтобы сообразить, какой следует дать ответ, поэтому ответила правду:
– Да.
– Для меня очень много значит твое доверие. – Он остановился, повернул ее к себе лицом и, заключив в кольцо своих рук, взглянул чрезвычайно серьезно, так что у Джоанны разбежались все мысли. – Хорошо, что ее больше нет, потому что мне было бы трудно не дать воли рукам, но… я рад, что ты мне рассказала.
«Нет, не надо, не делай этого со мной!» Она посмотрела на него огромными, широко раскрытыми глазами, в которых отражалось смятение. С его гневом она сумела бы справиться, с пылким влюбленным… возможно, ведь его сдерживал бы расчетливый бизнесмен. Но его нежность, деликатность – это было нечто другое. Разрушительное…
– Идем. – Они пошли дальше, в углу его рта застыла усмешка. – Не будем останавливаться, мой пугливый маленький Олененок, потому что, когда ты так смотришь, меня тянет сделать то, чего я не делал ни разу в жизни.
– Что же это? – нервно спросила Джоанна.
– Нарушить слово.


На следующее утро они направились на юг, в Прованс. По пути перекусили только что пойманным крабом в живописной рыбачьей деревушке на побережье.
Днем гуляли по главному городу Прованса, Экс-ан-Провансу, и посетили старинный собор, хотя Джоанна не видела ничего, кроме сопровождавшего ее высокого темноволосого мужчины. Помимо своей воли она влюблялась все сильнее, и это ужасало ее, наполняло каждый миг сладкой горечью.
Уже вечерело. Они шли по аллее, опоясывающей парк, когда Джоанна заметила двух ребятишек, которые, прижавшись носами к витрине, наблюдали, как механический Санта-Клаус нагружает игрушками свои санки. Мальчуганы восторженно смеялись, их мать, терпеливо стоявшая рядом, с улыбкой смотрела на румяные личики. Когда Джоанна и Хок проходили мимо, она кивнула им, а они кивнули в ответ, и Джоанна почувствовала, что бледнеет.
– Что случилось?
Она не думала, что Хок заметил что-то, и постаралась ответить бодрым голосом:
– Ничего. А почему вы спросили?
– Что-то в этой сценке расстроило тебя. Почему? – Он резко остановился и, заглянув ей в глаза, повторил настойчиво: – Почему, Джоанна?
– Не понимаю, о чем вы говорите. – Довольно с нее душераздирающих откровений, ведь завтра он снова уедет, и, скорее всего, надолго, а ей так хотелось сохранить об этих выходных только самые приятные воспоминания…
– Нет, понимаешь. – Он не собирался отступать, о его решимости добиться ответа свидетельствовали прищуренные глаза, жесткая складка губ. – Дело в детях? Или…
– Нет, дети тут ни при чем, – по возможности спокойно ответила она, испугавшись, как бы он не подумал после рассказанного ею вчера, что любая картина семейного счастья заставляет ее страдать. – Они очень милые, и их мать тоже.
– Что же тогда? – мягко настаивал он. – Скажи, я хочу знать.
– Просто я не люблю Рождество. – Она хотела пойти дальше, но он удержал ее за руку и снова повернул к себе лицом. Брови его были сурово сдвинуты.
– Когда я прошу рассказать, значит, мне это важно, – сказал он твердо. – Ты не ответила. Объясни.
– Извини, Хок, я не хотела тебя обидеть, но… что я должна объяснить? – протянула она, пытаясь скрыть панику, вызванную его настойчивостью. – Что тут особенного, если я не люблю Рождество? Множеству людей на свете оно только причиняет головную боль, все больше становясь коммерческим предприятием.
– Но ты – не множество людей, – возразил он. – Ты – это деревенский домик, крытый соломой, с розами на крылечке и толстыми полосатыми кошками, жареные каштаны, и горящие поленья в очаге, и снеговики, и паучки в паутине, и сотня прочих вещей. – Он замолчал, его лоб разгладился, синие глаза прояснились. – Почему именно ты не любишь Рождество? И не отделывайся от меня всякой чепухой.
Она беспомощно смотрела на него и внезапно почувствовала, как к горлу подступают рыдания. Нет, только не это, яростно сказала она себе. Это поставит их обоих в неловкое положение, тем более что нет никаких причин для слез – ну просто он сказал что-то милое… Правда, может быть, он имел в виду, что она скучна и предсказуема? Но как он выразил это…
– Ну же, Джоанна?
Его голос был очень мягким, она же, чтобы заглушить эмоции, которые причиняли ей физическую боль, проговорила резко:
– Просто в детстве для меня Рождество всегда было тяжелым испытанием. Детдом очень старался, но семью он не мог заменить.
Когда Джоанне исполнилось девять лет, ее мать вторично развелась, и детский дом сделался ее постоянным местом жительства. И тогда Джоанна изведала одиночество в полной мере. Ее вернули в детдом за две недели до Рождества. Джоанна чувствовала себя растерянной и подавленной, оттого что вызвала гнев матери. Она проплакала несколько ночей, страстно желая увидеть ее хотя бы мельком. Когда настал рождественский Сочельник, его чудо и тайна, несмотря на все ее горе, все же подействовали на Джоанну, и она твердо поверила, что мама обязательно придет. Она до сих пор не понимала, что внушило ей эту уверенность, – но одна только мама способна все поправить, и разве могла она не прийти на Рождество? И вот она ждала, ждала… Длинный день неумолимо близился к концу, а она все сидела на подоконнике и смотрела в снежную темноту до тех пор, пока воспитательница не увела ее в постель. С матерью она увиделась только в марте…
– Не надо смотреть так. – Его голос вырвал Джоанну из черной глубины воспоминаний и вернул в настоящее, одинокая детская фигурка пропала, и Джоанна увидела перед собой лицо Хока.
– Как? – выговорила она с трудом.
– Словно ты потерпела поражение. Забудем этот разговор. Я не хочу, чтобы он испортил остаток наших выходных. – В следующий миг он обхватил ее за талию и повел к машине. – Сейчас мы слетаем поужинать – я знаю тут одно место. А потом я доставлю тебя домой, чтобы ты успела еще до полуночи выпить свое вечернее какао и улечься под одеяльце, – произнес он шутливо.
– Слетаем? По воздуху, ты хочешь сказать?
– А разве летают каким-то другим способом? У одного моего приятеля здесь поблизости есть частный аэродром, я предупредил его, что сегодня вечером арендую самолет, – невозмутимо заявил Хок, так, словно предлагал зайти к кому-то на чашку кофе. – У меня есть права пилота, если тебя это волнует. – И он насмешливо поднял брови, наслаждаясь ее удивлением.
– А как же машина?
– О ней позаботятся.
Вот как живут сильные мира сего. Она растерянно смотрела на него. Стоит ему щелкнуть пальцами, и весь мир вытягивается в струнку. Как могла она вообразить даже в самых смелых мечтах, что является для него чем-то большим, чем просто временное развлечение?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Или все, или... - Брукс Хелен

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Или все, или... - Брукс Хелен



ПУСТЬ И БАНАЛЬНО, НО ЧИТАТЬ МОЖНО
Или все, или... - Брукс ХеленВаля
17.03.2012, 16.02





Скромно.Мужик супер.
Или все, или... - Брукс ХеленОльга
5.07.2012, 17.56





мне эта тематика очень нравится есть книга в моей библиотеке прочитав наслаждалась мне понравился роман сдержанность главной героини поражает любить и не попасть в руки к человеку который не верит в любовь для этого надо иметь мужество ну а если девушка смогла покорить такого мужчину только хвала ей за это
Или все, или... - Брукс Хеленнаталия
12.08.2012, 12.31





ДА МУЖИК ТОЧНО СУПЕР. тАКИЕ ТОЛЬКО В РОМАНАХ ЖЕНСКИХ БЫВАЮТ. РОМАН ЗАХВАТЫВАЕТ.
Или все, или... - Брукс ХеленОКСАНА
12.08.2012, 23.09





Никакой интриги...Читала по диагонали.
Или все, или... - Брукс ХеленНика
14.08.2012, 9.13





а бедная героиня в 29 лет до конца книги так и осталась девственницей...
Или все, или... - Брукс ХеленЛиза
9.10.2012, 22.43





начало было иногообещающим,но потом все сдулось, как мыльный пузырь,разачаровалась и еще заметели ли вы,что на сайте не было обновления с 08.04,что не издаются новые романы или другая причина,нашумевший роман"50 оттенков серого"где он, и все остальные?????????????
Или все, или... - Брукс Хеленatevs17
11.12.2013, 18.21





Помогите пожалуйста найти роман.Там главная героиня -старая дева ,ухаживает за двумя пациентами и они оба влюбляются в нее,один такой романтик ,умеет красиво ухаживать,а другой грубиян и она с ним постоянно ссорится .
Или все, или... - Брукс ХеленАрия
11.12.2013, 19.38





Ария, это похоже на роман "колибри" Спенсер Лавирль. Кстати, действительно очень жаль что на этом сайте нет романа"50 оттенков серого". Я прочитала все 3 книги на другом сайте, просто восхитительно!!! Долгое время была под впечатлением, даже не ожидала что так понравится! Особенно понравилась 2-ая книга!
Или все, или... - Брукс ХеленЛюдмила Кл.
11.12.2013, 20.14





Может, и мне поможете? rnГГ, хоккеист, помогает ГГ-е сбежать с ее свадьбы. Везет к себе домой, секс, расстаются. Через несколько лет случайно встречаются (она организовывала банкет) и оказывается, что она родила от ГГ ребенка. . rnЗаранее спасибо!
Или все, или... - Брукс ХеленЩу роман
11.12.2013, 20.34





Щу роман если не ошибаюсь это роман "Просто неотразим" Гибсона Рэйчела.Сама тоже захотела еще раз почитать))Спасибо что напомнила))
Или все, или... - Брукс ХеленTiko
11.12.2013, 21.27





Tiko! Спасибо большое!! Это именно то, что я искала.
Или все, или... - Брукс ХеленИщу роман
11.12.2013, 21.45





Спасибо.
Или все, или... - Брукс Хеленсв
23.10.2014, 21.19





да,умная женщина и--мудрая.оценка-10
Или все, или... - Брукс Хеленл.а.
24.10.2014, 18.38





Молодец, девочка, не поддалась соблазну. Но как сладка будет победа!
Или все, или... - Брукс ХеленЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
7.02.2015, 15.25





Мне понравилось. Кому-то, может, не хватило интимных сцен, но я к таким сценам отношусь с осторожностью, хотя вовсе их не отрицаю - мне больше нравится, когда развитие интриги происходит в области чувств. И перевод очень хороший, как много зависит от переводчика! Среди переводчиков любовных романов есть люди, одарённые писательским даром - взять, хотя бы, Наталью Миронову, переводчика Норы Робертс...
Или все, или... - Брукс ХеленИрэна
7.02.2015, 19.05





Так себе.
Или все, или... - Брукс ХеленКэт
6.03.2016, 15.07





Понравился больше,чем романы с более высоким рейтингом у Брукс.10/10
Или все, или... - Брукс ХеленТ.Ж.
31.03.2016, 12.38





Супер! Главная героиня вызывает огромное восхищение,хотя и герой весьма неплох. Спасибо автору за огромное удовольствие!
Или все, или... - Брукс Хелензара
2.04.2016, 12.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100