Читать онлайн Или все, или..., автора - Брукс Хелен, Раздел - ГЛАВА ТРЕТЬЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Или все, или... - Брукс Хелен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 122)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Или все, или... - Брукс Хелен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Или все, или... - Брукс Хелен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брукс Хелен

Или все, или...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

– И он хочет получить ответ завтра утром, я правильно понял?
Голос Чарльза был сонным, когда он снял трубку, ведь уже перевалило за полночь, но едва Джоанна начала говорить, как отчетливо почувствовала его напряженное внимание.
– Он хочет узнать, заинтересовалась ли я настолько, чтобы перейти к следующему этапу, – ответила Джоанна сдержанно. – Если да, он посвятит меня в подробности.
– Ну и как ты? – спросил Чарльз.
– Полагаю, да, но, если я не добьюсь успеха, меня закидают тухлыми яйцами.
– А если добьешься, весь мир будет у твоих ног, – сказал Чарльз твердо. – Подумай, Джоанна, перед тобой открывается сказочная перспектива. Откровенно говоря, от тебя потребуется только то, что ты уже делала у меня в течение пяти лет. Ты же досконально изучила науку управления издательством.
– Но то, другое, гораздо больше! – Это прозвучало невежливо, и она добавила: – Ну, немного побольше, и потом, оно во Франции.
– Тебе это по силам, и Хок Маллен это знает, иначе не стал бы предлагать тебе подобную работу.
– Извините, что я звоню вам в такое позднее время, но я слишком мало знаю об империи Малленов и Хоке Маллене, чтобы принять решение. Вы не против рассказать мне поподробнее?
– О Хоке Маллене или об империи?
– О них обоих.
Разговор длился еще пятнадцать минут, и к его окончанию Джоанна знала, что корпорация Малленов была основана дедушкой Хока, наполовину французом, наполовину американцем, лет пятьдесят назад. Началась она с одного магазинчика, торгующего текстилем, но количество их быстро множилось, товары становились разнообразнее, и теперь даже Чарльз не мог перечислить их все. У старика один-единственный сын, который погиб в автокатастрофе, и Хок в двадцать лет стал обладателем нескольких миллионов.
Чарльз рассказал и многое другое, но Джоанна неоднократно ловила себя на том, что теряет нить разговора, потому что перед ее взором то и дело всплывали ярко-синие пронзительные глаза. Хок Маллен явно обладал гипнотическими способностями. Он источал энергию, недюжинную жизненную силу, а его объятия на танцевальном круге… Джоанна закрыла глаза, и у нее медленно закружилась голова.
Если она возьмется за эту работу – если! – она постарается никогда больше не попадать в такую мучительную ситуацию.
Уже после того, как она повесила трубку, приняла душ и скользнула в постель, ее мысли еще долго вертелись вокруг их свидания. Другая, более опытная, искушенная женщина, возможно, сумела бы быстро найти общий язык с Хоком и с радостью приняла бы вызов, но Джоанну он напугал до полусмерти. На обратном пути к ее дому он вел себя как образцовый джентльмен, проводил до самых дверей и с вежливой улыбкой простился за руку. С той минуты, как он заговорил о работе, его обращение сделалось вежливым и формальным. И это ее совершенно устраивало! Конечно, его занимает только одно: способна ли она справиться с работой, на которую он ее наметил.
Она слишком хорошо знала, как отношения между мужчиной и женщиной способны стать бомбой замедленного действия, разрушающей людские жизни на милю вокруг. Словно это было вчера, Джоанне отчетливо представилось лицо матери, хорошенькое и нетерпеливое, когда она сдавала дочь с рук на руки начальнице детского дома.
– Это ненадолго, Джоанна. – Мама явно желала оказаться где угодно, только не в этой чистенькой канцелярии. – Пока мамочка не найдет свой собственный уютный домик!
Чтобы найти «уютный домик», потребовалось три года, в течение которых Джоанна переходила из одного детского дома в другой. Ей было семь лет, когда ее мать вышла замуж, – она не была замужем за отцом Джоанны, который бросил свою беременную подругу, едва узнал потрясающую новость. Этот брак продлился девять месяцев, а когда Джоанне исполнилось восемь лет, она снова оказалась в детдоме.
Когда ей исполнилось девять, ее мать вышла замуж за Боба, и по его настоянию Джоанна снова была взята на материнское попечение. Маленькая Джоанна боялась оставаться наедине с Бобом; тогда она не умела объяснить причину, но ее охватывало странное чувство, когда его светлые тусклые глаза скользили по ее хрупкой детской фигурке. Через два месяца после свадьбы в дверь постучалась полиция, и Джоанна поняла, что поступала правильно, отвергая попытки отчима завязать дружбу: его осудили за педофилию.
Неожиданно мать Джоанны обвинила дочку в том, что ее второй брак развалился.
На следующий же день после судебного разбирательства Джоанна снова оказалась в детском доме. Мать иногда навещала ее в последующие несколько лет, каждый раз в сопровождении нового «дяди», и всякий раз Джоанна неизменно чувствовала, что для матери этот визит – тягостная обязанность.
Горькие воспоминания о тысяче мелких свидетельств своей ненужности, которые свелись к окончательному отчуждению, так глубоко уязвили ее душу, что и теперь заставляли Джоанну закрывать глаза и судорожно сжиматься в комок под одеялом.
Взаимные обязательства, брак, мужчины – все это означает разочарование и предательство, она испытала это на себе, наблюдая за отчаянными поисками любви, которые вела ее мать. А дети – результат физиологической потребности, которая заставляет мужчин притворяться не тем, что они есть на самом деле, а глупеньких женщин верить им, – дети были невинными жертвами, самой страдающей стороной.
Много раз она обещала себе на протяжении своего печального отрочества, что никогда не позволит поработить себя так, как это случилось с ее матерью. Та со временем ожесточилась – во время их последнего разговора незадолго до ее смерти она повторяла Джоанне снова и снова, что единобрачие не в природе мужчин, что верность и счастливый брак – самый большой в жизни обман.
Поверила ли ей Джоанна до конца? В глубине души она не была уверена, но зато она твердо знала, что никогда не осмелится пойти на риск и что кратковременные связи, из которых складывалась личная жизнь ее матери, не для нее.
У нее была любимая работа, дом и друзья – все это надежное, прочное, с ними она чувствовала себя в безопасности, и никто не мог причинить ей боль. Конечно, это не идеальный вариант, но она обойдется. Благодаря Чарльзу и Клер ее болезненные воспоминания несколько притупились. Она видела их образ жизни, преданность друг другу и детям, дружелюбие. Впервые ей пришлось признать, что некоторым людям – счастливчикам – удается поймать иллюзорную птицу, называемую истинной любовью, и удерживать ее, несмотря на все испытания и тяготы. Но она определенно не входит в число этих счастливчиков, просто в ней нет того, что для этого нужно.


Стоило Джоанне согласиться на предложение Хока Маллена, как ее подхватил такой сумасшедший вихрь, что она едва успевала переводить дыхание. Она полагала, что ею займется какой-нибудь из его бесчисленных подчиненных, и растерялась, узнав, что Хок лично намерен ею руководить. Этот человек создавал вокруг себя атмосферу лихорадочной деятельности, и последовавшие недели летели, набирая скорость.
Она, разумеется, готова была оценить то, как близко к сердцу он – или, вернее, его дедушка – принимал будущее издательского дома «Бержик и сын», и его старания прочно взять в руки бразды правления, но чувство неловкости и смутные опасения, которые она испытала в первый вечер, постоянно присутствовали в ее сознании. Главное – она никак не могла понять, в чем тут причина. Хок держал себя по-деловому, сдержанно, отчужденно, холодно, как и подобает крупному магнату, хотя и готов был всегда выслушать ее идеи и мнения. Но все же…
Ах, брось фантазировать! Она прислонилась плечом к стене лифта, который этим утром нес ее вверх на встречу с Хоком. Только оттого, что она поймала на себе раз или два его взгляд… несколько странный, это не значит, что он уже жалеет о своем решении назначить ее директрисой разваливающейся фирмы и собирается объявить ей, что передумал, или что последует еще какой-нибудь сценарий подобного рода, которые она прокручивала в уме каждую ночь, лежа в кровати.
Он просто такой неуютный человек, вот и все. Через несколько дней она окажется во Франции, по ту сторону Ла-Манша, а он останется в Англии… или умчится в Америку или в одну из дюжины стран, которые часто посещал. Ей всего лишь следует быть спокойной, хладнокровной и собранной, даже безмятежной в течение пяти оставшихся дней. Разве это так трудно?
Возможно, это не оказалось бы настолько трудно, если бы бедняжка Мэгги, с первого дня трепетавшая в августейшем присутствии Хока, не споткнулась случайно и не пролила кофе прямо на стул перед могущественным шефом.
Хок выругался – всего раз, но весьма крепко – и вскочил с кресла. Последовала безумная сцена – извинения испуганной Мэгги сменились рыданиями, несколько человек из соседней комнаты, поспешившие на голос Хока, столкнулись в дверях, телефон выбрал именно этот момент, чтобы начать звонить, а все бумаги со стола Хока разлетелись по полу, потому что Джоанна, вскочив, смахнула их рукой.
Повелительный окрик Хока восстановил порядок в одно мгновенье. Воцарилась полная тишина, нарушаемая только сдавленными всхлипываниями Мэгги и звонками не пожелавшего уняться телефона. Все вышли из комнаты, уводя плачущую Мэгги.
Когда Джоанна вошла в кабинет, Хок сидел за столом, поглощенный лежащими перед ним документами.
– Бедняжка Мэгги, должно быть, все еще не может прийти в себя? – спросил он. – Она и при Чарльзе была такая нервная?
При Чарльзе? Он, должно быть, шутит. Джоанна взглянула в упор в загорелое лицо и увидела, что он абсолютно серьезен.
– Нет, не до такой степени, – ответила она осторожно.
– Но я заставляю ее нервничать. Почему бы это? Она боится, что может потерять работу?
– Нет, не думаю, она просто стесняется малознакомых людей.
– Ясно. – Синие глаза прищурились. – А вы? – спросил он вкрадчиво. – Как насчет вас? Удалось мне расположить вас к себе за эти несколько недель? – спросил он с лукавой небрежностью. – Или я все еще адское чудовище, умеющее только разрушать?
– Я этого никогда не говорила, – быстро возразила она.
– Вам и не надо было говорить. – В глубоком голосе, напоминавшем хруст гравия, послышалось искреннее самоосуждение. – Я видел неприязнь и страх в глазах, умеющих скрывать чувства лучше, чем ваши. Кроме того… я помню, как вы обвинили меня в том, что я выбросил бедного Чарльза на улицу. «Бедный Чарльз» – это ваше выражение, не мое, – добавил он сухо.
– Я уже сказала, что сожалею о тех словах. – Она твердо взглянула на него.
– И нетактично с моей стороны снова упоминать об этом, – договорил он то, что она не осмелилась. – Но ведь я не чистокровный англичанин, Джоанна, – сказал он мягко. – Мои дед и бабка – со стороны отца – американец и француженка, отец женился на прекрасной итальянской графине, вот и выходит, что я… полукровка?
Ничего себе полукровка с внешностью Хока Маллена! Значит, это мать-итальянка передала ему южный тип красоты и эти угольно-черные волосы, которые составляют такой потрясающий контраст с ярко-синими глазами. Глаза он, возможно, взял от отцовской родни… Она оборвала неуместные размышления и сказала быстро:
– Я ни за что не назвала бы вас так.
– Но вы не ответили на мой вопрос, тактичная леди, – процедил он едко.
– На какой вопрос? – Ей захотелось повернуться и убежать куда глаза глядят. Но было поздно!
– Удалось мне убедить вас, что я обычный славный малый? Или же это за пределами возможного?
– Я не знаю, какого ответа вы от меня ждете. – Она смотрела на него широко раскрытыми золотистыми глазами. – Вы мой начальник…
– Забудьте об этом! – Это было сказано слишком резко, и, увидев, как она слегка вздрогнула, он смягчил тон: – Скажите правду, Джоанна, вот все, о чем я прошу.
– Я не думаю, что слова «обычный» и «Маллен» совместимы, – спокойно произнесла она. – И из того, что я слышала о вашем дедушке, он тоже далеко не обычный человек. А что касается определения «славный»… ну, ведь я плохо вас знаю, – неловко уклонилась она. – Может быть, так оно и есть…
– Но лично вы сомневаетесь!
Она ожидала, что он рассердится, но жесткие губы тронула неожиданная усмешка.
– Вы правы насчет моего деда, Джоанна, – задумчиво произнес Хок спустя несколько мгновений, в течение которых он удерживал ее взгляд гипнотической силой своих глаз. – Он – личность, и личность неординарная. Жесткий, вспыльчивый, должно быть, самый нетерпеливый человек из всех, кого я знаю…
– Но с золотым сердцем? – осмелилась предположить Джоанна, не сумев удержаться.
В ответ губы его дрогнули.
– Нет. Скорее с железным. – И добавил уже без всякой улыбки: – Иначе было невозможно. Он родился в бедной, почти нищей семье. Когда он встретил мою бабушку, то заявил, что не сможет жениться на ней до тех пор, пока не заработает свой первый миллион. Она, видите ли, происходила из состоятельной французской семьи, и люди говорили… Впрочем, вы можете сами догадаться, что они говорили, – добавил он бесстрастно. – Она ждала его десять лет! Через два года после свадьбы родился мой отец, а она умерла при родах… – Джоанна широко раскрыла глаза, а Хок медленно склонил голову. – После ее смерти он больше не взглянул ни на одну женщину. Мой отец был ее точной копией, но, как ни странно, они не ладили, что причиняло старику много горя. Особенно после гибели родителей, хотя он никогда не говорит об этом.
– Но у него есть вы, его внук.
– Да, у него есть я, – согласился он мягко.
– У некоторых людей нет даже такой семьи. – Она не собиралась высказывать эту мысль вслух, она вырвалась непроизвольно, и Джоанна покраснела, потупилась и поспешила сменить тему: – Этот финансовый отчет, который вы получили от Пьера, я полагаю…
– Почему вы боитесь меня, Джоанна? – спросил он негромко.
– Что?
Когда она снова подняла на него глаза, он отошел от стола и приблизился к ней. Она непроизвольно попятилась, но, увидев, как он сжал губы, остановилась.
– Вы считаете, что я опасен для вас? – Он придвинулся ближе, но на этот раз Джоанна заставила себя оставаться на месте и, вскинув маленький подбородок, посмотрела в его блестящие глаза. – Чужак, вторгшийся в безопасный маленький мирок, который вы для себя создали?
Это было так близко к правде, что у нее на миг перехватило дыхание. Теперь, когда он подошел почти вплотную, ставший ощутимым волнующий запах его одеколона всколыхнул ее чувства. Нужно было прекратить это, срочно разрядить обстановку…
– Я работаю у вас – вот и все.
– Может быть, я не хочу, чтобы это было все, – сказал он вкрадчиво.
Джоанна не могла отвести от него глаз, ноги ее онемели, хотя мозг настойчиво велел бежать подальше. Он был настолько выше ее ростом, что ей приходилось сильно запрокидывать голову назад, чтобы смотреть ему в лицо.
– А вы, Джоанна? – Сейчас его голос был теплым и глубоким, она ощущала, как он ласкает ее кожу. – Чего бы желали вы?
Джоанне хотелось сказать, что ей этот разговор неинтересен, и посоветовать ему оставить ее в покое. Но она почему-то продолжала смотреть и смотреть, будучи не в силах шевельнуться и вымолвить хотя бы слово.
– А вам известно, что вы… обворожительны? – спросил он тихо. – Восхитительная смесь взрослой женщины и маленькой девочки. Секрет, должно быть, в этой мягкой кремовой коже, которую мне так и хочется укусить – нежно, разумеется, – добавил он почти шепотом, увидев ее расширившиеся глаза. – А эта россыпь веснушек вокруг вашего носика – я не знаю ни одной женщины с веснушками. Пойдемте со мной сегодня вечером – в театр или куда-нибудь еще.
– Что? – Последнюю фразу он произнес так отрывисто, что Джоанна усомнилась, правильно ли поняла ее.
– В театр. Со мной. Сегодня. – Это было сказано насмешливым тоном, но особая нотка в глубоком голосе заставила ее сжать пальцы. И, наверное, именно вследствие этого перед ее глазами вспыхнул красный свет, предупреждающий об опасности.
– Я… не смогу. – Она пыталась произнести это холодно и твердо, но ничего не получилось. – Я считаю, что не стоит смешивать работу с личной жизнью, – сухо выговорила она, избегая его взгляда.
– Я тоже так считаю, – согласился он.
– Тогда что же?
– Но из общего правила всегда бывает хотя бы одно исключение. Кроме того, скоро вы уедете, и это уже не будет иметь для вас значения, – спокойно закончил он.
Итак, это обещает приятную, ни к чему не обязывающую ночь. Чего он ждет от нее? Своего рода благодарности за предоставленную высокооплачиваемую должность? После чего ей предлагалось с чистой совестью готовиться к отъезду во Францию и быть забытой прежде, чем она упакует свой чемодан…
– Джоанна? – Он положил ей руки на плечи, и его прикосновение заставило ее резко вскинуть голову. – Я предлагаю только провести вместе вечер, и ничего больше. Я еще ни разу не пользовался своим положением, чтобы заставить женщину лечь со мной в постель, и не имею намерения начинать с вас.
Она с ужасом подумала, что он снова прочитал ее мысли.
– И раз уж об этом зашел разговор, не сомневайтесь, что должность свою вы получили по заслугам – это на случай, если ваша богатая фантазия подсказала вам что-нибудь другое.
– Я совсем не думала…
– И не лгите мне. – Черные брови сурово насупились. – Я уже говорил, что жду только правды.
Он продолжал держать ее за плечи, и то ли потому, что ее сердце билось словно кузнечный молот, что само по себе было унизительно, или потому, что ситуации, в которые он ее ставил, неизменно оказывались тупиковыми, – она не знала, – но неожиданно для себя она произнесла:
– Хорошо, я и в самом деле подумала, что вы предлагаете еще кое-что, кроме театра. Честно говоря, в наше время и для большинства знакомых мне мужчин это было бы в порядке вещей, – едко кончила она.
– Тогда, должно быть, вам пришло время познакомиться с мужчиной иного сорта, – ответил он.
– Таким, как вы, например? – вспыхнула она.
– К чему так сердиться? – Он изменился в одно мгновение: насмешливый язвительный тон исчез и перед ней вновь появился куда более опасный Хок. Его глаза жадно всматривались в ее покрасневшее лицо, осязаемо ласкали пылающую кожу. – Разве это такое преступление – желать провести вечер в вашем обществе, Джоанна?
– У меня нет времени для развлечений, – коротко ответила она. Теперь, когда их разделяло пространство в несколько футов, она воспрянула духом.
– Значит, ваше правило не смешивать работу и личную жизнь сводится к одной только работе и полному отсутствию личной жизни? – иронически спросил он. – Что за бесценного сотрудника я приобрел!
– Мне казалось, вам должно это нравиться, – ответила она сдержанно.
– Мне тоже так казалось. – Он мгновение глядел на нее, потом продолжал задумчиво: – Да, мне тоже. Ничего, что я лишаюсь приятной компании для посещения театра, зато выигрывает «Бержик и сын». Тогда пусть это будет обед, банальный обед в битком набитом ресторане, где вы можете считать себя в полной безопасности от моих греховных намерений.
Она метнула на него возмущенный взгляд, но он, казалось, был абсолютно нечувствителен к ее гневу.
– Будьте готовы в двенадцать.
– Но…
– И попросите приготовить еще кофе, пожалуйста. Желательно только, чтобы его принесла не Мэгги, а кто-нибудь другой, – добавил он холодно, переводя взгляд на лежавшие на столе бумаги. Он вновь настроился на деловой лад; его отточенный ум, которым она за последние несколько недель научилась искренне восхищаться, нацелился на финансовый отчет, присланный Пьером Бержиком. Джоанна раздраженно подумала, что еще не встречала человека, умеющего настолько стремительно меняться. Она передала секретарше просьбу Хока насчет кофе и снова заняла место напротив него за столом.
Яркие синие глаза внезапно оторвались от бумаг, взглянули на нее и опалили как огнем.
– Расслабьтесь, Джоанна, – проговорил он небрежно. – Мне мешает, что вы сидите как на иголках. Я хочу, чтобы вы отдавали все свое внимание отчету.
– Простите?
– Вы изобретаете отговорки, чтобы не пойти на обед. – В холодном голосе звучала возмутительная самоуверенность, но она не стала разубеждать его. Пусть лучше по-своему объясняет ее рассеянность, чем догадается, что она думает о нем. – Можете быть уверены, что все равно ничего не придумаете, так что займитесь лучше текущими делами.
– Я полностью в вашем распоряжении, – прозвучало крайне неудачно, и тон, которым она сделала это заявление, утратил свою надменность, когда она увидела, как приподнялись его черные брови.
– Хорошо бы!
Голова Хока снова склонилась над бумагами, но по ее спине все продолжали вниз и вверх пробегать отвратительные мурашки, делая решительно невозможным полное внимание, которого он добивался.
Когда они вышли из издательства, небо заволокло тучами и начал накрапывать дождь.
Автомобиль Хока поджидал хозяина на своем постоянном месте рядом с ее крошечной «фиестой» и напоминал изготовившегося к прыжку зверя. Машины эти составляли такой разительный контраст, что Джоанна невольно улыбнулась. Хок открыл перед ней дверцу, и она скользнула внутрь роскошного салона.
– Чему вы улыбаетесь?
– Да так, просто машины… Ваша выглядит так, словно хочет позавтракать моей.
– Если вы сотворите чудо с «Бержиком и сыном», то сможете позволить себе любой автомобиль по вашему вкусу, – произнес он с каким-то странным выражением.
– Я вполне довольна своей крошкой «фиестой», – спокойно ответила Джоанна.
– В самом деле, Джоанна? Вы вполне довольны?
Они оба понимали, что он говорит не о машине. Она заставила себя выдержать его взгляд.
– Абсолютно. Она меня еще не подводила; кроме того, я не чувствовала бы себя уютно за рулем чего-то чересчур броского.
– Броского, вот как?
Она поняла, что сумела уязвить его, и обрадовалась.
– «Фиеста» – идеальная машина, чтобы лавировать в лондонских пробках, – продолжала она с милой улыбкой. – А с парковкой и вовсе нет проблем.
Мрачно взглянув на нее, он аккуратно закрыл дверцу и сел на свое место, а Джоанна испытала краткое, но сильное удовлетворение из-за одержанной победы.
Неподалеку было несколько хороших ресторанов, но они ехали уже пятнадцать минут, мощный автомобиль с нетерпеливым рычанием преодолевал забитые транспортом перекрестки. Наконец Джоанна отважилась задать вопрос, который вертелся у нее на губах на протяжении последних нескольких миль:
– Куда мы едем?
– Перед обедом заскочим в одно место, если вы ничего не имеете против, – рассеянно отозвался он, не сводя глаз с дороги. – Это ненадолго. – Он не стал вдаваться в подробности, а спрашивать Джоанне не хотелось, но когда прошло полчаса, а они все еще продолжали путь и серые каменные джунгли сменились более приятным городским пейзажем, она уже собралась с духом, чтобы спросить, но тут Хок свернул с широкой, обсаженной деревьями улицы на дорогу, явно относящуюся к чьим-то частным владениям.
– Хок? Куда вы?..
– Подождите минутку. – В тот же миг перед ними возникли массивные деревянные ворота в кирпичной стене высотой не меньше восьми футов. Он опустил боковое стекло, вставил ключ в маленькую коробочку, и ворота немедленно распахнулись. За ними открылась длинная аллея, уводившая в глубь красивого сада. Автомобиль уверенно устремился по ней.
– Кто здесь живет? – нервно спросила Джоанна, впиваясь глазами в жесткий смуглый профиль.
– Один мой деловой партнер. – Если он и уловил испуганную нотку в ее голосе, то никак на это не отреагировал. – Он перебирается в Канаду и, прежде чем выставить дом на продажу, предоставил мне право первому осмотреть его. Сейчас он на несколько дней уехал с семьей на Бермуды, и к его приезду я должен дать ответ. Я жду его возвращения завтра, но эта неделя выдалась такая сумасшедшая, что я вырвался сюда практически впервые.
– Вы думаете купить дом в Англии? – настороженно спросила Джоанна. Она слышала, что он имеет большой дом в Лос-Анджелесе и холостяцкую квартиру в Нью-Йорке, но при чем тут Англия? Он говорил, что не собирается заниматься делами «Консайз», когда преемник Чарльза займет свое место, но корпорация «Маллен» огромна, конечно же, в Лондоне у нее есть и другие интересы, кроме сделки с Чарльзом, так почему бы и не устроить здесь постоянную резиденцию?..
– Может быть. – Синие глаза окинули быстрым взглядом ее озадаченное лицо и яркие рыжие волосы и вновь обратились к дороге. – А может быть, и нет. Ненавижу отели, это, кажется, уже известно всем на свете. В Штатах и Италии у меня есть дома, а в Германии я обычно останавливаюсь у друга. Прочие страны требуют лишь кратковременных визитов.
– Гм. Впечатляет.
Его слова заставили ее поднять глаза на внушительное строение, показавшееся в конце аллеи. Она вынуждена была согласиться – дом действительно производил впечатление. Трехэтажный, обильно увитый зеленым и красным плющом, со множеством окон и входной дверью, способной украсить Букингемский дворец. Чтобы содержать такой домище, требуется армия слуг. Джоанна возненавидела его с первого взгляда.
При более близком знакомстве впечатление не изменилось. Жилое пространство казалось нескончаемым. Джоанне не верилось, что в таком огромном, величественном холодном мавзолее способны жить люди из плоти и крови, уж тем более – дети.
Пока молоденькая и хорошенькая экономка водила их по дому, Джоанна упорно молчала. Хок тоже не говорил ни слова, только отказался от освежающих напитков и, обойдясь минимумом прощальных слов, повел Джоанну назад к машине.
– Ну и как? – Они задержались у подножия закругленной лестницы, выводившей на широкую зеленую лужайку для игры в шары, окруженную могучими дубами. – Как вы думаете, – спросил он неопределенно, – есть на что посмотреть, а?
Она помедлила, прежде чем ответить. Не разумнее ли уклониться, отделаться шуткой? У всех американцев гигантомания, а этот дом поистине грандиозен. Если Хок задумал купить его, а она выскажет все, что думает, он останется недоволен. Но вопрос задан… К тому же у него маниакальная страсть к правде.
– Да, несомненно. – Она снова помолчала. – Но…
– Но?
– Он очень красивый, но не в моем духе, – ответила она осторожно. – В нем не хватает уюта, а также… вкуса.
– А вы предпочитаете пряничный домик, увитый розами? – Тон его был до крайности циничен, и Джоанна мгновенно ощетинилась.
– Возможно!
– Ваш идеал – сельский коттедж с кошечкой, собачкой и голубками и парочка розовощеких карапузиков, – продолжал он издеваться.
– Если я когда-нибудь выйду замуж – хотя, честно говоря, не особенно стремлюсь к этому, – я предпочту то, что вы сейчас описали, подобным хоромам, – пылко парировала Джоанна. – Если вы намекаете, что я наивная простушка, спорить не стану. Деньги, знаете ли, – это еще не все. То, что вы родились не с серебряной ложкой даже, а с целым набором столового серебра во рту, не дает вам права указывать другим, что им должно нравиться.
– В самом деле не дает, – сказал он мрачно.
– А если учесть, что вы все уши мне прожужжали о своей любви к правде, то терпите когда ее слышите, – продолжала она возмущенно.
– Прожужжал уши?
– Помимо всего прочего, я вовсе не просила вас показывать мне этот ваш несчастный дом, вы даже моего согласия не спросили – что для вас вполне характерно.
– Джоанна, мне этот дом вовсе не нравится..
– Может, вы и мультимиллионер и доводите людей до полуобморочного состояния, как бедняжку Мэгги, но вы, Хок Маллен, все же человек, как и все, из плоти и крови, и потребности у вас вполне человеческие – вы должны мыться, есть…
– Пожалуйста, не продолжайте, это не совсем деликатно.
– И перестаньте потешаться надо мной!
В следующее мгновенье его сильные руки заключили ее в объятия, а губы закрыли ей рот поцелуем, таким страстным, что она даже не сделала попытки сопротивляться. У нее закружилась голова, а он крепче прижал ее к груди и продолжал целовать – горячо, настойчиво. У Джоанны подогнулись колени, а тело сделалось мягким, как у тряпичной куклы. Каждую клеточку тела наполнило сладостное желание. И холод октябрьского дня, и все предостережения, которыми она донимала себя последние несколько недель, больше ничего не значили. Реален был один только мир, помещавшийся за ее сомкнутыми веками, полный света, радости, захватывающих неизведанных ощущений. О его существовании она прежде даже не подозревала и в самых смелых мечтах не могла себе вообразить.
И вдруг все кончилось! Он разнял руки, отстранился, и его голос, сдержанный, прохладный, произнес небрежно, словно они обсуждали сводку погоды:
– Думаю, пора на обед.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Или все, или... - Брукс Хелен

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Или все, или... - Брукс Хелен



ПУСТЬ И БАНАЛЬНО, НО ЧИТАТЬ МОЖНО
Или все, или... - Брукс ХеленВаля
17.03.2012, 16.02





Скромно.Мужик супер.
Или все, или... - Брукс ХеленОльга
5.07.2012, 17.56





мне эта тематика очень нравится есть книга в моей библиотеке прочитав наслаждалась мне понравился роман сдержанность главной героини поражает любить и не попасть в руки к человеку который не верит в любовь для этого надо иметь мужество ну а если девушка смогла покорить такого мужчину только хвала ей за это
Или все, или... - Брукс Хеленнаталия
12.08.2012, 12.31





ДА МУЖИК ТОЧНО СУПЕР. тАКИЕ ТОЛЬКО В РОМАНАХ ЖЕНСКИХ БЫВАЮТ. РОМАН ЗАХВАТЫВАЕТ.
Или все, или... - Брукс ХеленОКСАНА
12.08.2012, 23.09





Никакой интриги...Читала по диагонали.
Или все, или... - Брукс ХеленНика
14.08.2012, 9.13





а бедная героиня в 29 лет до конца книги так и осталась девственницей...
Или все, или... - Брукс ХеленЛиза
9.10.2012, 22.43





начало было иногообещающим,но потом все сдулось, как мыльный пузырь,разачаровалась и еще заметели ли вы,что на сайте не было обновления с 08.04,что не издаются новые романы или другая причина,нашумевший роман"50 оттенков серого"где он, и все остальные?????????????
Или все, или... - Брукс Хеленatevs17
11.12.2013, 18.21





Помогите пожалуйста найти роман.Там главная героиня -старая дева ,ухаживает за двумя пациентами и они оба влюбляются в нее,один такой романтик ,умеет красиво ухаживать,а другой грубиян и она с ним постоянно ссорится .
Или все, или... - Брукс ХеленАрия
11.12.2013, 19.38





Ария, это похоже на роман "колибри" Спенсер Лавирль. Кстати, действительно очень жаль что на этом сайте нет романа"50 оттенков серого". Я прочитала все 3 книги на другом сайте, просто восхитительно!!! Долгое время была под впечатлением, даже не ожидала что так понравится! Особенно понравилась 2-ая книга!
Или все, или... - Брукс ХеленЛюдмила Кл.
11.12.2013, 20.14





Может, и мне поможете? rnГГ, хоккеист, помогает ГГ-е сбежать с ее свадьбы. Везет к себе домой, секс, расстаются. Через несколько лет случайно встречаются (она организовывала банкет) и оказывается, что она родила от ГГ ребенка. . rnЗаранее спасибо!
Или все, или... - Брукс ХеленЩу роман
11.12.2013, 20.34





Щу роман если не ошибаюсь это роман "Просто неотразим" Гибсона Рэйчела.Сама тоже захотела еще раз почитать))Спасибо что напомнила))
Или все, или... - Брукс ХеленTiko
11.12.2013, 21.27





Tiko! Спасибо большое!! Это именно то, что я искала.
Или все, или... - Брукс ХеленИщу роман
11.12.2013, 21.45





Спасибо.
Или все, или... - Брукс Хеленсв
23.10.2014, 21.19





да,умная женщина и--мудрая.оценка-10
Или все, или... - Брукс Хеленл.а.
24.10.2014, 18.38





Молодец, девочка, не поддалась соблазну. Но как сладка будет победа!
Или все, или... - Брукс ХеленЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
7.02.2015, 15.25





Мне понравилось. Кому-то, может, не хватило интимных сцен, но я к таким сценам отношусь с осторожностью, хотя вовсе их не отрицаю - мне больше нравится, когда развитие интриги происходит в области чувств. И перевод очень хороший, как много зависит от переводчика! Среди переводчиков любовных романов есть люди, одарённые писательским даром - взять, хотя бы, Наталью Миронову, переводчика Норы Робертс...
Или все, или... - Брукс ХеленИрэна
7.02.2015, 19.05





Так себе.
Или все, или... - Брукс ХеленКэт
6.03.2016, 15.07





Понравился больше,чем романы с более высоким рейтингом у Брукс.10/10
Или все, или... - Брукс ХеленТ.Ж.
31.03.2016, 12.38





Супер! Главная героиня вызывает огромное восхищение,хотя и герой весьма неплох. Спасибо автору за огромное удовольствие!
Или все, или... - Брукс Хелензара
2.04.2016, 12.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100