Читать онлайн Всю ночь напролет, автора - Брокуэй Конни, Раздел - Глава 29 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Всю ночь напролет - Брокуэй Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.85 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Всю ночь напролет - Брокуэй Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Всю ночь напролет - Брокуэй Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокуэй Конни

Всю ночь напролет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 29

Звук выстрела заставил Энн окончательно проснуться. Ее глаза раскрылись в то мгновение, когда серая кошечка в испуге юркнула под диван. В коридоре мелькнула чья-то тень. Вскинув голову, Энн увидела, что Джек лежит ничком на полу.
Она сползла с дивана и, бросившись к его распростертому неподвижному телу, рухнула рядом с ним на колени.
— Джек!
Почти все лицо его было залито кровью, она стекала на пол.
— Джек! — Энн просунула руку ему под затылок, баюкая его, словно младенца.
Он даже не пошевелился.
— Гриффин!
Нагнувшись, она приложила ухо к груди Джека. Он все еще дышал. Слезы ручьем хлынули у нее из глаз, струясь по горячим щекам. Она оторвала от корсажа своего платья кружевную вставку.
— Гриффин!
Откуда-то сверху донеслись шаги, отдававшиеся громким эхом от деревянных досок пола. Вне себя от тревоги, Энн попыталась стереть кровь с век раненого. Джек чуть слышно застонал и пошевелился.
— Прошу тебя, Джек! Ради всего святого…
Дверь распахнулась, и в комнату ворвался Гриффин, на ходу размахивая пистолетом. Заметив Джека, он глухо выругался и кинулся к нему, опустившись рядом на корточки. Выхватив испачканное кружево из дрожащих пальцев Энн, он принялся быстро и ловко стирать кровь с лица Джека.
— Кто это сделал?
— Не знаю. Проснувшись, я услышала, как Джек произнес имя Фроста. Затем он крикнул: «Нет!» — и тогда… — Она склонилась над неподвижным телом мужа.
Гриффин снова выругался про себя.
— Берк его предупреждал, что Фрост вне себя от ярости. И почему Джек его не послушал?
Энн была в недоумении.
— Но зачем Фросту понадобилось стрелять в Джека?
Шотландец поднес красный от крови кусок ткани к виску Джека. Глаза его сердито сверкнули.
— Да потому, что Фрост считает полковника виновным в гибели своего сына, — огрызнулся он в ответ. — Впрочем, люди всегда перекладывают всю ответственность на полковника, чтобы самим остаться чистенькими. — Гриффин посмотрел на Джека. — Вот глупец! Ему следовало принять меры, чтобы обезвредить старика. И он бы так и поступил, — добавил он, снова окинув ее укоризненным взглядом, — если бы не вы. Немедленно убирайтесь отсюда!
Приподняв раненого, Гриффин перекинул Джека через плечо. Затем, еле волоча ноги, шотландец пересек комнату и с ворчанием опустил полковника на диван. Тот не подавал никаких признаков жизни. Тогда Гриффин повернул фитиль лампы и приподнял ее повыше, чтобы свет падал на лежавшего неподвижно Джека. Свободной рукой он тем временем обследовал невидимую рану.
— С ним все будет в порядке? — дрожащим голосом осведомилась Энн.
Гриффин снова смерил ее презрительным взглядом. Впрочем, ее не заботило, что он мог о ней подумать. Ей необходимо было выяснить, останется ли Джек в живых.
— Он выживет? — добавила она хрипло. Джек должен выжить. Она бы все отдала за то, чтобы…
— Откуда мне знать, черт побери? Я не лекарь. — Гриффин поставил лампу на стол и повернулся к двери. — Спролинг! — рявкнул он.
— Чем я могу вам помочь? — спросила Энн в порыве отчаяния. Контраст между темной кровью и светлой кожей казался ей пугающим. Джек никогда не был бледным, но сейчас его лицо стало белым, как алебастр.
— А разве вам мало того, что вы уже натворили? — фыркнул в ответ шотландец, едва сдерживая ярость. — Полковник всегда оставался бдительным в любой ситуации, до тех пор пока не появились вы. Не будь вас, он и сейчас был бы в добром здравии, а не лежал бы тут без чувств, и один Бог знает, чем еще это может кончиться. Уходите! Это все, что от вас требуется.
Сдержав рыдания, Энн поднялась на ноги и нехотя поплелась к двери, чувствуя, что все плывет у нее перед глазами. На середине лестницы она едва не столкнулась со Спролинг.
— Что там… о Господи! — пробормотала горничная. — Что случилось?
— Гриффину нужна ваша помощь. Поскорее принесите бинты и воду. — Энн с усилием поднялась по лестнице мимо Спролинг, и ей казалось, что с каждым шагом она погружается все глубже в бездну ада. — Полковник только что ранен выстрелом в голову.


Следующий день стал для нее нескончаемым кошмаром. Около полудня Энн подкралась к двери кабинета, осторожно заглянула внутрь. Гриффин не отходил от Джека, ухаживая за ним со знанием дела. Он и сейчас находился на своем посту, пытаясь чайной ложкой влить какую-то жидкость в рот раненого. Джека накрыли легким одеялом и перевязали ему голову. Однако он так и не пришел в себя, а его кожа по-прежнему оставалась почти такой же белой, как простыня. Энн незаметно удалилась.
После полудня она еще раз осмелилась выйти из спальни, движимая мыслью, что ее присутствие может хоть как-то помочь Джеку. Войдя в его комнату, она обнаружила, что Гриффин спит прямо в кресле, свесив голову на грудь. Энн на цыпочках подкралась к Джеку и осмотрела его.
Слабое дыхание с шумом вырывалось из груди Джека, кожа была усеяна крошечными капельками пота. Энн осмотрелась вокруг в поисках какого-нибудь лоскутка ткани, чтобы вытереть ему лоб, и обнаружила на столике у дивана поднос, на котором помещались кувшин с водой, бинты и закупоренная пробкой бутылочка, до половины заполненная какой-то бурой жидкостью. Энн не знала, что за лекарство давал ее мужу Гриффин, а спрашивать об этом его самого было бесполезно.
Тут шотландец вдруг очнулся. Заметив ее в комнате, он с трудом поднялся на ноги и собрался потихоньку удалиться.
— Погодите! — прошептала Энн.
Гриффин остановился, глядя на нее с нескрываемой неприязнью. Сама Энн ничем не могла помочь Джеку, но Гриффин — другое дело, и тут уже было не до гордыни или личной симпатии, поскольку речь шла о жизни ее мужа.
— Пожалуйста, останьтесь. Я сейчас уйду.
Она вернулась к себе в комнату и взяла книгу, однако не в силах была прочесть ни строчки. С каждым часом ее опасения только усиливались. Наконец она оставила все попытки сосредоточиться на книге и уставилась в окно. Солнце низко повисло над горизонтом, словно янтарная подвеска на шее вечерней зари.
«О Господи, только бы Джек остался в живых!»
Внезапно раздался легкий стук в дверь.
— Мэм! — услышала она настойчивый шепот Спролинг. — Там вас хочет видеть какой-то джентльмен.
— Кто он такой?
— По его словам, он приходится отцом полковнику. Некий мистер Джеймисон.
«Джеймисон? Неужели он явился сюда, чтобы самолично довести дело до конца?» — с горечью спрашивала себя Энн. Впрочем, было сомнительно, чтобы такой человек, как Джеймисон, решился ее убить прямо на квартире у Джека. Кроме того, если она верно разгадала его намерения, то вряд ли одно простое слово «вон» заставит его отступиться. А если Джек умрет, то тогда ей вообще больше незачем будет жить.
— Проводите его сюда.


— Горничная уже сообщила мне о том, что Джек ранен, — произнес Джеймисон, едва переступив порог комнаты.
— А разве вы об этом не знали? — ответила Энн сухо, подойдя к нему поближе, так что они оказались лицом к лицу. — Я думала, что именно вы всему виной.
— Я? — отозвался Джеймисон невозмутимо. Положив на стол трость, он принялся стягивать перчатки. — Нет. Уверяю вас, дорогая, на свете немало людей, которые мечтают видеть Джека мертвым, причем без какого-либо подстрекательства с моей стороны.
Его костлявое лицо отчетливо вырисовывалось в холодном сером свете сумерек. Однажды в Британском музее Энн увидела старинную золотую монету с вычеканенным на ней профилем Цезаря. На его худом аристократическом лице, казалось, застыло выражение безграничного презрения ко всему окружающему. Джеймисон вполне мог служить для него моделью.
— Стало быть, вы и есть жена Джека. — Он окинул ее бесстрастным взглядом. — Известно ли вам, с кем вы связали свою жизнь?
В его тоне не было ни следа доброты или участия. Этот человек явился сюда с единственной целью — способствовать осуществлению своего тайного плана, и ей во что бы то ни стало нужно было выяснить, в чем заключается этот план. По крайней мере этим она может помочь Джеку.
— Ну, разумеется, нет, — продолжал он, отвечая на свой же вопрос, — зато мне это хорошо известно. Я сам создал это оружие, отшлифовал его и довел до совершенства.
— Оружие?
Его улыбка должна была выражать уступку.
— Хорошо, будем называть его Сьюардом. Он — творение моих рук, а вы его у меня похитили. Я не так-то просто расстаюсь со своими вещами, в особенности с теми, на приобретение которых у меня ушла вся жизнь.
— Но Джек не вещь! Он человек!
Энн беспрестанно мерила шагами комнату.
— Пожалуйста, сядьте. — Джеймисон был явно раздражен тем, что она не проявляет особого внимания ни к нему, ни к его словам.
— Нет! — Молодая женщина обогнула диван и остановилась.
Джеймисон перевел дух.
— Да, я полностью отдаю себе отчет в том, что Сьюард — человек. Именно это и делает его таким опасным для врагов. Обычное оружие не различает теней за мишенью, а Сьюард их видит. Более того, он близко с ними знаком, поскольку ему пришлось жить среди этих теней с самого детства.
— И во многом благодаря вашим стараниям, не так ли? — Не желая отступать под высокомерным взглядом собеседника, Энн снова принялась описывать круги по комнате.
Выражение досады омрачило царственную внешность Джеймисона.
— Я был бы вам очень признателен, если бы вы остановились. Что же до вашего вопроса, то да, вы правы. Мне необходимо было получить в свои руки это оружие. Преданный сын должен быть готов принести себя в жертву ради своего родителя, не правда ли? А Сьюард всегда отличался непоколебимой верностью долгу… Надеюсь, вы не станете возражать, если я присяду?
Она жестом указала ему на диван.
— О нет, нисколько.
— Как вы, однако, любезны, — усмехнулся Джеймисон, глядя на нее в упор своими змеиными глазками, и осторожно опустился на подушку. — Кстати, у меня сложилось впечатление, что вы тоже не лишены некоторых дарований. Скажите, готовы ли вы принести в жертву свою бессмертную душу в обмен на жизнь вашего мужа? Его собственная душа, боюсь, ему уже давно не принадлежит.
— Что вы имеете в виду?
— Не важно. — Он нарочито повел плечами, давая понять, что ее расспросы его утомили.
— Извольте объясниться, сэр. Как получилось, что Джек продал свою душу?
Джек уже рассказывал ей о выборе, который ему пришлось сделать в работном доме, и она знала, как он потом страдал. Пусть даже та давняя рана успела зажить — хотя одному Богу известно, так ли это, — однако она оставила в его душе глубокий след, который до сих пор причинял ему боль. Вместе с тем Энн была убеждена в том, что Джек поведал ей эту историю не до конца. Может быть, он и сам многого в ней не знал.
Джеймисон сложил руки на коленях.
— Почему бы вам в конце концов не присесть?
Это прозвучало как приказ. Первый урок послушания. Сейчас речь шла о вещах куда более серьезных, чем ее гордость. Энн покорно села. Джеймисон улыбнулся с явным удовлетворением.
— Так. Ну, а теперь к делу. Как вы думаете, что может быть общего между таким человеком, как Сьюард, и мною? Вы никогда не задавались вопросом, почему он стал настолько восприимчивым к боли, что лучшего объекта для пытки, пожалуй, не найти?
Энн с ужасом уставилась на него:
— А вы и впрямь чудовище!
— О нет, что вы! — отозвался он со всей искренностью, — Я просто гений. Непревзойденный знаток человеческой природы. Видите ли, дорогое дитя, мы все ищем боли. Она влечет нас к себе с самого первого вздоха. Взять, к примеру, вас. Разве вы сами не были на волосок от гибели в течение последних нескольких месяцев?
Пораженная, она отступила на шаг. Его холодный, ничего не выражающий взгляд словно поглотил все тепло в комнате, исторг все тайны из ее груди.
— Я вижу, что не ошибся, — произнес Джеймисон, как бы размышляя вслух, и пожал плечами. — Мэтью Уайлдер, по-видимому, тоже был в своем роде гением. Только взгляните, что он с вами сделал.
Энн не удостоила его ответом.
— Но мы сейчас говорим о моих дарованиях. Я провел всю жизнь, пытаясь установить в точности, какие именно места в характере и душе человека являются наиболее уязвимыми, когда на него, — тут он сделал паузу и поднял руки, как бы подыскивая нужные слова, — следует воздействовать извне, а когда ему лучше позволить самому причинить себе боль. Это целая наука, дорогая. И я по праву могу считаться ее основателем.
— Что вы с ним сделали? — спросила она, подавшись вперед в кресле и крепко сжимая подлокотники.
— Вы недооцениваете своего мужа, дитя мое. Он сам доставил себе куда больше страданий, чем это сделал бы я или любой другой человек на моем месте, кроме, быть может, вас. — Его взгляд снова стал задумчивым.
— Расскажите мне об этом.
— Охотно, — ответил Джеймисон, сопровождая свои слова легким наклоном головы. — Видите ли, у меня есть небольшой изъян. — Судя по его улыбке, он понимал, насколько чудовищным должно ей показаться подобное беззастенчивое признание, и это его забавляло. — Когда мне было тридцать лет, я был сражен болезнью, превратившей меня в евнуха. Тот же недуг, который сделал меня неспособным к деторождению, стоил жизни моей супруге и тому существу, которое она мне принесла.
«Существу?» — в ужасе подумала Энн.
Если Джеймисон и заметил на ее лице отвращение, то ничем этого не показал.
— За несколько лет до того одна девица, в прошлом прислуживавшая в моем доме, объявила меня отцом ребенка, которого она ждала. Поскольку именно я ее обесчестил, у меня не было особых причин сомневаться в правоте ее слов.
— Джек? — тут же вставила Энн.
— Вы слишком забегаете вперед, — укорил ее Джеймисон. — Я получил от нее письмо из Эдинбурга, в котором сообщалось о том, что у нее родился сын, названный в мою честь Генри, и что сама она тяжело больна и надежд на выздоровление почти никаких. — Взяв трость, он принялся водить своими костлявыми пальцами по резному серебряному набалдашнику. — Очевидно, она полагала, что ей достаточно назвать своего ублюдка Генри, чтобы я тут же приехал и забрал его. Однако я не настолько глуп, и этим все сказано.
Энн зажмурила глаза. «Чудовище» было, пожалуй, слишком мягким определением для этого человека.
— До тех пор, — продолжал Джеймисон, игриво покачивая пальцем, — пока я не остался один и без наследника. Я вспомнил название работного дома в Эдинбурге, куда переехала служанка ко времени родов, и отправился туда. Хозяин этого заведения едва ли мог припомнить, как зовут его самого, не говоря уже об именах его бесчисленных обитателей. Однако я не отступал. Я явился туда за своим сыном и не собирался уезжать без него. Поэтому я попросил хозяина собрать всех мальчиков определенного возраста и построить их в ряд, чтобы я мог на них взглянуть. Их оказалось около дюжины. Сьюарда я выделил среди них сразу: столько горячности было в его манере держаться, столько неприязни в его взгляде и столько отчаяния во всем его облике.
Впервые за все время разговора в голосе Джеймисона появился проблеск подлинного чувства. Энн смотрела на него, не в силах отвести взор. Ее руки были крепко стиснуты на коленях.
— Все мальчики в этом заведении смотрели на него снизу вверх, — добавил он не без гордости. — Они уважали его, хотя он не выделялся среди них ни ростом, ни возрастом. Он был грязен, тощ и вечно ходил с разбитым носом. И вместе с тем он был не лишен привлекательности.
Энн подавила приступ тошноты.
— Я задал собравшимся один и тот же вопрос: «Кто из вас Генри?» Разумеется, никто мне не ответил. Они догадывались о том, какая судьба ждет этого Генри. Возможно, бордель. Вам когда-нибудь приходилось слышать о борделях, в которых клиентов обслуживают мальчики и взрослые мужчины? Молодые люди в наше время слишком часто ограждены от реальной жизни.
Энн подавила рыдания, не желая доставлять ему удовольствие от созерцания ее слабости.
— Поэтому мне пришлось сказать: «Я возьму мальчика по имени Генри к себе в дом и воспитаю его, как родного сына. Он будет хорошо питаться, спать на пуховой перине, научится читать и писать. А когда я умру, все мое состояние достанется ему». Почти сразу же какой-то маленький горбун выступил вперед и крикнул: «Я — Генри!» — Джеймисон с отвращением скривил губы. — И я понял, что он говорит правду, поскольку прошла целая минута, прежде чем остальные принялись наперебой оспаривать его утверждение.
Его жестокость до такой степени заставила окаменеть ее сердце, что ничто из сказанного им уже не могло ее потрясти. Энн просто смотрела на него как завороженная.
— И что было потом?
— Каждый из собравшихся мальчиков кричал, что он и есть Генри… кроме Сьюарда. Никогда не забуду, какое у него было тогда лицо. Он едва ли не умирал от голода, да и надсмотрщик в этом заведении явно его недолюбливал. Я понимал — как, впрочем, и он сам, — что долго ему в таких условиях не протянуть. Но то же относилось и к Генри. Мне не нужен был Генри. Я предпочел Сьюарда.
Самое грязное из всех возможных определений пришло ей на ум, еще больше усиливая дурноту. Джеймисон заметил ее реакцию и ухмыльнулся.
— О нет, дорогая! Я вовсе не растлитель малолетних. Послушайте меня еще чуть-чуть.
— Но я не могу!
— Ведь речь идет о вашем муже, не так ли? Даже глупцу видно, что вы его любите до безумия.
Энн удивленно уставилась на своего собеседника. Откуда ему известно то, о чем она сама до недавнего времени даже не подозревала?
Джеймисон в ответ вдруг хихикнул.
— А вы об этом не догадывались? Странно. Должен признать, дитя мое, вы меня изрядно повеселили! На чем я остановился? Ах да.
«Да, я люблю его, — подумала Энн, всем сердцем протестуя против этой злобной насмешки. — Да, да и еще раз да!» Она любила Джека и была готова бороться за его жизнь и за его душу.
— Я отослал прочь горбуна и указал рукой на Сьюарда. «У тебя внешность Джеймисона, — обратился я к нему. — Как твое имя?» «Джон Сьюард», — ответил он, но я-то заметил, каких усилий ему стоило это признание! Я видел, как он окинул взглядом помещение: переполненные ведра с отбросами в каждом углу, соломенные тюфяки на низких койках, животная похоть обитателей…
«О Господи! — ужаснулась Энн. — Боже милосердный, нет!» Джеймисон меж тем продолжал рассказ, слегка постукивая по ладони серебряным набалдашником трости:
— «Ну, а теперь, мальчик, — сказал я, — подумай еще раз. Когда ты был младенцем, тебя никто случайно не называл Генри?» Сьюард ничего не ответил, и остальные дети тоже вдруг умолкли.
— Неужели? — пробормотала Энн пересохшими от волнения губами.
— Так появился на свет Генри Сьюард, — мягким, наставительным тоном отозвался Джеймисон. — Из этого события в конечном счете вытекают все его последующие поступки. — Он снова прищурился, как бы вспоминая. — Он догадывался, что было у меня на уме и чего именно я от него ждал. Он знал, что если он ответит утвердительно, то тем самым обречет настоящего Генри на верную смерть, а если его ответ будет отрицательным, то его собственная смерть станет почти столь же неизбежной. Вот от каких мелочей порой зависит участь человека! «Итак, — спросил я его, — как твое имя?» «Джон Сьюард», — снова ответил он, но его голос дрогнул, и я понял, что нахожусь вот на таком расстоянии от цели. — Он слегка раздвинул большой и указательный пальцы. — «Послушай, Джон Сьюард, — продолжал я, — если я скажу тебе, что ты ошибаешься и я знаю наверняка: ты и есть Генри, понимаешь ли ты, чем ты будешь мне обязан?» «Да», — прошептал он в ответ. «Тогда отныне я буду звать тебя Генри. Или ты хочешь сказать, что я ошибаюсь?»
Джеймисон подался вперед в кресле, крепко сжав в кулаке серебряный набалдашник.
— «Мое имя Джон». Он стоял передо мной, как молодое деревце, гнущееся под порывами ветра. Я приподнял рукой его подбородок и заставил посмотреть мне прямо в глаза. «Но если я буду звать тебя Генри, ты согласен откликаться на это имя?» На его глазах выступили слезы, но то были слезы ярости. Я по-прежнему не выпускал из рук его подбородка. «Да, я согласен», — ответил он.
Джеймисон тяжело опустился в кресло, снова принявшись постукивать набалдашником трости по ладони.
— Довольно серьезный выбор для мальчика семи-восьми лет, вам не кажется? Ах, я вижу, вы расстроены. Вот, возьмите мой носовой платок.
Энн резко оттолкнула протянутый ей платок и рукой смахнула слезы со щек, дрожа всем телом от горя и бессильного гнева.
— Когда я вывел его из убогой комнатушки, он даже не обернулся, — закончил Джеймисон мягко. — Он не осмелился снова посмотреть в глаза Генри. Впрочем, в этом не было необходимости. Уходя, он забрал Генри с собой. Он нес на себе бремя этого решения, этого предательства почти четверть века, и оно до сих пор еще его тяготит.
— Мефистофель
type="note" l:href="#note_26">[26]
!
— О да, дорогое дитя. — Казалось, он был чем-то несказанно доволен. — Я и сам когда-то так думал. Как чудесно, что вы оказались такой начитанной особой.
— Вы просто негодяй!
— Негодяй? Но задумайтесь хотя бы на минутку. Я предложил Сьюарду единственную возможность искупить свой грех. Известно ли вам, что он однажды убил человека по одному моему слову? Вот что такое власть!
— Оставьте его в покое!
— Оставить его в покое? Я вложил почти четверть века жизни в его создание, и даже самой страстной мольбы какого-то чертенка в облике женщины вряд ли достаточно для того, чтобы заставить меня от него отказаться.
— Он совсем не такой, как вам кажется. — В голосе Энн проступила умоляющая нотка, и она негодовала на себя за то, что открыла свою слабость этому человеку. Тот не замедлит ею воспользоваться.
На какой-то миг благородные черты лица Джеймисона исказила злобная ухмылка.
— Что ж, может быть, вы и правы. Я не исключаю того, что ваш с ним союз сделал его уязвимым. Случается, что неисправное оружие ранит своего же владельца. Пожалуй, я мог бы его отпустить, если бы, скажем так, приобрел себе новое оружие, столь же могучее и действенное, каким был когда-то Сьюард.
Энн подняла голову, поймав на себе его взгляд. Теперь она все поняла. Впервые в жизни она была рада тому, что вышла замуж за Джека. Этот истребляющий душу голод во взоре Джеймисона… помилуй Бог, если ей не случалось и раньше видеть нечто подобное в глазах Мэтью. К счастью, она не впервые сталкивалась с силами зла. Тьма была для нее чем-то привычным. В противном случае она скорее предпочла бы убежать, чем находиться лицом к лицу с этим негодяем. У нее просто не хватило бы сил остаться здесь и сражаться на стороне Джека. Как бы мало для него ни значили ее чувства, она любила его всем сердцем.
— Что вам от меня нужно? — спросила она.
— Ну и ну! — отозвался он. — А еще говорят, что Сьюард ценит хорошие манеры. Обнаружить, что его жена не отличается вежливостью… — Он покачал головой.
— Что вам нужно? — повторила она.
— То самое письмо. — Игривая нотка исчезла из его голоса. Все ее надежды рухнули. Энн умоляюще простерла к нему руки.
— Но у меня его нет! Бог свидетель, у меня нет письма и никогда не было!
— Я знаю.
Энн так и застыла на месте.
— Прошу вас простить меня за все неприятности, которые я мог вам причинить.
Он назвал покушение на ее жизнь «неприятностями».
— Я лишь недавно выяснил, что у вас его и вправду нет. Но зато я знаю точно, где оно сейчас. Мне во что бы то ни стало необходимо заполучить этот документ, дочь моя, а вы, как я уже говорил, обладаете некоторыми редкостными дарованиями. Достаньте мне письмо, и тогда я отпущу Сьюарда с миром.
Надежда вспыхнула в ней с новой силой, но ей не следовало сразу поддаваться на посулы Джеймисона. В его облике присутствовали плохо скрываемое нетерпение, какая-то горячность, внушавшая ей беспокойство. Она не доверяла этому человеку. И все же…
Кто-то другой забрал это проклятое письмо, и теперь у Джеймисона больше не было оснований желать ее гибели. Если ей удастся вернуть пропажу, то Джек будет свободен от…
Энн поднялась с кресла.
— Сядьте, — услышала она приказ.
Она не могла полагаться на слово Джеймисона, однако не представляла себе, зачем ему понадобилось являться сюда, рассказывать ей обо всех этих ужасах и потом просить ее о содействии. Впрочем, кто знает, какие еще интриги он затевал? Все равно сейчас Энн была уже не способна рассуждать здраво.
— Письмо может быть пущено в ход в любую минуту, — продолжал Джеймисон спокойно. — Я советую вам надеть что-нибудь более подходящее и поскорее вернуть письмо мне. Если, конечно, вы согласны принять мое предложение.
— Кто держит у себя письмо?
Джеймисон чуть приподнял брови.
— Лорд Веддер, этот дерзкий молокосос. Ему не понадобится много времени, чтобы передать его в чужие руки — и притом, не в самые подходящие.
— И где же он его хранит?
— Откуда мне знать? — ответил на ее вопрос Джеймисон, махнув рукой. — Это уже ваша забота, дорогая. Скорее всего у себя в библиотеке.
— Но где именно? — допытывалась Энн, поднявшись. — Как я смогу отличить это письмо от другого? — Она принялась расхаживать перед ним. — Так я вообще не сумею его найти. У меня просто не будет времени на то, чтобы вскрыть всю корреспонденцию и перебрать бумаги на письменном столе лорда, — добавила она с полной безнадежностью.
Лицо Джеймисона исказилось от гнева.
— Глупая девчонка! Это письмо вышло из королевского дворца. Оно скреплено печатью с его личным гербом!
— Вы в этом уверены? — осведомилась Энн встревоженно.
— Да! Да! — огрызнулся Джеймисон. — Сложенный вдвое лист веленевой бумаги с красной восковой печатью. Вам нетрудно будет отыскать его среди остальных. — Тут он остановился и ткнул в ее сторону кончиком трости. — Итак, вы согласны? Вы готовы сделать то, о чем идет речь?
Ему даже не было необходимости спрашивать ее об этом. Ради Джека она охотно пошла бы на сделку хоть с самим сатаной. Что она и сделала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Всю ночь напролет - Брокуэй Конни



Как то сильно затянуто...
Всю ночь напролет - Брокуэй КонниАлика
14.04.2012, 10.14





До середины роман скучноват, зато потом события развиваются настолько стремительно, что не успела заметить как книга закончился. В целом интересно, но все-таки как-то не законченно.
Всю ночь напролет - Брокуэй КонниОльга
23.05.2012, 19.31





Очень интересный роман, необычный сюжет, живые все персонажи без исключения. Гг-я вроде скромница, но на самом деле - та еще штучка!
Всю ночь напролет - Брокуэй Конникуся
2.11.2012, 13.51





Не плохой роман, впечатляет...
Всю ночь напролет - Брокуэй КонниМилена
13.06.2015, 22.29





Понравилось все! Слог, сюжетная линия, повороты.. ГГ оба прописаны прекрасно. Понравилось, что ГГ обычный человек, а то уже тошнит от маркизов и лордов. Замечательно переданы чувства, переживания.. Мадам Брокуэй меня удивила и порадовала. Кому-то может показаться затянутым, но я не соглашусь. И, для того, чтобы сложить собственное мнение, надо минимум прочитать роман. Читайте! Моя оценка 10/10
Всю ночь напролет - Брокуэй КонниG
21.12.2015, 17.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100