Читать онлайн Всю ночь напролет, автора - Брокуэй Конни, Раздел - Глава 32 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Всю ночь напролет - Брокуэй Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.85 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Всю ночь напролет - Брокуэй Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Всю ночь напролет - Брокуэй Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокуэй Конни

Всю ночь напролет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 32

— Почему ты так решила? — спросил Джек. Теперь, когда его тепло больше ее не согревало, тело Энн покрылось гусиной кожей. Джек набросил свою рубашку на плечи жены. — Почему ты решила, будто вообще не способна любить? — мягко повторил он свой вопрос.
В ответ Энн фыркнула, смахивая слезы со щек кончиками пальцев.
— Потому что я вышла замуж за святого, которого совсем не любила!
Джек молча ждал, боясь проронить хоть слово.
— А воспылала страстью к человеку, который за мной охотился, которого специально подослали, чтобы меня убить. Это несправедливо!
Джек как бы невзначай просунул ее руку в рукав своей рубашки. Сердце гулко билось в его груди.
— Что ты такое говоришь?
— Но ведь это же правда! — воскликнула Энн, глядя на него с таким видом, словно он прикидывался бестолковым. — Я вышла замуж за Мэтью только потому, что он был красив, богат и совершенно недосягаем для меня.
— И еще потому, что ты его любила, — спокойно произнес Джек.
— Мне казалось, что я его люблю, — смущенно отозвалась Энн.
— Но он тебе не верил. — Джек вдел ее другую руку в рукав и застегнул на ней рубашку, после чего снова поднял глаза на жену.
Энн смотрела на него как громом пораженная.
— Откуда это тебе известно?
— Я умею слушать. У меня был сугубо личный интерес к этому вопросу, — добавил он с кривой усмешкой, — и я попытался сопоставить то, что мне было известно об Энн Уайлдер, с тем, что приходилось слышать об Энн Триббл, и с тем, что я сумел разглядеть в воровке. Ты словно убегала от чего-то — я начал подозревать, что от того самого образца добродетели, за которого ты вышла замуж. Или от его трупа.
Она попыталась отстраниться, однако он цепко ее удерживал.
— Ты определенно считала себя ответственной за гибель своего мужа. Или — если уж назвать это словом, которое предпочел бы он, — за его самоубийство?
Веки Энн тяжело опустились, ее лицо выражало такую муку, что ему больно на нее было смотреть. Джек мысленно проклял Мэтью Уайлдера.
— Сначала наша жизнь была похожа на волшебную сказку, — произнесла Энн, все еще не открывая глаз. — Он делал для меня все. Абсолютно все. И взамен он просил лишь об одном — чтобы я его любила. И я впрямь вообразила, будто отвечаю ему взаимностью. — Она наморщила лоб. — Однако что-то мешало ему поверить в мою искренность. По его словам, мои чувства к нему не были настоящей любовью, поскольку он почти с самого начала мне не доверял.
— Вот как? — вставил Джек.
— Он часто, даже слишком часто спрашивал меня, люблю ли я его. — В усталом голосе Энн чувствовался отголосок былого раздражения. — Но если я отвечала утвердительно, Мэтью выглядел унылым и подавленным.
— Почему?
— Он говорил мне, что, если бы я и в самом деле его любила, ему не было бы нужды задавать подобные вопросы. И сколько бы я ни повторяла, что люблю его, он все время меня в чем-то подозревал и продолжал расспрашивать, действительно ли я в этом уверена. И тогда…
— И тогда ты уже ни в чем не была уверена, — закончил за нее Джек. А он еще считал Джеймисона чудовищем! — Как же он в таких случаях поступал? Отдалялся от тебя?
Энн яростно покачала головой.
— Нет, нет! Напротив, он принимался за мной ухаживать. — Она выглядела совершенно обессиленной. — Он снова и снова искал моего расположения. Осыпал меня дорогими подарками, брал меня с собой в путешествия, одним словом, был весь внимание. Мэтью делал все, что было в его силах, чтобы заслужить мою любовь. — Теперь ее голос звучал как никогда безжизненно. — А потом он решил, что я вообще не способна любить. Что я никогда не сумею отдать ему даже малую толику той привязанности, которую он сам ко мне питал… И все потому, что я, как тебе известно, не аристократка по рождению, а люди моего круга просто не могут испытывать такие же чувства, как аристократы.
— Значит, он тебя возненавидел? — спросил Джек. От последних слов Энн у него внутри все сжалось, и он терпеливо ждал, пока боль пройдет.
— Нет. — Молодая женщина покачала головой, обхватив руками колени, и задумчиво посмотрела куда-то вдаль. Когда Энн снова заговорила, казалось, что ее голос вот-вот сорвется. — Мэтью и тогда не переставал меня любить. Моя неполноценность не ставила под угрозу его… — Она запнулась, подыскивая нужное слово.
— Превосходство, — тихо подсказал Джек.
— Да, — кивнула она в ответ, — хотя сам он никогда бы так это не назвал. Он считал, что обречен любить без взаимности. По его словам, это было Божьей карой, но он уже с этим смирился. — Она взглянула на Джека с видом затравленного зверька. — Но я не могла больше так жить! — вскричала она. — Однажды после очередной бурной сцены я объявила Мэтью, что не стану впредь докучать ему своим присутствием и возвращаюсь к отцу. Он умолял меня не делать этого. Он клялся, будто не мыслит без меня своего существования, но, Джек, у меня просто не было сил с ним оставаться! Это могло привести к моей гибели. И я так прямо ему и сказала.
— Итак, ты его покинула, — произнес Джек.
— Мне не представилось такой возможности. В молодости Мэтью несколько лет прослужил во флоте. Кроме того, у него имелись связи в Адмиралтействе, и… — Она откинула волосы со лба. — Я не знаю, каким образом ему это удалось, но через неделю его произвели в капитаны. Джек, он совсем не годился для командования кораблем! Он не только погиб сам, но и погубил всех своих подчиненных.
Самовлюбленный болван! Видимо, Мэтью так горел желанием во что бы то ни стало наказать Энн за равнодушие, что ради этого обрек на смерть ни в чем не повинных людей. Что ж, он добился своего. Пусть это послужит ему утешением в преисподней, где он сейчас пребывает.
— Он, конечно, прислал тебе прощальное письмо? — От ярости Джек стиснул зубы. Он видел в жизни много зла. Ему казалось, что он уже успел узнать его со всех сторон, однако с подобным он сталкивался впервые.
— Да, — ответила Энн, кивнув.
Ей не было нужды говорить ему, о чем шла речь в том письме. В нем, без сомнения, содержалось слегка завуалированное обвинение, прозрачный намек на то, что, прилагай она больше стараний, чтобы его полюбить, Мэтью не оказался бы ввергнут в бездну отчаяния. Разумеется, за этим наверняка следовало долгое, напыщенное признание в вечной любви и пожелание ей счастья в будущем. Джеку едва не стало дурно.
— И он называл свое чувство к тебе любовью? — спросил Джек недоверчиво.
Подняв голову, Энн изумленно уставилась на него:
— Да.
— Мэтью не любил тебя, Энн! Он просто желал безраздельно властвовать над твоей душой, а когда у него ничего не вышло, то решил ее уничтожить раз и навсегда. И, будь он трижды проклят, ему это почти удалось!
— Нет, Джек, — ответила она грустно, покачав головой. — Мэтью вовсе не был злодеем. Просто он хотел получить от меня то, что я была не в силах ему дать.
Тщетно было сейчас раскрывать ей истинную суть Мэтью. Попытайся Джек это сделать, он только причинил бы ей боль. Поэтому Джек сказал лишь то, что она должна была от него услышать, то есть чистую правду:
— Никто не мог бы дать ему то, чего он от тебя хотел, Энн.
Она судорожно вздохнула, не сводя с него взгляда. Ее спина напряглась, плечи поникли, словно в ожидании его приговора.
— Я бы никогда и никому в этом не призналась, Джек, даже самой себе, но… — Она медленно повернула голову с выражением непреклонной решимости в глазах. — Сама жизнь с Мэтью была невыносима! Я ненавидела все его подарки, приемы, путешествия, дорогие наряды… — С каждым словом голос Энн обретал силу и страстность. — Я терпеть не могла его укоризненные взгляды и приступы внезапного молчания, его вечные капризы и вспышки гнева. Даже его обожание мне претило. Оно унижало меня и подавляло. Я так старалась… — Обхватив себя руками, она раскачивалась из стороны в сторону, словно в забытьи. — Небо свидетель, я так старалась не возненавидеть его самого!
Слезы сбегали по ее щекам горячими, солоноватыми струйками, и она даже не пыталась их смахнуть.
— Все в порядке, Энн.
— Я клянусь, перед Богом клянусь, что не желала его гибели! Все вокруг только и твердили мне о том, как я должна быть счастлива с таким любящим мужем. И все нам завидовали. Ты можешь это понять, Джек? Они нам завидовали, а между тем я с радостью поменялась бы местами с любой другой женщиной на свете!
— Да, я тебя понимаю, — пробормотал он чуть слышно.
Энн закрыла лицо руками и зарыдала. Джек привлек ее к себе и осторожно обнял. Она прижалась к нему, тихо всхлипывая, словно горечь раскаяния и чувство вины, отравлявшие ее душу, наконец нашли себе выход в слезах. Некоторое время спустя она снова подняла голову, пристально всматриваясь в его лицо.
— Джек, — произнесла она, испытующе глядя прямо ему в глаза, — я люблю тебя!
Он взвешивал в уме все мыслимые ответы: уверения в любви, посулы будущего счастья, клятвы в вечной преданности, предположение, что ее боль со временем утихнет. Однако он был не вправе ей обещать что бы то ни было, кроме того, о чем ей и так уже известно. Поэтому в конце концов он ей дал один-единственный возможный ответ, который, как ни странно, оказался самым благотворным.
— Я знаю, — произнес он, не отрывая от нее глаз. — Знаю!
И тогда Энн улыбнулась.


Энн крепко держалась за руку Джека, пока он вел ее по длинному, пустынному коридору Виндзорского дворца. В старом замке царило могильное безмолвие, невзирая на орды слуг и стражников, которые сновали по бесчисленным дворцовым покоям.
Они подошли к закрытой двери. Лакей в ливрее с поклоном распахнул ее и возвестил об их прибытии.
— Полковник Джон Генри Сьюард и миссис Сьюард! — громко объявил он.
Посреди небольших, роскошно обставленных покоев молодой лакей с внешностью античного бога расположился за спинкой кресла, занятого дородным, лысеющим мужчиной. Чуть в стороне стоял Джеймисон, тяжело опираясь на свою трость с серебряным набалдашником. А в самом дальнем углу, дрожа под одеждой, слишком просторной для ее иссохшего, согбенного годами тела, едва держалась на ногах миссис Мэри Кашман. Она первой заметила Энн и тут же устремилась к ней.
— Миссис Уайлдер, вон тот лысый джентльмен сам приехал за мною прямо в приют! Я подумала, что он из Адмиралтейства и что мне наконец-то вернут деньги моего Джонни, но вместо этого они притащили меня сюда. Жаль, что я вас не успела предупредить.
— Не стоит так переживать, миссис Кашман, — успокоила ее Энн. — Давайте лучше подыщем место, где вы могли бы присесть.
Она подвела перепуганную женщину к мягкому стулу и предложила ей передохнуть, пока она не найдет для нее что-нибудь выпить. Затем Энн вернулась к мужу.
— Джек, как ты думаешь, не мог бы этот лакей принести миссис Кашман…
— Ублюдок!
Энн резко обернулась. Медленно, с трудом переставляя ноги, к ним приближался Джеймисон.
— Неблагодарный ублюдок! — повторил он с негодованием.
Энн бросила встревоженный взгляд на Джека. На его худом лице не было заметно ни малейших следов сожаления или обиды.
— Вы правы, сэр, — ответил он просто.
— Вы хотя бы сами понимаете, что натворили? — продолжал Джеймисон, даже не удостоив Энн взглядом. Для него она не имела ровным счетом никакого значения. В данную минуту его занимали только Джек и злополучное письмо. — Так да или нет? — настаивал он.
— Разумеется, да, сэр, — спокойным тоном отозвался Джек. — Я взял на себя труд проследить за тем, чтобы кое-какая личная корреспонденция была доставлена по назначению.
— Вздумай владелец этого документа его обнародовать, правительству придется подать в отставку! — произнес Джеймисон.
— Сомневаюсь, сэр, — ответил Джек.
— Разве вы его не читали? — изумленно переспросил Джеймисон, понизив голос так, что никто, кроме Энн, не мог разобрать его слов. — Надо ли мне говорить вам, что следует из этого письма? То, что правительство при попустительстве королевской фамилии сознательно обрекло на смерть ни в чем не повинного человека!
— Что на самом деле и произошло.
— Не в этом суть! — гневно возразил Джеймисон, стукнув кончиком трости по полу. Внезапный резкий звук эхом разнесся под высокими сводами комнаты, нарушив тишину. — Нам было необходимо преподать хороший урок бунтовщикам. В конце концов, Джон Кашман не стал жертвой навета. Он действительно находился в тот день в оружейной лавке.
— Джон Кашман был пьян, разгневан и не вполне в своем уме в момент совершения своего так называемого преступления. Я собственными глазами видел, как его повесили. — Теперь в хриплом голосе Джека Энн заметила нотки еле сдерживаемой ярости, рвущейся наружу. — Я до последней минуты не верил, что вы допустите эту казнь, и поэтому направился туда, но вместо этого мне пришлось лишний раз убедиться в вашей низости.
— Ба! — Джеймисон сделал вид, что хочет уйти, но Джек и не думал его удерживать. Тогда он остановился и обернулся к Сьюарду. — Это письмо способно погубить всех нас. Я мог бы найти ему достойное применение. С его помощью мне бы удалось достичь вершин власти и таким образом творить великие дела.
— Как я вам уже сказал, вы сильно преувеличиваете его важность.
— Вы что, совсем лишились рассудка? — произнес Джеймисон.
В ответ Джек смерил его холодным, равнодушным взглядом.
— Что ж, — продолжал Джеймисон, качая головой, — теперь вы своего добились. Вы и ваша жена!
Что-то недоброе в его взгляде, брошенном искоса на Энн, заставило ее вздрогнуть. Джек тоже был этим задет, поскольку тут же встал с ней рядом. Джеймисон усмехнулся:
— Надеюсь, что ваш благородный жест того стоит, Сьюард. Вы…
— Его величество король!
При этих словах все головы, как по команде, обратились к небольшой двери в дальнем углу помещения. В ее проеме показался лакей, за которым следовал огромного роста юноша, несший на могучих руках дряхлого старичка в шелковом домашнем халате. Он выглядел розовощеким, морщинистым и иссохшим. Длинные пряди седых волос ниспадали ему на плечи, глаза были затянуты молочно-белой пленкой. По словам Джека, король был совершенно слеп.
Следуя этикету, Энн присела в низком реверансе, а миссис Кашман, заметив ее движение, сползла со стула и попыталась по мере сил ей подражать. Лакей, известивший о появлении короля, заметил их и улыбнулся.
— Ваше величество! — Пожилой лысеющий джентльмен, который все это время сидел молча, наблюдая за происходящим, с трудом поднялся на ноги и поклонился, его примеру последовали все находящиеся в комнате.
— Что все это значит? Кто здесь? — Голос монарха не утратил ни прежнего тембра, ни ясности выговора.
— К вам посетители, ваше величество. Сэр Ноулз, сэр Джеймисон, полковник Сьюард с супругой, мистер Адам Берк и миссис Мэри Кашман.
По-видимому, все эти имена ничего не значили для немощного старца в халате.
— Мы только что беседовали с королевой, и нам не нравится, когда нас прерывают!
Энн бросила обеспокоенный взгляд на Джека. Королева скончалась несколько месяцев тому назад.
— Мы просим у вас прощения, ваше величество. — Лысый человек, уже усевшийся было в кресло, снова с усилием выпрямился. Его голос был таким же мягким, как и его наружность.
— Вы кто такой? — спросил король строго.
— Ноулз, ваше величество.
— Ноулз? А, это тот толстый малый, у которого в карманах больше денег, чем у меня в казне. И который же из них вы собрались опустошить на этот раз, Ноулз?
Энн снова с тревогой посмотрела на мужа. Но Джек чуть заметно улыбнулся, да и сам Ноулз, похоже, нисколько не был обескуражен таким странным поворотом их беседы.
— У меня есть в одном из них письмо, ваше величество. Вы лично его продиктовали и приказали отправить по назначению, однако оно задержалось в пути.
— В самом деле? И кому же было адресовано это пропавшее письмо?
— Некоей миссис Мэри Кашман, ваше величество.
Король нахмурился, пытаясь сосредоточиться, брови сошлись на переносице, придавая ему угрожающий вид. Энн почувствовала, как Джек за ее спиной затаил дыхание. И затем свершилось маленькое чудо. Озадаченное выражение исчезло со старого, морщинистого лица, уступив место спокойствию.
— Матери того моряка?
— Да, ваше величество, — живо откликнулся Ноулз. — Нам удалось вернуть письмо, ваше величество.
— Хорошо, — ответил король. Вздохнув, он сильно ткнул пальцем в покрытую синяками грудь лакея, державшего его бережно, как мать младенца. — Колонии должны быть поставлены на колени… Передайте Питту
type="note" l:href="#note_28">[28]
, чтобы сегодня же вечером он был у меня. Мы не можем потерять наши заморские владения, слышите? Иначе мы станем посмешищем в глазах всех королевских дворов Европы. Мы не…
— Но миссис Кашман не умеет читать, ваше величество! — повысил голос Ноулз.
Губы монарха растянулись в тонкую линию.
— Не умеет читать, говорите? Тогда прочтите ей это письмо сами!
— Да, ваше величество.
Ноулз вынул из кармана лист веленевой бумаги, украденный Энн. Развернув его, он приблизился к Мэри Кашман, которая все еще тщетно пыталась изобразить реверанс у противоположной стены, вся трепеща от страха.
— Миссис Кашман?
— Да, — ответила она чуть слышно.
— Вот и отлично, — произнес Ноулз, удостоив ее короткой ободряющей улыбкой. — Его величество Георг Третий, король Англии, пишет вам следующее:


«Мадам,
Нам также приходилось терять своих возлюбленных чад. Мы глубоко сожалеем о том, что Наш сын и наследник не исполнил свой долг суверена и допустил столь грубое попрание основ правосудия. Примите Наши искренние соболезнования, мадам, и знайте, что Ваш король высоко ценит жертву, которую вы принесли ради него.
Георг Третий».


— Таково в общих чертах содержание этого письма, мадам. Оно ваше. Вы можете забрать его себе, когда вам будет угодно.
— Но вы не… — Джеймисон выступил вперед, но Джек остановил его, удержав за руку.
— С вашей стороны будет разумнее помалкивать, — прошептал он. — Гораздо разумнее.
Выдернув руку, Джеймисон уставился на Джека с нескрываемой враждебностью, однако не проронил ни слова.
— Итак, миссис Кашман, — обратился к старушке Ноулз, — что вы на это скажете?
Скупая слеза выкатилась из глаз согбенной под тяжестью лет женщины. Она слегка выпрямилась. Этого едва уловимого движения было вполне достаточно, чтобы каждый из присутствующих смог почувствовать внутреннее достоинство, которое слова монарха способны были вернуть самой ничтожной из его подданных.
— Мне нет нужды брать с собой это письмо, ваше величество, покорнейше вас благодарю, — тихо ответила Мэри Кашман. — Все равно моему рассказу никто не поверит, а письмо скорее всего сочтут подделкой. Я бы не потерпела никаких насмешек в такой день и в такой миг. Я буду хранить его здесь, — тут она приложила узловатую руку к сердцу, — и унесу его с собой в могилу. Да благословит Господь ваше величество.
Ноулз смотрел на старушку в крайнем изумлении. На его добродушном бледном лице отражалась сложная гамма чувств, сменявших друг друга с быстротой молнии. Затем он обернулся к королю и громко произнес:
— Ваше величество, миссис Кашман призывает на вас благословение Божие.
Король кивнул головой, принимая благодарность старушки как должное. Затем он дернул за рубашку своего лакея:
— Королева не любит, когда ее заставляют ждать, Боб.
— Да, ваше величество. — Рослый юноша развернулся и вышел через заднюю дверь, бережно неся на руках дряхлого монарха. Другой слуга последовал за ними.
— Миссис Кашман, вот Берк, — Ноулз движением головы указал на юного красавца, стоявшего рядом с ним, — которому поручено доставить вас домой. Если я не ошибаюсь, предстоит еще уладить небольшой вопрос о денежной компенсации. Берк возьмет это на себя.
Тот, кого назвали Берком, выступил вперед, отвесив низкий поклон ошеломленной миссис Кашман, после чего предложил ей руку.
— Да уж, будьте уверены, миссис Кашман. — Он улыбнулся, а миссис Кашман часто замигала от удивления, совершенно очарованная его неземной красотой. — Мы вас вмиг… мигом доставим домой!
Энн нисколько нс сомневалась в том, что миссис Кашман охотно отправилась бы даже в Испанию, предложи ей это Берк. Во всяком случае, она почти тут же покинула комнату. Джеймисон выждал еще некоторое время, после чего неуклюжей походкой направился к выходу.
Перед тем как удалиться, Ноулз остановился рядом с четой Сьюардов.
— Рад был с вами познакомиться, миссис Сьюард, — произнес он.
Энн не знала ни его титула, ни положения в обществе, но он пришел на помощь Джеку, а это было сейчас для нее самым главным. Она присела в реверансе, и Ноулз ей улыбнулся.
— У вашей супруги столь же изысканные манеры, как и у вас, Джек. Только представьте себе, какие у вас пойдут дети! — Он снова улыбнулся и добавил: — Джеймисон наверняка решит, что вы будете добиваться его… устранения. Он постарается вам помешать.
— Я в этом уверен, сэр, — ответил Джек невозмутимо. — Но я не стану этого делать. Разве только если он… — На какое-то мгновение его взгляд задержался на Энн.
— Да, я понимаю. Я и не думал, что вы в самом деле способны на такое — ведь он как-никак ваш отец. И все же меня это не слишком бы удивило.
«Его бы не удивило, если бы Джек стал искать гибели человека, который заменил ему отца?» — в ужасе спрашивала себя Энн. Неужели все эти люди так плохо знают Джека?
Ноулз остановился уже у двери. Он выглянул в коридор и затем, убедившись в том, что там не было ни души, повернулся к Сьюардам:
— Чтобы избежать дальнейших неприятностей, Джек, мне, пожалуй, стоит подумать об отставке. И не откладывая.
И с этими словами он удалился.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Всю ночь напролет - Брокуэй Конни



Как то сильно затянуто...
Всю ночь напролет - Брокуэй КонниАлика
14.04.2012, 10.14





До середины роман скучноват, зато потом события развиваются настолько стремительно, что не успела заметить как книга закончился. В целом интересно, но все-таки как-то не законченно.
Всю ночь напролет - Брокуэй КонниОльга
23.05.2012, 19.31





Очень интересный роман, необычный сюжет, живые все персонажи без исключения. Гг-я вроде скромница, но на самом деле - та еще штучка!
Всю ночь напролет - Брокуэй Конникуся
2.11.2012, 13.51





Не плохой роман, впечатляет...
Всю ночь напролет - Брокуэй КонниМилена
13.06.2015, 22.29





Понравилось все! Слог, сюжетная линия, повороты.. ГГ оба прописаны прекрасно. Понравилось, что ГГ обычный человек, а то уже тошнит от маркизов и лордов. Замечательно переданы чувства, переживания.. Мадам Брокуэй меня удивила и порадовала. Кому-то может показаться затянутым, но я не соглашусь. И, для того, чтобы сложить собственное мнение, надо минимум прочитать роман. Читайте! Моя оценка 10/10
Всю ночь напролет - Брокуэй КонниG
21.12.2015, 17.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100